Наш или не наш?

Просмотр 10 сообщений - с 1 по 10 (из 12 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1229991
    Helga X.
    Участник

    9AQngha0j3g.jpg

    https://www.youtube.com/watch?v=nwFvI3FPYTk

    Мнения на тему «наш ли он был?»

    В ЛИБЕРАЛЬНУЮ интеллигентскую среду Высоцкий угодил, еще будучи подростком, в середине 1950-х, когда стал часто бывать в домах таких известных людей, как юрист Борис Утевский, артист Осип Абдулов, писатель Виктор Ардов и другие. Все эти люди относились к либеральной интеллигенции. Эта прослойка в хрущёвскую оттепель была весьма критически настроена к советскому режиму, пытаясь путем давления на власть вернуть себе те привилегии, которые были отобраны у нее при Сталине. Вращаясь в этом кругу, Высоцкий как губка впитывал в себя их идеи.

    Его обращение к блатной песне тоже целиком и полностью вытекало из этого общения – «блатняк», как отрыжку гулаговской темы, всегда «курировали» либералы (державники популяризировали другой песенный жанр – русскую народную песню). Драматургия блатных песен позволяла Высоцкому ставить в них проблемы социальные, в частности, высвечивать конфликт отдельного индивидуума не только со средой, но и со всем социумом (советским, естественно). Этот конфликт с конца 50-х стал особенно бередить бунтарское нутро Высоцкого. И опять взгляд на этот конфликт у него формировался под влиянием либеральных, а не державных воззрений.

    Отметим, что еще на заре своей песенной карьеры Высоцкий сочинил песню под названием «Сорок девять дней», которую можно смело назвать гражданственно-патриотической: в ней речь шла о подвиге четырех советских солдат, которые волею судьбы оказались на шлюпке в открытом море и продержались там 49 дней, пока к ним не пришла помощь. Однако эта песня оказалась единственной в своем роде и, по сути, была «проклята» Высоцким с самого начала. Вот как он сам охарактеризовал ее тогда же, выведя недрогнувшей рукой следующее резюме: «Пособие для начинающих и законченных халтурщиков». И далее: «Таким же образом могут быть написаны поэмы о покорителях Арктики, об экспедиции в Антарктиде, о жилищном строительстве и о борьбе против колониализма. Надо только взять фамилии и иногда читать газеты».

    Таким образом, уже тогда Высоцкий выразил свое главное творческое кредо: никаких сделок с официозом. Отметим, что кредо это родилось на фоне поистине грандиозных свершений, которые тогда происходили в СССР и которые многих сверстников нашего героя вполне искренне завораживали. Например, в тех же газетах и журналах публиковались весьма простенькие стихи непрофессиональных молодых поэтов, которые славили многие тогдашние начинания: целину, освоение космоса, борьбу с преступностью и т.д. и т.п. Однако Высоцкий этого энтузиазма оказался практически начисто лишен, о чем наглядно свидетельствует история с песней «Сорок девять дней». Зато блатная тема захватила его, что называется, с головой. Это была первая ступенька на его пути к той славе, которая обратит на него внимание сначала отечественных либералов, а следом и западных идеологов.

    БЫЛА еще одна причина, из-за которой Высоцкий избрал стезю социального и политического бунтаря – особенности его организма. Судя по всему, у него была так называемая недостаточно эффективная регуляция настроения. Что это такое? Вот как описывает данное явление один из сторонников этой теории руководитель Наркологического центра Яков Маршак:

    «У человека возможна вся шкала уровней удовлетворенности – от адских мучений до райского блаженства. Обычно мы этого не замечаем и живем где-то вокруг душевного равновесия. Радуемся хорошему, печалимся от плохого. Существуют центры мозга, активностью которых создается наше настроение. Естественно, что существует и регуляция деятельности этих центров. Оказывается, что некоторая часть людей рождается с недостаточно эффективной регуляцией настроения… Расовые, этнические различия значительно меньше, чем различия между людьми счастливыми и несчастливыми изнутри. Если вдруг какое-то из звеньев регуляции центров настроения не срабатывает, люди вынуждены искать себе счастье. Это похоже на состояние утопающего человека, который не замечает, что его окружает красивое побережье и т.д. Ему просто надо выплыть и глотнуть воздуха. А есть люди, которые приехали на этот курорт и плавают. Для них важно не утонуть. То есть не превратиться в несчастного…»

    Можно предположить, что Высоцкий изначально родился с синдромом несчастного человека. Отсюда и его постоянная неудовлетворенность окружающим миром, будь то личная жизнь (а он, как известно, находился в постоянном поиске своей второй половины и по-настоящему ее так и не нашел), творческая или социальная.

