Ответ в теме: Ипритовый некрополь

#2020256
Alchimic
Участник

http://www.argumenti.ru/publications/8359
Лысая треска в ипритовом желе
На Балтийском море всплывает бомба замедленного действия
45(131) от 6 ноября 2008 // Надежда ПОПОВА

Король Швеции Карл XVI Густав сел на диету: из рациона монарха исключена балтийская треска. Король признался, что это вынужденная мера. Треска как будто бы оказалась на грани исчезновения. Монарх надеется, что его примеру последуют и верноподданные. Казалось бы, ничего криминального в этой информации нет. Но чистая, одна из самых «зеленых» стран мира, Швеция сегодня лидирует по количеству онкологических заболеваний. И похоже, этому есть объяснения… В 1947 г. в Балтийском море захоронили огромное количество химического оружия Третьего рейха. Химический боезапас содержал 14 видов отравляющих веществ (ОВ), среди которых были и иприт, люизит, арсенид, цианистые соли. Многие бочки проржавели и потекли. Океанологи предупреждают о возможном залповом выбросе. Достаточно только «чиркнуть спичкой»!

В 1995 г. во время учений НАТО в районе захоронений химического оружия с борта датского фрегата случайно уронили глубинную бомбу. Мир тогда был на пороге катастрофы, но взрыватель, к счастью, не сработал.

Микробиологи утверждают, что в тех местах, где есть утечка ОВ, в морской воде начались необратимые изменения на бактериальном уровне. Вместо здоровых бактерий появляются на свет новые, «толерантные» к иприту. Они с удовольствием пожирают ипритовое желе. Так и выстраивается биоцепочка: бактерии — простейшие морские организмы — водоросли — моллюски — планктон — рыба — человек…

На Балтике вылавливают около 1 млн. тонн рыбы и морепродуктов в год. Это треска, шпроты (килька), мойва, атлантическая селедка, корюшка, окунь. Значительная часть балтийского улова идет к нам, в Россию. Вот и спрашивается, какие шпроты, какую мойву мы едим?

И что будет дальше с химическим оружием, разлагающимся в Балтийском море? В случае катастрофы в прибалтийских странах могут недосчитаться до 30% совокупного ВВП. Границы зоны поражения будут размыты: замкнутых экосистем нет. Могут быть затронуты интересы 250 миллионов человек как в Европе, так и за ее пределами.

Проблема по своему масштабу и сложности не региональная, а общемировая.

Из экспедиции по ядовитым могильникам на Балтике вернулась группа ученых, в числе которых был профессор, доктор технических наук, вице-адмирал Тенгиз Борисов. В свое время Тенгиз Николаевич руководил работами по захоронению атомной подлодки К-278 «Комсомолец». Вице-адмирал рассказал «Аргументам неделi» о своих впечатлениях.

До Фарерских островов не доплыли

Немного истории. 1947 год. По решению Потсдамской конференции страны антигитлеровской коалиции — СССР, Британия и США — должны были затопить захваченное в качестве трофеев немецкое химическое вооружение и боеприпасы. Свыше 320 тыс. тонн. СССР в некотором роде повезло: в восточной зоне оказалось всего лишь 60 тыс. тонн химических боеприпасов. Более 260 тыс. пришлось на долю союзников.

— Ученые настоятельно рекомендовали военным затопить химическое оружие на большой глубине в Атлантике, примерно в 200 милях к северу-востоку от Фарерских островов, — рассказывает профессор Тенгиз Борисов. — В германском порту Вольгаст трофейное оружие перегрузили на 45 (по другим данным на 60. — «АН») транспортных судов. И вышли в море. Однако дойти до Атлантики не удалось: когда конвой вошел в пролив Скагеррак, стал надвигаться жестокий шторм. Реальной была угроза, что корабли начнут дрейфовать. И разобьются о прибрежные скалы. Командир конвоя отдал приказ затопить груз вместе с судами. Эсминцы сопровождения расстреляли караван торпедами. Корабли затонули на глубине 150-200 м в 4 прибрежных акваториях: в проливе Скагеррак, вблизи шведского порта Люсечиль, на норвежской территории у Арендаля, третье захоронение находится между датским островом Фюн и материком. Еще одну часть химических боезапасов захоронили у южного входа в пролив Малый Бельт.

СССР похоронил свою часть у датского острова Борнхольм и в нескольких районах вдоль побережья Литвы и Латвии, на отрезке Клайпеда — Лиепая — Вентспилс.

Волдыри на лице и руках

Прошло много лет, прежде чем затопленные снаряды и бомбы дали о себе знать.

