Ответ в теме: 1916 год: Расовая война в Туркестане

Главная Форумы Россия Русская история 1916 год: Расовая война в Туркестане Ответ в теме: 1916 год: Расовая война в Туркестане

#2011397
Alchimic
Участник

№ 508
1917 г. марта 4. – Предписание генерал-губернатора Туркестанского края А.Н. Куропаткина начальнику Гюргенского отряда А.С. Мадритову о запрещении «инородцам» и иностранным подданным селиться на землях вокруг укрепленных пунктов в долине реки Гюрген.
№ 313 Секретно
На № 201. Предписываю принять меры, чтобы около образуемых нами новых оседлых пунктов: Ак-Кала, Марава-Тепе, а также вокруг Гумбета вся плошадь земель – радиусом не менее 4 верст и до 10 верст, находилась исключительно в русских руках.
Никаких помещичьих усадеб и крупного землевладения в указанном районе предписываю не допускать.
Признаю необходимым прилегающую к названным пунктам площадь обратить исключительно под крестьянские хозяйства с землею, обрабатываемой самими владельцами, а также под городские участки.
Земли, прилегающие к Ак-Кала, Марава-Тепе и Гумбету, не должны продаваться туземцам (персам, туркменам и сартам) и иным русскоподданным инородцам и иноверцам, а также иностранным подданным.
Ак-Кала, Марава-Тепе и Гумбет должны рассматриваться как укрепления, а указанная мною площадь вокруг них – как крепостная эспланада.
Генерал-адъютант Куропаткин
Управл[яюший]канцелярией д. с. с. Ефремов

№ 391
1916 г. сентябрь – декабрь. – Из дневника Я. Довбищенко о положении в осажденном Тургае.
Из Челкара нас отправили в Тургай – место ссылки. Чем дальше от Челкара, тем беспокойнее: все ста[н]ционные чиновники единогласно говорят, что киргизы где-то собираются.
В Иргизе, около казначейства – усиленный караул.
Ближе к Тургаю встречаем значительные скопления киргизов.
Ждут приезда губернатора. Как передают, в зависимости от переговоров с губернатором будет решен джигитами вопрос об атаке на Тургай.

Приехал губернатор. На тургайской площади перед полицейским управлением много народу, часто мелькают фигуры аксакалов, управителей и других «почетных». Собравшиеся стоят полумесяцем, впереди сидят «по-турецки» «влиятельные», а против них на стульях – губернатор, вице-губернатор, за ними крестьянский начальник, уездный и его помощник, а дальше городские обыватели. Губернатор процеживает слова: «На вашего отца напали, на его хозяйство. Отец призывает детей защищать свое хозяйство. Он в первую голову призвал своих кровных детей – русских, и те безропотно пошли на передовые позиции и с радостью клали и кладут свои головы, поливают своей кровью поля. Вас же он призывает только на работу и за плату, и вы не хотите исполнить его волю. Не умеете работать? Не привыкли? Да скажи мне государь император “иди работай” – я первый взял бы лопату и начал бы работать. Послать выборных, чтобы узнали условия, где придется работать? А солдаты когда идут на позиции, разве их отцы тоже идут осматривать место, где придется сыновьям воевать? Разве государь император может обмануть? Если он сказал – “на тыловые работы”, значит, вы не попадете на позиции. Обдумайте, киргизы»!
И вдруг случилось что-то невыразимое. Захлестнув своим движением баев и аксакалов, масса закричала:
– Не пойдем! Лучше тут умрем!
Казалось, что возбужденная масса двинет своими могучими руками и от начальства не останется следа!
Губернатор, который уже ушел было, вернулся и стал в десятый раз нудно толковать одно и то же. Было ясно, что никакие силы не заставят киргиз идти на тыловые работы, что само начальство не уверено в себе.
Киргизы начали смелее обращаться к русским, как равные к равным. Вскоре приехали казаки, и картина изменилась.

Русский карательный отряд

Повешенные мятежники

Крайне показательно сравнение отношения к событиям в Туркестане в 1916 году властей царской России с отношением к ним советских властей. В качестве образца советской точки зрения возьмём изданную в 1932 году книгу Б. Исакеева «Киргизское восстание 1916 года». Достаточно красноречива уже её обложка, на которой истребление русского населения Туркестана азиатами представлено в виде прелюдии к захвату власти большевиками.

Не менее красноречиво и содержание:

В 1916 году русских переселенческих поселков насчитывается в Туркестане 941. Это население занимало около 2 миллионов десятин самой лучшей пахотной земли (долинной, хорошо орошенной и т.д.) Что это составляло к посевным площадям тогдашнего Туркестанского края? Эти два миллиона десятин составляли 57,6% общей посевной площади края, иначе говоря, на каждого русского переселенца приходилось 3,17 дес., а на каждого туземного жителя (киргиза, узбека, туркмена) приходилось 0,21 дес. или в 15 раз меньше, чем на русского переселенца. В то время туземное население (узбеки, киргизы, туркмены) составляло ко всему населению Туркестана 94%. Эти 94% занимали всего 42,4% посевных площадей, а 6% русского населения занимали 57,6% посевных площадей.

Всячески лучшее и большее количество земель попадало к русским переселенцам, а коренное население было вытеснено на худшие земли, худшие участки и им была предоставлена значительно меньшая площадь земли в сравнении с поселенческими хозяйствами.

В то время существующее временное правительство «керенщина» никакой помощи беженцам не оказывало. Наоборот, поддерживало кулацкие наступления на киргизских трудящихся. Семиреченские кулаки, которые получили первый удар от киргиз, всячески хотели истребить киргиз. Были в практике «охотничьи выезды кулаков для истребления киргиз».

По директиве ЦК ВКП(б), когда еще работал Владимир Ильич, в 1920 году была проведена земельно-водная реформа во всей Средней Азии, особенно в Джеты-Су… Земельно-водная реформа 1920-1921 гг. была исключительно направлена на разрушение остатков колонизаторской политики в Джеты-Су. Только благодаря этой реформе были возвращены обратно киргизам-трудящимся отобранные у них земли, только благодаря этим мероприятиям были землеустроены киргизы-беженцы… Это была реформа, которая оправдала свою задачу с точки зрения разрушения позиции колонизаторов в Джеты-Су.

Революция 1917 года решила те задачи, которые поставило перед собой восстание 1916 года.

Б. Исакеев. Киргизское восстание 1916 года. Киргизиздат, 1932. С. 5, 10, 37, 41, 43