    По словам Маршака: «Те люди, которые рождаются с дефицитом удовлетворенности, способны объединяться в общности и считать допустимым и вполне законным метод обижания чужеродных для себя…»

    Такой общностью для Высоцкого стал театр на Таганке, куда он пришел в 1964 году. Начиная с его руководителя Юрия Любимова там, видимо, было достаточно много людей с дефицитом удовлетворенности. Объединившись, они с большим энтузиазмом (и талантом) принялись сообща «обижать чужеродных для себя» – более счастливых, чем они, советских людей. И Высоцкий среди таганковцев оказался самым выдающимся несчастливцем. Это состояние подогревалось также его природной злостью, которая с каждым годом нарастала в силу разных причин, как внутренних (алкоголизм и наркомания), так и внешних (непонимание окружающих). Часто в беседах со своими друзьями с его языка срывалось признание: «Я злой». Это была не только злость на власть, но, судя по всему, на жизнь как таковую. Даже в его творчестве это нашло свое отражение – во многих песнях он оперирует словом «зло»: «Век свободы не видать из-за злой фортуны…», «И природная моя злость…», «За что мне эта злая, нелепая стезя?..», «Нет, я в обиде на злую судьбу…», «Ядовит и зол, ну словно кобра я…», «Как черный раб, покорный злой судьбе…» и т.д.

    КТО-ТО может возразить: дескать, эти антисоветские песни слышали единицы, а большинство знали Высоцкого совсем по другим, альпинистским или военным например. И это правда. Но есть и другая правда, которая заключается в том, что почти все песни Высоцкого состояли не только из текста, но и из подтекста. Большинство людей о существовании последнего даже не догадывались (либо расшифровывали его слишком примитивно), и только узкая прослойка единомышленников певца и его оппонентов из державного стана могла прочитать этот подтекст. Зачем это нужно было Высоцкому? Судя по всему, цель была одна: с помощью подтекста Высоцкий завоевывал славу в либеральных кругах и одновременно позиционировал себя как либерал перед державниками, а с помощью текста он очаровывал всех остальных, то бишь рядовых советских граждан. Подобный прием вполне типичен для людей, избравших своей профессией лицедейство.

    Во второй половине 60-х подтекстовых песен у Высоцкого появляется всё больше и больше. В основном это шуточные произведения, которые приносят Высоцкому особую славу. Например, в фантастической песне «В далеком созвездии Тау-Кита» есть строчки: «…Наизусть читаем Пушкина, а кругом – космическая тьма». Рядовой слушатель пропустит ее мимо ушей, а знающий поймет: советскую систему охватила космическая тьма, хотя она и пыжится перед всем миром, что читает наизусть Пушкина (советские СМИ часто отмечали, что СССР – самая читающая страна).

    В песне про шпиона Джона Ланкастера Пека язвительно высмеивалась советская действительность – все то, «что любит, чем гордится наш советский коллектив». А в песне «Голосуйте, в урны суйте» Высоцкий открыто декларирует: «Я не разделяю ваш устав». Из этой же «оперы» и вывод, сделанный им в песне «Она на двор…»: «И если б наша власть была для нас для всех понятная, то счастие б она нашла, а нынче жизнь – проклятая!»

    В двухсерийной песне «Письмо в деревню» и «Ответ на письмо» Высоцкий зло высмеивал представителей советской деревни – этаких колхозников-неандертальцев. Эту песню Высоцкий, как часто бывало, «обкатал» среди своих друзей-либералов – на квартире поэта Андрея Вознесенского в высотной «сталинке» на Котельнической набережной. Среди слушателей были супруги Вознесенские, актер Всеволод Абдулов, поэт Игорь Кохановский, балерина Майя Плисецкая и другие. Больше всего над песней смеялась балерина: на строчке «был в балете – мужики девок лапают» она чуть не сползла со стула. Не отставали от нее и другие: хохотали так, что Высоцкому несколько раз приходилось прерывать пение и ждать, когда все успокоятся.

    Столь бурная реакция собравшихся, думается, была связана не только с текстом, весьма насыщенным по части сочного юмора, но и с личным их отношением к самой деревенской теме. Либеральная публика из числа столичной интеллигенции советскую деревню презирала, воспринимая ее обитателей как безликую серую массу – безропотную опору советского режима. И если рядовые советские граждане в большинстве своем умилялись деревенским фильмам вроде «Дело было в Пенькове» или «Простая история», воспринимая их сюжеты как реальные сцены из колхозной жизни, то либерал-интеллигенты над подобным кино откровенно смеялись. Поэтому не случайно именно тогда, во второй половине 60-х, в советской литературе и искусстве среди отдельных ее представителей возникла определенная тенденция иного взгляда на колхозную жизнь – критическая.