1972 г. Датский рыболовецкий траулер «Ольборг» пасся в Борнхольмской котловине, богатой рыбой. Тралы перепахали дно. Но вот сети подняли улов. Рыбаки не сразу увидели, что в сетях вместе с салакой находится ржавая бочка. От сильного удара о палубу бочка разгерметизировалась, на настил потекла вязкая, бесцветная жидкость. В воздухе запахло чем-то горьким, у рыбаков перехватило дыхание, потом все почувствовали нестерпимую резь в глазах, а на лицах и руках мгновенно вздулись огромные волдыри. Пострадавших срочно отправили в госпиталь. Врачи поставили диагноз: тяжелая форма отравления ипритом (лучевым газом).

Вскоре ипритовое отравление получили и латышские рыбаки с траулера «Юрмала». В районе промысла они выловили авиабомбу с ипритом. Половина экипажа траулера оказалась в больнице… В сети рыбаков все чаще стала попадать совершенно лысая треска. Без глаз и чешуи. Кстати, в начале 70-х было запрещено производство консервов из печени трески: именно в этом органе больше всего скапливается ОВ.

Любопытные шпроты и программа «СКАГЕН»

— Сегодня Борнхольмская котловина неимоверно популярна как у датских, так и у шведских рыбаков, — продолжает Тенгиз Николаевич. — Хотя в этих местах россыпью лежат снаряды, бомбы, бочки и контейнеры.

Рассказывает руководитель Атлантического отделения Института океанологии РАН профессор Вадим Пака:

— В проливе Скагеррак мы спустили на дно телеуправляемую видеокамеру и обнаружили ржавое транспортное судно. Были взяты химические пробы грунта. Весь грунт оказался отравленным. Само судно лежит на глубине 208 м, в любой момент его палубы могут обвалиться, и тогда вполне возможно, что из проржавевших химических снарядов выстрелят ядовитые вещества.

Профессор Вадим Пака подтвердил и еще одну версию: могильники с ОВ есть и у Калининградского побережья, и в Гданьском заливе. Как установили ученые из Всероссийского геологического института им. А.П. Карпинского, косяки рыбы, в частности кильки, из которой и делают шпроты, отчего-то очень любят плавать именно в районах затопления химического оружия.

Ученые России неоднократно пытались поднять проблему захоронения трофейного немецкого оружия.

В апреле 2002 г. в Государственной Думе РФ прошли громкие парламентские слушания «О захоронении химического оружия в Балтийском море». Было принято решение рекомендовать Федеральному собранию РФ подготовить обращение к странам Балтийского сообщества о необходимости объединения усилий. Позже была разработана международная программа «СКАГЕН». На ее реализацию нужно около 3 млрд. долларов. И коллективная воля. Но страны Западной Европы на все призывы российской стороны реагируют вяло. Почему?

Они не хотят терять миллиардные прибыли от туризма и рыбо добычи. Именно на рыболовстве держится экономика этих стран!

Но шведы, датчане, финны давно едят озерную рыбу! Или ловят рыбу себе на стол в Атлантике. И скандинавы, и прибалты предпочитают копать искусственные водоемы, в которых выращивают чистую рыбу, с глазами и чешуей.

Балтийскую рыбу с ипритом едят Россия, Украина и Казахстан.

Признание Петера Гюнтера

— Тенгиз Николаевич, установлено ли, кто и как топил суда?

— Несколько лет назад ветеран войны, немец Петер Гюнтер в интервью журналистам рассказал о том, что, находясь в плену у англичан, он принимал участие в затоплении 6 судов с химическими боеприпасами. И указал при этом на карте места, где это происходило.

— Как вы сегодня оцениваете обстановку на Балтике?

— Обстановку мы расцениваем как сложную. Заявлений на официальном уровне пока никаких не последовало. Власти прибрежных стран боятся паники.

Сегодня уже разработаны технологии захоронения трофейного оружия. Этот метод придуман профессором Тенгизом Борисовым еще в 1991 г., когда консервировали атомную подлодку «Комсомолец». С помощью глубоководных аппаратов «Мир» поставили титановые заглушки на торпедные аппараты, где лежат 2 торпеды с ядерными боеголовками. Это сразу уменьшило вымывание оружейного плутония. Потом отсеки атомарины заполнили жидким спецсоставом, который при соприкосновении с морской водой кристаллизируется и затвердевает. И саму лодку обмотали специальным материалом, который обеспечил полную герметичность.

Так можно решить и проблему затопленного химического оружия. Главное — не тянуть кота за хвост. Но пока никаких решительных шагов предпринято не было. Слишком дорогостоящая операция.

Но почему бы не потребовать денег на проведение операции по спасению Балтики у Германии, США и Британии?

Мышьяк тоже поплыл!

Еще в декабре 1995 г. на форуме стран — экспортеров рыбы и морепродуктов в японском городе Киото Россия предложила объединить усилия заинтересованных стран в решении проблемы Балтийского моря. При этом было отмечено, что Россия разработала ряд уникальных технологий, позволяющих изолировать затопленное химическое оружие прямо на грунте. Но отклика наша страна не нашла.