Информационная война — одно из главных оружий Русского националистического движения

Главная Форумы Партия «Великая Россия» Пропаганда и агитация Информационная война — одно из главных оружий Русского националистического движения

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Автор
    Сообщения
  • #1223379
    Аноним
    Гость

    file1438664_28518162-300x300.jpg
    В век информации, когда война идёт не на полях сражений, а в головах людей, одним из главнейших оружий Русского движения, являеться информационная война. Мы живём в мире, где всё определяет информация. К примеру, если о силовой акции не сообщают в СМИ, то её не было ни для кого кроме акционеров, потерпевшего и наряда ППС. Не факт, что даже в милицейские сводки попадёт. Так войну не выигрывают, так оказывают безнадёжное сопротивление. А мы хотим победы.

    Нами должны быть организованны целенаправленные действия, предпринятые для достижения информационного превосходства путём нанесения ущерба информации, информационным процессам и информационным системам противника при одновременной защите собственной информации, информационных процессов и информационных систем. Нами должна быть достигнута всеобъемлющая, целостная стратегия, обусловленная все возрастающей значимостью и ценностью информации в вопросах управления, политики, экономики и общественной жизни.

    Методы ведения информационных войн.

    Как правило, методами информационной войны является выброс дезинформации, или представление информации в выгодном для себя ключе. Позволяет изменять оценку происходящего населением территории противника, пораженческое настроение, и, в перспективе, переход на сторону ведущего информационное воздействие. В качестве примера можно привести «прелестные письма», в которых Степан Разин призывал всех ищущих воли на свою сторону, выдавая себя за восстановителя справедливости, борца с предавшей царя местной властью. С появлением средств массовой информации и общим повышением уровня грамотности в XX веке ведение информационной войны стало более эффективным. Ярким примером изменения общественного сознания является деятельность Йозефа Геббельса, рейхсминистра народного просвещения и пропаганды.

    Если событие широко освещалось в СМИ, если его обсуждают, о нём говорят, то уже не важно: было оно в реальности или только в сообщении СМИ. Оно уже в силу своей известности широкой публике влияет на жизнь общества. Если мы хотим влиять на жизнь общества, мы должны присутствовать в информационном поле. У нас должны быть свои специальные информационные ресурсы, которые освещают наши акции.

    Профессиональные боевые группы должны проводить информационную рассылку после каждой успешной акции. Должны быть свои Интернет-агитаторы, которые могут доносить информацию с правых сайтов и из коммюнике боевых групп до самой широкой аудитории.В условиях информационной блокады Русский националист должен воспринимать свой блог не как средство удовлетворения писательского зуда, а как орудие пропаганды. Одно из немногих доступных нам на сегодняшний день. Вести блог для себя, значит, заниматься ерундой. Вести блог для продвижения правых ценностей, привлечения новых сторонников и освещения наших акций – значит активно участвовать в сопротивлении. Меньше личного, больше общего для всех Русских националистов. Если строго следовать этому правилу, легче уклоняться от участия в конфликтах, раздирающих правый сегмент рунета. Пусть бездельники спорят о том, чей бог истинней, а партийка искренней. Дело агитатора – прорывать информационную блокаду и пропагандировать общие для всех Русских правых ценности. Наглядным примером продвижения общепринятых в правых кругах ценностей стало принятие «Этического Кодекса». В нём важно, что его соблюдение или несоблюдение делит людей на честных и нечестных, а не по идеологическим оттенкам.

    Надо понимать: одного описания преступлений цветных против славян для правого блога не достаточно. Это уже общее место в рунете. Оккупанты выполняют за нас пропагандистскую работу, настраивая обычных людей против себя, так что разоблачителей инородной преступности будет хватать всегда. Итак, самое главное назначение правого блога – это освещение инициатив участников национально-освободительного Движения. В первую очередь речь о силовых акциях, потому что идёт вооружённая борьба. Но марши, пикеты, лекции, турниры и прочие мероприятия также нуждаются в рекламе.

