Ответ в теме: Храбрые латыши и трусливые русские. Развенчание 100-летнего мифа.

Главная Форумы Россия Русская история Храбрые латыши и трусливые русские. Развенчание 100-летнего мифа. Ответ в теме: Храбрые латыши и трусливые русские. Развенчание 100-летнего мифа.

#2212721
Alchimic
Участник

Латыши – ещё одна паразитная нация?

…латыш — это чрезвычайно упертая, тупая овца. Это самый яркий пример быдлоизма на национальном уровне. С быдлом нельзя быть на равных. Ты ему даешь возможность высказываться и чувствовать как человек, а в ответ они пользуются этой возможностью, чтобы вести себя как скот.
(обобщённый образ латыша глазами русских)

Начну с того, что на территории Европы никогда не существовало самостоятельного государства Латвия. И это понятно народ неспособный развить собственную государственность становиться паразитом, а наиболее продвинутые представители латышей перемещались на ПМЖ в другие страны, дабы была возможность жить полноценной жизнью наряду с развитыми цивилизациями России и Германии. С
латышами по своей никчёмности могут сравниться, пожалуй, только «западэнцы» так же ублюдочный саранче подобный народец, постоянно ищущий себе хозяина и так же постоянно пакостничающий, как и латыши.
…У латышей принято считать, что «Латвия» – это та территория, где исторически жили преимущественно латыши и их предки – курши, латгалы, лыивы и др.Современная «Латвия» начинается с того времени, когда эти предки здесь появились. Точно так же латыши относятся и к истории других народов. В латвийском случае для удобства можно говорить о периоде с самого прихода первых людей после ледникового периода, поскольку первыми жителями, чья этническая принадлежность установлена, уже являются лыивы – народ эстонской группы, ныне почти полностью ассимилировавшийся среди латышей. В более узком смысле латышами называют только северо-западных балтов (без лыивов). Считать все латвийские балтские народности первого тысячелетия латышами (лыивы влились в эту совокупность позже) можно на основании близкородственных культуры и языка, а в 13 веке после вторжения крестоносцев образовалось и фактическое территориальное единство.

Побережье Балтийского моря — нынешние Лифляндии, Эстляндии и Курляндии. «Латвия» была заселена 4-мя народами: ливами, эстами (финскаго племени), латгалой и латами (литовск. племени). До 13 века нельзя говорить о какой-либо общей политической организации «Латвии». Отдельные племена жили в ней вполне самостоятельно; культурный уровень их был низкий. Их религия заключалась в поклонении явлениям природы. Главным богом у них был бог грома — Перкун, которому посвящались старые вековые дубы. В обычае были жертвоприношения; лошадь считалась наиболее благородною жертвою. На войне жители обнаруживали большую свирепость и беспощадно четвертовали своих пленных. Покойники сжигались; пепел от их трупов сохранялся в урнах. В настоящее время найдено немало таких урн. За покойником нередко сжигались его любимые домашние животные, лошади и собаки; в могилу клали оружие, хлеб, мед, монеты. Помните, древние египтяне не знали, куда девать пленных (кормить-то их накладно) и, поэтому, пленных убивали. И лишь потом, придумали их использовать как бесплатную рабочую силу. Их даже называли – «говорящий скот». Так возник рабовладельческий строй и началась цивилизация. По всему получается, что в 13 веке, в центре Европы проживал народ, который по уровню дикости еще находился в пятом тысячелетии до нашей эры. Для сравнения — в Руси, к тому времени, уже были написаны «Повесть временных лет», «Слово о Полку Игореве», таким образом, уже существовала самостоятельная русская (негреческая) литературная традиция.
Основную роль в создании единого народа сыграла культура, основанная на народных песнях – понятные всем, они во многом сформировали как язык, так и общие воззрения и верования. После распада ливонских государств это единство заметно пострадало – в Латгалии, например, язык и религия испытали сильное польско-католическое влияние. Кроме того, поскольку реальная политическая власть с конца 13 по начало 20 века находилась в руках немцев (независимо от формальной государственной власти), происходящее в их среде тоже влияло на происходящее в стране. Немцы в Латвии сделали…. Ну как бы это поделикатнее выразиться, в общем, все. Просто все. Построили города. Церкви. Университеты. Основали торговлю. Промышленность. Дороги. Канализация (они бы просто засрали всю свою территорию). Электричество. Литература. Письменность. Религия. Медицина. Образование. Армия. Ну, в общем, все, что только возможно.

