«Внебрачные дети» — contradictio in adjecto


[ — <a href=’/v-v-rozanov-semejnyj-vopros-v-rossii-tom-ii’>В.В. Розанoв. Семейный вoпpoc в Рoccии. Тoм II — В.В. Розанов. Семейный вoпpoc в Роcсии. Тoм II]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]


«Внебрачные дети» — это есть contradictio in adjecto, «самопротиворечивое определение». Дитя самым бытием своего показует присутствие брака, ибо «брак», т.е. «супружество», есть связь между полами (nuptiae est maris et feminae conjuctio — по Кормчей), плодом коей является ребенок — всегда законный. Мы можем говорить о тневенчаных» детях, но не о «внебрачных». Замечательно, что проститутки, где нет и тени: «того ради оставить отца и мать и прилепится» — никогда, безусловно никогда не имеют детей. Поразительно: ведь их десятки тысяч; в течение десятилетий, столетий существования проституции — их наберется сотни тысяч: но этого удивительного известия, что вот «девица» такая-то в таком-то доме терпимости «разрешилась от бремени», — нет вовсе, не было никогда! Этот феникс не прилетал. Между тем, тотчас по излечении или начинающая свою профессию проститутка — ведь здоровы же? Явно — Бог проклял таковое явление (проституцию), Бог отступился от людей «вне Образа и подобия Своего» и, как всегда мы читаем в Библии, проклял их именно бесплодием, закрытием чрева. Но затем, вне проституции — вы имеете многобрачие, полиандрию и полигамию, которых не избыл христианский мир: вот в чем горе! Но не закрывайте глаза на реальное бедствие и, указывая на едино-венчание, не утешайте себя: мы — люно-гамисты либо — лоно-андристы. Нет и нет: мы живем в неопределенном и совершенно зыбком многобрачии!

Но я не хочу в вопросе о детях становиться на почву сострадания или жалости: ибо истина здесь так светла, что не нуждается в филантропических подставках. Тысячею текстов из Библии можно было бы показать, что младенец, самое его появление, свет бытия, на него падающего, — не вне и не без преимущественного здесь участия, внимания, благословения Божия. «Бог благословил меня детьми», «Бог наказал меня неплодием» — это альфа и омега, между которыми женщина включает весь смысл бытия своего. Да и как же иначе? если не здесь Бог, то где же? Не это ли самая великая, по неразрешимости, тайна? а с другой стороны, по достоинству завитого в этой тайне — именно души человека, грядущей в мир, никем не судимой, — не есть ли это тайна священная? Блудницам и не дается она: но кому дана — она уже возросла в супружество, пусть несчастная кинута мужем своим, это его грех, его ответ пред Богом, перед людьми позор; но на ней нет ни позора, ни ответа, ни греха: ибо она подпала давлению заповедания Божия: «Иметь к мужу — влечение«. Все это очень серьезно; со всем этим нельзя шутить. Мы расстроили, мы допустили расстроиться браку — до того, что имеем только его осколки: но эти осколки суть в точности «брак», и нужно их собрать в целость, а не регистрировать «незаконнорожденных», в чем упражняется «закон» и куда тянут юридическое пророки. Нужно озаботиться о бессемейных воинах, о быте, и опять семейном, фабричных; нужно дать простор и свободу движения и жизни в браке. Но отрицать, что и те осколки, в которые по небрежности нашей превратился (от тысячи социальных причин) брак, суть, однако, в точности брак, есть религиозное таинство — никто не вправе. Скажут: это «безнравственность», это — «беззаконие». Но я покажу вам, что безнравственность и беззаконие и получили себе начало от слияния «венчания» с «браком», которое позднее перешло в подмену, замену второго первым. Я «обвенчан» единожды — и фактически потом начинаю полигамию; никто не обвинит меня ни в ее «незаконности», ни в ее «безнравственности». Вот на этом фактически и крушится брак. Перенесите же центр значительности именно в супружество, в сопряжение полов: при венчании или без него раз завязалась связь, открылось сопряжение — есть брак во всей его религиозной полноте; и вот об этой-то реальной религиозной связи объявите, что ее нельзя нарушить «флиртом». Вы чувствуете, что здесь и лежит узел поправления семьи, т.е. он лежит в восстановлении ветхо- и новозаветного учения о браке как вещи, а не о браке как nomen. Этой вещи ради человек «оставит отца и мать» и «прилепится» — вот полнота самим Спасителем оставленного нам таинства.


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]