Ответ в теме: Преступления вермахта в России

Главная Форумы Россия Русская история Преступления вермахта в России Ответ в теме: Преступления вермахта в России

#2074819
Мелешко
Участник

Думаю что будет правильным и справедливым в дополнении к теме о так называемых преступлениях красной армии . Рассказать что творил вермахт с русским народам во время войны .

Александр Севастьянов
Геноцид русского народа со стороны немецко-фашистских захватчиков в 1941-1945 гг.

[url]http://sv-rasseniya.narod.ru/stat/Genocide_of_Russian/18.html[/url]

декабре месяце 1941 года группой немецких вооруженных солдат (фамилии которых не установлены) были выгнаны из своих домов три матери — старухи деревни Кривцовой того же сельсовета. Ермолаеву Елену Тихоновну 1876 года рождения, Кондрахину Марию Кузьминичну 1876 года рождения и Курносову Степаниду Ильиничну 1875 года рождения и отобрали у них все вещи, разули их и раздели. и эти три старухи, голодные и раздетые, оставшиеся без крова, замерзли недалеко от своих домов.

1 января 1942 года в деревне Городище Кривцовского сельсовета замерзли в снегу трое малолетних детей Родионова Валентина Алексеевна 1935 года рождения, Родионов Николай Алексеевич 1937 года рождения, Родионова Нина Алексеевна 1940 года рождения выброшенные, раздетые, разутые немцами на улицу из своего дома. Районная комиссия считает за все злодеяния ответственными гитлеровское правительство, гарнизон военного командования, а также виновника окружного коменданта города Болхова обер-лейтенанта Готмана.

ГАОО, ф. 691, оп. 1 д. 17, л. 5 и 5(об)

1944 года октября месяца 17 дня составлен настоящий акт сельской комиссией в составе председателя колхоза «2-й Красный Партизан» Прилепского Алексея Васильевича — председателя комиссии, членов комиссии — Дуловой Марии Ивановны, Прилепской Анастасии Кузьминичны о том, что в 1941 году 22 ноября немецкие войска заняли временно наш район. Немецкие солдаты начали грабить мирных жителей, в 1941 году 22 ноября три немецких солдата вбежали в дом колхозника Прилепского Василия Тимофеевича и забрали все теплые вещи. В доме Василия Тимофеевича был его брат Прилепский Иван Тимофеевич. Один из немецких солдат подошел к Ивану Тимофеевичу и стал его раздевать. Второй солдат с винтовкой стоял у двери, третий раздевал Прилепского Василия Тимофеевича. Когда забрали все теплые вещи, братьев потащили во двор и стали бить прикладами. Прилепскому Ивану Тимофеевичу удалось бежать. А Прилепского Василия Тимофеевича избили до полусмерти, полуживым привязали к столбу. После всего этого издевательства Прилепский В. Т. пожил с неделю и умер.

О случившемся факте могут подтвердить колхозники этого же колхоза Гуляева Варвара Антоновна, Хвоста Вера Стефановна.

Председатель комиссии: Прилепский

Члены: Прилепская, Дулова

Свидетели: Хвоста, Гуляева

Настоящий акт составлен 21 июля 1943 г. в том, что при занятии частями Красной Армии дер. Блошня Болховского района Орловской обл. были обнаружены изуродованные трупы гражданки Милентьевой Василисы Николаевны — 35 лет, ее дочери Евдокии — 14 лет, Марии — 6 лет и сына Николая — 8 лет.

Трупы лежали в огороде у сада. Руки Василисы Николаевны Милентьевой и ее дочери Евдокии были связаны. Следствием установлено, что при отступлении из дер. Блошня гитлеровцы изнасиловали Василису Николаевну и ее дочь Евдокию. Дикое насилие было совершено на глазах малолетних детей — Марии и Николая.

Удовлетворив свои животные инстинкты, гитлеровские бандиты расстреляли свои жертвы, не пощадив и детей. Дом, в котором жила семья Милентьевых, сожжен.

