Ответ в теме: Приговор украинскому языку.

Главная Форумы Разное Где открыть мою тему… Приговор украинскому языку. Ответ в теме: Приговор украинскому языку.

#2002113
Аноним
Гость

Но давайте представим на минуту, что русский язык стал вторым государственным и получил такие же права, как украинский.
Русский язык станет обязательным для изучения во всех школах наравне с украинским. Увеличится количество школ с русским языком обучения, в том числе в Тернопольской, Ровенской и Киевской областях, где их сейчас попросту нет, несмотря на то, что в них проживает 170 тысяч человек русскоязычного населения. У студентов появится возможность выбирать, на каком из двух государственных языков учиться. Вне всяких сомнений, это повысит качество образования для тех из них, кто является русскоязычным. С одной стороны, обучение на неродном языке, как минимум, на 50% снижает качество усвоения материала, а с другой – у них появится возможность использовать современные наработки стран постсоветского пространства в соответствующих отраслях знаний. Облегчит это и доступ к украинской научной литературе для ученых из этих стран, что означает большую возможность для обмена информацией, идеями, создания совместных проектов и проведения совместных разработок. Что такое «кульковерт передньойи матыци та яловый крутень передаткового ланцюга» с трудом могут себе представить не только инженеры СНГовии, но и наши отечественные. В конце концов, не нужно будет тратить время и средства на безуспешные попытки перевести документацию конструкторского бюро Антонова с мирового технического (наряду с английским и французским) русского языка на украинский, изобретая для этого недостающие для перевода слова. В общем, толчок для развития науки и техники ожидается очевидный, особенно если учесть, что критерием оценки преподавателей и ученых станет не уровень владения единственным государственным языком, а реальные знания.
Придание русскому языку статуса второго государственного позволит молодёжи, получившей образование в Украине, получить возможность применения своих знаний во всех постсоветских странах, не отказавшихся от русского языка. Подстегнёт это и обратный миграционный поток. Такие специалисты будут ехать оттуда и в Украину. Активнее будет происходить и внутренняя миграция.

В конце концов, люди смогут выбирать, на каком языке им смотреть кинофильмы, телепередачи и слушать радио. Говорящие дома и вне заседаний на русском государственные мужи перестанут впадать в ступор и нести околесицу вроде «на протязи року» (в дословном переводе «на сквозняке», том самом, что из окна дует), когда нужно будет выразить свои мысли без заранее приготовленной бумажки. Премьер Азаров с чистой совестью сможет во всех бедах винить не «попередников», а предшественников, а Президент Янукович не оконфузится в очередной раз, жалобно глядя на своего не успевшего подсказать референта, с какой-нибудь «ёлочкой». Никто вслед за Виктором Ющенко не будет делить граждан Украины на сорта или категории, называя пятой колонной. Никому не придет в голову, как Борису Тарасюку, заставлять говорить исключительно на украинском языке на службе и дома не только украинских дипломатов, но и членов их семей. Никто не подпишет вслед за Юлией Тимошенко постановление Кабмина, согласно которому в украинских школах учителям и ученикам на уроках и переменах воспрещается говорить на каком-либо языке, помимо украинского.