Поэтому для латыша совершенно наплевать, под управлением кого его страна считалась пятьсот лет назад – это всё равно страна только его и его предков, а чужие всегда оставались ничем, пусть и опасным ничем, которому приходится покориться, но который никаких прав от этого не приобретает. Для обычного латыша, как Ливония, так и Российская империя в Латвии – всего лишь структуры управления, а не государства. Так латыши смотрели на них 300 и 600 лет назад, так смотрят и сейчас.
Современные историки «Латвии» такие как Э. Екабсонс, В Щербинскис пытаются представить историю латышей в ином свете, а именно как активных участников белого движения в России после октябрьского переворота 1917 года, однако это именно те единицы представителей латышей, которые адекватно мыслили и являлись генетически представителями нордической расы.
Но давайте рассмотрим деятельность этой саранчи в наиболее понятный для современного человека период ХХ – го века. Латышские стрелки – выродки на Русской земле. Отправной точкой для латышей в деле уничтожения Российской Империи стал

Второй съезд делегатов латышских стрелковых полков, прошедший в Риге в середине мая 1917 года. 226 делегатов почти единогласно приняли резолюцию, в которой было указано, что Временное правительство — результат попытки мелкой буржуазии и одной части рабочих войти в соглашение с империалистической буржуазией и землевладельцами. Война в резолюции была охарактеризована как империалистическая, поэтому революционные силы должны бороться за мир без аннексий и контрибуций, должны прогнать свои империалистические правительства. По самому важному для революции вопросу — о власти — съезд заявил: «Нашим лозунгом: является призыв революционной демократии: всю власть Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов!» Вот что пишет А. Кох о той ситуации: «…Столь убедительной поддержки своим устремлениям не ожидали даже лидеры большевиков. Так П.Стучка писал, вспоминая тот день: «Я видел только восторженное почти единогласное голосование. Должен признаться, что был сильно поражен этой решимостью. Днем позже, выступая на отдельном собрании одного из полков, я убедился, что это — думы и воодушевление масс, а не только избранной верхушки».
Резолюция 17 мая означала переход латышских стрелков на сторону большевиков, и 40 тысяч латышских стрелков стали ядром большевистских военных сил в революции. О политических взглядах латышских стрелков говорит следующий факт: на выборах в Учредительное собрание, состоявшихся в ноябре 17-го, за кандидатов большевиков было подано 95 процентов голосов.
Через два месяца, в феврале 1918 года, немецкие войска, в том числе 12 Балтийская пехотная дивизия генерал-майора Рюдигера фон дер Гольца, прорвали фронт и оккупировали всю территорию Латвии. 40 тысяч хорошо обученных и вооруженных латышей не стали защищать свою Родину, а отправились «сражаться за свободу и упрочение советской власти» на необъятные российские просторы. На своих штыках они несли революционный террор, а попросту — смерть миллионов русских людей.
Вот как Л.Д.Троцкий (пойди найди лучше эксперта по Гражданской войне в России, все таки, Наркомвоенмор, — главнее нету!) описал роль латышских стрелков в исходе гражданской войны: «Латышские стрелковые части, — отличившиеся беспримерной самоотверженностью в период гражданской войны, были созданы еще царским правительством в 1915 году, преимущественно пролетарский состав частей был причиной того, что вскоре после Февральской революции, в мае 1917 года латышские стрелки объявили себя сторонниками большевиков.