    Что касается собственно идеологической работы, то здесь очевидным направлением является грамотное оппонирование всем видам интернационалистских идеологий от политического либерализма до безродного госпатриотизма. В принципе, работа в этом направлении в правом сегменте рунета ведётся достаточно активно. Хуже обстоит дело с апологией действий основы нашего Движения – бойцов сопротивления. При том напоре антирусской лжи, которая обрушивается на наших партизан со стороны официальных СМИ, еврейских общественников и трусливых умников из числа патриотов, насильственные действия нуждаются в активном одобрении и моральной поддержке. В задачу правых блогеров входит объяснение таких действий для сомневающихся из числа сочувствующих нашему делу. Лучшим образцом подобной агитационной работы может служить статья Александра Севастьянова о современных Русских партизанах.

    Цели информационной войны.

    Существуют три цели информационной войны:

    1) контролировать информационное пространство, чтобы мы могли
    использовать его, защищая при этом наши военные информационные функции от вражеских действий (контринформация).

    2) использовать контроль за информацией для ведения информационных атак на врага.

    3) повысить общую эффективность cопротивленчиских сил с помощью повсеместного использования всех доступных информационных функций.

    Что такое информационная война?

    На концептуальном уровне можно сказать, что государства стремятся приобрести информации, обеспечивающую выполнение их целей, воспользоватьсяей и защитить ее. Эти использование и защита могут осуществляться в экономической, политической и военной сферах. Знание об информации, которой владеет противник, является средством,позволяющим усилить нашу мощь и понизить мощь врага или противостоять ей, а также защитить наши ценности, включая нашу информацию.

    Информационное оружие воздействует на информацию, которой владеет враг и его информационные функции. При этом наши информационные функциизащищаются, что позволяет уменьшить его волю или возможности вести борьбу.Поэтом дадим определение информационной войне — это любое действие по использованию, разрушению, искажению вражеской информации и ее функций; защите нашей информации против подобных действий; и использованию наших собственных военных информационных функций.

    Это определение является основой для следующих утверждений.
    Информационная война — это любая атака против информационной функции,
    независимо от применяемых средств. Бомбардировка АТС — операция информационной войны. То же самое можно сказать и про вывод из строяпрограммного обеспечения компьютера АТС.

    Информационная война — это любое действие по защите наших собственных информационных функций, независимо от применяемых средств. Укрепление и оборона здания АТС против бомбардировок — тоже часть информационной войны. То же самое можно сказать и про антивирусную программу, которая защищает программное обеспечение АТС.

    Информационная война — только средство, а не конечная цель, аналогично тому как бомбардировка — средство, а не цель. Информационную войну можно использовать как средство для проведения стратегической атаки или противодействия.

    Военные всегда пытались воздействовать на информацию, требующуюся врагу для эффективного управления своими силами. Обычно это делалось с помощью маневров и отвлекающих действий. Так как эти стратегии воздействовали на информацию, получаемую врагом, косвенно путем восприятия, они атаковали информацию врага косвенно. То есть, для того чтобы хитрость была эффективной, враг должен был сделать три вещи:

    1)наблюдать обманные действия

    2)посчитать обман правдой

    3)действовать после обмана в соответствии с целями обманывающего.

    Тем не менее, современные средства выполнения информационных функций сделали информацию уязвимой к прямому доступу и манипуляции с ней.Современные технологии позволяют противнику изменить или создать информацию без предварительного получения фактов и их интерпретации.Вот краткий список характеристик современных информационных систем, приводящим к появлению подобной уязвимости: концентрированное хранение информации, скорость доступа, повсеместная передача информации, и большие возможности информационных систем выполнять свои функции автономно. Механизмы защиты могут уменьшить, но не до нуля эту уязвимость.

    Какова оборонная сторона информационной войны?

    Оборонительной стороной информационной войны являются меры безопасности, имеющие своей целью защитить информацию — не позволить противнику провести успешную информационную атаку на наши информационные функции. Современные меры защиты, такие как операционная безопасность и коммуникационная безопасность — типичные средства по предотвращению и обнаружению косвенных действий врага, направленных на наши военные информационные функции. Напротив, такие меры защиты, как компьютерная безопасность включают в себя действия по предотвращению, обнаружению прямых информационных действий врага и организации контрдействий.

    Определение и сфера действия.

    Следует отличать информационную войну от компьютерной преступности. Любое компьютерное преступление представляет собой факт нарушения того или иного закона. Оно может быть случайным, а может быть специально спланированным; может быть обособленным, а может быть составной частью обширного плана атаки. Напротив, ведение информационной войны никогда не бывает случайным или обособленным (и может даже не являться нарушением закона), а подразумевает согласованную деятельность по использованию информации как оружия для ведения боевых действий — будь то на реальном поле брани, либо в экономической, политической или социальной сферах.