Правда, останутся без работы активно изобретающие украинский новояз «профессиональные украинцы». Но разве плохо, если украинский язык очистится от чего-нибудь типа «милициянты на автивках на шляху до летовища, де малы проглянуты свитлыны з новыми гвинтокрылами, заихалы до рундуку, щоб выпыты филижанку кавы»? И разве плохо, что патриотизм будет выражаться не в том, на каком языке ты говоришь, а в том, что ты делаешь для блага своей родины?
Но самое главное, что придание русскому языку статуса государственного станет предпосылкой преодоления раскола, существующего в современном украинском обществе и вызванного насильственной административной и культурной украинизацией. И страшилка о том, что русский государственный будет способствовать сепаратистским тенденциям на Юго-Востоке и в Крыму, не имеет под собой ни малейших оснований. Там никто и никогда не запрещал украинский язык. А вот в Галиции запрет использования русского языка неоднократно закреплялся нормативными документами, принимаемыми органами местного самоуправления. Взять хотя бы распоряжение мэра Ивано-Франковска 2006 года о том, что «на улице, в магазинах, школах и на публичных мероприятиях в Ивано-Франковске должна звучать исключительно украинская речь», или недавнюю идею львовских депутатов запретить трансляцию песен на русском языке в кафе и маршрутках. Так, где у нас «живет» на самом деле сепаратизм? Не там ли, где 1939 год, когда Галиция влилась в состав Советской Украины, называют началом оккупации? Австро-Венгерский и польский период этих мест так почему-то не называют. И самое интересное, что с исчезновением с политической карты мира СССР, оккупация Галиции, по мнению самых патриотичных патриотов Украины из Канады, не закончилась. Вряд ли такие бредовые решения и мнения будут возможны, стань русский язык вторым государственным. А вот восстановит ли такой шаг популярность Партии регионов среди граждан? Вряд ли. Это, как у Булгакова, «гражданин соврамши». Тем более предпринимать его регионалы не собираются.

Чем сердце успокоится?

Как-то спикер Верховной Рады Владимир Литвин сказал: «Мы прекрасно понимаем, что в нынешней ситуации, если гипотетически предположить введение второго государственного языка — русского, у нас фактически останется один государственный язык — русский. Украинский язык не выдержит конкуренции в научной сфере, информационной сфере и в сфере коммуникативной».
На такое заявление отвечу цитатой из своей же статьи «Вопросы языкознания, или Назад в Средневековье»: «В свое время усатый вождь всех народов в перерыве от организации перманентной мировой революции озадачился вопросами языкознания, дабы и его призвать на помощь пролетариату. Товарища Сталина можно ругать, можно хвалить, но одного у него никак не отнять – дураком он никогда не был и ошибки собственные признавать умел, написав в 1950 году книгу «Марксизм и вопросы языкознания». И пришел Иосиф Виссарионович к выводу, что любому языку в качестве явления глубоко наплевать на классовую борьбу и вообще любую политику, не подчиняется он законодательным актам, указам президентов и постановлениям Кабинетов министров, курултаев и священных синодов, – он живет и развивается по своим собственным, им самим установленным внутренним законам».

Приговор украинскому языку подписан вне зависимости от того, станет русский язык государственным или нет. И это объективная реальность. Он станет таким же мертвым языком, как староболгарский, древнерусский или, к примеру, санскрит или панскрит. Правда, случится это не сегодня и даже не завтра, но произойдет обязательно. Малорусское наречие, называемое ныне украинским языком, вобравшим в себя во времена, когда современные украинские земли входили в состав Речи Посполитой и Польши, а также в результате сталинской украинизации 62% польской лексики, уже многие годы переживает закономерный процесс сближения с «гыкающими» и «ыкающими» южными диалектами наречия великорусского. То есть возвращается к своим корням. Именно поэтому и возник суржик – по-научному близкородственный билингвизм. Кстати, говорят на нем не только в Украине, но и в Белгородской и Воронежской областях России. Именно на суржике, а вовсе не на украинском языке, практически поголовно разговаривают и в Верховной Раде Украины. Тот же закономерный и от этого неизбежный процесс сближения с русским языком происходит и с кубанской балачкой, украинизировать которую так и не вышло у Сталина, и с белорусской трасянкой. И дело вовсе не в имперских амбициях Кремля или националистических устремлениях Львова. Язык в качестве явления глубоко равнодушен и к косовороткам, и к вышиванкам. У него свои законы. И в отличие от законов писаных, поворачивать их, как дышло, не удавалось в мире еще нигде и никому. Тех же, кто будет пытаться это сделать, колесо языковой истории переедет, даже не заметив.
Пора это понять, и на этом-то «сердце успокоится», а у Украины появится шанс стать действительно демократическим государством.