Ответ в теме: Десантура-1942. В ледяном аду. Алексей Ивакин

#2169364
Helga X.
Участник

После того как эти планы были отменены, Тарасов получил задачу пробиться со своей бригадой в Демянский котел и рассечь его с севера на юг. В то время ему еще не было известно, что в этой операции должна была принимать участие и 204 вдбр. Предусматривалось рассечь Демянский котел на четыре части. Согласно этому плану вначале необходимо было захватить Добросли, чтобы пленить штаб 16-й армии. Этот приказ был встречен смехом командирами, так как им было известно, что в котле находился усиленный II немецкий корпус. В ходе этих операций Демянск должен был быть окружен. Тарасову было предоставлено право самому принимать решение: окружать вначале Демянск или же сразу же его захватывать.

Остальные приказы он должен был позже получить в сеансе радиосвязи. Позднее он получил приказ окружить также населенные пункты Бель 1 и 2.

Состав и вооружение 1 вдбр:

Бригада насчитывает 2600 человек.

Состав:

4 батальона по 600 человек каждый рота связи 70 чел.

саперная рота 80 чел.

минометный дивизион 120 чел.

Точные цифры Тарасов привести не смог. На вооружении очень высокий процент автоматического оружия. Минометный дивизион состоит из трех батарей по четыре миномета калибра 52 мм в каждой. Кроме того, в дивизионе два миномета калибра 82 мм. В каждом батальоне по минометной роте по 6 минометов калибра 52 мм в каждой. В бригаде 12 противотанковых ружей. В ходе боев большинство из них, а также минометы были утрачены.

Бригада не была оснащена противогазами.

Ход боевых действий

Бригада была направлена из Вылпосова вначале в Валдай, а затем в Гривки. Оттуда на лыжах-снегоступах переправлена в период между 3 и 6 марта на участке отметка 79,0 – Пустынька – через линию фронта. При переходе линии фронта было незначительное огневое соприкосновение с противником. После марша бригада расположилась в лесу в 4 км северо-западнее Опуева. Через 8–9 дней за ней последовала 204-я бригада, численностью лишь в 1000 чел., так как большая ее часть не смогла пробиться через линию фронта. Командовал бригадой майор Гринев. О существовании 204-й бригады в этом районе Тарасов узнал во время своей встречи с Гриневым. Утверждения пленных о том, что 2-й батальон 204-й бригады уже до этого был десантирован с воздуха, по данным Тарасова, не соответствует действительности. Ему также в то время не было известно, что 2 вдбр тоже проникла в котел и должна была с юга атаковать Лычково.

В начале операции общее командование обеими бригадами было возложено на майора Гринева. Тот факт, что майор командовал подполковником, делает правдоподобными утверждения Тарасова о его неблагонадежности. Только позднее полковник Латыпов, специалист по операциям в немецком тылу, взял на себя командование 1-й и 204-й бригадами. Он находился за линией фронта с лыжным батальоном.

Примечательно, что Тарасов не мог назвать точные даты. Поэтому трудно точно проследить временной ход операции.

В атаке на Малое Опуево Тарасов не участвовал, так как ею руководил Латыпов. После того как бригада вынуждена была вновь оставить Малое Опуево, Тарасов был удивлен, что немецкие подразделения не стали продолжать преследование. По его мнению, автоматического оружия хватило бы, чтобы обратить в беспорядочное бегство отступающие подразделения бригады. Такие «упущения» немецких войск констатировал он также и в других случаях.

У Малое Опуево 2-й батальон 1-й вдбр был почти полностью уничтожен. По его словам, число убитых там составило 300 человек. В этом бою участвовала и 204-я бригада.

После того как бригады вновь отошли в лесной лагерь у Малого Опуева, самолетами им было доставлено «достаточное» количество продовольствия. Самолеты садились на специально созданный лесной аэродром, чтобы также забрать раненых.

