Ждём последнего пика?

С 1917 по 1953 год пики смертности приходились то на голод, то на расстрелы по тысячу человек в день, чем-то не соответствовавших режиму, и так годами. А потом пики смертности приходились на упой, забыться от тяжелого труда, однообразия и безнадёги. В начале и середине 90-х, пики смертности приходились на упой и междуусобный убой, совковых маргиналов и временно насильно поставленными в один ряд, растерявшимися людьми.
Читать далее Ждём последнего пика?

Под плебисцит

Под плебисцит танцуют все,
Поклоны бьют в куар-квадраты,
Под камеры и с маской на лице,
Но как бы — в том не виноваты.

Под плебисцит танцуют все,
Цифровизаторы и бюрократы,
Вся банда хочет насовсем,
Но чтоб — ни в чём не виноваты.

Под плебисцит танцуют все,
Там крест стоит, на нём Распятый,
Он Русским был, жил во Христе,
А значит — слишком виноватый.

Русь от Чуркина до Боголюбова

«О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф.24:36).

(Поэту Николаю Боголюбову) Читать далее Русь от Чуркина до Боголюбова

Бунтарь

Умом Россию не направить,
Аршином общим не добить.
Немногим удалось здесь править,
Нам жизнь довелось прожить.

На постсоветское пространство,
Где жизнь оценена рублём,
В век грабежа и окаянства,
Легли разбитым кораблём.

Я всё циничнее с годами,
Грубею как ржаной сухарь,
Давно простился я с мечтами,
Хотя в душе ещё бунтарь.
Читать далее Бунтарь

Дома хуже

Дома хуже, всяко хуже,
Мёртвый, пошлый интернет, Читать далее Дома хуже

«Русский вопрос» на выборах и после выборов

(Тезисы, оглашенные на Московском экономическом форуме 04.04.2018)

1. «Русский вопрос» имеет прямое отношение к формированию эффективной экономики. Поскольку русская традиция опирается на производительный труд, мастерство и интеллект, а либерально-западническая («кремлевская») — на денежные махинации. Откат к сталинизму, обещанием которого КПРФ удерживает остатки своего электората, — не меньший абсурд, чем «информационная экономика», о которой грезят в Кремле.

Социальная политика также напрямую завязана на «русский вопрос», поскольку нынешний режим опирается на кланы, которые либо денационализированы (а потому хранят свои богатства за рубежом), либо составлены нерусскими — на основе этнокриминальной солидарности. У русских таких кланов нет. Поэтому общество уже разделилось — на нерусские имущественные «верхи» и русские «низы», включая предпринимательское сословие — производителей и деловых людей, успешность которых ограничена олигархической формой государства.

Русские национальные интересы прямо связаны с ликвидацией олигархии и с формированием русского национального государства, в котором граждане всех коренных национальностей РФ будут защищены русской традицией общежития от нищеты и бесправия.

«Русский вопрос» напрямую связан с государственным строительством, поскольку русские без России существовать не могут. Антигосударственная деятельность кремлевского режима уже уничтожила почти все признаки государства, а потому русские вот-вот останутся ни с чем.

Вывод: актуальность «русского вопроса» имеет решающее значение для выбора между продуктивной государственной и хозяйственной жизнью или номенклатурно-олигархической смертью.

Читать далее «Русский вопрос» на выборах и после выборов

Бесписьменный народ

Кажется, мы переходим к состоянию бесписьменного народа. Хотя считается, что писать мы все умеем, и читать тоже. Но поколение за поколением соотношение «сигнал-шум» во всем написанном постоянно ухудшается. Из потока лжи и бессмыслицы очень скоро ничего нельзя будет выделить. Библиотеки ломятся от новых книг, которые никто не читает. Объемы набитых на клавиатуре текстов в сети тысячекратно перекрывают то, что разумный человек должен бы прочесть. Поэтому особенно ценна русская классическая литература — уж тут промаха не будет, время на чтение не будет потрачено зря. И при всех недостатках Карамзина, чтение его «Истории…» гораздо лучше, чем повторение советских учебников, убивших ложью любовь к настоящей России у нескольких поколений.
Читать далее Бесписьменный народ