Ответ в теме: 282 на Украине

Главная Форумы Новости За рубежом 282 на Украине Ответ в теме: 282 на Украине

#2002558
fox
Участник

Пытки в Украине до сих пор остаются нормой

27 мая 2012 | 22:40

Унижения, физические наказания и пытки. Все это приобрело системный характер в украинских местах лишения свободы. Об этом говорится в принятом на днях пилотном решении Европейского суда по правам человека. Только в прошлом году в украинских СИЗО и отделениях милиции Умерли 37 человек. А всего от рук стражей порядка пострадали около 800 тысяч человек — утверждают правозащитники. Шесть лет назад Украина ратифицировала конвенцию ООН против пыток, это страшное явление должно было исчезнуть. Но сегодня о существовании данного документа знают лишь единицы. Почему — узнавал Роман Бочкала.

Как его везли по этой дороге — Эдуард не помнит.

— У меня на голове кулек целлофановый, я даже не видел, куда меня везут.

Но это были не грабители, а милиционеры.

— Никто не знал, где я нахожусь — ни моя супруга, ни мои родные. То есть меня, по сути, украли.

Неделя в Бориспольской милиции была настоящим адом. Пытки прекращались только, чтобы снова попытаться заставить «чистосердечно» сознаться в угоне автомобиля.

Один держал мне голову, второй садился на спину и держал руки, подымал их вверх. И два других развели ноги и кто-то из них сдавливал мошонку и таким образом пытали меня.

Вину Эдуарда стражи порядка так и не доказали. Впрочем, и издевательства над ним не нашли подтверждения в прокуратуре. Прошло пять лет и теперь вся эта история, словно, сон. Но жаловаться на местную милицию продолжают, говорит Богдан Хмельницкий. Попасть внутрь этого здания правозащитник пытался много раз, но тщетно.

В две тысячи шестом году Украина ратифицировала протокол Конвенции ООН против пыток. Этот документ гарантирует беспрепятственный доступ правозащитников в любые места лишения воли. Но пока — только на бумаге.

К нам выходит начальник Бориспольского РОВД и требует прекратить съемку.

Кажется, для начальника РОВД адвокат и правозащитник — синонимы. О конвенции против пыток он даже не слышал.

— Ви взагалі знаєте про цей протокол? Хоча б подивіться, будь-ласка.
— Давайте ви мене запитайте ще перелік питань.

Но правозащитнику все же разрешают войти.

— Так ми можемо зайти?
— Ви можете — ви ні.

Впрочем, показать начальник милиции согласился только свой кабинет.

Богдан Хмельницкий — правозащитник:

Если бы не было камеры, если бы я просто пришел один, то мне, кажется, меня бы, во-первых, не пустили, во-вторых, скрутили бы, в-третьих, я оказался бы в этом добром теплом кабинете, который он показывал.

Его обвиняют в хулиганстве и разбое. Но сам Ярослав уверяет — в преступлении, которое не совершал, сознался под жуткими пытками. Сейчас парень находится в изоляторе временного содержания. Конвенция ООН здесь не действует, говорит адвокат Ярослава Николай Бирюк. Все зависит от этого документа.

Николай Бирюк — адвокат:

Дають побачення виключно на підставі оцих дозволів. Тобто без цього дозволу захісник чи будь-хто — адвокат, представники не мають право зустрітися з особою.

Если задержанный жалуется на побои, то только следователь решает — пустить к нему защитника или нет.

Николай Бирюк — адвокат:

Раз, два, три, четыре, пять. Тобто шість днів. Але це формальність яка повина одразу видаватися.

И вот, наконец, адвокат у дверей непреступной крепости.

— Так шо ты стоишь! Позвони!
— Так вы пустите.
— Так а шо мне сказать?
— Шо снимают с «Интер» канала!

С пытками в Украине борются по-другому. Правозащитников собирают в кабинетах чиновников. Вот, например, — заседание общественного совета при Пенитенциарной службе. Среди собравшихся «независимых» общественников, половина это бывшие и нынешние сотрудники тюрем. Некоторые даже кителей не снимают.