    Например, в том самом 1967 году, когда Высоцкий написал свою песенную дилогию, режиссер Андрей Кончаловский снял фильм «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж», где деревенская жизнь также была показана без привычных советских красивостей: главной героиней там была невзрачная хромоножка со смешной фамилией Клячина, которую играла единственная профессиональная актриса в фильме Ия Саввина. На остальные роли специально были приглашены непрофессионалы, чтобы подчеркнуть жизненность рассказа. По сути, этот фильм был откровенным антиподом всех советских деревенских картин вместе взятых: начиная от «Кубанских казаков» и заканчивая «Дело было в Пенькове». Посмотрев «Асю», никому из молодых людей ехать в деревню и работать там однозначно не захотелось бы. Из такой деревни хотелось бежать, причем без оглядки.

    Вот почему фильм «про Асю» был с восторгом принят московской богемой (впрочем, не всей, а именно либеральной ее частью: например, известный актер русского происхождения Сергей Столяров на премьере фильма в Доме кино заявил: «С таким народом, показанным в картине, мы бы до Берлина не дошли!»).

    Сила Высоцкого в том и заключалась, что он пребывал в статусе полузапрещенного исполнителя. Это стимулировало его талант и привлекало к нему внимание аудитории. И Высоцкий должен был держаться за свое положение, невзирая на то, что оно очень часто приносило ему неудобства. Эти неудобства в итоге давали ему и дополнительные дивиденды в деле завоевания новых симпатий у аудитории.

    Зададимся вопросом: почему Высоцкий разрабатывал в своих песнях лишь одну тему – русского человека?.. Видимо, его еврейская половина еще в молодости победила русскую и сделала его одним из самых ярких обличителей русского вообще. Слушая иные его песни, ловишь себя на мысли: как же он ненавидит русского в себе («скисли душами, опрыщавели»). Бьет его беспощадно, талантливо, исступленно…

    Самое интересное, что многие русские и сами не против были лечь под этот «высоцкий бич». В противном случае вряд ли бы он стал кумиром большинства из них. Высоцкий был выразителем большей части нового поколения жителей СССР, которое пришло на смену предыдущему – военному. То было поколение гордившихся своей родиной и национальностью. Это поколение вряд ли бы потерпело уничижение себя. Следующее поколение было уже иным: в большинстве своем это были омещанившиеся типы, которые готовы были плясать под чужую дудку, полагая, что «дудочники» умнее, талантливее их и, значит, могут привести их к более «светлому завтра». Они позволяли смеяться над собой, не понимая, что этот смех отнюдь не добрый, а издевательский, что с этим смехом никакого «светлого завтра» у них не будет, а будет рабство, самое сильное из тех, которое когда-либо над ними довлело.

    stanislavgvvl http://maxpark.com/community/5134/content/1795500



    «Знал ли Высоцкий русский язык?»

    Был такой ленинградский писатель, ныне прочно забытый – Борис Тимофеев-Еропкин. Всю жизнь он пробавлялся баснями, песенными текстами, плакатными стишками. Под конец Тимофеев-Еропкин, успевший окончить гимназию при царе, написал книжку «Правильно ли мы говорим?» – сдержанный крик в защиту великого и могучего в хрущёвскую эпоху, когда железобетонный канцелярит скрещивался с молодёжным жаргоном стиляг и фарцовщиков, приводя в отчаяние пуристов дореволюционной закалки. Помимо старческих сетований на искажение правильного литературного языка, там мало что есть примечательного. Но один пассаж вполне по существу – автор осторожно критикует Сталинского лауреата Василия Лебедева-Кумача (спустя десять лет после кончины того) за незнание элементарных основ русской речи. В одном из стишков, обращаясь от лица мужчины, орденоносец пишет: «Мой шурин – лауреат, мой деверь – депутат». Тогда как деверь – это брат мужа. От себя добавим, что ляп особенно примечательный, поскольку Лебедев-Кумач родился в семье сапожника.

    Выпадение из обихода названий для обозначения степени родства – само по себе удивительно, ведь все эти золовки и свояченицы никуда не исчезли. Одно дело, когда непонятными становятся значения супони или облучка, другое – когда то, что (кто) реально продолжает существовать, теряет своё имя. Думаю, что это связано с тем, что шуринья, зятья и прочие свекрови имели в традиционном обществе жёстко закреплённые социальные роли, с ними связывались определённые модели поведения. В наше же время каждый живёт по своему усмотрению, мало считаясь с традициями. Вспоминаю, как я гостил в одной американской семье. Хозяин всё время называл в разговорах со мной свою супругу по имени1. Я спросил у него – а почему так, а не просто «жена»? Он ответил, что для них человек в первую очередь – индивидуальность, а не социальная роль.

