Ответ в теме: Альтернативная история. Роман Александра Липатова "Солдаты Отчизны"

#3051275

Внезапно тишину разорвал зуммер телефона. Шалин поднял трубку.
— Генерал Шалин слушает. Нестеров, это ты? В чем дело? Что??! Еще одна группа боевиков? Они что, блин, оборзели вконец? Лейтенант Нестеров, доложи внятно, где эти уроды?! В коллекторах скрылись? А они случаем бомбы не заложат там? Нужен кто-то, кто знает эти коллекторы!
Тут его перебил подъехавший для оформления бумаг министр юстиции РНР генерал-лейтенант Волкогонов:
— Я знаю эти коллекторы. Они что, где-то под Комендантской прячутся? Так я ж там в ЖЭКе местном работал слесарем-сантехником, знаю я эти коллекторы как свои пять пальцев. Только в помощь нужны саперы и кинолог. Кто лучший кинолог петроградской милиции?
Стрельников ответил:
— Лейтенант Бартова. Уже имела с ними дело, и пес ее, Рексик, знает их на нюх. Ту желто-синюю тряпку, которую мы у них нашли, дадим ему понюхать, и он нас выведет на след. Ну а теперь — всю милицию Петрограда снова по тревоге, в район Комендантской.
Через пять минут на Комендантской улице остановилась милицейская машина, и Волкогонов с пистолетом в руке спустился в люк, за ним попрыгали милиционеры. РДОНовцы же стояли у каждого люка в околотке, по два человека у каждого, и держали люки под прицелом. Тем временем Волкогонов вел за собой группу милиционеров в бронежилетах и шлемах с забралами.
— Налево… прямо… еще немного прямо… налево… Стой, кажись, я слышу голоса… И говорят не по-нашенски… За мной! Вперед!!! Стой, ни с места!!! — крикнул Волкогонов группе людей, осветив их фонариком и направив луч прямо им в глаза.
— Зараз вибухнемо! — крикнул кто-то из них.
Волкогонов свистнул, и подбежали милиционеры. За ними подоспели саперы. То, что боевики пригрозили «вибухнути», то есть взорваться, послужило дополнительным доказательством их вины. Коллектор проверили на наличие закладок, но, к счастью, ничего не нашли. Бартова со своим Рексом прошерстила все коллекторы под Адмиралтейским районом в сопровождении милиционеров, но больше нигде не было найдено ни единого следа галицийских боевиков.
На этот раз Сторожев своим приказом велел вести тщательное дознание. Допрос вел следователь военной комендатуры Петрограда полковник Саблин. Следствие шло все в том же бункере, по просьбе Саблина сторож дядя Миша по сигналу справлял малую нужду на галицийский флаг, как только подследственные медлили с ответом. Также на их глазах выливали на пол бутылки с горилкой. Сторожев морщился, но понимал: дело нужное, и сейчас важнее показания подследственных, чем какая-то горилка, а ссаки дяди Миши потом можно будет притереть влажной уборкой. Наконец дознание было завершено. Из показаний подследственных следовало, что диверсионная группа состояла из семи человек, и трое были уже расстреляны — Григоренко, Ляшко и Яценюк, остальные четверо находились сейчас в бункере — «провидник» Тарас Григорьевич Бандура и трое остальных членов его «бойовки» — Андрий Петрович Штефаневич, Павло Симонович Волох и Мыкола Тарасович Сопля.
Сторожев прикурил, матерно выругался и указал папиросой в сторону исполнительной. Капитан ГУГБ Сабуров и его бойцы поволокли упиравшихся боевиков на расстрел. Через минуту раздался треск очереди, и когда Сабуров появился в дверном проеме, Сторожев сказал:
— Тебе, Сева, и всей расстрельной команде — отпуск на неделю! Знаю, это нелегкое дело — гадов к стенке ставить.