Вот — новый кабинет. Полки еще с литературой предшественников, которые будем обновлять.

Вчерашний правозащитник и вот уже несколько дней, как чиновник, Юрий Белоусов, в офисе омбудсмена человек новый. Он возглавил новосозданный департамент, призванный реализовать Конвенцию ООН по-настоящему.

— Было бы желание, называется. Желание есть. То, чего не было раньше, к сожалению.

Юрий выводит на доске пока еще малопонятные слова — «национальный превентивный механизм». По сути, это свод правил, согласно которым правозащитники должны посещать места лишения свободы. Для этого уже в июне обещают утвердить закон, чтобы еще до конца года украинские тюрьмы, СИЗО и милиция могли принять первых независимых посетителей.

Юрий Белоусов — начальник департамента по вопросам реализации национального превентивного механизма:

Нам треба зробити пьять тисяч візитів щоб хоч раз приїхати. А щоб другий раз приїхати — можете собі усвідомити, це буде дуже важко. Але будь які зміни треба починати з малого і цього року цей механізм вже буде працювати.

Конвенция ООН против пыток действует в десятках стран мира. Среди них и бывшие советские республики. Например, в Армении этот документ приняли в том же 2006м. Но в отличие от Украины, здесь с пытками борются по-настоящему.

Уже в 2008-м здесь стали работать мониторинговые группы правозащитников. Одни стали посещать полицейские участки, другие — тюрьмы. В офисе армянского омбудсмена встречаемся с главой департамента противодействия пыткам.

Это методология как производится мониторинг в КПЗ.

В толстых папках — опыт, который удалось наработать за последние четыре года. За это время армянские правозащитники тысячи раз побывали там, куда раньше их не пускали. Каждый новый визит начинается с этого графика. Секретного.

Совсем закрытая информация. Без предупреждения мы посещаем места эти иначе эффект пропадает нашего посещения.

Эту тюрьму называют армянским Алькатрасом. Наказание здесь отбывают самые опасные преступники. Строжайший режим доступа. Но правозащитник Роберт Ревазян уверенно идет ко входу в тюрьму. Его не то чтобы рады здесь видеть, но и не пустить — не могут. Роберт имеет право явиться сюда в любое время. Даже ночью.

Роберт Ревазян — правозащитник:

Это уже ограничивает действия сотрудников, чтобы они знали, что всегда есть общественный контроль. Наша группа может в любой день, в любой час посещать исправительные помещения, в любое место — карцер. Все мы можем посещать.

С тех пор, как в Армении стал работать национальный превентивный механизм — жалоб на избиения и пытки стало… больше. В офисе омбудсмена не удивлены. Просто раньше жертвы насилия боялись рассказывать о подобном.

Ани Нерсесян — глава отдела по предотвращению пыток уполномоченного по правам человека Армении:

Заключенные и те лица, которые в этих учреждениях, они, зная о том, что появился такой механизм, они звонят нам и сообщают, что есть такие и такие проблемы.

Украинские правозащитники пока об этом только мечтают. Вместе с Богданом Хмельницким мы направляемся к начальнику исправительной колонии №119, в Киевской области. Пробираться, в буквальном смысле, приходится незамеченными. Иначе в кабинет «хозяина» тюрьмы не попасть. И вот мы на месте.

— Будь ласка, вам ніхто права знімать не давав. Вимкнете.
— Послухайте, є протокол. Протокол, який підписала Україна…

Но разговор не сложился.

— Ви мене пропустите, аби я подивився в яких умовах утримуються люди.
— В якому смислі?
— В прямом смысле.

Провожали нас до самых ворот.

— Ну будь ласка, ну, вас же просять…

Роман Бочкала, Вячеслав Фролов, Оксана Старенькая — «Подробности недели», телеканал «Интер».

http://podrobnosti.ua/podrobnosti/2012/05/27/838780.html