    Владимир Высоцкий начал писать свои песни на тридцать лет позже, чем Лебедев-Кумач. В отличие от него, он являлся уже целиком продуктом советской эпохи, когда язык, который окружал его с детства, был предельно упрощён – и государственной пропагандой, не терпевшей сложностей и разнообразных оттенков, и засильем выбившихся наверх низов, тащивших с собой бескультурье и дурновкусье вкупе с претензиями на образованность. Солженицын не зря называл советскую интеллигенцию образованщиной. В её среде исконные русские слова были не в чести как «мужицкие». И вот в 1973 году Владимир Высоцкий, плоть от плоти этого социального слоя, сочиняет, быть может, самую известную свою песню, «Диалог у телевизора»:

    А тот похож – нет, правда, Вань, –

    На шурина – такая ж пьянь.

    Ну нет, ты глянь, нет-нет, ты глянь, –

    Я – вправду, Вань!

    – Послушай, Зин, не трогай шурина:

    Какой ни есть, а он – родня, –

    Сама намазана, прокурена –

    Гляди, дождёшься у меня!

    То есть – о чём идёт речь? Жена героя называет вдруг своего родного брата «шурином», что, в общем-то, из её уст звучит странно, и всячески его клянёт как «пьянь». Напротив, муж защищает брата жены, и требует от неё его «не трогать»! Более того, он объясняет, что её родной брат им приходится какой-никакой роднёй!

    Понятно, что Владимир Высоцкий, сочиняя заслуженно бессмертную песню, не особенно вдумывался в значение слова «шурин», более того, скорее всего, он его и не знал.

    Как говорится, Платон мне друг, но истина дороже. Владимир Высоцкий не был большим певцом, актёром, поэтом или музыкантом. Но на пересечении всех этих профессий он стал гениальным бардом, не знающим себе равных в русской культуре. Ментально же он представлял собой типичного «интеллигента» первых послесталинских лет, когда столичные молодые люди с высшим образованием, увлечённые «Хэмом» и джазом, были страшно далеки от своих корней. Интерес к православию, иконам и простой русской жизни проснулся десятилетием позже. Высоцкий, чуткий до народных настроений, уловил этот будущий тренд – вспомним его «Баньку по-белому». Но и в этой, и в других песнях Высокий оставался не аутентичным, а именно – интеллигентом, спустившимся до уровня простого человека, и оттого нетвёрдо владевшим его языком, что, впрочем, никак не снижает силы их воздействия.

    В своё время тот же Солженицын ругал Галича, процветавшего при Сталине окололитературного халтурщика, за песни, написанные от лица зеков и прочих жертв культа личности. В этом патриарх был явно неправ, перепутав этическое с эстетическим. Галич (и Высоцкий) как художник имел право надеть на себя любую маску, и петь от её имени.

    Лицедейство – оно вне морали, и оценивается по другой шкале. Но вот знать матчасть, наподобие «шурина», художник слова обязан.

    1 Примечательно то, что я, как истинно русский человек, моментально забыл, как их зовут, едва уехав.

    Максим АРТЕМЬЕВ https://www.litrossia.ru/archive/item/5076-oldarchive

    #2208027
    Helga X.
    Участник

    Владимир Высоцкий: трагедия русской души

    очень интересный материал здесь http://www.pravoslavie.ru/jurnal/51462.htm

    #2208034
    Сергей_Ка.
    Участник

    Спасибо, Оль, за интересную статью.
    С отношением автора к россиянскому либеральному бомонду полностью согласен.
    Хотя самого Высоцкого автор притянул к этому племени, считаю все таки с натяжкой.
    Но сама тема, глубокий анализ либерального феномена, его отношения к русскому миру, проведены блестяще.
    Это актуально не столько с личности Высоцкого, сколько к нашей сегодняшней действтилеьности.

    Некоторые мысли в ходе прочтения статьи:

    В ЛИБЕРАЛЬНУЮ интеллигентскую среду Высоцкий угодил…..

    Его обращение к блатной песне тоже целиком и полностью вытекало из этого общения – «блатняк», как отрыжку гулаговской темы, всегда «курировали» либералы (державники популяризировали другой песенный жанр – русскую народную песню). Драматургия блатных песен ….. конфликт отдельного индивидуума не только со средой, но и со всем социумом (советским, естественно). …… конфликт у него формировался под влиянием либеральных, а не державных воззрений.

    Ну что «блатняк», «шансон» — это продукт еврейской, а не русской культуры — это и так понятно. ГовОрено об этом много и в других темах форума. Ктото может возразить, что это продукт не «еврейской»,а современной либеральной культуры, культуры т.с. евроепйской постхристианской эпохи. На это можно заметить, что т.н. европейкая постхирстианская культура — это тоже дитя не европейской католической, а все тойже иудейской культуры, которая через свои масонские ложи (эти синангоги для гоев) как кукушка подкинула в европейское гнездо свое либеральное яичко.

