Ответ в теме: К 80-летию со дня начала войны между Парагваем и Боливией за Северный Чако

Главная Форумы Новости Русское зарубежье К 80-летию со дня начала войны между Парагваем и Боливией за Северный Чако Ответ в теме: К 80-летию со дня начала войны между Парагваем и Боливией за Северный Чако

#2005782
Аноним
Гость

В начале августа 1932 года в доме Николая Корсакова, расположенном на окраине Асунсьона, собрались почти все русские, находившиеся в то время в парагвайской столице. Время было очень тревожное: началась война с Боливией и им, иммигрантам, надо было решать, как поступать в этой ситуации. Корсаков высказал своё мнение:
— Двенадцать лет назад мы потеряли нашу любимую Россию, которая сейчас находится в руках большевиков. Все вы видите, как нас тепло приняли в Парагвае. Сейчас, когда эта страна переживает трудный момент, мы должны ей помочь. Чего нам ждать? Ведь Парагвай стал для нас второй Родиной, и мы, офицеры, обязаны выполнить свой долг перед ним.

Русские стали прибывать на призывные пункты и записываться добровольцами в парагвайскую армию. Им всем сохранили чины, с которыми они закончили гражданскую войну в России. Была только одна очень важная особенность: после упоминания чина каждого русского добровольца всегда добавлялись две латинские буквы «НС». Эта аббревиатура означала «Honoris Causa» и отличала их от кадровых парагвайских офицеров.

Одними из первых надели парагвайскую офицерскую форму ст. лейтенант медицинской службы (НС) Евгений Тимченко, капитан (НС) Игорь Оранжереев, ст. лейтенант (НС) Лев Оранжереев, подполковник медицинской службы (НС) Артур Вейс, капитан (НС) Борис Касьянов, капитан (НС) Василий Орефьев-Серебряков, капитан (НС) Юрий Бутлеров, капитан (НС) Владимир Башмаков, капитан ( НС) Николай Корсаков, генерал дивизии (НС) Николай Эрн.

Все рехимьентос формировались в Асунсьоне. Вчерашних крестьян одевали в военную форму и выдавали винтовки. Многие новобранцы впервые в жизни надели ботинки. С детства привыкшие ходить босиком, они никак не могли привыкнуть к обуви, которая калечила им ноги. Поэтому некоторые парагвайские солдаты начали и закончили войну без обуви.

В порту Асунсьона рехимьентос грузились на быстроходные канонерские лодки «PARAGUAY» или «UMAYTA» и уже через сорок часов сходили на берег в Пуэрто Касадо. Здесь их ждали локомотивы с вагонами, которые доставляли солдат до конечной станции Пунта Риелес, расположенной в 145 километрах от реки Парагвай. Далее воинские части следовали до военной базы Исла Пой пешком по прорубленным сапёрами дорогам-просекам.

9 сентября 1932 года 5-тысячный парагвайский Первый армейский корпус под командованием подполковника Хосе Феликса Эстигаррибия взял в осаду хорошо укреплённый боливийский форт Бокерон, защищал который гарнизон в количестве 800 человек.

Командующий Первым армейским корпусом пригласил Ивана Беляева для того, чтобы тот решил возникшую проблему с корректировкой артиллерийской стрельбы по позициям Бокерона. Русский генерал блестяще справился с этим поручением. Парагвайские орудия стали прицельно бить по укрепления противника и сыграли очень важную роль в этой битве.

Курсанты Военной школы, из которых были сформированы два батальона Шестого пехотного рехимьенто, с гордостью рассказывали, что в боях за Бокерон в штыковые атаки их водили бесстрашные русские офицеры Игорь и Лев Оранжереевы.

Четвёртый эскадрон Второго кавалерийского рехимьенто под командованием капитана (НС) Юрия Бутлерова выполнял самые рискованные задачи по отражению боливийских атак, которые были направлены на прорыв блокады Бокерона со стороны парагвайского тыла.

Три недели Первый армейский корпус пытался сломить сопротивление гарнизона форта. Только 29 сентября на флагштоке Бокерона был вывешен белый флаг. Но накануне, 28 сентября, во время штыковой атаки позиций форта, был смертельно ранен исполняющий обязанности командира третьего батальона Второго пехотного рехимьенто капитан (НС) Василий Орефьев-Серебряков. Последними словами бывшего есаула Донского казачьего войска были: « Какой прекрасный день, чтобы умереть!». Эта фраза вошла в историю войны за Чако, как символ мужества и героизма офицера, до конца выполнившего свой долг. Посмертно Василию Орефьеву-Серебрякову был присвоен чин майора (НС).

В Северном Чако солдаты и офицеры страдали от постоянной жажды (иногда воду не подвозили 24-48 часов), от тропических болезней, дизентерии, чесотки, укусов ядовитых змей и пауков… В этих сложных условиях начальнику Департамента профилактики заразных болезней подполковнику медицинской службы (НС) Артуру Вейсу удалось совершить чудо: предотвратить массовые эпидемии инфекционных заболеваний среди парагвайских частей, сражавшихся в Северном Чако.

