Ответ в теме: Жизненный путь русского офицера и сибирского казака Е.П. Березовского

Главная Форумы Россия Русская история Жизненный путь русского офицера и сибирского казака Е.П. Березовского Ответ в теме: Жизненный путь русского офицера и сибирского казака Е.П. Березовского

#2002070
Аноним
Гость

Будучи в ближайшем окружении генерала П.П. Иванова-Ринова, Е.П. Березовский активно работал в пользу установления военной диктатуры. Но затем, ввиду отъезда Иванова-Ринова на Дальний Восток, переориентировался на адмирала А.В. Колчака и поддерживал Верховного Правителя безоговорочно и до конца.
Общественно-политическая активность Березовского в Гражданскую войну была очень высока. 22 сентября 1918 г. он был избран гласным Омской городской думы по списку кадетской партии. В 1918 – 1919 гг. являлся представителем Сибирского казачьего войска в Омском общественном блоке и в Государственном экономическом совещании. Участвовал он и в общеказачьих конференциях в Омске, Чите и станице Гродековской (1918–1920).
Внешне Березовский выглядел так: худощавый брюнет среднего роста, хорошо сложенный, с голубыми глазами на рябоватом лице, носивший маленькие усы и короткую стрижку «бобриком». Он обладал определенными личными качествами, которые позволяли ему пользоваться влиянием в достаточно широких кругах сибирского казачества. Об авторитете Березовского и в то же время о его принципиальности свидетельствуют омские события 4 – 6 октября 1917 года. Тогда Совет казачьих депутатов, подталкиваемый социалистами и выборным командующим войсками военного округа прапорщиком П.Н. Половниковым, руками казаков Омского гарнизона арестовал большинство членов Войскового правительства. Березовского Совказдеп не только оставил на свободе, но и предложил ему возглавить коалиционное, с участием представителей Совета, правительство. Однако Березовский категорически отказался, указав на недопустимость насильственного посягательства на органы самоуправления, избранные большим войсковым кругом.