С этих пор они связали свою судьбу с судьбой революционного пролетариата советских республик, каждый раз, появляясь на самых опасных участках фронта и нанося тяжелые поражения врагу. Созданный 14-го декабря 1917 года латышский корпус подлежал, согласно Брестскому договору, демобилизации. Чтобы сохранить латышские части, было решено переименовать корпус в латышскую советскую стрелковую дивизию (13 апреля 1918 года). Начальником дивизии был назначен И.И.Вацетис. Еще до сведения их в корпус, латышские полки принимали участие в борьбе с польским корпусом Довбор-Мусницкого, а на юге — с Корниловым.
В 1918 году латышские части принимают активное участие разгроме анархистов и подавлении левоэсеровского мятежа. В период чехословацкого мятежа на Восточный фронт перебрасываются 7 латышских полков. За доблестную двухдневную оборону Казани (5 и 6 августа) 5-й латышский полк награждается ВЦИКом красным знаменем. В конце 1918 года и начале 1919 года латышские части очищают Латвию от немецких баронов и русских белогвардейцев: (Вот они, вот они — латышские части! Это те самые части Красной Армии, которые сначала захватили Ригу, а потом фон дер Гольц их пинками вытолкал обратно в Россию! Вот какой они видели родную Латвию — большевистской! Ну где, ну где же спасибо немцам за то, что они спасли Латвию от озверевших латышей?)
Осенью 1919 года мы видим всю латышскую стрелковую дивизию с ее кавалерией (во блин, у них и кавалерия была, еще к 40 тысячам стрелков плюсуй не меньше 10 тысяч) под Орлом, куда она была переброшена главнокомандующим Вацетисом, для того чтобы прикрыть пути на Москву. Здесь пришлось поставить ее в центре ударной группы против Добровольческой армии генерала Деникина. Латышской дивизии были приданы бригада Примакова и червонная бригада Павлова. Столкновение произошло в районе города Кромы. Здесь разыгрывается один из самых кровопролитных боев между латышской дивизией с приданными ей частями, с одной стороны, и 1-м корпусом Добровольческой армии — с другой. Силы были равные. Бой длился около двух недель, с 11 по 27 октября 1919 года. Обе стороны напрягали все свои силы. Последнее и решительное усилие сделали 1-я латышская бригада и 7-й латышский полк в ночь на 27 октября, разгромив тыл противника и захватив город Кромы, где были расположены штабы. Кромская победа явилась первым шагом к победе над армией Деникина, которая, отступая, превращалась в клочки отдельных войсковых частей. В это же время 5-й латышский полк сражается против генерала Юденича, наступавшего на Петроград. Вместе 87-м и 88-м полками он составляет ударную группу, которая под Павловском наносит генералу Юденича решительное поражение.
Фронт генерала Юденича оказался разорванным на две части; это послужило началом поголовного бегства армии Юденича в Эстонию, где она была ликвидирована. За доблестные действия под Петроградом 5-й латышский полк получил 2-е красное полковое знамя.
Весною 1920 года латышская стрелковая дивизия действует под Перекопом, который она берет штурмом, но, не будучи поддержана своевременно, вынуждена отойти. Летом и осенью мы видим латышскую дивизию в передовых рядах войск, сражающихся против ген. Врангеля» (Л.Д.Троцкий «Советская Республика и капиталистический мир. Часть Первая»).

