Ответ в теме: "Православный гитлеризм" как желаемое вместо действительного

Главная Форумы Россия Русская история "Православный гитлеризм" как желаемое вместо действительного Ответ в теме: "Православный гитлеризм" как желаемое вместо действительного

#2002493
Аноним
Гость

Но исторический и безспорный факт состоит также и в том, что «христианский крестоносный вождь Гитлер» к этим призывам оказался глух, в том числе и к аналогичным призывам немецкого генералитета на Восточном фронте. Было немало немецких военных, которые понимали, что именно в союзе с русским народом, а не против него, надо вести войну, иначе Германия ее проиграет: В. фон Браухич, Ф. фон Бок, Вагнер, Герсдорф, Р. Гелен, В. Канарис, Г. Линдеман, граф фон Шенкендорф, Г. фон Кюхлер, X. фон Треско, фон Ренне, В. фон Фрейтаг-Лорингхофен, К. граф фон Штауфенберг и др. Большинство из них Гитлер отправил в отставку. Власов, как известно, за пропаганду такого ведения войны был отправлен под домашний арест. И лишь за полгода до уже очевидного поражения Германии «крестоносный фюрер» разрешил «освобождаемым русским братьям» формирование РОА… (До этого в немецких войсках, по инициативе военачальников, были разрешены лишь небольшие части из русских добровольцев, общей численностью до миллиона человек, но их называли РОА лишь в целях пропаганды, для поощрения перебежчиков – разбрасывались соответствующие листовки над советскими позициями. В действительности эти мелкие части подчинялись немецкому командованию и не имели никакого отношения к армии Власова. Только из нерусских нацменьшинств Гитлером тогда формировались полноценные дивизии, в том числе дивизия CC «Галичина» из украинских сепаратистов, причем у них антикоммунизм был неразрывно спаян с русофобией.)

Поведение немцев на захваченной территории лишь в прифронтовых областях под военным командованием не было повсеместно антирусским (самый известный положительный пример – в Псковской области, где многое зависело и от личных качеств немецкого командования). Тыловые же оккупированные территории были в ведении Восточного министерства А. Розенберга, который своей антирусской политикой колонизации «унтерменшей» достиг максимального эффекта: озлобления населения против немцев, возникновения партизанских отрядов (поначалу большинство из них не были просоветскими и лишь позже их «окучили» своей помощью присланные комиссары). Тем самым Гитлер с Розенбергом добились и «патриотического перелома» в ходе войны. Сам Сталин признавал, что в первые месяцы войны политическая неблагонадежность населения и армейских частей создали критическое положение, но «сами фашисты быстро их вылечили» (Стеенберг С. Власов. Мельбурн. 1974. С. 28).

Даже пресловутое открытие храмов на оккупированных территориях объяснялось не христианскими чувствами к братскому народу, а колонизаторскими утилитарными соображениями язычника Розенберга: мол, Православие делает славян покорными и этим полезно, поэтому его следует насаждать на оккупированных территориях, в то же время с максимальным раздроблением церковных структур – так немцами были созданы «независимые Украинская и Белорусская Церкви» (их духовенство позже в эмиграции вошло в РПЦЗ).

16 мая 1942 г. Розенберг в своей речи перед генерал- и гебитскомиссарами в Риге заявил: «Русская православная церковь была политическим инструментом власти царизма, и теперь наша политическая задача состоит в том, чтобы там, где существовала русская церковь, образовать другие церковные формы. В любом случае мы будем препятствовать, чтобы великорусская православная церковь господствовала над всеми народностями… Следовало бы далее обдумать введение латинского шрифта вместо русского. Поэтому также целесообразно, если какие-то церкви останутся по возможности ограниченными областью одного генералкомиссара…» (Institut für Zeitgeschichte München (IfZ),R6/35, Bl. 61,71-72. // Цит. по: М.В. Шкаровский. Православие и Россия).

Впечатляющий религиозный подъем народа на оккупированных территориях обезпокоил гитлеровские власти. Поэтому во время посещения 8 мая 1942 г. Розенбергом ставки Гитлера при участии М. Бормана было решено контролировать религиозное движение. «Помимо этого, фюрер подчеркнул, что после войны он предпримет соответствующие меры против церкви». Через несколько дней после совещания А. Розенберг обратился с письмом к рейхскомиссарам «Остланда» и «Украины», основные положения которого сводились к четырем пунктам: «1. Религиозным группам категорически запрещалось заниматься политикой. 2. Религиозные группы должны быть разделены по признакам национальным и территориальным. При этом национальный признак должен был особо строго соблюдаться при подборе возглавления религиозных групп. Территориально же религиозные объединения не должны были выходить за границы генерал-бецирка (т.е. приблизительно, в применении к Православной Церкви, за границы одной епархии). 3. Религиозные общества не должны были мешать деятельности оккупационных властей. 4. Особая предосторожность рекомендовалась в отношении Русской Православной Церкви, как носительницы враждебной Германии русской национальной идеи» (Алексеев В.И., Ставру Ф.Г. Русская Православная Церковь на оккупированной немцами территории // Русское Возрождение, 1981. № 13. С. 93-95).

Поэтому в годы войны часть русской эмиграции и партизан действовала на оккупированных территориях с целью создания Третьей силы под лозунгом «Против Сталина и Гитлера». Это было совершенно четкой нравственной позицией, несмотря на то, что на первых порах кто-то считал возможным и неизбежным сотрудничество с немцами. (Например, атаман П.Н. Краснов пошел на такой сознательный жертвенный шаг, возглавив в марте 1944 г. «Главное управление казачьих войск» в Вермахте – уже при близившемся поражении Германии – не из симпатий к Гитлеру, но чтобы удержать казачество от подчинения сепаратистам, сохранить его и спасти в эмиграцию.) Фактически и власовское движение втайне имело те же настроения, только об этом нельзя было заявлять открыто, что проявилось затем в освобождении власовской дивизией РОА Праги от немцев в мае 1945 года.