Ответ в теме: Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма

Главная Форумы Россия Русская история Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма Ответ в теме: Русская белоэмиграция в борьбе против нацизма

#2102712
Зимородок
Участник

А вот они – генералы Краснов, Шкуро, Абрамов, Вдовенко и другие – за долгие годы эмиграции заигрались в политику, запутались в связях с иностранными спецслужбами, в своих амбициях и подтолкнули часть эмиграции к ошибочному шагу.

Основная часть эмигрантов, примерно 60%, способных носить оружие, заняла позицию неучастия в войне. Как подчеркивал И. Ильин, «есть общее правило международной политики: когда два врага моей родины начинают борьбу друг с другом, то мне следует расценивать эту борьбу не с точки зрения международного права, или справедливости, или сентиментальных настроений, но с точки зрения интереса моей Родины и экономии её сил. В таких случаях показуется нейтралитет». Безусловно, такая позиция означала отказ от поддержки действиями воюющих сторон, но симпатии выражались по нарастающей только в отношении одной из них – Советского Союза. Как отмечалось в отчете Дирекции полиции Болгарии за август 1943 года, это объяснялось во многом тем, что «эмигранты помнили о своём русском происхождении, русские радуются победам Красной армии даже тогда, когда боятся большевизма».

Не записываться в Русский охранный корпус, не участвовать в прямых действиях, направленных против Советского Союза, призывал видный деятель РПЗЦ, глава русских церковных приходов в Болгарии, человек подвижнической жизни архиепископ Серафим (Соболев). Многих прихожан удержал он от шагов, уводивших на путь коллаборационизма, пособничества врагам России. Эмигранты, не пошедшие на сотрудничество с немцами, конечно, были в той или иной степени противниками советской власти, но в то же время истинными патриотами своей Родины. Они проявили интерес к случаю генерала Власова, к его «воззванию» от 6 февраля 1943 года записываться в РОА, чтобы свергнуть диктатуру Сталина. Однако активная работа немцев и их пособников в этом направлении результатов практически не дала – в Сербии, по оценке марионеточных властей, «отклик был очень слабый», в Болгарии призыву Власова «поддались лишь единицы». Болгарская Дирекция полиции сделала вывод, что эмигранты «не смогли понять сущности власовского движения». Говоря другими словами, они не верили в идейный антибольшевизм Власова, в его возможности быть хотя бы автономным от гитлеровцев.