Таким образом, можно смело утверждать, что победа красных в гражданской войне в значительной степени была обусловлена участием на их стороне латышских частей. Всем известно, что перелом в гражданской войне начался после поражения Добровольческой армии под Орлом. Теперь мы знаем, кто его обеспечил.
Если к этому прибавить тот энтузиазм, с которым латыши шли в ЧК, с каким удовольствием они участвовали в расстрелах, как потом энергично и по-деловому они строили ГУЛАГ. Все эти Вацетисы, Петерсы, Стучки, Лацисы, Берзины. Наверное, уже пора нам счет Латвии предъявлять, а не, наоборот.
Вот как оценивает количественное участие латышей в становлении и удержании советской власти в России известный латышский профессор Айварс Странга (Вестник Европы. 2001. № 2): «184 тысячи латышей, более 10% нашей нации (если быть точным, то 20%. Откуда их столько взялось? Но это не мои цифры. Хотя с членами семей, может быть.), остались в Советской России после революции, не вернулись в Латвию, не воспользовались условиями Рижского мира, не участвовали в строительстве независимой, свободной Латвии. 70 тысяч из них подписали себе приговор, который был приведен в исполнение в 1937 году (собакам — собачья смерть). Эта цифра — 184 тысячи оставшихся здесь на руководящей работе, в том числе в ГРУ, в НКВД, — свидетельство того, сколь социально и идейно была расколота наша нация»». Вот и становится понятна разбойничья, маниакальная сучность латышей-шариковых. Я не буду останавливаться на зверствах латышских ублюдков на территории моей страны в период становления жидо-большевистской власти, а перенесусь сразу в условия освободительной войны 1939 – 1945 года. И так после прихода к власти в Германии НСДАП правительство активно преступило к организации консолидации фольксдойче на исконных немецких землях. В том числе и активно обустраиваемая на протяжении веков территория «Латвии». На тот момент численность населения территории «Латвии» составляла около 2 миллионов человек различных национальностей и примерно 60 процентов – собственно латыши. То есть по большому счёту не о чём по сравнению с Россией или Германией, так район в Берлине или Москве. Но сколько от них пакостей… В Латвии традиционно были сильны прогерманские настроения. Хотя до войны немецкое население составляло всего около 3 процентов, его общество под названием «Латвийское братство» после прихода Гитлера к власти официально провозгласило своей целью вхождение «Латвии» в состав Третьего рейха. После подписания «Версальского мирного договора» и «Брестского мирного договора» (Брестский договор оставался в силе 3 месяца. После революции в Германии 1918–1919 Советское правительство 13 ноября 1918 в одностороннем порядке аннулировало его.) страны Антанты решили обустроить свой форпост на территории «Латвии» и именно поэтому они решили предоставить «независимость» латышам. И как видно не зря. Следует отметить, что латвийская армия того времени представляла собой едва ли не самую боеспособную часть «Прибалтийской Антанты». Правительство Ульманиса не жалело средств на свои вооруженные силы. Так, в 1936 году в Великобритании были заказаны самолеты для ВВС, в 1939 году в Швеции — зенитные орудия. В Валге в начале декабря 1934 года эстонским и латвийским командованием были проведены совместные командно-штабные учения, на которых разрабатывались планы военных действий против СССР. В мае-июне 1938 года прошли аналогичные полевые учения. Помимо мобильной, хорошо вооруженной армии в республике имелся ряд национальных военизированных организаций. Молодежь была вовлечена в аналог «Гитлерюгенда» — «Мазпулку». Взрослая часть населения, включая женщин, объединилась в организацию «Айзсарги» («Охранники»). Существовавшая с 1919 года, эта милитаризированная структура, приняла активное участие в государственном перевороте в мае 1934 года, результатом чего главой государства стал ее прежний руководитель Карл Ульманис. Организация строилась по территориальному принципу, охватывая все уезды Латвии, и к 1940 году насчитывала в своих радах до 40 тысяч человек (21 полк). Члены организации объединялись во взводы, роты, батальоны и полки. Руководство «Айзсаргами» осуществлял штаб, во главе которого стоял бывший министр общественных дел Латвии Альфред Берзиньш. Каждый член организации имел винтовку, пистолет и запас патронов. Помимо стрелкового вооружения, имелась и артиллерия. Каждый «охранник» пользовался рядом привилегий, одновременно являясь резервистом национальных вооруженных сил. Помогая полиции, «охранники» в дни революционных праздников собирались в определенных пунктах для подавления возможных выступлений. Ими изучалась тактика уличных боев, осуществлялась охрана бастующих предприятий и штрейкбрехеров. «Айзсарги», живущие в пограничной полосе несли охрану границы. Айзсаргом мог стать и русский житель Латвии. Так, начальником группы по борьбе с партизанами при одном из волостных управлении был И. Селиванов. В составе его группы в основном служили агенты-русские. (С.Чуев Проклятые солдаты. Предатели на стороне III рейха. Москва. Издательства «ЯУЗА», «ЭКСМО», 2004). После подписания в 1939 году пакта «Молотов — Риббентроп» и присоединением территории «Латвии» к СССР организация формально была распущена, но ряд ее членов ушел в подполье и вошел в ряд подпольных вооруженных формирований – «Страж Отечества» («Тевияс Саргс»), «Латышский Национальный Легион», «Военную организацию освобождения Латвии».
В 1931 году была создана национальная организация «Громовой Крест» («Перконкруст»). К осени 1934 года она насчитывала в своих рядах около 5 тысяч человек. В 1940 году после вступления в Латвию Красной Армии группа актива «Перконкруста» рекомендовала своим членам вступать в компартию Латвии для сохранения ценных кадров.

