Ответ в теме: ВОВ. Различные точки зрения и факты.

Главная Форумы Россия Русская история ВОВ. Различные точки зрения и факты. Ответ в теме: ВОВ. Различные точки зрения и факты.

#2001212

Переходы к партизанам продолжались: 24 февраля 1942 года к партизанам перешёл 31 боец. Осенью к партизанам ушли солдаты под командованием Я.Г. Лебедя. Из артиллерийского дивизиона, предварительно взорвав склады, к партизанам Заслонова перешли 117 человек. С Заслоновым держал связь переводчик штаба Е.В. Вильсовский. [1] Считается, что благодаря советским делегатам, проникшим в лагерь, с 6 по 15 августа 1942 года на сторону партизан с оружием в руках перешло около 200 солдат и офицеров [7] (в источнике [1] говорится о 80 бойцах во главе бывшего старшего лейтенанта Красной Армии Максютина). На подводах было привезено много оружия, 3 миномёта, 25 пулемётов, радиостанция с немецким кодом. Партизанам было сообщено о ходе предстоящей антипартизанской акции. После этого случая все офицеры эмигранты были признаны недееспособными и отстранены от своих постов и высланы в Берлин. Чуть ранее выбыл из строя Иванов – в мае он заболел тифом. Было принято решение заменить эмигрантов советскими офицерами, авось получится? Считалось, и вполне справедливо, что белоэмигранты, как люди давно не жившие на Родине и не знающие специфику уклада советской жизни, наделали много ошибок. С 1 сентября 1942 года командование РННА принял бывший полковник Красной Армии В. И. Боярский, а политическое руководство — бывший бригадный комиссар Г. Н. Жиленков. [7] Последнего Кромиади прозвал «комедиантом». [1]

Боярский и Жиленков в октябре 1942 года разработали грандиозный план разгрома СССР уже летом 1943 года (!). В докладной записке, представленной германскому командованию, предлагалось создать Комитет освобождения Родины – некое правительство при РННА. Действительно, на тот момент ситуация в РННА была плачевной. Немцы так и оставили РННА в полуподпольном существовании – «армия» имела свою форму, знаки различия, командиров и пропаганду, но вне пределов Осинторфа о её существовании мало кто знал. В политическом руководстве Германии о ней также понятия не имели, РННА была, как бы, местной пропагандистской акцией, локальным мероприятием абвера. Видя это, Боярский и Жиленков и предложили немцам налечь на пропаганду, рассказать о чудесной «армии» в пределах всего восточного фронта, показать «работу» нового русского правительства. Это способствовало бы, естественно, большему количеству перебежчиков. А то раньше, когда диверсанты при визуальном контакте пытались склонить красноармейцев к переходу на сторону РННА, выяснялось, что ни о какой «армии» последние даже ничего и не слыхали. Предложение немцами не было принято. Мало того, с инспекцией от войск СС побывал некий фон Зиверт, который лично побеседовал с офицерами и солдатами. Национальная «русская» атмосфера, по его мнению, была не допустима. [1]

При новых командирах численность РННА выросла до 8 тыс. человек [1] (в источнике ([7]) 4 тыс. человек). Появилась своя пропагандистская газета «Родина» и библиотека. Бои с партизанами шли с переменным успехом — 14 ноября 1942 года подразделения РННА уничтожили часть партизанского отряда в деревне Куповать, погиб командир партизан Заслонов. В том же месяце два батальона РННА были брошены против партизан в район Березино, но операция провалилась. Было решено проверить боеспособность РННА на фронте против обстрелянных советских войск. Три батальона должны были участвовать на участке под Великими Луками для прорыва кольца советского окружения. Операция полностью провалилась, войска РННА были рассеяны и уничтожены. [1]

Уже в конце октября 1942 года в РННА прибыл генерал Герсдорф с приказом о дроблении РННА на отдельные батальоны, переодевании в немецкую форму. [1] Т.е. предполагалось переформировать «армию» в обычные отдельные «восточные» батальоны — пять стрелковых (номера по немецкой классификации с 633 по 637), штабной и технический батальоны (напомню, что к июлю 1943 года в составе вермахта находилось 78 «восточный» батальонов). В совокупности эти батальоны должны были именоваться «бригадой Боярского». [7] Естественно, Боярский и Жиленков боялись потерять контроль над своими войсками. Они подняли РННА по тревоге и продемонстрировали неподчинение, однако немцы при РННА уговорили отменить приказ. Дивизия СС, расквартированная в Шклове, окружила Осинторф и забрала всё оружие. Боярский и Жиленков были арестованы. После оружие было возвращено, а зря – той же ночью к партизанам перешло 300 человек с вооружением. [1]

Командиром бригады стал начальник штаба РННА майор Рудольф Фридрихович Риль (русский немец), которому немцы авансом присвоили чин полковника. С конца 1941 года он был сотрудником абвера. Риль также был сторонником создания мощной национальной русской армии за сильную национальную Россию, но немцев такой подход абсолютно не устраивал. Они хотели реальные результаты уже сейчас, не давая никаких обещаний на будущее. Дезертирство продолжалось – в ноябре к партизанам перешло ещё 600 человек. Риль был арестован, но вскоре освобождён благодаря заступничеству эмигрантов. После этого инцидента штаб РННА был расформирован – РННА прекратила своё полуподпольное существование. Ещё до этого был создан «альтернативный» немецкий штаб во главе с полковником Каретти. Переодетые в немецкую форму солдаты стали входить в 700-й добровольческий полк «восточных войск», входящих в вермахт. [1] В начале 1943 года эту часть посетил Власов, на тот момент она состояла из 4 батальонов. [29] В 1943 году полк вёл антипартизанские действия, в 1944 году был переброшен во Францию, где был окружён в крепости Лориан союзниками. Многие командиры, нося в себе взращенные в РННА идеи «освобождения родины от большевизма», пришли с ними в РОА. [1] Эти командиры, как например, Боярский и Жиленков, продвинулись в РОА в своих начинаниях – было создано «альтернативное» русское правительство при власовской армии. Но они повторили те же ошибки – большинство советских граждан не считало советский режим преступным, во всяком случае, стоящим того, чтобы служить немцам.
Российское Народное Ополчение» с монархическим уклоном

Как известно, часть русских белоэмигрантов-волонтёров затесалась в иностранные легионы в германской армии (см. часть I). В рядах так называемого «Валлонского Легиона» (бельгийцы) германской армии была группировка (два десятка) русских белоэмигрантов с бельгийским гражданством. Они заняли офицерские, сержантские и фельдфебельские должности, а одно время русский майор командовал даже всем легионом, а затем – его запасным батальоном. Белоэмигранты братья Сахновские Н.И. и П.И, бывшие членами монархической организации «Российского Императорского Союза Ордена» (РИСО), попали в этот легион и попытались создать подразделение (дивизию) из коллаборационистов и военнопленных с монархическим уклоном. «Когда решается судьба нашей Родины, то наше место на месте действий, где каждый из нас должен, по возможности с оружием в руках, защищать русские интересы» — так писал Н.И. Сахновский уже после войны; он имел в виду, что каждый белоэмигрант должен был бы участвовать в Великой Отечественной войне на стороне немцев. [