Ответ в теме: Мединский объявил враньем воспоминания блокадника о Блокаде

Главная Форумы Россия Русская история Мединский объявил враньем воспоминания блокадника о Блокаде Ответ в теме: Мединский объявил враньем воспоминания блокадника о Блокаде

#2160830
Аноним
Гость

Фёдор Мамонов

Недавно меня назвали «Дон Кихотом», занятым борьбой с «ветряными мельницами давно уже не существующего коммунизма». Сейчас я не собираюсь в миллион первый раз распространяться о России и анти-России. Поверьте, надоело рассказывать о том, что русский национал-антикоммунизм противостоит не просто определённой идеологии в её ортодоксально-марксистском варианте,*и вправду ставшем в XXI веке уделом маргиналов из АКМ (даже КПРФ отошла от марксовой «буквы»!), но советской оккупационной традиции, нео-советскому государству, которое при сохранении исходной антирусской сущности может примерять на себя самые разные маски вплоть до «националистических» (что мы и видели на открытии Олимпиады, когда чекисты беспардонно надругались над великой русской культурой, использовав её образы для давления на Запад, а дурачки-неосменовеховцы на это повелись).

На этот раз давайте представим, что мои обвинители правы и я на самом деле сражаюсь с призраками умершего врага. Вообразим, что никакой советчины нет уже свыше 20 лет, укрепимся во мнении, что всякая антисоветская риторика сегодня в лучшем случае донкихотство, а в худшем – «отвлечение сил от насущных проблем». Но что влечёт за собой отказ признать актуальность антисоветизма для русских? Вот тут-то и начинается самое интересное. Ибо такой отказ, как ни странно (далее мы убедимся, что странного тут ничего нет!), ставит крест на русской нации, забивает в её гроб последний и самый крупный гвоздь.

Почему? – воскликнет изумлённый читатель.

А вот почему (сейчас читателю представится шанс проникнуть мыслью в самые потаённые уголки сознания Фёдора Мамонова и его единомышленников). Наша гражданская война, которую-то и гражданской назвать трудно, ибо проистекала она не между двумя Россиями, а между Россией и Интернационалом, так вот, наша условно «гражданская» война есть война недовоёванная. И худшим из событий, сопровождавших её ход, является даже не геноцид большевиками русского народа (пережили же ирландцы устроенный англичанами голод, а бретонцы даже выковали свою идентичность благодаря якобинскому избиению – до того вполне «французами» себя ощущали), а наглое присвоение ими русского имени. Это-то присвоение и убивает нас эффективней всех гулагов и лиенцев вместе взятых. Не ограничившись кровопусканием, коммунистический монстр применил моральное оружие и решил добить русских ПОЗОРОМ. И в этом плане ранние, откровенные большевики, вроде считавшего Россию «тюрьмой народов» историка Покровского, для русских куда безопаснее, чем «патриоты»-сталинцы. Именно последние методично внедряли в сознание Свободного Мира, в сознание порабощённых народов, наконец, в головы самих русских идею о тождественности России и СССР. Именно им, а также их распоясавшимся наследникам, от имени нашего народа скандирующим на улицах нерусских городов «Сталин, Берия, Гулаг!», вгоняя в эстонцев и украинцев ужас и омерзение, мы обязаны тем ПОЗОРОМ, который незаслуженно (если встать на место русских как «малого народа») свалился на нас. Позором, который следует смыть, не отступаю ни перед какой кровью, ибо речь идёт не только о нашем будущем, но и о будущем наших детей, которым наверняка не захочется жить под насмешки, с нацепленной биркой «генетического раба».

Как уже было сказано, русская война с коммунизмом недовоёвана. А между тем от её исхода зависит судьба русских, если и не на земле (кто знает, может последний русский, воткнув штык в тулово советского дракона, падёт от усталости и ран…), то на небе уж точно. За её результаты русским отчитываться перед историей, перед другими народами, перед вечностью. И только русские построились, только подняли своё знамя, как приходит весть: «а враг-то ваш кровный, того, концы отдал, умер, причём давным-давно! Зря нарядились! По домам!». На самом деле трудно вообразить что-либо ХУЖЕ такой «хорошей» новости. Это же крах всего мировоззрения, да какого там мировоззрения – крах целого народа, признание его навеки опозоренным, ибо нет уже врага, которому надо отомстить во что бы то ни стало… Даже примирение с советизмом было бы менее катастрофичным – перемирие всегда можно разорвать, но что сделаешь, если твой враг, надругавшийся над твоим народом, да ещё и нагло забравший у тебя самое дорогое, вдруг… умер. Стал благопристойным музейным экспонатом, так сказать, «вошёл в историю непобеждённым»!

