Ответ в теме: Ипритовый некрополь

#2020254
Alchimic
Участник

Итак, к настоящему времени суда с отравляющими веществами и химические бомбы пролежали на морском дне около 50 лет. Корпуса их проржавели на 70-80 процентов. Вскоре следует ожидать выбросов. Насколько опасных? Еще в 1992 году российские специалисты провели анализ оружия, затопленного в Балтийском море Советским Союзом. Как утверждают авторы, первый значительный выброс иприта ожидается через 60 лет, второй – через 125 лет после затопления. В течение второго периода общее количество отравляющих веществ в морской воде может составить возле Лиепаи около 550 тонн (90 процентов затопленного в этом районе), возле острова Борнхольм около 6 тысяч тонн (85 процентов). Наибольшую опасность представляет иприт, большая часть которого окажется на морском дне в виде кусков ядовитого студня.

Напомним, однако, что исследование касалось только «советской» части химического оружия, а ее объем составляет всего 12 процентов от общего количества трофейных боеприпасов. Остальные бомбы, снаряды и мины покоятся вместе с кораблями в проливах Скагеррак и Каттегат. И главная угроза прибрежным акваториям Европы исходит именно от них. Норвежские исследователи обнаружили в проливе Скагеррак, на глубине 600-700 метров, 15 судов с химическими боеприпасами. Шведские ученые нашли еще 9 транспортов с химическим оружием, затопленных на глубине 200 метров.
Осторожно: шпроты!

По имеющимся данным, немецкие химические бомбы имели толщину стенки 6 мм, артиллерийские снаряды – толщину корпусов от 8,9 до 13,1 мм. Скорость их разрушения в морской воде составляет 0,11-0,13 мм в год. Корпуса химических авиабомб вот-вот окончательно разрушатся под давлением водяного столба. Отравляющие вещества начнут проникать в Балтийское море. Опасные для здоровья ядохимикаты станут накапливаться в растениях, планктоне и рыбах.

Глубоководное течение в проливе Скагеррак направлено на восток, поверхностное – в Северное море. Пролив Каттегат также обладает глубинным течением на восток и поверхностным на запад. Попавшие в море опасные вещества и продукты их гидролиза некоторое время будут циркулировать в акватории Балтики, а затем верхним течением отправятся в Северное море. Сейчас в Балтийском и Северном морях ежегодно добывается около 2,5 млн. тонн рыбы, значительная часть которой может содержать яды.

Предварительный анализ показывает, что широкомасштабное отравление прибрежных вод Европы начнется в середине первого десятилетия нашего века и займет многие десятилетия. Опасные для здоровья ядохимикаты в небольших количествах станут накапливаться в растениях, зоопланктоне и в рыбах. Однако их массовой гибели, видимо, не произойдет, так как рыбы способны приспосабливаться к тяжелым условиям среды обитания. Иллюстрацией подобной адаптации может служить рыба, получившая название Tribolodon hakonesis. Она живет и воспроизводится в кислотном озере, образовавшемся в кратере японского вулкана.

Российский генетик профессор В.А. Тарасов пришел к удручающим выводам. Он установил, что отравляющие вещества, попавшие по пищевой цепочке в человеческий организм, обладают не только токсичным, но и мутагенным действием. Как и радиация, мутагены вызывают у людей изменения в соматических и половых клетках. Соматические изменения стимулируют развитие злокачественных опухолей, а мутации в половых клетках способствуют рождению детей с наследственными пороками. Генетические изменения, обусловленные отравлением, необратимы, то есть возникшие мутации уже не исчезнут из генофонда. Наследственные дефекты у будущих поколений могут быть столь значительны, что их не удастся устранить даже самыми передовыми лекарствами. Сейчас от негативного экологического воздействия на планете ежегодно умирает 1,6 млн. человек. Через некоторое время эту печальную статистику могут возглавить европейцы.

Но проблема решаема, если только международное сообщество не упустит время. Инициативу, по логике, должны были бы проявить прежде всего страны, которым принадлежало затопленное химическое оружие, и те, кто его затопил. Кое-что уже делается. Обнинский филиал научно-исследовательского физико-химического института имени Карпова готов заняться проблемой изоляции затопленных боеприпасов. Специалисты из калининградской корпорации «КОНТЕХ» обосновали использование жидкого азота для безопасного подъема образцов на специальное судно и проверки уровня токсичности на биологических объектах. Известный российский ученый адмирал Т.Н.Борисов с группой экспертов также проводит широкомасштабные исследования в области защиты акваторий Европы от хранящихся на морском дне боевых отравляющих веществ.
Чтобы надежно изолировать отравляющие вещества в проливах Скагеррак и Каттегат, необходимо знать точные координаты затопленных судов и кораблей, а также места свалок химических боеприпасов, затопленных россыпью. Военно-морские силы НАТО и России располагают различными типами авиационных и корабельных магнетометров, применяемых для обнаружения подводных лодок. При хорошо продуманной программе магнитометрического поиска все затопленные в проливах Скагеррак и Каттегат суда и корабли с химическим оружием могут быть обнаружены.
Сложнее обнаружить места двух подводных свалок химических бомб, снарядов и мин вблизи Лиепаи и острова Борнхольм. На дне Балтийского моря за годы мореплавания скопилось огромное количество металлического лома – он может искажать показания приборов. Однако в России имеется немагнитная шхуна «Заря», пригодная для поиска химических боеприпасов.
К сожалению, ни одно из государств ОБСЕ пока не проявило интереса к проблеме. Страны Балтии заявили, что строительство газопровода из России в Европу через Балтийское море нежелательно: есть риск потревожить лежащее на его дне химическое оружие.
Борис Трофимович СУРИКОВ – генерал-майор в отставке

Обнаружено в химических арсеналах Восточной Германии и затоплено в Балтийском море:

71469 250-килограммовых авиабомб, снаряженных ипритом;

14258 250-килограммовых и 500-килограммовых авиабомб, снаряженных хлорацетофеном, дифинилхлорарсином и арсиновым маслом;

8027 50-килограммовых авиабомб, снаряженных адамситом;

408565 артиллерийских снарядов калибра 75 мм, 105 мм и 150 мм, снаряженных ипритом;

34592 химических фугаса на 20 кг и 50 кг;

10420 дымовых химических мин калибра 100 мм;

1004 технологические емкости, содержащие 1506 тонн иприта;

8429 бочек, в которых находилось 1030 тонн адамсита и дифинилхлорарсина;

169 тонн технологических емкостей с отравляющими веществами, в которых находились цианистая соль, хлорарсин, цианарсин и аксельарсин;

7860 банок газа циклон, который гитлеровцы применяли в лагерях смерти для уничтожения пленных.