Запись на ТВ-3

 

Этот пост был опубликован 12 лет назад! Тогда еще какие-то слова в телеэфире можно было сказать. Сейчас слова дают только совершеннейшим чертям.

https://savliy.livejournal.com/354951.html?utm_source=embed_post

Сегодня отстрелялся на ТВ-3 в передаче «Право голоса», где замечательная команда обсуждала не самую актуальную проблему. Зато драть глотки было отчего. Обсуждался указ Президента «Об увековечивании памяти Е.Т.Гайдара».

Мне очень не повезло. Передача была с явным уклоном на защиту Гайдара и Гайдаровщины. В четверке сторонников Гайдара был бывший министр экономики Нечаев, соратник Чубайса и сопредседатель подкремлевской партии «Правое дело» Гозман, давно ушедший из политики в бизнес Станкевич и, как бишь его… Фамилия четвертого запамятовал. В общем, один из шумных и веселых либералов, которым своей страны не жалко.

Со стороны противников были Игорь Чубайс (бремя фамилии нести непросто), Семаго, Жарихин и я. Увы, я оказался в компании совсем не моего идеологического профиля. Чубайс — из «честных демократов», скорее социал-демократического профиля, мы с ним сталкивались в жесткой полемике по поводу «русской идеи», в которой, по моим представлениям, он ничего не понимает. Семаго в очередной раз декларировал коммунистические взгляды, но одновременно разговаривал с Нечаевым и Гозманом как со своими приятелями. Очень шумел, считая, что все это идет в эфир. Возможно, так оно и было. Жарихин предлагал оставить вопрос «об увековечивании» просто потому, что поддержи у населения он не вызывает. Всерьез ругать гайдаровщину он не рисковал. Мол, масштаб фигуры не тот.

Мне пришлось сказать самые жесткие слова в этом эфире, которые, вероятно, при монтаже, скорее всего, вырежут. Свою первую реплику я начал заявлением о том, что у президента есть чувства юмора. Об этом свидетельствует размер стипендии имени Гайдара – 1,5 тыс. рублей. По Сеньке и шапка. А закончил словами: «Что касается увековечивания, то я бы предложил памятник в виде дыры в земле, куда каждый, кто прошел через 90-е, мог плюнуть». После этой фразы повисла пауза, и мне ведущий сделал замечание, что полемику следует вести корректно. В дальнейшем, несмотря на откровенное хамство и вранье оппонентов, никаких замечаний им сделано не было.
Ну и потом мне довелось выступить с короткой репликой, где я сравнил Гайдара с Геростратом. И заверил, что мы не забудем и не простим.

Что городили оппоненты, это надо слышать и видеть! Министр экономики Нечаев заявил, что «везде в мире частная собственность эффективней государственной»! И эти люди нами управляли! Потом он и поддержавший его эксперт заявили, что потеря сбережений граждан в процессе освобождения цен – это совместное финансирование гражданами дефицита бюджета, который на тот момент образовался. Это вранье! Профинансировано было рождение олигархии! Я прокричал это, но вряд ли меня было слышно.
Гозман, исчерпав все свои завиральные выдумки о начале 90-х, решил пробить у зрителей слезу: «Гайдар был кристально честным человеком». Наша сторона подняла его насмех. Но публика не поддержала. Она в подавляющем большинстве была представлена закупленными тетками средних и преклонных лет. И только чтобы задать вопросы пригласили людей помоложе. Тетки исправно хлопали, когда им подавали команду. Когда не подавали, были совершенно безучастны. Никто из этих наемников (самых дешевых политических проституток) после эфира даже не попытался заговорить с его участниками. Такого еще совсем недавно не было! На эфире все-таки публику составляли из людей мыслящих, заинтересованных. А тут – просто полный штиль.

Передачу лучше посмотреть. Имея в виду, что гайдаровцы теперь используют неинформированность молодых людей о том, что они творили тогда со страной. Они (например, Нечаев) будут говорить, что свободная пресса, свободный выезд за рубеж, свободна предпринимательства – это все от Гайдара. Все хорошее, что можно себе представить, — все от Гайдара. И будут врать и врать… Правда у ни пробивается в виде живодерских оговорок. Особенно замечательно пробалтывался Гозман. У нашего барьера даже переглядывались: он же нашу работу делает – разоблачает своего кумира!

Интересен эпизод после передачи. Так вышло, что к выходу за сопровождавшей нас сотрудницей мы шли вдвоем с Гозманом. Я решил уточнить: «Что Вы хотели сказать, когда указывали на меня и начали говорить: «Вот, например, господин…»? И тогда Вас оборвали». Гозман, воспринял простой вопрос как угрозу и засуетился: «Я Вас вообще впервые вижу». Врал, собака. Причем сам же в этом признался. Вышло это так. Он сначала заявил, что он «делатель», а я «разрушитель». На вопрос, с чего это он взял, ответ был таким: «Да мне уже рассказали». Кто рассказал, я сразу понял. Там среди экспертов болтался Боровой- одна из самых отвратительных фигур того времени и просто мерзостно безобразный русофоб в наше время. Он тоже что-то там брякнул про «коммунистов и фашистов», «некоторые из которых тут присутствуют». Так что Гозману сообщили, кто я, и не запомнить он меня мог только при полной атрофии мозга. Мы с ним дважды схлестывались в дискуссиях. Однажды в разных командах на записи передачи «К барьеру» — он был в команде Чубайса, я – Рогозина (2003), потом – в прямой полемике на конференции по политтехнологиям (2004).

Я утратил у Гозману интерес, но он мне в спину продолжал что-то бубнить. Вроде того, что «такие как вы, могут прийти к власти, но ненадолго. И разрушат страну». Чувствуя, что я уже ухожу от него, он бросил мне: «Но мы вам не дадим – будем держать вас в зоопарке». Я отпарировал уже через плечо: «Смотрите, как бы самому там не оказаться». Хотя просился удар ботинком в какую-нибудь часть тела уродца, но как-то я не мог всерьез принять это мелкое злобное существо.

Оставьте комментарий