    Театр информационных боевых действий простирается от секретного кабинета до домашнего персонального компьютера и ведется на различных фронтах. Электронное поле боя представлено постоянно растущим арсеналом электронных вооружений, преимущественно засекреченных. Говоря военным языком, они предназначены для боевых действий в области командования и управления войсками, или «штабной войны».

    Во время войны в Персидском заливе силы союзников на информационном фронте провели комплекс операций в диапазоне от старомодной тактики разбрасывания пропагандистских листовок до вывода из строя сети военных коммуникаций Ирака с помощью компьютерного вируса.

    Атаки инфраструктуры наносят удары по жизненно важным элементам, таким как телекоммуникации или транспортные системы. Подобные действия могут быть предприняты геополитическими или экономическими противниками или террористическими группами. Примером служит вывод из строя междугородной телефонной станции компании AT&T в 1990 году. В наши дни любой банк, любая электростанция, любая транспортная сеть и любая телевизионная студия представляют собой потенциальную мишень для воздействия из киберпространства.

    Многие ведущие стратеги полагают, что противостояние армий, погибающих на полях генеральных сражений, очень скоро займет свое место на свалке истории рядом со шпорами и арбалетами. Высшая форма победы теперь состоит в том, чтобы выигрывать без крови. В то же время довольно трудно представить боевые действия как игру на видеоприставке без страха и боли.

    Информационная агрессия и информационная война.

    Термины «информационная война» и «информационная агрессия» стали активно употребляться лишь в последнее время. Считается, что информационная агрессия заявила о себе именно теперь, когда человечество вступило в период «информационного общества», попросту говоря, когда роль информации в общественном укладе окончательно и осязаемо утвердилась в качестве доминирующей.

    Таким образом, задача, стоящая перед приверженцем альтернативного пути, труднее и благороднее, нежели просто пропаганда своей идеологии. Он должен вернуть человеку активную роль во взаимодействии с информацией, избавив его от навязанных рефлексов и стереотипов и излечив его от информационной лихорадки. Поиск путей к этой цели — кропотливая и в большинстве случаев неблагодарная задача, но именно эта задача способна на данном этапе объединить недовольных самых разных взглядов.

    Ситуация усугубляется тем, что общественным мнением руководят сегодня вовсе не какие-нибудь вездесущие масоны, не гений зла Гитлер или еще кто-либо экстраординарный. У рычагов созданного и налаженного некогда очень умными людьми аппарата манипулирования находятся такие же обыватели, как те, на кого он воздействует, только более преуспевающие. Говоря образно, телепузики управляют покемонами. Различие между управляющими и управляемыми не столько качественное, сколько количественное; это значит, что человек толпы воспроизводит сам себя.

    Одновременно со стремительной виртуализацией человеческой жизни многие приемы «рукотворной», старой доброй классической агрессии переходят в чисто информационную сферу. Можно сказать, что поле боевых действий постепенно перемещается в область человеческого сознания. Можно проследить этот процесс на примере истории террора; сегодня террор окончательно понимается не как радикальная репрессивная мера, но как агрессивный информационный акт. Это новое понимание является на самом деле не таким уж новым; оно оформилось еще во времена Великой французской революции.

    В самом начале этой революции ее основные идеологи видели в терроре всего лишь необходимую разновидность военных действий. Массовые казни, обезглавив верхушку контрреволюции, должны были обеспечить устранение конкретных лиц (контрреволюционный террор имел цели того же свойства, но противоположные). Элемент устрашения, конечно, играл очень важную роль — неспроста «террор» с латыни переводится как «ужас». Но очень скоро террор стал чем-то бoльшим, чем даже устрашение — он стал способом создания особого морального и психологического состояния народных масс с тем, чтобы, опираясь на это состояние, его инициаторы могли править и побеждать.

    Когда процессы тридцатых годов в Советском Союзе санкционировали уничтожение высоких партийных работников, это делалось вовсе не потому, что те действительно были наймитами вражеских разведок. Когда в феврале 1945 года бомбардировщики англичан и американцев планомерно уничтожали мирное население Дрездена, это делалось вовсе не потому, что кто-то решил, что в Дрездене поселился Гитлер. Когда в 2001-м самолеты таранили башни Торгового Центра, для террористов не имело никакого значения, кто в этих башнях находился. Косвенные последствия акта насилия были уже много важнее его прямых последствий.