Акт подписали:

Гвардии капитан А. П. Зорин

Гвардии капитан В. И. Матухин

Гвардии майор И. Ф. Веревкин

Капитан В. А. Понкратов

Гвардии красноармеец Маджар Давлетиаров

Гвардии красноармеец Г. В. Спиридонов

Местный житель дер. Блошня И. Н. Никитин

Акт о зверствах и грабежах немецко-фашистских оккупационных властей на территории Глазуновского района, Курской области 1943 года сентября 1-го дня.

Мы, нижеподписавшиеся, уполномоченный областной Комиссии по Курской области Головня Василий Иванович, председатель Глазуновского районного Совета Исполнительного комитета депутатов трудящихся Саенко Семен Иванович, заведующий районным отделом народного образования, Ашкадерова Анна Ильинична, жительница поселка Глазуновка 1902 года рождения, Никитина Анна Лукинична, Ерзин Ефим Митрофанович 1899 года — рабочий артели «Торфразработка», составили настоящий акт о нижеследующем:

3 ноября 1941 года Глазуновский район был оккупирован фашистско-немецкими войсками. На второй день после оккупации немецкие солдаты пошли по колхозам и под силой оружия начали отбирать птицу, свиней, овец и коров.

Зимой 1941-1942 гг. немецкие солдаты под силой оружия выселили из лучших домов жителей поселка Глазуновка, поселив их в худшие дома, человек по тридцать пять в дом.

В домах, занимаемых немецкими солдатами, непомерно жарко топили, отчего много домов и имущества граждан сгорело. Весной и летом 1942 года немецко-фашистские власти заставляли работать в поле с рассвета до темна все население Глазуновского района. Людей со слабым здоровьем, которые останавливались на отдых, немецкие приказчики избивали. Избивал и сам комендант земельной управы Томзин Рудий и его помощник Мосс Иосиф, о чем рассказал житель поселка Глазуновка Альхин Василий Дмитриевич 1879 года рождения.

Хлеб немецко-фашистские власти свезли в амбары. Населению не дали хлеба.

Население переносило голод и нужду, питалось разными бурьянами и корой, от чего многие заболели и умерли. Зимой 1942-1943 гг. немецкие варвары начали угонять в Германию весь скот, увозить имущество, отобранное у жителей. Увели скот и увезли имущество, принадлежащее колхозам.

В марте месяце 1943 года по распоряжению немецко-фашистских властей немецкие солдаты стали насильно уводить все население в Германию. 18 марта в 12 часов ночи немецкие солдаты заходили в дома, выводили всю семью, многие полураздетые, и не давали брать никаких продуктов.

Тот же житель Альхин Василий Дмитриевич рассказал: «В эту ночь вывели меня с женой и двумя детьми, привели в сад (около станции Глазуновка) и посадили на снег. Так сидели люди взрослые, старики и дети на снегу до утра, а затем до вечера. Весь день немецкие солдаты приводили людей из других сел Глазуновского района. К вечеру собрали около 3000 человек, погрузили в товарные вагоны человек по 100-120 и отправили в Германию. Я, говорит Альхин, остался потому, что пришел немецкий комендант поселка Глазуновка Плющик Пауль и сказал: «Оставить двенадцать человек стариков чистить дороги». Так и осталось нас двенадцать человек. За то, что я слаб и остановился на отдых при чистке дороги, Плющик избил меня палкой».

Жительница поселка Глазуновка Борискина Нина Яковлевна рассказала:

«В Германию в 1942 году ехали все время в закрытых вагонах, охраняемых немецкими патрулями. В дороге кормили два раза в сутки супом с гнилой картошкой и 250 граммов хлеба.

По приезду в германский город Юрбург, нас загнали в большой огороженный двор. Пришел один фабрикант чернильной фабрики, отобрал нас двадцать девушек и под охраной жандармов привел и поселил в темный барак. На работу и с работы водили под охраной жандармов. За разговор с девушками одной литейной фабрики меня и других наших девушек жандармы избили, после чего я заболела. Комиссия признала порок сердца и в октябре 1942 года я приехала домой в Глазуновку».