Другие операции 204-я и 1-я бригады проводили вместе. Предусматривалось вначале, что 1 бригада будет атаковать Добросли, в то время как 204-я вдбр должна была занять Ользи. Но так как 204-я бригада заблудилась в лесу, то она не смогла выполнить свою задачу. Атака на Добросли проводилась в количестве около 2000 человек. После боя обе бригады вновь встретились в районе Малое Опуево. Если у Малое Опуево потери были тяжелыми, то у Добросли они были гораздо меньшими. По тактическим соображениям Тарасов отказался от плана окружения Демянска, на чем настаивал комиссар Мичихин. Возникшие трения привели Латыпова к окончательному решению взять на себя командование 1-й бригадой. По невыясненным соображениям Латыпов также отказался от атаки Демянска. Обе бригады совершили марш из лесов в районе Опуево тремя колоннами на расстоянии 150 метров друг от друга в южном направлении, пересекая дорогу Демянск – Бобково, конкретно между Бобково и Корнево. В то время как 1-я бригада при переходе дороги почти не имела потерь, так как подразделения 1-го батальона, встретив ожесточенное сопротивление противника, сразу же отошли в Малое Опуево, 204-я бригада вновь потеряла ориентир, заблудилась и вышла прямо в Бобково, где в ходе боя имела тяжелые потери. К тому времени в расположении 1 батальона 1 бригады, который согласно радиограммы от 07.04 находился все еще у Малое Опуево, собралось еще 300 раненых и обмороженных десантников. После пересечения дороги в трех км южнее был разбит новый лагерь. Точное место не названо, но по данным других пленных оно установлено и находится на восточной окраине Галоевского болота.

В ночь на 24 марта 204-я бригада атаковала Игожево. Приказ об этом поступил непосредственно из штаба Северо-Западного фронта. Командовал атакой командир батальона в звании майора. Фамилия его неизвестна. План боя разрабатывал лично Латипов.

По словам Тарасова, Латыпов лично составлял планы всех операций. Однако подразделениям стало известно только 5 апреля о существовании Латипова и его функциях как командира бригады.

Точное число потерь Тарасов не смог указать. По его оценкам, у Игожево потери составили около 400 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. После боя от первоначального числа в 800 человек вновь нашлись:

150 чел. под командованием майора,

300 чел. прибыли организованно к указанному пункту сбора на Гладкое болото,

100 чел. группами и поодиночке подошли позже.

Тарасов утверждает, что той же ночью с 1-й бригадой отошел в южном направлении. На возражение, что это противоречит временным параметрам, он признал, что мог ошибиться с датами, так как у него на них плохая память. Существовал принципиальный приказ: марш совершать только в ночное время. Несмотря на запрет, подразделения 1-й бригады пересекли участок дороги Ермиково – Игожево в дневное время. Об этом периоде времени Тарасов не смог привести точных данных. По некоторым его высказываниям можно сделать вывод, что он был в этот момент в состоянии алкогольного опьянения, которое помешало ему также принять участие в бою у Старого Тарасова. Марш 1-й бригады из Игожево в Старое Тарасово должен был быть завершен и течение двух дней. В операции в районе Ст. Тарасово должны были участвовать 1000 человек, хотя наличные силы составляли 1800 чел. В ходе атаки, в частности, были задействованы 1-я рота 1-го батальона, 3-й и 4-й батальоны, которые, однако, из-за потерь были значительно ослаблены. По данным Тарасова, операцией вновь руководил Латыпов. После боя бригады собрались у отметки 80.1 и оставались там также и следующую ночь. Остатки 204-й бригады, которые вновь пополнились за счет подхода заблудившихся групп, получили приказ атаковать Меглино. Но так как в очередной раз подразделения потеряли ориентир, атака была сорвана. Остатки 204-й бригады вернулись в пункт 80.1. Обе бригады получили по радио сообщение от армии, что населенный пункт Черная уже занят русскими войсками, что не соответствовало действительности. Так как первоначальная задача была взять Ст. Тарасово и пробиваться между Лунево и Корнево, то остатки обеих бригад выдвинулись в южном направлении, однако были остановлены на линии фронта. Только одной роте под командованием старшего лейтенанта Рожкова численностью 100 чел. удалось прорваться. Об этом Тарасов узнал из сообщения, доставленного самолетом. Роте удалось пробиться только потому, что прилегающая местность была покрыта кустарником, который удалось преодолеть почти незаметно. После этого неудачного прорыва бригада сосредоточилась в лесу севернее Корнево. Здесь бригада понесла большие потери от артиллерийского обстрела. Тарасов выразился дословно: «Этот артиллерийский огонь был классическим. Стреляли с двух направлений. Очень интенсивным был огонь со стороны Маслово, в то время как со стороны Черная он был менее интенсивным. Потери составили около 200 чел., при этом было выведено из строя очень много офицеров. На вопрос, был ли подбит артогнем самолет «У-2», Тарасов ответил отрицательно.