Что-то страшное

Цикл: Больничные записки

Личный опыт Автора, от двухнедельного пребывания в перепрофилированном стационаре ГКБ №11 г.Омска, отделение новых штаммов КОВИД-19 № 2, в августе-сентябре 2021 г. Перепрофилирование свелось как я понял к заклеенной полиэтиленом и скотчем вентиляции, прибитому реечками к полу и стенам рваному полиэтилену в очень длинных коридорах, отсутствию свиданий.И конечно же строго стандартному пролечиванию от воображаемого вируса, заканчивающемуся для всех по-разному, с разными осложнениями.

***

Коридоры пустые, серым кафелем пола раскладка,
Стены в трещинах все, зашпаклёвка ползёт как в кишке,
И разбила весь мозг мне, каталка из пятидесятых,
В ней везли что-то страшное, близко так, в чёрном мешке.

Докторишки идут, потирая в перчатках руками,
Респираторы клювом, за очками погашенный взгляд,
Сатурацию мерят, в лоб наводят приборы с курками,
Вы Ковидный больной, сей Ярлык — теперь Ваш, говорят.

Сделав Вам ПЦР, два-три дня всё они ожидают,
Орёл выпадет-решка, пустое, а и быть беде,
И КТ Ваших лёгких, диагнозом как бы считая —
Начинают лечить, не поняв, что-же это и где.

Лечат как под копирку, все мы здесь — беззащитные сваи,
В вену вставят катетер, пляску Витта исполнит судьба,
До пол-литра за сутки, непонятные жижи вливая,
Шприц на двадцать и десять, пять, один, половину куба.

Гормональные, что-то ещё, и конечно же антибиотик,
Сплошь побочный эффект, боли, слабость, и трудно дышать,
Тело всё как чужое, я теперь головастик-животик,
Семь на двадцать четыре, вниз лицом живым трупом лежать.

На кровати железной видавшей советские виды,
Сеткой ржавой провисшей, всё облуплено, как был теракт,
Одеяло короткое, простынь в пятнах истории выживших,
И подушки о поте больных говорят.

Меж собою медсёстры общаются статусом: «девочки»,
Когда что-то роняют — о себе могут матом сказать.
Понимаю: в потоке не стать милосердия белочкой,
Не у всех жесть видна, но ответ порой трудно сдержать.

Кислород выжег ноздри мне, язвы долго ещё заживали,
Но он спать помогал, и забыться в кошмарах ночи,
Впрочем каждый второй, от токсинов там изнемогает,
Ночью спать не мог я, за что психа ярлык получил.

ПЦР отрицательный, кровь седьмой раз нормальна,
Но её всё качают, я сознание теряю уже,
Ну зачем столько крови, в четыре пробирки, не аморально?
Жизнь могла завершится, на истечения вираже.

Передачи несут, многим выбросить легче, чем поделиться,
Нелюдимые люди, без простых человеческих чувств,
Не разделят-подарят-предложат присоединиться,
Что осталось — с собой унесут.

И еда: без клетчатки, белков, минералов, жиров, витаминов.
Хлеб безвкусен и пойло, не зажритесь за общий бюджет.
Не восполнит затраты мои на здоровье; кровь не сделает милой,
Водной выварки масса — Вам скажет любой мясоед.

И пятнадцать часов, перепада меж пищи приёма.
Для кого-то услада — половине приходит каюк.
Диабето-подобное, будет у Вас состояние,
С гормональными сбоями, много что обнаружится вдруг.

Особливо скажу о символике прям сатанинской,
В туалете, где ванная комната вся из советских времён,
Где всё выдрано, ломано, косо, на ладан дышит,
Кружка Эсмарха, в центре висела, как страшный икон.

Это клизма такая большая, как грелка, и трубка,
В пятнах времени вся, как орудие пытки тринадцатый век,
Что насадкой кончается, треснувшей, жуткой,
Изнасилован мысленно, каждый больной человек.

По инструкции выхода нет, не положено знать докторишкам —
Брать ответственность на себя, за них всё прописали в верхах,
Даже бейджиков нет, докторишка уже и не шишка,
Ну как уважать, никакого пингвина в понтах?

Подитожим: КТ, ПЦР, кровь, химоза, психоза,
Далеко ли ушла, медицина за тысячу вех?
Те же самые наши страдания от токсикоза,
Так же ядами, кровопусканием лечат нас всех.

Эпидемий конвейер, вакцины размножили штаммы,
На десятой с катушек летишь, а и то даже в ящик греметь,
Кали-юга пришла, жертва Кали-Баала программы,
Оккультисты сказали: миллиарды должны умереть.

Выбор сделать должны , все кто к этому как-то причастен,
Между выгодой, честью и совестью, станьте добрей,
Не бывало времён, безнадёжней, безправней, безчестней,
Не бывало времён, по предательству меры подлей!

Докторишки идут, потирая в перчатках руками,
Респираторы клювом, за очками погашенный взгляд,
Сатурацию мерят, в лоб наводят приборы с курками,
Вы Ковидный больной, сей Ярлык — теперь Ваш, говорят.

Коридоры пустые, серым кафелем пола раскладка,
Стены в трещинах все, зашпаклёвка ползёт как в кишке,
И разбила весь мозг мне, каталка из пятидесятых,
В ней везли что-то страшное, близко так, в чёрном мешке.

***

P.S. Были там, как и везде — достойные русские люди.
(перед самым уходом я написал и подарил эти строки)

А сейчас, от имени Руслана — я прошу у Бога за Светлану —
Женщину спасавшую меня, в дни болезни адского огня.
Женщину прекраснейшей души; Боже, в книгу жизни запиши!
Пусть живёт цветя, творя добро, золото души и серебро.

Также дай Бог выздоровления и долгих лет жизни Андрею,
специалисту в медицине катастроф, кандидату наук,
доброму, светлому, справедливому, русскому человеку.

Оставьте комментарий