Страшное зверство учинили немецкие изверги над шестью мирными жителями Глазуновского района. Сестра зверски убитого брата и расстрелянного отца, Горлина Раиса, рассказала: «В марте 1943 года в поселок Орловский, где мы в это время жили, пришли немецкие солдаты и стали уводить население в Германию. Мой брат, шестнадцатилетний Горлин Алексей, его два товарища: Кривцов Владимир 18 лет, Ковалев Дмитрий 17 лет, спрятались под дом в подвал от немецких солдат. Солдаты бросили гранаты в подвал, облили дом бензином, в подвал бросили бочку с бензином и подожгли дом. Все трое: Горлин, Кривцов и Ковалев были ранены, а затем сгорели».

Отца Раисы, Горлина Алексея Ивановича 1900 года, немецкие солдаты расстреляли. С ним расстреляли Кузнецова Александра Ивановича 1896 года, который работал директором Глазуновской машинно-тракторной станции, Жильцова Алексея Егоровича 1902 года рождения.

При отступлении из Глазуновского района 24-25 июля 1943 года, по распоряжению немецкого командования, солдаты забирали и уводили всех оставшихся граждан Глазуновского района.

Житель поселка Глазуновка Петрикин Федор Алексеевич 1917 года рождения, тракторист Глазуновской машинно-тракторной станции рассказал: «Двадцать пятого июля немецкие солдаты вывели всех оставшихся жителей и повели по направлению города Кромы Орловской области.

Стариков по дороге избивали, а кто не мог дальше идти, расстреливали. Под городом Кромы нас загнали в лагерь, обнесенный колючей проволокой. Было нас с детьми и стариками больше тысячи человек. Пятого августа 1943 года вечером над лагерем появился немецкий самолет, стал бросать бомбы в людей, находящихся в этом лагере. Охранявшие лагерь, немецкие солдаты кричали: «Это бомбят вас русский самолет». Но я видел, что это был немецкий самолет. Много было убито людей, поднялась паника в лагере, в это время мне удалось бежать».

Только из трех сельских Советов Глазуновского района Курской области немецко-фашистские оккупанты увели в немецкое рабство девятьсот двадцать два человека.

При отступлении из Глазуновского района немецко-фашистские оккупанты полностью сожгли деревню Хитрово, деревню Васильевка, деревню Александровка, деревню Похвальное, деревню Глазуново, Красная Слободка, деревню Сабурово.

ГАКО ф. Р-3605, оп.1 д.246 л.21-22 (об)

остальное здесь

[url]http://www.orel-region.ru/victory/memory/3_02.html[/url] приведенные выше данные это по орловской обл.

Из Акта Гомельской районной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков
на территории Гомельского района в 1941 – 1943гг.
20 ноябрь 1944 г
[url]http://anastasia.mybb2.ru/index.php?show=61798[/url]

23 января 1943 г. нижеподписавшиеся – гвардии капитан Воронов Алексей Борисович, капитаны Свириденко Павел Назарович и Вотинов Алексей Петрович, специальный военный корреспондент Софинформбюро Пономарёв Георгий Александрович, писатель Максимов Георгий Михайлович, лейтенанты Паскаль Василий Петрович и Фридляндский Александр Потапович, гвардии старший сержант Тихомиров Константин Михайлович, гвардии красноармеец Журавлёв Алексей Михайлович, военврач третьего ранга, бывший военнопленный лагеря №205 Десятерик Владимир Иванович, член Песчаного сельсовета Могилин Яков Иванович, работница Сталинградского тракторного завода Кудинова Мария Васильевна – составили настоящий акт о следующем:

