Русские Новости

Убойная вакцина

Похоже, у нас собираются тотально всех вакцинировать. Такого не было никогда. Может быть, где-то в период ужасных эпидемий, которые на самом деле уносили в гроб миллионы людей. Может быть, тогда и были какие-то элементы насильственной вакцинации. Но думаю, что и тогда этого не было. Сейчас путинская шайка собирается сделать именно это. То, чего нет и не будет ни в одной точке земного шара. Они надеются, что смогут это выполнить. Или, по крайней мере, пытаются тестировать своих рабов. Кто готов на это — тот раб по природе. Кто не готов — подлежит уничтожению другими методами.

Подумайте, почему мы принимаем лекарство. Мы же не знаем его свойств. Не участвовали в испытаниях, не знаем, какой результат будет от этих лекарств. Всё основано на доверии. Если лекарство нам знакомо, оно нам помогало, значит мы можем его применять. Если врач, который рекомендует нам это лекарство, действительно воспринимается нами как лекарь, целитель, тогда мы можем воспользоваться его рекомендацией, потому что доверяем ему. Если правительство, которое объявляет во всеуслышание, что найдена и изготовлена бесполезная вакцина. Если мы ему доверяем, то, может быть, согласимся на это. Но сегодня ситуация противоположная. Правительству мы не доверяем. Это правительство воров и изменников. И кроме изгнания этих людей, мы не можем пожелать ему ничего. И так же, ничего от него не хотим и не желаем. В том числе, и всех этих конституционных бредней, которые вписываются в ту же самую ситуацию, когда мы не доверяем.

Не верим в то, что какие то поправки принесут пользу. Взяв отдельную поправку и прочитав, мы согласимся с тем, что если бы это исполнялось, то все было бы правильно. На самом деле, всё неправильно. Не может быть у этого правительства эффективной вакцины. В принципе не может быть. Среди подонков, невежд, преступников, убийц не может родиться ничего полезного. Вредное может. И то, что они собираются вводить тотальную и насильственную вакцинацию — продолжение убийства нашей страны. Кто не верил, что они хотят истребления населения и уничтожения страны, те должны увидеть в законе или законопроекте о тотальной и насильственной вакцинации прямую угрозу своей жизни. Угрозу жизни, прежде всего, своих детей. Потому что их будут вакцинировать.

Как они будут это делать? Они уже объявили. Сначала, так называемые, «добровольцы». Не потренировавшись на крысах, не проэксперементировав, не проверив, не проведя никакие испытания, они уже ломают через колено военнослужащих, которых тоже превратили в рабов. У нас нет никакой аристократии, понятия чести, понятия о том, что ты защищаешь свою страну и народ. Там защищают это правительство, поэтому в армии у нас самые послушные рабы. Отбирают добровольцев за какие-то звания, награды, за какие-то коврижки они готовы рискнуть жизнью. Уколоться и забыться.

Конечно никто не скажет, каково здоровье людей, которых провакцинировали таким путём. И провакцинировали ли их той самой вакциной, которую вам будут вкалывать, или какой-то другой. Тотальная ложь от этого правительства вызывает в наших душах отрицание того, что мы готовы им поверить, что можем участвовать в этой вакцинации. Мы им не доверяем, поэтому не должны участвовать ни в каких мероприятиях этого правительства. Все, что мы им говорим — «пошли вон!». Все, в полном составе, стройными рядами на кладбище исторических животных. Там вам и место. А нам, свободным людям, — свободу выбора. Вакцинироваться или не вакцинироваться. Принимать это правительство или не принимать.

Если кто-то хочет надеть на себя ошейник, мы не можем ему препятствовать. Это ваши люди и они должны так же, стройными рядами, туда же идти за вами. В историческое небытие. А нам хочется продолжать свой род, продолжать историю нашего русского народа, поскольку Россия — русская страна. Что не отрицает существование других народов, и не означает ущемления прав по национальному признаку. И мы, русские, хотим продолжения нашей истории, нашего рода, достойной, честной, справедливой и свободной жизни для наших детей. А не насильственного навязывания каких-либо поправок в конституцию, за которую наш народ не голосовал. И не хотим мы правительства, за которое мы не голосовали, которое мы не поддерживаем, и которому не доверяем.