Показателен и другой пример. В конце 1918 г. Березовский, в то время временно исполнявший должность войскового атамана, заявил, что поздравлений с Рождеством Христовым и Новым годом не принимает и предложил вместо поздравлений произвести подписку на рождественские подарки казакам, находившимся на фронте, причем первым внес 100 рублей — сумму не малую, как в сравнении с ценами того времени, так и относительно прочих пожертвований.
После оставления Русской армией адмирала А.В. Колчака Омска Березовский с чинами Войскового правительства отступал на Восток и прибыл в г. Читу. В начале августа 1920 г. он получил отпуск по болезни и воспользовался им, чтобы вывести семью из Читы в г. Харбин. 9 августа 1920 г. пересек русско-китайскую границу и оказался в Маньчжурии, где вследствие падения белого Забайкалья и вынужден был остаться как эмигрант. После перехода армии в Южное Приморье временно исполнявший должность войскового атамана генерал-майор П.И. Блохин вызывал Березовского во Владивосток. Но тот, считая Гражданскую войну проигранной и будучи обременен большой семьей, предпочел остаться с нею на КВЖД. Он просил Блохина считать его состоящим в запасе по войску, а должность его в Войсковом правительстве передать другому лицу.
В Китае Е.П. Березовский жил в городах Фудизяне и Харбине. Работал на мельнице Урало-Сибирской компании приемщиком зерна (Фудизян, 1920–1925), на Сунгарийских мельницах (Харбин) — сначала продавцом муки и приемщиком зерна (1925 – 1928), потом счетоводом-конторщиком (1928 – 1934). С 1 октября 1934 г. безработный, на иждивении детей, которых у него было семеро (от первого брака: Анна, Павел, Надежда, Юрий, Николай; от второго: Татьяна, Ирина). Свое материальное положение Ефим Прокопьевич стал определять так — «казак неимущий». С 1934 г. и в течение десяти лет он подрабатывал, выступая в качестве контрагента целого ряда русских эмигрантских издательств: выписывал журналы, газеты, книги из Парижа, Берлина, Праги, Белграда, Софии, Риги, Шанхая, Вашингтона и Нью-Йорка, концентрировал их у себя в квартире, превращенной в небольшой склад, а затем продавал через харбинские магазины или лично, отсылая выручку издательствам и получая за реализацию небольшое вознаграждение.
Е.П. Березовский был активнейшим деятелем белой эмиграции в Харбине и Маньчжурии, о чем свидетельствуют его общественные должности и членство в многочисленных организациях: председатель Восточного казачьего союза (V.1923 – II.1933), член Совета того же союза (1933 – 1935), глава Войскового представительства Сибирского казачьего войска в Зарубежье (1924 – 1945), редактор газеты и альманаха «Сибирский казак», ктитор храма в харбинском «Доме милосердия» (1941 – 1945), член «Братства Русской Правды», Союза казаков на Дальнем Востоке (1935 – 1945), Русского национального объединения, Русского общественного комитета, Харбинского комитета помощи русским беженцам, землячества «Сибирская казачья станица» в Харбине, Общества взаимопомощи бывших кадет 1-го Сибирского императора Александра I кадетского корпуса (1924 – 1945).
Он одним из первых примкнул к инициаторам объединения казаков-эмигрантов, оказавшихся в Китае, и в январе 1923 г. вместе с полковником Г.В. Енборисовым и генералом В.Д. Косьминым стал организатором Восточного казачьего союза, а затем и возглавил его. Важнейшие задачи союза Березовский определял так: «беречь Православную Веру», поддерживать «патриотическую казачью настроенность», чтобы в случае возобновления борьбы против СССР помочь русскому народу сбросить коммунистический режим. Он полагал, что весь смысл существования эмиграции состоит в борьбе с коммунизмом и защите русских интересов от чьих бы то ни было посягательств, что для такой борьбы необходимо объединить всю эмиграцию и поставить во главе нее единую и сильную волю, что возглавить это движение может только один человек: великий князь Николай Николаевич. По мнению Березовского, великий князь свой долг выполнит честно и после свержения советской власти — при разрешении вопроса о государственном устройстве России — не посягнет на волю народную.
В противовес казакам-самостийникам Е.П. Березовский отстаивал идею «Единой и Неделимой России» и считал, что сначала лозунгом белоказаков должен быть «За Родину», а уж потом — «За казачество» («Если казачьи войска Европейской России и Кавказа особенно ценят в своей прошлой истории, что они возникли как вольное казачество, дорожат своими вольностями, то казачьи войска Азиатской России гордятся тем, что они служилые казаки, весь смысл их существования — служба Государству, Стране, Народу. Но как те, так и другие могут существовать только тогда, когда Россия будет освобождена от ига советско-коммунистической власти»).
Коллаборационистов Ефим Прокопьевич осуждал и, когда японцы в 1932 г. создали в Северо-Восточном Китае марионеточное государство Маньчжоу-Ди-Го, несмотря на большую материальную нужду, категорически запрещал своим детям работать в японских учреждениях и фирмах. В прояпонском Союзе казаков на Дальнем Востоке ведущих ролей не играл, он был лишь председателем суда чести казаков, а также, с декабря 1937 г., главой комиссии по организации казачьей выставки.
В 1935 г., заполняя анкету БРЭМ (Бюро российских эмигрантов в Маньчжурской империи), в графе «Политические убеждения» Е.П. Березовский написал о себе так: «Казак-государственник. Монархист. Сторонник Закона и Порядка, основанных на Христианской морали, на уважении к личности и к праву частной собственности. Противник социализма и коммунизма».
С разгромом Японии и приходом в Маньчжурию Советской Армии начались массовые аресты белоэмигрантов. 24 августа 1945 г. у себя дома (по адресу: г. Харбин, Модягоу, улица Дачная, дом 29, квартира 2) Е.П. Березовский был задержан контрразведкой «СМЕРШ» 1-го Дальневосточного фронта и доставлен в помещение бывшего японского жандармского управления. При задержании у него изъяли следующие вещи: золотое обручальное кольцо, карманные часы, замшевое портмоне с деньгами, галстук, кожаный поясной ремень, двухгодичный вид на жительство эмигранта в Маньчжурии, выданный полицейским управлением г. Харбина, личную книжку, выданную Главным бюро эмигрантов. В дальнейшем эти изъятые вещи «затерялись».
Из бывшего японского жандармского управления Ефима Прокопьевича перевели в помещение бывшего японского Генерального консульства на Вокзальном проспекте Харбина (против Ямато-отеля), а оттуда — в Харбинскую тюрьму. 27 августа 1945 г. был первый допрос, проведенный следователем оперативной группы контрразведки «СМЕРШ» 1-го Дальневосточного фронта. Как «задержанного» Березовского отправили из Харбина в СССР, а именно: в Гродековский лагерь близ поселка Гродеково Приморского края.