После освобождения 22 января частями Красной Армии села Алексеевка, Городищенского района, в его окрестностях был обнаружен лагерь военнопленных, обозначенный немецким командованием под №205. Здесь, за колючей проволокой, в тёмных и тесных ямах, вырытых в открытой степи, к моменту прихода советских войск содержалось 950 военнопленных, из коих часть является мирными гражданами города Сталинграда. Подавляющее большинство пленных от голода, побоев, истощения, непосильной работы так ослабли, что были не в состоянии передвигаться без посторонней помощи.
По всей территории лагеря, перед колючей проволокой и при входах в норы, где жили пленные, валялось более 1500 неубранных трупов. Обнаружено много трупов со вспоротыми животами, отрубленными конечностями, проломленными черепами, без голов. Кроме того, в разных местах найдено 59 человеческих голов без туловищ, лица убитых настолько обезображены, что опознать их невозможно.
Метрах в 50-100 от лагеря найдены 3 больших ямы, наспех засыпанные землёй и заметённые снегом, полные трупов. Число сваленных в эти ямы убитых, согласно показаниям очевидцев, превышает 2500.
Установлено из опроса и документов, что число пленных в лагере доходило до 6000 человек, при этом состав пленных до конца ноября, то есть до окружения немецкой группировки под Сталинградом войсками Красной Армии, менялся. Так, в октябре месяце через лагерь прошли 4000 граждан Сталинграда, которые в значительном большинстве были отправлены на принудительные работы в Германию. Среди мирных граждан в лагере содержалось много граждан с детьми.
Весь режим лагеря был рассчитан на систематическое истребление военнопленных и мирных советских людей. Ежедневно в 5 часов 30 минут утра всех пленных выгоняли на рытьё окопов и блиндажей, сбор травы из-под снега для лошадей и рытьё могил. Не выполнявших нормы, отстающих от строя и жаловавшихся на плохое состояние здоровья избивали палками и расстреливали. Убивали пленных ежедневно и безо всякого повода. Ивана Серкина немецкие бандиты застрелили «за грубость при обращении к немцу», 12 января 1943 года расстреляли 10 человек «за беспорядок в строю», 5-го января начались повальные расстрелы в связи с попыткой нескольких пленных бежать из лагеря. В «санчасть» лагеря каждый день доставляли 5-8 человек с огнестрельными ранениями, а убитых оставляли лежать на месте по несколько дней. Особенно много издевательств пленные терпели в часы раздачи пищи. Громкий разговор, опоздание в строй, всякое замечание вызывали со стороны охраны жестокую расправу. Плотник Гавриил был убит в строю прикладом за то, что просил налить побольше похлёбки. Часовые открывали стрельбу по всякому, кто подходил к колючей проволоке. Штаб-вахмистр Блюмшток из роты охраны 205-го лагеря глумился над пленными постоянно. Для забавы стрелял в толпу безоружных людей. При этом целился в живот и наблюдал за страданиями умирающих. Блюмшток открыто заявлял: «Если русские придут в лагерь, они здесь не найдут ни одного живого пленного». Немецкие офицеры держали в лагере специальных собак, «шутки ради» травили ими пленных, с удовольствием наблюдая за этим зрелищем. Ежедневно десятки человек отводились на допрос в Абвер (отделение гестапо), подвергались там зверским избиениям, и многие с допросов не возвращались.
С сентября месяца по январь пленные получали хлеб всего четыре раза (по 50-75 гр. на человека), ежедневной пищей служила похлёбка из дохлой конины, выдаваемая по поллитра. Её готовили из расчёта по 50 граммов мяса в день на человека. А если заправляли пшеницей, то последней отпускалось на одного человека от 5 до 20 граммов. Вода в лагере совершенно отсутствовала. Осенью, до того как лёг снег, дождей совсем не было, и люди изнывали от жажды, многие пили собственную мочу. С начала декабря выдача пищи вообще прекратилась. Вместо супа выдавали поллитра воды. Те из пленных, кто ещё был в состоянии ходить на работу, подбирали дорогой дохлую конину и ели её сырой. На почве голода люди сходили с ума. В сентябре умирало от голода по 30-40 человек в день, а в декабре по 130-145. Многие пленные настолько изголодались, что когда наши бойцы 23 января дали некоторым из них пищу, они умирали после двух-трёх кусков хлеба. Всего от голода, истощения и болезней в лагере погибло до 4500 человек, а остальные настолько ослабли, что едва смогли выползти из ям на четвереньках или вовсе не могли выйти наружу.
Норы, вырытые в земле, могли вместить 25-30 человек. Немецкое командование загнало в эти норы по 120-160 человек. Люди могли спать только сидя или на корточках, а иногда даже стоя. Тела умерших так и оставались между людьми. Ослабевшие от голода падали и гибли в тесноте, сжатые со всех сторон своими соседями. Многие были обморожены.
Все военнопленные, у которых немцы не успели отобрать тёплое обмундирование, сапоги и шинели на поле боя, подвергались в лагере ограблению, при этом гитлеровские бандиты забирали себе из личных вещей бойцов и мирных граждан всё, что им нравилось, а тёплые вещи передавались в распоряжение интендантства.
Медицинская помощь в лагере отсутствовала. Врачебный персонал из советских пленных не имел никаких медицинских средств для этого. На всю «санчасть» лишь один раз выдали 5 бинтов. Попасть в «санчасть» больному, раненому или избитому при допросе означало наверняка погибнуть. Больные, как и другие пленные, не получали воды, вши заедали и больных, и здоровых. Массовое заболевание дизентерией не прекращалось, все обращения медицинского персонала из числа пленных к начальнику лагеря оставались без внимания.
Многие наши красноармейцы, попавшие в плен несколько месяцев назад, выглядят стариками, а те из них, которые побывали и в других немецких лагерях, утверждают, что во всех лагерях творятся подобные же злодеяния над советскими людьми. Непосредственными исполнителями преступной воли немецко-фашистского военного и политического руководства в лагере были: обер-лейтенант Мазантин, обер-цалмейстер Либазах, обер-цалмейстер Реберх, начальник охраны лагеря капитан Фриштер, майор Яух и полковник-комендант лагеря, фамилию которого на месте установить не удалось. Эти офицеры немецкой армии цинично заявляли, что русские — низшая раса, полулюди, которых надлежит истреблять, и, если они гибнут в лагере и на работе, это так и должно быть. Указанные офицеры германской армии повинны в варварском уничтожении беззащитных людей и должны понести за это заслуженную кару.
Акт подписали: все вышеперечисленные лица

