Ответ в теме: Альтернативная история. Роман Александра Липатова "Солдаты Отчизны"

#3048030

Тем временем день потихоньку клонился к закату. Вася налил Сторожеву чаю, Зойка смущенно улыбнулась и сказала:
— Спасибо Вам огромное, Николай Петрович, что Вы оказали мне доверие, приняв меня в ГУГБ. И Васеньке, моему единственному и ненаглядному, спасибо. До конца жизни я вам обоим обязана.
Сторожев усмехнулся в седые усы, скрестил руки на груди и ответил:
— Зоенька, так как раз задача Партии и состоит в том, чтобы всё население Республики было таким же счастливым и таким же честным, как ты и Василий. А если кто-то из враждебных стран этого не хочет — так на то и существует ГУГБ… — Сторожев поднял руку, указывая ей в сторону той части здания, где находилось ведомство генерала Крашенинникова, но тут на улице внезапно раздался мощный взрыв, да такой, что задрожали стекла. Сторожев, Вася и Зойка вскочили и подбежали к окну. На трамвайной остановке клубился дым, но, к счастью, трупов или раненых там не было. Вдали еще светил окнами уходящий трамвай. Сторожев выбежал в коридор, снял трубку настенного телефона и крикнул:
— Коммутатор? Срочную связь с генералом Стрельниковым! Андрей, ты на связи? Ты слышал взрыв?..- закричал Сторожев в трубку срывающимся голосом, после того как услышал хриплый тенорок начальника МВД генерала Андрея Максимовича Стрельникова. — Срочно поднимай рабочие дружины особого назначения и милицию! Оцепить Адмиралтейский район! Опытного кинолога со служебной собакой — живо на место взрыва!
Через полминуты над Петроградом зазвучала сирена общегородской боевой тревоги — один длинный сигнал, четыре коротких и снова два длинных. По городу мчались, истошно воя сиренами и сверкая мигалками, милицейские микроавтобусы «Сокол», а также грузовики «Балтиец», набитые дружинниками РДОНа. Около злополучной остановки остановился милицейский автомобиль, и из него выпрыгнула кинолог-проводник лейтенант Бартова, опытнейший собаковод петроградской милиции, с овчаркой на поводке. Подбежав к остановке, Бартова крикнула:
— Искать, Рекс! Рекс, искать!
Пес повел носом по еще дымившемуся асфальту и вдруг сорвался в прыжок. Бартова побежала за ним. Тем временем дружинники РДОНа с красными повязками на рукавах и с карабинами в руках оцепили район. Через десять минут Марфа Бартова доложила по рации:
— Нашли. Дом номер семнадцать по Комендантской улице, квартира номер пятьдесят. Соседи говорят, что квартиру на днях сняли приезжие из Галиции.
Сторожев, Вася, Зойка и генерал Георгий Крашенинников, к этому времени уже поднявшиеся на седьмой этаж, в штаб генерала Стрельникова, были от происходящего в полной прострации. Как в мирном, спокойном Петрограде мог случиться теракт? Как ГУГБ могло допустить, чтобы галицийские боевики-националисты сумели заложить бомбу на трамвайной остановке, которая, не отъедь трамвай за полминуты до взрыва, могла бы унести с собой несметное количество жизней?! Зойку колотил озноб, Василий был бледен как полотно. Наконец Сторожев закурил сигарету для того, чтобы успокоиться, и сказал:
— Георгий Иваныч, тебе выговор за прорехи в безопасности государства, без занесения в личное дело, но это потом. Васька, Зойка! — подозвал он ребят. — Хватит вам бездельничать. Максимыч! — обратился он к Стрельникову. — Скажи, чтобы сержанту Крашенинникову выдали ручной пулемет образца пятьдесят второго года, а сержанту Шаповаленковой — две цинки с пулеметными лентами. Пусть примут участие в операции. Скажешь подполковнику милиции Дегтяреву, чтоб занялся ими.
Через минуту на резервной милицейской машине Вася и Зойка подъехали к дому, где окопались галицийские боевики. Подполковник милиции Кирилл Павлович Дегтярев подозвал Васю и Зойку и сказал им:
— Ребята, лезьте на крышу дома, того, что напротив. Оттуда ты, — Дегтярев наклонился к Васе, — по сигналу откроешь огонь по окну ихней квартиры, чтобы они бросились на пол. Тогда мы выломаем дверь.
Вася по пожарной лестнице взобрался на крышу, за ним Зоя. Найдя взглядом нужное окно, Вася вытянул рукоятку затвора на себя. Пулемет встал на боевой взвод. Затем он включил тепловизорный прицел и приник глазом к окуляру. Так и есть… Боевики наставили автоматы на дверь… Из рации донесся писк. Вася нажал гашетку, и стекло в окне посыпалось осколками. Боевики попадали на пол. Вася убрал палец с гашетки, продолжая смотреть в прицел. В квартиру ворвались дружинники. Затем вбежала милиция. Боевиков скрутили, и подталкивая пинками, поволокли в автозак. Тем временем двор окружили еще и бойцы ГУГБ. Василий, спускаясь вместе с Зойкой с крыши, успел разглядеть краем глаза, как один из милиционеров сорвал со стены квартиры висевшее там желто-синее полотнище галицийского флага с «вилкой» — трезубцем. Видимо, в качестве вещдока. Вася и Зойка прыгнули в автомобиль подполковника Дегтярева, и машина доставила их к бункеру военного коменданта Петрограда — генерала ГУГБ Леонида Шалина. Там состоялось экстренное заседание военного трибунала. Председателем трибунала был Сторожев, заседателями были генералы Крашенинников и Стрельников. Поскольку галицийских боевиков-националистов взяли с поличным, осталось только соблюсти формальности. Сторожев сказал:
— Предлагаю приговорить Григоренко Константина Петровича, Ляшко Михаила Сергеевича и Яценюка Петра Николаевича к смертной казни через расстрел за совершение террористического акта на остановке общественного транспорта «Улица Комендантская», при котором могли пострадать мирные люди! Товарищи заседатели, я ставлю вопрос на голосование!
Стрельников и Крашенинников подняли правую руку вслед за Сторожевым. Генералиссимус многозначительно кивнул в сторону приговоренных. Бойцы ГУГБ, подталкивая террористов прикладами, повели их в исполнительную. Через минуту оттуда раздался треск очереди. Еще через минуту хлопнула дверь, и капитан ГУГБ Сабуров сказал, тяжело дыша:
— Товарищ Генералиссимус, приговор приведен в исполнение.