    Далее:

    …. Высоцкий сочинил песню под названием «Сорок девять дней», которую можно смело назвать гражданственно-патриотической: …..Однако эта песня оказалась единственной в своем роде и, по сути, была «проклята» Высоцким …..«Пособие для начинающих и законченных халтурщиков……..Таким же образом могут быть написаны поэмы о покорителях Арктики, об экспедиции в Антарктиде, о жилищном строительстве и о борьбе против колониализма. Надо только взять фамилии и иногда читать газеты».

    Тоже хорошая характеристика лицемерного отношения к обществу либерального племени и примкнувшей к нему русской молодежи, которая также как с петровских времен юные барчуки все дальше стали отдаляться от святынь и традиций своих родителей, которых эти хлыщи стали также презирать как и их пархатые учителя-кумиры.

    [IMG]

    ….. главное творческое кредо: никаких сделок с официозом. Отметим, что кредо это родилось на фоне поистине грандиозных свершений, которые тогда происходили в СССР и которые многих сверстников нашего героя вполне искренне завораживали. ….. славили многие тогдашние начинания: целину, освоение космоса, борьбу с преступностью и т.д. и т.п. Однако Высоцкий этого энтузиазма оказался практически начисто лишен…… Зато блатная тема захватила его, что называется, с головой. Это была первая ступенька на его пути к той славе, которая обратит на него внимание сначала отечественных либералов, а следом и западных идеологов.

    …… еще одна причина, …. стезю ….. бунтаря – особенности его организма. ….. так называемая недостаточно эффективная регуляция настроения.
    ….. Высоцкий изначально родился с синдромом несчастного человека. Отсюда и его постоянная неудовлетворенность окружающим миром…..

    По словам Маршака: «Те люди, которые рождаются с дефицитом удовлетворенности, способны объединяться в общности и считать допустимым и вполне законным метод обижания чужеродных для себя…»

    Такой общностью для Высоцкого стал театр на Таганке, …там, видимо, было достаточно много людей с дефицитом удовлетворенности. Объединившись, они с большим энтузиазмом (и талантом) принялись сообща «обижать чужеродных для себя» – более счастливых, чем они, советских людей. ….с его языка срывалось признание: «Я злой». Это была не только злость на власть, но, судя по всему, на жизнь как таковую…..

    Ах как это замечание подходит и нынешней политизированной части нашего общества! Причем не только к представителям левого либерального крыла, но и правого националистического. И те и другие настолько исполнены «праведным гневом» ко всему совесткому, что готовы уничтожить вместе с ненавистным большевизмом и весь народ живший в СССР. Не замечают ничего хорошего, прекрасного, доброго, светлого чем жили совесткие люди. Не испытывают никакой доброты к этому.

    Вспоминается наш Аскольд. Вот пришел светлый восторженный человек. пришел чтобы поделиться своей радостью. Вспоминаются его первые посты с русскими песнями, церковными песнопениями, классической музыкой, примерами достижений нашего народа, которыми по праву можем гордиться.
    Нет нужно было его издевками в «высоцком интеллигентно-сволочном» виде довести до конфронтации, а потом выпихнуть из песочницы, где и вправду комфортно только одним страдальцам. Одно брюжание, пикировки и пошлости в отношении друг ко другу.

    [IMG]

    ….почти все песни Высоцкого состояли не только из текста, но и из подтекста.
    ….с помощью подтекста Высоцкий завоевывал славу в либеральных кругах ….помощью текста он очаровывал всех остальных, то бишь рядовых советских граждан. Подобный прием вполне типичен для людей, избравших своей профессией лицедейство.

    …..Например, в фантастической песне «В далеком созвездии Тау-Кита» есть строчки: «…Наизусть читаем Пушкина, а кругом – космическая тьма». Рядовой слушатель пропустит ее мимо ушей, а знающий поймет: советскую систему охватила космическая тьма, хотя она и пыжится перед всем миром, что читает наизусть Пушкина (советские СМИ часто отмечали, что СССР – самая читающая страна).

    ….
    В двухсерийной песне «Письмо в деревню» и «Ответ на письмо» Высоцкий зло высмеивал представителей советской деревни – этаких колхозников-неандертальцев.

    …. Либеральная публика из числа столичной интеллигенции советскую деревню презирала, воспринимая ее обитателей как безликую серую массу – безропотную опору советского режима.