АКТ (3)

23 ноября 1943 года мы, нижеподписавшиеся — старший лейтенант Гречишников Т.Л., лейтенант Богданов В.И., старший лейтенант Чайкин А.В., лейтенант Терешин С.К., майор Новиков А.А. — составили акт об издевательствах, совершённых немецко-румынскими оккупантами над ранеными и героически погибшими 27 бойцами и командирами.

В этот день при занятии нашими войсками переднего края вражеской обороны, что в 5-6 километрах юго-западнее селения Я., в районе одной высоты обнаружено 27 трупов бойцов и командиров. При осмотре установлено, что немецкие палачи издевались над тяжело ранеными красноармейцами, уродовали трупы убитых. Все 27 бойцов и командиров были исколоты штыками, головы у них были разбиты прикладами, руки изуродованы.

Так, например, труп старшего лейтенанта Саенко Ф.Л., агитатора полка, удалось узнать только по одежде. Его голова, лицо и тело были почти сплошь покрыты штыковыми ранами. Левый бок и нижняя часть живота лейтенанта Алексеева, командира стрелковой роты, были исколоты штыками, череп разбит. Одиннадцать трупов были настолько изуродованы, что их вовсе не удалось опознать.

Не было ни одного трупа без следов издевательств румыно-немецких палачей. Со всех убитых командиров и бойцов палачами была снята обувь, а со многих гимнастёрки, шаровары и шинели. Все ценные вещи — часы, деньги и прочее — уворованы румыно-немецкими грабителями.

