Ответ в теме: Штурм Грозного. Август 1958 года…

Главная Форумы Разное Где открыть мою тему… Штурм Грозного. Август 1958 года… Ответ в теме: Штурм Грозного. Август 1958 года…

#2010521
Иван Демьянюк
Участник

Захват Обкома, МВД и КГБ
Первые граждане Грозного появились на зачищенной накануне площади Ленина уже в семь часов утра. Поводом для их появления стали распространённые накануне слухи о том, что в 9 часов утра у здания обкома партии состоится митинг с участием руководителей КПСС и правительства СССР, которые якобы должны были ночью прибыть из Москвы. В толпе циркулировали листовки. Содержание их было следующим: «Листовка. 26 августа наши товарищи проносили гроб с трупом убитого чеченцами рабочего мимо Обкома партии. Органы милиции вместо принятия мер к наказанию убийц задержали 50 человек наших рабочих. Так давайте же в 11 часов утра бросим работу и пойдём к Обкому требовать их освобождения». Эти листовки распространялись и на химзаводе, причём «распространители» говорили, что у гаража стоят машины, которые подготовлены для отправки рабочих на митинг. И действительно, машины были! Часть работников химзавода прекратила работу и отправилась на площадь Ленина.
А там ещё к десяти утра собравшиеся поняли, что никакой «московской комиссии» не будет. Наиболее активная часть участников митинга, оттеснив милиционеров, через главный подъезд ворвалась в здание. В справке, направленной МВД РСФСР в ЦК КПСС, об этом рассказывается так: «К 10 часам утра у Обкома собралась толпа до 5 тысяч человек, среди которых большинство было любопытствующих граждан. В это время в помещениях Обкома и на площади находилось 65 сотрудников МВД и 120 военнослужащих войск МВД, возглавляемые министром тов. ДРОЗДОВЫМ и его заместителем тов. ШАДРИНЫМ.
Не обращая внимания на просьбы и требования руководителей Обкома и МВД разойтись, хулиганствующие элементы прорвали оцепление и ворвались в здание Обкома, где бесчинствовали, учинив насилие над секретарём горкома партии тов. ШЕПЕЛЕВЫМ, председателем горисполкома тов. БРЫКСИНЫМ, зам. председателя Совета Министров тов. ДОРОХОВЫМ, зам. министра внутренних дел тов. ШАДРИНЫМ и другими».
Секретаря горкома Шепелева вытащили на улицу, чтобы заставить выступать, но в итоге говорить ему не дали, а просто сильно избили. Через некоторое время участников митинга вытеснили из здания обкома, но само мероприятие продолжалось. На грузовой машине был установлен микрофон, у которого выступали «рассерженные», я бы даже сказал «сильно рассерженные» горожане. Требования были разные: от выселения чеченцев и ингушей до остановки работы на заводах и фабриках, до освобождения задержанных накануне (на самом деле, их уже освободили под утро).
А в час дня начался разгром здания обкома. Толпа снова ворвалась в него, заполнив все помещения. Была сломана мебель, разбита посуда, стёкла в окнах, разорваны и частично сожжены документы, в том числе и секретные, разлиты чернила. В столовой были открыты водопроводные краны и краны газовых горелок. Искали и оружие, которое, однако, удалось вывезти. Отметим, кстати, что работники обкома просили вооружить их для самообороны, но разрешения первого секретаря (а только он мог дать такое указание) не последовало. Скорее всего, именно поэтому партийные функционеры остались живы, хотя некоторых из них сильно избили.
Министра внутренних дел республики и первых руководителей захватить не удалось, а вот заместитель министра Шадрин сильно пострадал. Около 17 часов его вытащили на площадь и, избивая, повели к зданию МВД. Толпа, сломив слабое сопротивление охраны, ворвалась в здание. Открывали двери служебных кабинетов, искали задержанных. Самое удивительное, что во время захвата камер предварительного заключения в них сидели и убийцы Евгения Степашина. Но толпа почему-то не тронула их – искала тех, кто был задержан накануне во время митинга. В справке МВД РСФСР об этом эпизоде сказано довольно сухо: «Находившееся у здания МВД оцепление было смято, толпа ворвалась в здания МВД, КГБ и помещение КПЗ, где совершала дерзкие хулиганские действия на протяжении двух часов. После этого толпа возвратилась к Обкому, где продолжала бесчинствовать».