    … фильм «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж», где деревенская жизнь также была показана без привычных советских красивостей: главной героиней там была невзрачная хромоножка со смешной фамилией Клячина, ….. фильм был откровенным антиподом всех советских деревенских картин ….. фильм «про Асю» был с восторгом принят московской богемой ….
    ……
    Зададимся вопросом: почему Высоцкий разрабатывал в своих песнях лишь одну тему – русского человека?.. Видимо, его еврейская половина еще в молодости победила русскую и сделала его одним из самых ярких обличителей русского вообще. Слушая иные его песни, ловишь себя на мысли: как же он ненавидит русского в себе («скисли душами, опрыщавели»). Бьет его беспощадно, талантливо, исступленно…

    Как это похоже на произведения местных интеллектуалов также издевающихся «над совком». Люди не понимают, что выйдя из лона любви и доброты, что есть божия ограда, они оказываются во власти все тех же бесовских стихий, если даже некоторые и продолжают себя считать православными. Ну а не православные … те хоть не обманываются пребывая вне этой божией ограды… Но и те пусть не обманываются в своем положении — там где они пребывают правят бесы, открыто признавшие что «отец их диавол». И даже если и поругивают пархатых бесят, все равно пребывают в их циничной, озлобленной, презирающей всё и вся стихии.
    Так и красные презирая буржуев (по сути пархатых) оставались слепыми орудиями последних по разрушению удерживающей мир от зла Российской цитадели.

    Ну и последнее:

    [IMG]
    Самое интересное, что многие русские и сами не против были лечь под этот «высоцкий бич». В противном случае вряд ли бы он стал кумиром большинства из них. Высоцкий был выразителем большей части нового поколения жителей СССР, которое пришло на смену предыдущему – военному. То было поколение гордившихся своей родиной и национальностью. Это поколение вряд ли бы потерпело уничижение себя. Следующее поколение было уже иным: в большинстве своем это были омещанившиеся типы, которые готовы были плясать под чужую дудку, полагая, что «дудочники» умнее, талантливее их и, значит, могут привести их к более «светлому завтра». Они позволяли смеяться над собой, не понимая, что этот смех отнюдь не добрый, а издевательский, что с этим смехом никакого «светлого завтра» у них не будет, а будет рабство, самое сильное из тех, которое когда-либо над ними довлело.

    Наверно я все таки неисправимый совок. Совок в том смысле, что я восхищаюсь сталинским поколением победителей о котором говорится в этом последнем абзаце. Восхищаюсь их радости в их глазах, величию их духа, дерзновением мечт, жертвенностью во имя своих потомков. И презираю таких вот подпархатых «интеллектуалов» а-ля-60-десятники, которые стыдятся и презирают, предают своих отцов-совков поколения победителей.

    Но почему то думается, что Высоцкий таки не относился уж совсем к последним…

    #2208036
    дядя Андрей
    Участник

    В ЛИБЕРАЛЬНУЮ интеллигентскую среду Высоцкий угодил, еще будучи подростком, в середине 1950-х, когда стал часто бывать в домах таких известных людей, как юрист Борис Утевский, артист Осип Абдулов, писатель Виктор Ардов и другие. Все эти люди относились к либеральной интеллигенции. Эта прослойка в хрущёвскую оттепель была весьма критически настроена к советскому режиму, пытаясь путем давления на власть вернуть себе те привилегии, которые были отобраны у нее при Сталине. Вращаясь в этом кругу, Высоцкий как губка впитывал в себя их идеи.

    Его обращение к блатной песне тоже целиком и полностью вытекало из этого общения – «блатняк», как отрыжку гулаговской темы, всегда «курировали» либералы (державники популяризировали другой песенный жанр – русскую народную песню). Драматургия блатных песен позволяла Высоцкому ставить в них проблемы социальные, в частности, высвечивать конфликт отдельного индивидуума не только со средой, но и со всем социумом (советским, естественно). Этот конфликт с конца 50-х стал особенно бередить бунтарское нутро Высоцкого. И опять взгляд на этот конфликт у него формировался под влиянием либеральных, а не державных воззрений.

    Таким образом, уже тогда Высоцкий выразил свое главное творческое кредо: никаких сделок с официозом.

    На смерть Вождя

    Опоясана трауром лент,
    Погрузилась в молчанье Москва,
    Глубока её скорбь о вожде,
    Сердце болью сжимает тоска.
    Я иду средь потока людей,
    Горе сердце сковало моё,
    Я иду, чтоб взглянуть поскорей
    На вождя дорогого чело…
    Жжёт глаза мои страшный огонь,
    И не верю я чёрной беде,
    Давит грудь несмолкаемый стон,
    Плачет сердце о мудром вожде.
    Разливается траурный марш,
    Стонут скрипки и стонут сердца,
    Я у гроба клянусь не забыть
    Дорогого вождя и отца.
    Я клянусь: буду в ногу идти
    С дружной, крепкой и братской семьёй,
    Буду светлое знамя нести,
    Что вручил ты нам, Сталин родной.
    В эти скорбно-тяжёлые дни
    Поклянусь у могилы твоей
    Не щадить молодых своих сил
    Для великой Отчизны моей.
    Имя Сталин в веках будет жить,
    Будет реять оно над землёй,
    Имя Сталин нам будет светить
    Вечным солнцем и вечной звездой.