С начала января 1933 года парагвайские разведгруппы информировали своё командование об увеличении активности боливийских войск в районе фортина Сааведра. В первую неделю февраля выяснилось, что боливийские части, базировавшиеся в фортине Сааведра, окружали парагвайский фортин АлиутА Вьехо, создавая вокруг него свои укреплённые пункты. Особую озабоченность у командования Первой парагвайской пехотной дивизии вызывал неприятельский Пуэсто Навидад. Для устранения угрозы окружения фортина АлиутА Вьехо надо было уничтожить этот боливийский укреплённый пункт.

С этой целью было принято решение нанести по Пуэсто Навидад неожиданный и мощный удар. Выполнить эту сложную миссию было приказано кавалерийскому эскадрону Первой пехотной дивизии под командованием капитана (НС) Бориса Касьянова. Ночью 16 февраля Борис Касьнов вместе со своим помощником лейтенантом (НС) Александром фон Экстейном, спешившись, вплотную приблизились к Пуэсто Навидад. Здесь при свете костров, которые жгли боливийские часовые, они увидели, что гарнизон укреплённого пункта, численностью около батальона, спал под противомоскитными сетками вокруг единственной хижины.

На рассвете, спешившись, кавалеристы эскадрона, бесшумно подошли к Пуэсто Навидад и по команде капитана (НС) Касьянова бросились в атаку. Сонные боливийцы не могли оказать достойного сопротивления, и казалось, что они будут или уничтожены, или сдадутся в плен. Но в самый решающий момент по парагвайцам ударили два тяжёлых пулемёта. Атака стала «захлёбываться». Тогда к одному из пулемётов бросился Борис Касьянов и закрыл своим телом амбразуру пулемётного гнезда. За мужество и героизм русскому добровольцу Борису Касьянову посмертно был присвоен чин майора (НС).

В этом же бою был тяжело ранен в руку лейтенант (НС) Александр фон Экстейн.

После погибшего Бориса Касьянова командовать кавалерийским эскадроном Первой пехотной дивизии был назначен капитан (НС) Николай Чирков.

Первостепенное значение в войне за Чако играли дороги-просеки. Ведь передвигаться в условиях сельвы можно было только по ним. Большой вклад в проектирование и строительство дорог на театре военных действий внёс инженер- капитан (НС) Владимир Башмаков.

В мае 1933 года в тяжёлых оборонительных боях за фортин Франсия отличился Первый батальон Девятого пехотного рехимьенто под командованием капитана (НС) Бориса Юраковского.

25 марта 1933 года командиром Девятого кавалерийского рехимьенто был назначен капитан (НС) Николай Корсаков. 21 июня 1933 года капитану (НС) Юрию Бутлерову был присвоен чин майора (НС) и он был назначен командиром Четвёртого кавалерийского рехимьенто.

22 сентября 1933 года во время штурма фортина Посо Фаворито погиб командир эскадрона Девятого кавалерийского рехимьенто старший лейтенант (НС) Василий Малютин. За мужество и героизм, проявленные в боях против боливийских агрессоров, Василию Малютину, посмертно, был присвоен чин капитана (НС).

Для решения давно назревшей проблемы строительства современных оборонительных сооружений, в апреле 1933 года Декретом президента Парагвая в Военном министерстве было образовано Управление фортификаций. Его начальником стал генерал дивизии (НС) Николай Эрн, бывший генерал-майор русской армии. Все ключевые должности в новом ведомстве заняли русские добровольцы, имевшие огромный опыт в возведении оборонительных укреплений: подполковник (НС) Сергей Щёкин, капитан (НС) Борис Фрей, капитан (НС) Борис Дедов.

28 октября 1933 года в боях за фортин Нанава пулемётной очередью был тяжело ранен зам. командира Второго кавалерийского рехимьенто майор (НС) Сергей Салазкин. Он был доставлен в госпиталь, где скончался 30 октября.

Все русские офицеры, принимавшие участие в этой войне, не только водили своих подчинённых в атаки, но обучали своих солдат, унтер-офицеров и младших офицеров ориентированию на местности с помощью компаса, строительству укреплений, основам тактики и стратегии. Капитан (НС) Владимир Порфененко, бывший лётчик морской авиации Черноморского флота, участник Первой мировой войны делился своим бесценным опытом воздушных боёв со своими товарищами-пилотами военно-воздушных сил Парагвая.

В марте 1934 года в полевой госпиталь Второго армейского корпуса прибыл военный врач старший лейтенант (НС) Константин Граматчиков, который спас сотни жизней парагвайских солдат. В июне того же года Граматчиков тяжело заболел и для лечения был временно эвакуирован в глубокий тыл.

22 мая 1934 года офицер штаба Первого армейского корпуса капитан (НС) Николай Гольдшмитд, осуществляя топографическую съёмку в районе Каньяда Стронхест, попал во вражескую засаду. Русский доброволец оказал неприятелю ожесточённое сопротивление, отстреливаясь из своего пистолета до тех пор, пока не был смертельно ранен. За мужество и героизм русскому добровольцу Николаю Гольдшмитду был присвоен чин майора (НС), посмертно.