Настоящий акт подписали: все вышеперечисленные лица

АКТ (4)

1943 г., 14 июля, х. В. Гнутов

Мы, нижеподписавшиеся — граждане х. В. Гнутова в составе председателя сельсовета Гринёвой Евгении Мартыновны, медврача Ерёменко Георгия Тимофеевича, колхозников Крылова Андрея Ивановича, Крыловой Пелагеи Прокофьевны и Ханичевой Марии Васильевны — составили настоящий акт о нижеследующем:

В период оккупации немецко-фашистскими войсками х. В. Гнутова, Чернышёвского района Сталинградской области, немецкие солдаты и офицеры чинили зверскую расправу над военнопленными красноармейцами. По рассказам граждан Епифанова Александра Фёдоровича, Дондовой Екатерины Павловны и Ушакиной Ульяны Владимировеы 2 января 1943 года отступающая немецкая воинская часть, название которой неизвестно, привела во двор к гражданину Епифанову Александру Фёдоровичу 24 военнопленных красноармейца. Немцы произвели обыск и, забрав документы и ценности, подвергли пленных избиениям, а затем, примерно в 2 часа дня, выводили по одному-два человека со двора и расстрелливали. Расправившись с военнопленными красноармейцами, немцы поспешно отступили из хутора, так что не оказалось возможным узнать часть, которая учинила расправу. Трупы убирались бойцами Красной Армии, которые двигались с передовыми частями. В чём и составлен настоящий акт.

Подписи: всех вышеперечисленных

АКТ (5)

Мы, нижеподписавшиеся — гвардии военврач третьего ранга Джафаров, гвардии старший лейтенант Бабенко, гвардии младший лейтенант Таранов, гвардии красноармеец Костин, гвардии майор Ерхов, младший лейтенант госбезопасности Чистяков и гвардии военфельдшер Щербаков — составили настоящий акт о нижеследующем:

В Сталинграде, на заводе «Красный Октябрь», в подъёмной трубе мостового цеха найдено 12 убитых и зверски изуродованных командиров и красноармейцев, фамилии которых установить не удалось.

1. У старшего лейтенанта вырезана губа в четырёх местах, повреждён живот и вырезана на голове в двух местах кожа.

2. У красноармейца выколот правый глаз, отрезаны груди, вырезаны обе щеки до костей.

3. Девушка изнасилована и убита, у неё отрезана левая грудь, нижняя губа, выколоты глаза.

4. У красноармейца разбито лицо, выколот левый глаз, голова вбита между чугунной трубой и стенкой, правая рука вывернута, ноги обожжены.

5. У старшего лейтенанта отрезано левое ухо, выколоты оба глаза, перебита переносица.

6. У красноармейца выколоты оба глаза.

7. У лейтенанта выколоты оба глаза.

8. У красноармейца пробита голова, отрезано правое ухо.

9. У старшего лейтенанта отрезаны губы, выколоты глаза.

10. У лейтенанта и двух красноармейцев выколоты глаза, изуродовано холодным оружием лицо.

Акт подписали: все вышеперечисленные лица

АКТ (6)

Мы, нижеподписавшиеся — старший лейтенант Шариков, старший лейтенант Светличный, военфельдшер Паперно и санинструктор Фридман — составили настоящий акт о нижеследующем:

При занятии нашим подразделением в Сталинграде здания фабрики-кухни было обнаружено 6 трупов красноармейцев. Осмотренные трупы носят следы жестоких пыток. У троих бойцов выколоты глаза, вырезаны языки, отрезаны уши, у двоих на лбу вырезаны звёзды. У всех замученных сожжены пальцы на руках, у некоторых вывернуты совсем. Трупы найдены в подвале, который, по-видимому, предназначался для специальных пыток.

Подписи: всех вышеперечисленных лиц

ПРОТОКОЛ (7)

опроса свидетелей, составленный 25 июня 1943 г. Уполномоченным по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников

Опрошены свидетели:

Леонова Анна Титовна, Шиповалова Анна Лазаревна, Пискова Мария Григорьевна, Змейкова Фёкла Ефтановна, Чулканова Елена Ивановна, Клочков Иван Григорьевич, Нагайцев Аким Иванович, Беляков Лука Максимович, проживающие в хуторе Ново-Максимовском Нижне-Чирского района Сталинградской области.

1. Леонова А.Т. Немецкие конвоиры, а также солдаты и офицеры немецкой восстановительной части убивали бойцов и командиров РККА, а трупы их бросали в ямы. Военнопленным отпускали по 100-150 граммов гнилого зерна один раз в сутки в сыром виде, не выдавая соли и воды, от чего человек 30-35 умерли. Остальных военнопленных заставляли работать на оборонительных работах. Лиц, не могущих выполнять тяжёлых физических работ, избивали. Это происходило в августе-сентябре месяце 1942 года.