    В.Высоцкий. 8 марта 1953

    КТО-ТО может возразить: дескать, эти антисоветские песни слышали единицы, а большинство знали Высоцкого совсем по другим, альпинистским или военным например. И это правда. Но есть и другая правда, которая заключается в том, что почти все песни Высоцкого состояли не только из текста, но и из подтекста. Большинство людей о существовании последнего даже не догадывались (либо расшифровывали его слишком примитивно), и только узкая прослойка единомышленников певца и его оппонентов из державного стана могла прочитать этот подтекст. Зачем это нужно было Высоцкому? Судя по всему, цель была одна: с помощью подтекста Высоцкий завоевывал славу в либеральных кругах и одновременно позиционировал себя как либерал перед державниками, а с помощью текста он очаровывал всех остальных, то бишь рядовых советских граждан. Подобный прием вполне типичен для людей, избравших своей профессией лицедейство.

    Теперь я к основному перейду.
    Один, стоявший скромно в уголочке,
    Спросил: «А что имели вы в виду
    В такой-то песне и в такой-то строчке?»
    Ответ: во мне Эзоп не воскресал,
    В кармане фиги нет — не суетитесь,-
    А что имел в виду — про то и написал,-
    Вот — вывернул карманы — убедитесь!

    #2208041
    Новик
    Участник


    Ну что «блатняк», «шансон» — это продукт еврейской, а не русской культуры — это и так понятно. …

    И совсем даже не понятно. Самых ярких представителей жара, таких как Высоцкий или Михаил Круг(Воробьёв) следует отнести к русской культуре, к еврейской культуре их очень трудно приклеить.
    Никому же не приходит в голову переживать, что купола русских церквей имеют происхождение из Византии, или о том, что прототип матрёшки взяли то ли в Японии, то ли ещё где-то.

    #2208052
    папаша
    Участник

    На смерть Вождя

    Опоясана трауром лент,
    Погрузилась в молчанье Москва,
    Глубока её скорбь о вожде,
    Сердце болью сжимает тоска.
    Я иду средь потока людей,
    Горе сердце сковало моё,
    Я иду, чтоб взглянуть поскорей
    На вождя дорогого чело…
    Жжёт глаза мои страшный огонь,
    И не верю я чёрной беде,
    Давит грудь несмолкаемый стон,
    Плачет сердце о мудром вожде.
    Разливается траурный марш,
    Стонут скрипки и стонут сердца,
    Я у гроба клянусь не забыть
    Дорогого вождя и отца.
    Я клянусь: буду в ногу идти
    С дружной, крепкой и братской семьёй,
    Буду светлое знамя нести,
    Что вручил ты нам, Сталин родной.
    В эти скорбно-тяжёлые дни
    Поклянусь у могилы твоей
    Не щадить молодых своих сил
    Для великой Отчизны моей.
    Имя Сталин в веках будет жить,
    Будет реять оно над землёй,
    Имя Сталин нам будет светить
    Вечным солнцем и вечной звездой.

    В.Высоцкий. 8 марта 1953

    И сколько ему тогда было? Наверное лет 15.
    Вспоминаю себя чуть постарше. 1980 год, 110 годовщина Бланка. Весь народ ликует и празднует. То ли по истории, то ли по литературе дали задание всем подготовить материалы к годовщине — стенд, картинку, стихи и т.д. Кто не сделает — не получит стипендии. Я, как всегда дотянул до последнего, пришлось ночью писать стихи, что-то вроде «Великий Ленин жив в веках, во всех свершеньях Ленин с нами, с народом вместе над землей поднимет коммунизма знамя…..» и т.д. строк на 30. Стипендию получил повышенную, к каждому празднику заставляли извращаться виршами. Это ничего тогда не значило, игры такие были, сам же знаешь…

    #2208058
    дядя Андрей
    Участник

    [quote quote=$$208036][B][COLOR=»DarkRed»]На смерть Вождя[/COLOR][/B]

    [B][COLOR=»Indigo»]Опоясана трауром лент,
    Погрузилась в молчанье Москва,
    Глубока её скорбь о вожде,
    Сердце болью сжимает тоска.
    Я иду средь потока людей,
    Горе сердце сковало моё,
    Я иду, чтоб взглянуть поскорей
    На вождя дорогого чело…
    Жжёт глаза мои страшный огонь,
    И не верю я чёрной беде,
    Давит грудь несмолкаемый стон,
    Плачет сердце о мудром вожде.
    Разливается траурный марш,
    Стонут скрипки и стонут сердца,
    Я у гроба клянусь не забыть
    Дорогого вождя и отца.
    Я клянусь: буду в ногу идти
    С дружной, крепкой и братской семьёй,
    Буду светлое знамя нести,
    Что вручил ты нам, Сталин родной.
    В эти скорбно-тяжёлые дни
    Поклянусь у могилы твоей
    Не щадить молодых своих сил
    Для великой Отчизны моей.
    Имя Сталин в веках будет жить,
    Будет реять оно над землёй,
    Имя Сталин нам будет светить
    Вечным солнцем и вечной звездой.

