Роль и место «исследований» Т.Г. Таировой-Яковлевой в украинской историографии

Главная Форумы Новости В России Пятая колонна враги России враги народа Роль и место «исследований» Т.Г. Таировой-Яковлевой в украинской историографии

#2209275
Афоня
Участник

Одним из наиболее важных и значимых «прорывов» в современной мифоистории применительно к украинской мазепиане[1] являются публикации «украинского историка из Санкт-Петербурга», доктора исторических наук Т. Г. Таировой-Яковлевой. Однако связано это не с тем, что она является самым выдающимся российским знатоком истории Украины и наиболее известным исследователем жизни гетмана Я. Мазепы, сумевшим внести в украинскую историю нечто такое, чего до неё никто не открывал. Ведь всё, о чём она пишет в той или иной мере уже присутствует в украинской историографии. Просто, благодаря ей, украинская мифоистория в целом и мазепиана в частности сумели создать и развернуть в русском культурно-историческом пространстве свой «украинский» плацдарм, дабы растить и множить сторонников украинской мифоистории и почитателей «украинского» гетмана в самой России. А тот факт, что она является представителем российской исторической науки, создаёт впечатление, что данная наука доросла до того, чтобы изучать гетмана по-новому: честно, объективно, взвешенно, всесторонне.
В этом смысле Т. Г. Таирова-Яковлева вполне достойно играет отведённую ей роль, с одной стороны представляя себя сильным, грамотным и объективным исследователем, заинтересованным только в поиске правды, а с другой, выступая как бы со стороны России. И поэтому её позиция выглядит значительно более убедительной, чем у её украинских коллег. Однако делают русские и украинские историки-«мазепинцы» одно общее дело, цель которого сначала обелить гетмана, а затем его по мере возможности освятить. В свою очередь это позволяет заново поставить вопрос о праве украинской истории на своё особое национальное видение. Праве переписывать русскую историю в соответствии с потребностями растущего и требующего исторической легитимности украинского проекта.
Так, по мнению Т. Г. Таировой-Яковлевой, «Мазепа – личность настолько неординарная и многогранная, что для его изображения нужна вся палитра красок»[2]. И такое отношение к объекту исследования можно только приветствовать, если не считать трёх вытекающих из данного заявления положений:
1) Тезис о гениальности Мазепы, который пусть не прозвучал так ясно и конкретно, но по сути уже чётко просматривается. А гения нельзя мерить обычными мерками. Он требует иного отношения. Вне морали, что бы там А. С. Пушкин о гении и злодействе ни говорил[3]. Однако, знание языков, игра на музыкальном инструменте и складывание душевных виршей для шляхетской среды того времени с учётом пика европейской куртуазности не являлось чем-то исключительным. И с этой точки зрения Мазепа принципиально из своей эпохи и среды не выделялся. Он не сделал ничего такого, ни в политике, ни в культуре, за исключением умения ярко подать себя, что вынуждает говорить о нём как об обладателе выдающихся человеческих качеств и исключительных способностей.
2) К тому же, каждому учёному ясно, что при грамотном и всестороннем исследовании всю палитру красок необходимо использовать независимо от объекта исследования. Однако из слов Т. Г. Таировой-Яковлевой получается, что учёный вправе применять разную палитру в зависимости от характера и качества изучаемого объекта, что, безусловно, является неправильным. Если же она имела в виду другое, то почему говорит о необходимости использовать всю палитру красок в данном случае?
3) Понятно, что данное заявление, по сути, обращено к тем, кто настроен по отношению к Мазепе негативно. Им предлагается найти в гетмане те плюсы, которые позволят уравновесить его образ в их представлениях, что на фоне его имиджа в России равносильно целенаправленному поиску исключительно позитива.
Собственно, ради этого Т. Г. Таирова-Яковлева и начинала своё исследование. И с данной задачей она прекрасно справилась. Мазепа в её книге предстаёт личностью великой, романтичной, непонятой, исключительно положительной даже там, где совершает совсем неблаговидные поступки, поскольку Т. Г. Таирова-Яковлева всегда находит этому оправдание. Чего стоят, например такие её строки, в которых «вся палитра красок» сведена к сердечно-голубому свечению: «Прирожденный политик, одаренный полководец и дипломат, человек отважный, честолюбивый и целеустремленный – он был олицетворением украинского духовного возрождения и расцвета казачества. Поэт и философ, прекрасно образованный, с прозорливым и насмешливым умом, он двадцать лет успешно лавировал в океане политической борьбы, оставаясь у руля Украины. Как любая выдающаяся личность, он, разумеется, возбуждал зависть и ненависть врагов. Пережив множество предательств и доносов, он практически никому не открывал свою душу. И лишь по немногим дошедшим до нас произведениям Мазепы можно угадать в нем тайного романтика, в сердце которого кипели тщательно скрываемые страсти и мечты»[4].
Поразительно, какой взрывной потенциал заложен в данном отрывке. Ведь ясно, что тот, кто является «олицетворением украинского духовного возрождения», для Украины должен значить никак не меньше, чем Данте и Леонардо да Винчи для Италии. К тому же в нём даётся ненавязчивая модель объяснения причин наличия у Мазепы такого количества врагов, которая сводится к известному мифу о Моцарте и Сальери, гению и завистливой, не понимающей его толпе.
Не случайно в своей работе А. Г. Бесов записал: «Кажется, ещё немного и Т. Г. Таирова-Яковлева «затмит» Мазепой и Петра I»[5]. И действительно, согласно мысли Т. Г. Таировой-Яковлевой, Мазепа в политике был «Моцартом», а «Сальери» сидел на российском троне в Санкт-Петербурге и ждал только случая расправиться с ним. В самом деле, подумаешь об этом, и сразу хочется воскликнуть: «Вы, жадною толпой стоящие у трона, / Свободы, Гения и Славы палачи! / Таитесь вы под сению закона, / Пред вами суд и правда – всё молчи!». Ах, почему М. Ю. Лермонтов назвал своё стихотворение не «Смерть Мазепы»? Хотя с другой стороны, ведь сказано у Т. Г. Таировой-Яковлевой, что Мазепа был поэтом и философом. И написал он, наверняка, много чего великого, романтического, мечтательного, но, к сожалению, крайне мало что сохранилось («лишь по немногим дошедшим до нас произведениям Мазепы…»). Враги сумели добраться до его архивов, и что могли – уничтожили. Но, несмотря ни на что, Т. Г. Таировой-Яковлевой удалось реконструировать образ гетмана таким, каким он был на самом деле. За что ей честь и хвала.
Однако, можно взглянуть на это и с другой стороны. И тогда придётся констатировать, что приведённые выше цитаты при внимательном их анализе наглядно показывают, что, осознанно или нет, но Т. Г. Таирова-Яковлева использует в своей работе те принципы, которые свойственны не науке, а тем, кто, манипулируя чужим сознанием, работает в режиме NLP[6].
Особенно бросается в глаза при чтении «Мазепы»
Т. Г. Таировой-Яковлевой то, как, не забывая о гетмане, уважаемый профессор из Санкт-Петербурга представляет себя перед читателями. В частности, во введении к книге она ясно даёт понять, что лучше всех сумела изучить Мазепу и его эпоху, о чём свидетельствует следующий пассаж: «Нагромождение мифов и штампов настолько плотно окружают фигуру Мазепы, что его негативно оценивали даже самые выдающиеся историки Украины, прославившие в своих трудах эпоху Гетманщины, – Николай Костомаров и Михайло Грушевский. Правда, оба они только поверхностно обращались к гетманству Мазепы, не изучали его серьезно и ограничивались первым тенденциозным впечатлением без глубокого анализа источников»[7].
Из данного отрывка, в частности, следует, что:
– никто, кроме Т. Г. Таировой-Яковлевой личности Мазепы так и не понял, и лишь она оказалась свободной от мифов и штампов;
– даже Н. И. Костомаров с М. С. Грушевским, несмотря на их заслуги перед Украиной, изучали историю гетмана несерьёзно и поверхностно, избегая «глубокого анализа»;
– те, кто оценивает Мазепу негативно, просто не владеют информацией или неспособны логически мыслить; находясь в плену мифов и штампов, они не могут рассматривать источники глубоко и объективно, не в состоянии всесторонне осмыслить имеющийся в их распоряжении материал и, значит, их исследованиями можно пренебречь.
В связи с этим следует отметить, что даже, если бы
Т. Г. Таирова-Яковлева в течение всей своей научной карьеры «сидела» на эпохе Мазепы и была бы абсолютно «в теме», делать подобные обобщения по отношению к другим исследователям с её стороны было бы не корректно. Но, ведь известно, что и свою кандидатскую диссертацию, и докторскую петербургский профессор посвятила не эпохе Мазепы и Северной войны, а Руине. А темой Мазепы, как она сама признаётся, Т. Г. Таирова-Яковлева занялась почти случайно, по предложению других заинтересованных сторон.
Откуда же такие глубокие знания? И настолько ли они глубоки, как уверяет нас «украинский профессор из Петербурга»?