    Информационный террор в чистом виде подразумевает реализацию «теракта» уже не в реальности, а в головах. Собственно, работа крупных медиа-организаций ведется именно таким образом, чтобы терроризировать тех, кому уготована неблагодарная роль потребителя информации; такой потребитель находится в заведомо пассивном статусе, самая радикальная контрмера, которую он может предпринять — нажать кнопку выключения на дистанционном управлении. Между тем, методики и технологии информационного воздействия на него совершенствуются с небывалой скоростью. Ужас и оцепенение сменяются управляемой апатией. Лихорадка, о которой говорил Дантон, должна теперь стать перманентным легким ознобом.

    Поэтому нынешнее положение дел вселяет уныние в тех, кто считает, что нужно каким-либо образом противостоять фактической информационной оккупации, в которой сейчас находятся наши страны. Враг настолько силен, хитер и изощрен, что противостояние ему представляется обреченным. Материально-техническая база любого оппозиционного глобальному мировому порядку движения, необходимая для ответной информационной агрессии, не может сколько-нибудь серьезно сравниваться с материально-техническими ресурсами слуг этого порядка. Пропагандист от какой-либо альтернативной идеологии, чтобы быть услышанным, сегодня должен бороться не столько за человеческие умы, сколько за человеческое безумие, инспирированное доминирующим информационным агрессором. Это значит, что он будет вынужден подавать свои идеи в рамках враждебной идеологии, даже враждебного мироощущения; а давно известно, что принимающий чужие правила игры в этой игре рано или поздно неизбежно проигрывает.

    Так, одним из этих путей, указанным и проторенным, как ни странно, самими «хозяевами дискурса», является широкое использование сети Интернет, который считают главным средством массовой информации будущего. Сам по себе Интернет небезобиден, он несет в себе образ мыслей и чувств пресловутого человека массы. Человек, часто и бездумно пользующийся Интернетом, теряет не только критичность, но и всякое серьезное отношение к буквально захлестывающей его информации, быстро научаясь играть с ее потоками нажатиями кнопок. Однако всемирная паутина имеет то неоспоримое достоинство, что пассивный потребитель информации в ней приучается проявлять активность и руководствоваться собственной инициативой хотя бы в потреблении. Более того, если с враньем, раздающимся из телевизора, спорить невозможно, то Интернет предполагает интерактивность — возможность выражать свою реакцию на подаваемую информацию прямо там же, где она была опубликована. Нередко случается, что множество комментариев к той или иной новости или статье несут в себе ее резкое отрицание. Комментаторы не всегда компетентны или корректны, но их дискуссии так или иначе ведут к возрождению старого и отошедшего на второй план с изобретением телевидения искусства публичного спора — а человек, который спорит, неизбежно обязан думать. Активный пользователь сети при желании способен пойти дальше и участвовать в формировании своего собственного маленького участка информационного пространства, создав «домашнюю страницу» или открыв рассылку своих материалов по сети. При этом запреты и табу, о которых мы говорили раньше, в виртуальном пространстве значительно ослаблены из-за технических сложностей их осуществления. Один-единственный человек способен, не прибегая к услугам рекламщиков, довести количество подписчиков такой рассылки до нескольких тысяч; что говорить об организациях или нескольких таких людях, проявляющих в отношении друг друга солидарность и поддержку, пусть они даже находятся в разных концах света, когда эффективность подачи информации возрастает в разы? В сущности, Интернет является местом, где неугодная информация подавляется и заглушается меньше всего — и возможно, он явится именно тем слабым звеном, зацепив которое, можно будет разорвать цепь агрессивного информационного доминирования.

    Таким образом, в сложившийся для нас ситуации, стоит активно вступать в информационное сопротивление, разрабатывать новые тактики и стратегии видения этой информационной войны. Чёткая автономная сетевая структура, между ряда националистических организаций, совместно с автономными правыми пропагандистскими группами, должны создать мощную пропагандистскую машину.

    И помните, что только от нас зависит будущие России, которое мы хотим видеть светлым, свободным, справедливым и устойчивым для Русской нации.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.