Помните, если советчина умрёт мирной смертью или насильственней, но без участия русских, то для последних наступит «конец истории». Но представлять из себя он будет не happy end, а обвинительный вердикт, без права на апелляцию и кассацию, ибо клеймо «раба» и «совка» уже ничем не смоешь – нет ответчика…

А ведь русские могут упустить последний шанс доказать всему миру, что они – не совки. Но доказать это можно лишь на практике, лишь в противостоянии не-советскому чудовищу. Нельзя отнекиваться от борьбы с якобы «умершим» коммунизмом, если в этой борьбе – ключ к спасению твоего народа. Антикоммунизм представляет жизненную необходимость для русских, он – последний клапан, поддерживающий их дыхание. Серьёзно. Никакие «распады СССР» не в силах отменить его острую гипер-актуальность для русских, которые, по логике нормального человека, должны быть в миллион раз антикоммунистичней всех остальных народов, ибо выступить против советчины их заставляют не материальные потери, а уязвлённая, причём на глазах всего мира, честь… То-то вы удивитесь, когда узнаете, что на сегодняшний день т.н. «русское движение», находясь в эпицентре красной недо-империи (sic!), за 20 с лишним лет относительной свободы не начертало на своих знамёнах ни одного антисоветского лозунга!

Советский коммунизм есть абсолютное зло богоборчества и если русский народ «впитал» его «здоровые» элементы в себя (как то утверждают шизоидные националисты «большого народушки»), то, следовательно, частицы этого зла отныне закодированы в его сущности. Если же первоначальный носитель этого зла, от которого русские и подхватили вирус, приказал долго жить – что ж, горе вам, русские, не раздобыть Вам сыворотки из чрева змеи (извиняюсь за некорректную аллегорию, – из советской змеи не надо добывать противоядие, её надо сразу убивать, – но мысль схвачена верно: пусть советчина пока здравствует, чтобы русские своей борьбой против неё смогли реабилитировать себя). Так, недотёпы косолапые, и предстанете перед судом Божиим зашкваренными «природными коммунистами», как вас кличут во всех частях света из-за вашего нежелания воевать за свою честь, за своё достоинство, за своё настоящее русское имя.

Для Достоевского ад был местом, где нельзя любить. Следуя в чём-то похожей логике (кто читал «Братьев», тот поймёт), для русских ад – это место, в котором нельзя ненавидеть советчину. Понять с первого разу нелегко, но всё же вдумайтесь и представьте, какие муки предстоит подлинным русским пережить в таком аду.

…Армия застыла в оцепенении. Ведь не мог же враг умереть без её вмешательства. Так нельзя! Нужно довоевать во что бы ни стало! Отсюда и моё стремление переформатировать «гражданскую» (как будто коммунистическое зло – часть русского гражданского целого…) войну в национально-освободительную, а русскую нацию построить по эстонско-бретонско-хорватско-ирландско-чеченско-бурской кальке (для большинства «рузке националистов» – это даже не нонсенс, а нечто НЕМЫСЛИМОЕ). Хочу, чтобы как в Хорватии. Как в Галичине. Чтобы маленький, но героический русский белый народ, воспитанный на примерах Дроздовского и Каминского, сражался против вавилонской клоаки РФ, против всей этой многонациональной орды во главе с главным интернационалистом – советизированным «большим народом». Стряхните с себя ворох закосневшей «ярусской» догматики и вы поймёте, что предложенная концепция «малого народа» белых русских – единственный способ выбраться (вырваться!) из тупика.

Причём большинству «страдальцев» за «русский народ» на изложенные выше доводы в общем-то плевать. Считает весь мир русских виновниками большевистского зла или не считает – им хоть бы хны. А если и считает, то даже лучше: «вот как все нас боятся!», «показали им наши деды кузькину мать!». Гопнику «пофиг» на то, что о нём думают другие. Гопники заняты «насущными» проблемами. Например, требуют заменить черных «чурок» на белых «чурок». Мне, представителю русского «малого народа», в свою очередь «пофиг» на то, какой сорт инородца будет командовать мной: русскоязычный кавказец или русскоязычный совок, для меня оба – чужаки, диктату которых нужно сопротивляться. А имеет ли эта чурка уродливо-горбатый или уродливо-курносый нос – дело десятое.

Вот и подумайте, кто же на самом деле Мамонов. Неужто русофоб? Или, наоборот, один из последних искренних русофилов, который осознаёт трагедию, постигшую его народ и желает русским конечного исцеления и торжества над всеми их врагами?