    В.Высоцкий. 8 марта 1953[/COLOR][/B]

    И сколько ему тогда было? Наверное лет 15.
    Вспоминаю себя чуть постарше. 1980 год, 110 годовщина Бланка. Весь народ ликует и празднует. То ли по истории, то ли по литературе дали задание всем подготовить материалы к годовщине — стенд, картинку, стихи и т.д. Кто не сделает — не получит стипендии. Я, как всегда дотянул до последнего, пришлось ночью писать стихи, что-то вроде «Великий Ленин жив в веках, во всех свершеньях Ленин с нами, с народом вместе над землей поднимет коммунизма знамя…..» и т.д. строк на 30. Стипендию получил повышенную, к каждому празднику заставляли извращаться виршами. Это ничего тогда не значило, игры такие были, сам же знаешь…[/quote]

    Если честно, я на этот стих случайно наткнулся. А так, да, 15 лет. Но, не думаю, что тогда какие-то такие вещи объявляли. Как, кстати, не помню и всеобщее ликование по поводу 110-й годовщины. А ты чё в Литературном учился?

    #2208061
    Сергей_Ка.
    Участник

    И совсем даже не понятно. Самых ярких представителей жара, таких как Высоцкий или Михаил Круг(Воробьёв) следует отнести к русской культуре, к еврейской культуре их очень трудно приклеить.
    Никому же не приходит в голову переживать, что купола русских церквей имеют происхождение из Византии, или о том, что прототип матрёшки взяли то ли в Японии, то ли ещё где-то.

    Еврейское влияние на культуры других народов гораздо глубже чем кажется на первый взгляд.
    Я не зря упомянул здесь масонские ложи, которые по капле разъедали в Европе чувство святости воспитанное в умах людей христианством (хоть и в католическом, достаточно вульгарном варианте, но тем не менее).
    Както в фильме снятом для израильских евреев про россиянских олигархрв, «которые оказались все евреями. так получилось», один алигарх разоткровенничался: «Есть, — говорит, — такая у евреев черта: подергать Бога за бороду. А потом еще уцепиться и скинуть его с пьедестала, а самому занять Его место».
    Глубинная суть еврейства — это ХУЦПА, отсутствие правил, берегов, традиций, святости, совести. Дерзость. Как пел Миронов: замрите, ангелы, смотрите, я играю. Моих грехов разбор оставьте до поры. Вы оцените красоту игры.

    Вот таком дерзкому отношению к жизни, развенчиванию любых святынь порядка, эдакой возвышенной гордыни личности и учили еврейские ребе европейских нарцисов. Отсюда ненависть европейских интеллектуалов к своим культурных корням католицизма, разрушившая в итоге все христианские устои и оформившаяся в виде либерализма.

    Так вот в шансоне — те же самые нотки. Да и прислушайся — сколько там чисто еврейских мелодий. мотивов, словестных оборотов привнесенных в русский язык особенностями еврейских языков.
    Конечно же русская культура — это глубокое, мощное явление. И оно не могло не повлиять, не внести своего влияния в тематику песен.
    Если суть еврейской культуры — хуцпа, то суть русской культуры — это стремление к правде, я бы даже сказал ревность по правде, обостренное чувство правды и справедливости.
    И это тоже присуствует и дает какую то нравственную, и даже эстетическую ценность произведениям шансона, да и вульгарного блатняка. Именно в тех песнях, в которых присуствует эта доминанта и становятся общепризнанными достойными произведениями.

    И действительно в песнях Высоцкого, да и Круга именно вот эта составляющая привнесенная влиянием русской культуры ярко и сильно присутствует.

    И тем не менее, вот как в социальном явлении либерализма, не смотря на огромное долю европейского влияния, суть его остается все таки еврейской, так и в культурном явлении «шансон», если и есть огромное влияние других культур (в России — понятно русское влияние), все равно он остается продуктом еврейской культуры.

    ЗЫ: Я тоже остаюсь при мнении, что Высоцкий скорее русский поэт, чем еврейский. Но тем не менее с доводами приведенными в статье трудно не согласиться. Это тоже есть. (Не смотря на то, что вот русское стремление к правде оно сквозит с очень большой силой в его песнях).

    #2208072
    Redactor
    Участник

    мы не знаем как повел бы Высоцкий после демократизации России…

    как повел себя Макаревич — мы знаем…

    #2208073
    Сергей_Ка.
    Участник

    мы не знаем как повел бы Высоцкий после демократизации России…

    как повел себя Макаревич — мы знаем…

    Точно. Вот мне тоже по этой теме Макаревич вспомнился.

Просмотр 10 сообщений - с 1 по 10 (из 12 всего)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.