2. Шиповалова А.Л. В августе 1942 г. немцами были расстреляны 47-50 военнопленных бойцов и командиров РККА за то, что они не могли выполнять тяжёлой физической работы в силу истощения, так как им давали в пищу не более 100-150 граммов в сутки прогнившей ржи, а воды и соли совершенно не давали.

3. Пискова М.Г. В конце августа месяца 1942 г. немецкие изверги при этапировании морили военнопленных красноармейцев голодом, то есть совершенно ничего не давали в пищу. А когда я и другие женщины нашего хутора пытались оказать им помощь в питании, то немцы нас избивали, а красноармейцев и командиров РККА, получивших от нас продукты питания, расстреливали на месте. Я лично видела, как расстреляли военнопленных бойцов и командиров РККА, человек 25-30.

4. Змейкова Ф.Е. В августе месяце 1942 г. я лично видела, как немцы избивали бойцов и командиров РККА только за то, что они принимали продукты питания от мирного населения или отыскивали себе что-либо покушать в разных отбросах. Видела как убили 12 бойцов РККА, не могущих передвигаться.

5. Чулканова Е.И. Немецкие солдаты и офицеры, работавшие в ноябре месяце 1942 г. на железной дороге, избивали военнопленных красноармейцев и гражданское население, мобилизованное на работу по восстановлению железной дороги, за то, что они не могли нести непосильного физического труда.

6. Клочков И.Г. Я лично видел, как немецкие оккупанты расстреляли 10-12 военнопленных бойцов и командиров РККА за то, что они не могли выполнять непосильную для них работу по переноске грузов. Это было в августе месяце 1942 года.

7. Нагайцев А.И. Я был свидетелем, когда немецкие конвоиры по 4-5 дней не давали воды военнопленным бойцам и командирам Красной Армии. Кормили их только гнилой рожью по 100-150 гр. в сутки. В августе 1942 г. при мне расстреляли 7 военнопленных бойцов РККА за то, что они не могли выполнять тяжёлого физического труда. Перед расстрелом немцы издевались над бойцами, избивали прикладами винтовок. Мне приходилось зарывать трупы расстрелянных и зверски замученных военнопленных бойцов и командиров РККА, в их числе были и трупы сожжённых бойцов.

8. Беликов Л.М. Видел лично, как избивали немцы военнопленных бойцов и командиров Красной Армии. Я знаю 60 человек военнопленных, которых расстреляли после мучительных истязаний. Военнопленных держали под открытым небом, в поле, и в пищу они получали рожь или просо по 100-150 гр. в сыром виде.

Протокол подписали: Лионова, Шиповалова, Пискова, Змейкова, Чулканова, Клочков, Нагайцев, Беликов

АКТ (8)

1943 г., 10 июля

Мы, нижеподписавшиеся – заместитель председателя сельсовета Жарова Еликанида Александровна, председатель колхоза им. Кирова Митякин Василий Иванович и зав. избой-читальней Иванова Полина Ивановна – составили настоящий акт о нижеследующем:

Всё население хутора Верхняя Бузиновка, Клетского района, было свидетелем зверств немецко-фашистских захватчиков. На дворе, где до оккупации был ветеринарный участок, немцы огородили площадку и поместили туда пленных красноармейцев. Вход на площадку был оставлен очень узкий, у входа стоял немец-часовой с дубинкой и, когда красноармейцы проходили, он их провожал ударом дубины. Целыми днями толпились пленные на этом базу на жаре и в пыли. Кормили их один раз в день пареной рожью. На глазах у многих бузиновских граждан немцы издевались над пленными красноармейцами: привязывали их к столбу у школы, били и держали привязанными по 2-3 дня, не давая пить и есть, а тех, кто был слаб, убивали.