«Латвияс Сарги» («Защитники Латвии») были созданы в мае 1941 года. Организация ставила своей задачей восстановление прежней Латвии при помощи Германии. После оккупации немцами Латвии «Защитники» были распущены, но большая их часть перешла на службу к новым хозяевам. В 1944 году по инициативе немецкой разведки организация была восстановлена и ее кадры использовались для ведения подрывной работы в советском тылу.
В конце июня 1941 года солдаты вермахта вступили на территорию прибалтийских республик, значительная часть местного населения приветствовала их как освободителей. В Ригу немцы вошли в начале июля. Не желая возвращения советской власти в прибалтику, многие жители «Латвии» были не против присоединиться к германской армии в её «крестовом походе против большевизма». Прибалтийские республики и Белоруссия были объединены рейхскомиссариатом по делам оккупированных восточных территорий (возглавляемым Альфредом Розенбергом) в единую административную территорию под наименованием «Остланд». Рейхскомиссаром «Остландии» был назначен гауляйтер Шлезвиг-Голштинии Генрих Лозе.
В свою очередь, РСХА в границах этой территории был сформирован главный округ СС под руководством обергруппенфюрера СС и генерала полиции Фридриха Еккельна со штаб-квартирой в Риге.

На территории «Латвии» службу безопасности возглавил бригадефюрер СС и генерал-майор полиции Вальтер Шрёдер. Шрёдер прибыл в латвийскую столицу в августе 1941 г. и возглавил командование латышской городской и сельской полиции, которая к этому времени была сформирована бригаденфюрером СС Францем Вальтером Шталекером.

Шрёдеру были нужны надежные национальные полицейские подразделения, которые могли бы высвободить немецкие воинские части от необходимости поддерживать общественный порядок в Латвии.