Около 20 часов в захваченный обком пришёл 44-летний Георгий Шваюк, старший инженер-гидротехник Гудермесского совхоза. Он принёс написанный им собственноручно проект резолюции митинга:
«Учитывая проявление со стороны чечено-ингушского населения зверского отношения к народам других национальностей, выражающегося в резне, убийстве, изнасиловании и издевательствах, трудящиеся города Грозного от имени большинства республики предлагают:
1. С 27 августа переименовать ЧИ АССР в Грозненскую область или же многонациональную советскую социалистическую республику.
2. Чечено-ингушскому населению разрешить проживать в Грозненской области не более 10% от общего количества населения…
3. Лишить всех преимуществ чечено-ингушское население по сравнению с другими национальностями…»
Этот ставший архивным документ (а его отпечатали и на захваченных обкомовских бланках) цитируется по книге «Массовые беспорядки в СССР при Хрущёве и Брежневе». Кстати, на суде в сентябре 1958 года Георгий Шваюк виновным себя не признал, сказав, что свои действия не отрицает, но не считает их преступными, и добавил, что его проект «не направлен на разжигание национальной вражды».
Первые жертвы появились уже днём. Толпа захватила двух опрометчиво оказавшихся рядом с площадью чеченцев Матаева и Темирова, которых сильно избили. Первый из них вскоре скончался. Затем стали останавливать все автомобили «с целью выявления лиц чеченской национальности», однако других убийств не последовало.
Нельзя сказать, что группа секретарей местных парторганизаций не пыталась остановить или хотя бы притормозить развитие событий. Было уже поздно. Их не желали слушать и избивали. А толпа под захваченным в обкоме красным знаменем направилась на радиотрансляционную станцию, которую охраняли всего три солдата, забаррикадировавших вход. По какой-то причине (скорее всего, получив информацию о том, что передатчик отключён) участники митинга не стали захватывать здание и оправились на междугороднюю телефонную станцию. Охрана встретила их автоматным огнём. Один из рабочих по фамилии Андрианов был убит, а его раненой жене пришлось ампутировать руку. Стрелявшие солдаты укрылись в здании, а толпа проникла на телефонную станцию. «Поговорить с Москвой» им, однако, не удалось – телефонная линия была выведена из строя.
Следующим пунктом, в который устремились бунтовщики, стал почтамт, откуда наконец удалось дозвониться до приёмной Хрущёва. Уже упоминавшийся нами Георгий Шваюк спросил: «Знаете ли вы о том, что творится в Грозном, что народ ждёт представителей из Москвы, что нужно положить конец зверским убийствам? Дело дошло до того, что некоторые требовали возвращения Грозненской области и возвращения чеченцев…»
В Москве, конечно, обо всём знали. Уже днём было принято решение к вечеру ввести в город войска. Но до этого был захвачен вокзал и на два с лишним часа задержано отправление поезда Ростов-на-Дону – Баку.
Прибытие нескольких тысяч хорошо вооружённых военных быстро купировало ситуацию. Поначалу их пытались забрасывать камнями, но армейские части, действуя прикладами (отмечено только несколько случаев стрельбы в воздух), быстро разогнали собравшихся. В половине первого ночи было разблокировано железнодорожное сообщение, а к двум часам взяты под контроль все захваченные ранее здания. В городе был введён комендантский час с 22 часов до 6 утра, который действовал несколько дней. Все государственные учреждения, пункты связи и транспортные узлы до 30 августа были взяты под охрану вооружённых сил. На этот раз порядок в городе был действительно восстановлен…