Подписи: Жарова, Митякин, Иванова

ПРОТОКОЛ (9)

опроса свидетелей, составленный 28 июня 1943 года

Уполномоченным Сталинградской областной комиссии

по установлению и расследованию злодеяний

немецко-фашистских захватчиков и их пособников

По поручению Сталинградской областной комиссии мною, Головиной Н.И., уполномоченной указанной комиссии, опрошены свидетели: Опокина Маргарита Фроловна, Бондаренко Стратон Никитич, Башкова Марфа Иосифовна и Башкова Клавдия Михайловна – колхозники колхоза «Красный Октябрь» Заливского сельсовета Ворошиловского района, которые дали следующие показания:

1. Опокина М.Ф. 18 декабря 1942 г. на окраине хутора Чикова я видела много трупов бойцов и командиров Красной Армии. Некоторые из них носили следы зверств и издевательств: выколотые глаза, вывернутые руки, холодным оружием распоротые животы. При похоронах погибших, 29 декабря 1942 г., стало ясно, что это трупы расстрелянных военнопленных в количестве 40 человек. Перед расстрелом немецко-фашистские захватчики раздели и ограбили их.

2. Башкова К.М. 18 декабря 1942 г. меня с семьёй немцы выгнали из дома и вместе с другими гражданами нашего хутора, подгоняя ударами, направили на площадь, где стояли военнопленные красноармейцы. Недалеко от моего дома на земле лежал раненый боец. На моих глазах немецкий солдат подошёл к нему и убил его из нагана. На площади я увидела, как немцы снимали с военнопленных сапоги и сумки. Один немец зверски расстрелял при мне двух бойцов. Через некоторое время с площади нам приказали убраться. Позже я увидела трупы расстрелянных бойцов и командиров.

3. Башкова М.И. Из 40-ка военнопленных бойцов, расстрелянных 18 декабря 1942 г., 10 человек были расстреляны возле дома моего свёкра Бондаренко Стратона Никитича, трупы их я, вместе с другими, хоронила 29 декабря 1942 г.

4. Бондаренко С.Н. 18 декабря 1942 г. возле моего дома были расстреляны 10 человек военнопленных красноармейцев. Их окровавленные трупы я помогал убирать и хоронить.

Подписи: Опокина, Башкова, Башкова, Бондаренко

АКТ (10)

1943 год, 22 июня

Мы, нижеподписавшиеся – председатель комиссии председатель Ореховского сельсовета Клетского района Сталинградской области Липатов П.В., члены комиссии учительница Елисеева В.М., депутат сельсовета Воронков А.Г., колхозники Топилин К.А. и Федосов Р.Л. – составили настоящий акт о нижеследующем:

За период временной оккупации немецкой армией хутора Среднинского Ореховского сельсовета Клетского района Сталинградской области с 28 июля 1942 г. по 22 ноября 1942 г. немцы открыто чинили гнусные злодеяния над советскими военнопленными. Во дворе гражданки Елисеевой В.М. была поставлена палатка, где помещались военнопленные красноармейцы в количестве 4 человека. В один из октябрьских дней немецко-фашистские варвары по команде немецкого офицера (фамилия его неизвестна) вывели из палатки трёх военнопленных красноармейцев во двор и начали зверски избивать их, а затем избитых и измученных, со связанными за спиной руками привязали во дворе к повозке. Вид у красноармейцев был ужасный – лица изуродованы и в крови. В 4 часа дня их под конвоем повели к речке, где под обрывистым берегом было врыто три столба, привязали к столбам и по команде немецкого офицера был дан залп. Два красноармейца были убиты сразу, а третий успел послать немцам проклятие и упал сражённый пулей немецкого офицера.

Вышесказанные злодеяния чинились на глазах граждан Елисеевой В.М., Елисеевой А.А., Королёвой И.А., что они и подтверждают.

Подписи: предсельсовета Липатов, учительница Елисеева,Воронков, Топилин, Федосов

[url]http://kurgan.clan.su/forum/6-719-1[/url]

Продолжение здесь ..

А вот еще лучше. Собрали фашисты всех Александров1 в один большой сарай.

облили бензином , да подожгли)