Он отдал распоряжение приступить к формированию так называемых батальонов безопасности, получивших наименование шума-батальоны. Эти батальоны немцы предполагали использовать исключительно для исполнения полицейских функций в составе СС. Справка: «Гитлер был настроен крайне недоброжелательно по отношению к населению «Остланда». Вначале он был решительно против призыва в армию населения этих областей и использования их на фронте. Это проявилось особенно резко… в его ответе на предложение «латвийского самоуправления» о создании 1-2 армейских корпусов, который был передан мне через имперского руководителя СС: «Фюрер не желает никаких воинских соединений из Прибалтики для использования их на фронте, так как после войны это привело бы к политическим требованиям с их стороны. Кроме этого, для этих целей нет оружия. Однако следует формировать, возможно, большее количество охранных батальонов для несения службы на оккупированной русской территории». Однако тяжелые потери, понесенные немецкой армией в ходе зимнего (1941-1942 гг.) контрнаступления Красной Армии под Москвой, вынудили Генриха Гиммлера передать шума-батальоны германскому военному командованию в качестве «пушечного мяса» — резервных подразделений. В последующем немцы использовали латышей в качестве тампонов – затычек, т.е. затыкали ими бреши на передовой, где использование регулярных частей СС было нецелесообразным. И поскольку в планах руководства Третьего Рейха не было формирование самостоятельных прибалтийских государств Альфред Розенберг направил рейхскомиссару «Остланда» Генриху Лозе инструкцию об обращении с населением оккупированных областей. В ней, в частности, говорилось: «…Цель деятельности рейхскомиссариата Эстонии, Латвии, Литвы заключается в формировании здесь рейхспротектората, а затем в превращении этой территории в часть великогерманского рейха путем привлечения к сотрудничеству полноценных с расовой точки зрения элементов и мер по переселению. Балтийское море должно стать внутренним северным морем под владычеством Германии… Рейхскомиссариат Остланда должен препятствовать любым поползновениям на создание эстонского, латышского и литовского государств, не зависимых от Германии. Необходимо также постоянно давать понять, что все эти области подчиняются немецкой администрации, которая имеет дело с народами, а не с государствами… Что касается культурной жизни, то необходимо с порога пресекать попытки создания собственных эстонских, латышских, литовских университетов и вузов. Не нужно возражать против открытия ремесленных училищ и небольших технических учебных заведений». А.Розенберг с самого начала и совершенно чётко приказал пресекать любые поползновения на получение какой-либо независимости Прибалтийских государств. Тем не менее, в инструкции особо подчеркивалось, что о недопустимости создания независимых государств «не следует заявлять публично». Ничего не подозревающие местные националисты после прихода немецких войск с энтузиазмом занялись формированием разнообразных правительств. Розенберг как бывший подданный Российской Империи не понаслышке знал о менталитете латышей, да и других прибалтов и именно поэтому был категорически против существования подобных народов. Вот обратите внимание на разницу в подходах Третьего Рейха к развитию государственности и народа России и прибалтийских территорий. На освобождённой территории России восстанавливались православные храмы, возобновляли работу вузы и театры, музей и библиотеки…активно восстанавливалась структура самоуправления без присутствия войсковых подразделений вермахта, формировались целые дивизии в составе войск СС и вермахта. Однако некоторые мне возразят и вспомнят о 15-ой и 19-ой дивизиях СС в конце 1943 года сведённых в VI-ой добровольческий армейский корпус СС (латышский). И это действительно так, но первоначально дивизии были сформированы из фольксдойче. Впоследствии, когда в 1943 – 1944 годах дивизии были раздроблены по отдельным частям и преданы другим воинским формированиям СС т.к. к этому моменту из-за нехватки людских ресурсов в дивизии начали принимать латышей и это привело к серьёзным поражениям на участках обороны дивизий и гибели их командиров-немцев. Не зная, что же им делать с латышами немцы из личного состава 15-ой дивизии сформировали три строительных полка, ну что им оставалось делать ведь воины из латышей никудышные. В итоге 15-я дивизия вообще перестала подчиняться руководству СС и задолго до окончания берлинской операции сдалась америкосам, а 19-я дивизия разбежалась по лесам, оказавшись в Курляндском котле. Осознавая цепную сущность и патологическую безбашенную жестокость латышей, руководством РСХА было принято решение не препятствовать самоочищению территорий от большевиков и жидов. 29 июня 1941 года глава РСХА (Главного управления имперской безопасности) Г.Гейдрих направил всем командирам “айнзатцгрупп” директиву, в которой предписывалось «не препятствовать устремлениям по самоочищению со стороны антикоммунистических и антиеврейских кругов на оккупированных территориях». Маховик убийств и грабежей уже крутился, и непосредственные исполнители на эту директиву вряд ли обратили бы внимание. Необходимо обратить внимание, что адресация и формулировка директивы сильно меняется с применением слова «самоочищение», подчеркивая, что акции грабежей и расстрелов были чистой воды самодеятельностью со стороны распоясывавшихся отморозков, и Гейдрих просил своих наместников – «просто им не мешать»… Убивали всех и своих и чужих. Жестоко и не менее цинично.
http://terek777.livejournal.com/70981.html