Ссылки
[1] Мазепиана – термин, используемый для обозначения раздела в украинской историографии, который включает в себя многочисленные труды, написанные с целью отмывания образа гетмана Мазепы от клейма предателя и формирования культа Мазепы на Украине; термин «мазепиана» возник по аналогии с термином «ленининана», под которым подразумевалась литература, куда входили произведения, превозносившие и воспевавшие В.И. Ленина.
[2] Таирова-Яковлева Т. Мазепа. М.: Молодая гвардия, 2007. С. 6.
[3] Имеется в виду высказывание А. С. Пушкина, который устами Сальери утверждает, что «гений и злодейство – две вещи несовместные» («Моцарт и Сальери»)
[4] Таирова-Яковлева Т. Ук. соч. С. 6.
[5] Бесов А. Г. Бесов А. Г. Мазепиана Т. Г. Таировой-Яковлевой [Электронный ресурс] / А. Г. Бесов. – Режим доступа: http://www.fondsk.ru/news/2011/07/28/mazepiana-tg-tairovoj-jakovlevoj.html.
[6] Нейролингвистическое программирование (НЛП, от англ. Neuro-linguistic programming, NLP) — направление в психотерапии и практической психологии, основанное на технике моделирования поведения людей, добившихся успеха в какой-либо области, и наборе связей между формами речи, движением глаз и тела и памятью, позволяющей добиваться высокого уровня суггестивного воздействия на сознание людей. Основано на манипулятивных технологиях. Активно используется в политике, системе продаж и при соблазнении.
[7] Таирова-Яковлева Т. Ук. соч. С. 5.