О вырождении русского народа, или главная причина русских бед

Главная Форумы Партия «Великая Россия» Пропаганда и агитация О вырождении русского народа, или главная причина русских бед

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Автор
    Сообщения
  • #1223000
    Ак-рус
    Участник

    Андрей Кочетов
    О вырождении русского народа, или главная причина русских бед

    Всё-таки, справедливости ради, давайте отметим: главная причина нынешней нашей катастрофы, которой мы все свидетели, таится в нас самих. Ибо, если бы с нами, русскими, было всё в порядке, то не допустили бы мы к себе этнопаразитов. Не позволили бы им разорвать на части, разграбить и распродать наше Отечество. Не плясали бы сейчас они, вместе с прочими нашими врагами, явными и тайными, танец победителя на наших костях. Не появилось бы у них в их разрушительной деятельности массы пособников из нашей же национальной среды. Не допустили бы мы того, чтобы нами правило антинародное и антирусское по духу своему правительство, главной задачей своей, видимо, считающее всемерную помощь тем, кто хочет радикально, раз и навсегда, решить «русский вопрос». Нагляднее всего это видно по тому, как оно способствует кавказско-азиатской оккупации исконно русских областей, как потакает «черному террору», против нас развязанному, как преследует русских националистов и патриотов, а также – по его патологическому стремлению затащить Россию в ВТО и прочие «глобализационные» организации. Хотя любому мало-мальски разумному человеку понятно, что для подавляющего большинства нашего населения это будет означать смерть от холода и голода, а для России вообще – вечное прозябание в долговой кабале в «статусе» донора – сырьевика. Наконец, это видно просто по национальному составу «нашего» правительства.
    Так что главная наша на сегодня беда – это вырождение нашего собственного народа. И не этнопаразиты, и не национал-эгоистичные нацмены, и не антирусское правительство, по большому счёту, представляют сейчас для нас наивысшую опасность, а наши собственные вырожденцы. Ибо только благодаря им наши враги и могут сейчас безнаказанно вести свою разрушительную работу.
    Надо сохранить не «страну», как призывают наши «государственники» – «евразийцы» – «имперцы». А сохранить надо — народ. Будет народ – будет и страна. Не будет народа – ничего не будет. Отношение власти к русскому народу практически во все времена его истории было примерно такое же, как, например, к лесу: руби, не жалко – ещё вырастет! И ухаживать не надо – сам расплодится! Теперь всё, приехали. Вырубили всё под корень, причём – всё лучшее. Остался на девять десятых – негодный ни к чему чахлый, сучковатый, выродившийся кустарник. Это я не только про лес. Это я и про людей.
    Деградация русского народа, как мне представляется, имеет два главнейших проявления: невероятно огромное количество предателей интересов нации, поставивших в своей жизненной шкале ценностей деньги и прочие материальные ценности превыше всего и способных, в обмен на деньги или благополучную жизнь на Западе, наносить любой вред, прямой или косвенный, собственному народу; и — утрату способности к самоорганизации и самозащите у подавляющей массы нашего народа. Всё остальное, что мы видим, и что вызывает наше раздражение и недовольство: падение нравов, засилье чужой примитивной «масскультуры» и чужого языка, кавказская оккупация и всё прочее — лишь производные от этих двух главнейших проявлений. Оба они гибельны для нашей нации, но более всего, как мне кажется, всё-таки второе.
    Где и когда речь не заходила бы о каком-либо ущемлении интересов русских на всей обширной территории бывшего СССР и современной России, мы практически повсеместно имеем дело с одним и тем же явлением: поразительной, вызывающей непонимание и удивление у всего мира, неспособностью русского населения к самоорганизации и самозащите. Будь то в Чечне, где русское население было истреблено «мирными чеченцами» в начале – середине 90-х гг., будь то в Крыму, где ситуация, начав развиваться с банального татарского вандализма (так наз. «крестоповал»), грозит вылиться в аналогичную же чеченской резню – при попустительстве и негласном поощрении властей самостийной Украины, будь то в исламских «республиках» бывшего СССР, будь то в Прибалтике. Будь то даже в любом месте самой России, где приезжие с Кавказа развязывают «чёрный террор», устанавливают свои кишлачные законы и фактически – свою власть, наплевав на местное население.
    Не могут русские организовать сопротивление и собственному русофобскому правительству, проводящему, по сути, тот же геноцид, только «бархатными», «экономическими» средствами и всемерно способствующему кавказской и прочей инородческой оккупации России.
    Исходя из всего вышесказанного, самой жизнеспособной и жизнестойкой, способной к активным действиям и активной самозащите частью русского этноса в данный момент можно назвать только, простите, бандитов: лишь эти парни способны на решительные действия, любое проявление враждебности по отношению к себе жёстко пресекают, широко используют превентивные меры, не считаясь с требованиями закона, за погибших – сурово мстят. В своих действиях исходят из принципа справедливости (в своём, естественно, понимании), а не из буквы закона (хотя бы – воровского закона), главным же критерием эффективности своей работы считают результат. В этом состоит ирония нынешней ситуации: подонки общества подают пример правильного поведения в экстремальных условиях остальному обществу.
    Почему-то любое удачное на первых порах начинание, предпринятое по чьей-либо частной инициативе, или по инициативе нескольких лиц (как-то: попытка внедрения новых технологий на производстве, создания какого-либо высокотехнологичного «островка стабильности и процветания» посреди всеобщей разрухи, вытеснение кавказцев с какого-либо рынка, где в результате цены сразу падают в 1,5–2 раза, и прочее, перечисление примеров можно продолжать) у нас долго не живёт, а очень скоро бывает задавлено – при молчаливом одобрении (или бездействии, что одно и то же) подавляющей массы народа, и, как водится, при активном участии властей. Почему? Потому что процент духовно люмпенизировавшихся дегенератов, в нашем обществе – буквально зашкаливает. Во всяком случае, соотношение деградировавшей и недеградировавшей части общества – явно не в пользу последней.
    Как говорил ещё Бердяев, «русский не стремится спасать Россию, а ждёт, что Россия спасёт его». Нынешняя «Россияния» в ещё гораздо меньшей степени жизнеспособна, нежели бердяевская Россия. А потому абсолютно бесполезно надеяться на возрождение русской нации «сверху» (выход на политическую сцену авторитарного лидера, пекущегося о народном благе, или откуда-то взявшегося общественного движения с такими же целями; внезапное «прозрение» нынешнего правительства и пр.). Все мы ждём, что появится какая-то сила, которая объявит «призыв», и уж тогда-то… Увы, должен огорчить: такой силы не появится никогда, разве что появится очередной проходимец, стремящийся напялить на себя одежды народного заступника во имя собственных шкурных интересов. Или – партия, которую, в случае первых же успехов, немедленно съедят внутренние противоречия — по причине амбициозности и личного эгоизма её лидеров. К тому же нельзя забывать о том, что наши противники – признанные мастера сеять раздоры и сталкивать своих «оппонентов» лбами. Сколько раз уже мы это проходили! Совершенно очевидно одно: возрождение и объединение нации, если оно когда-нибудь вообще произойдёт, начнётся исключительно «снизу», на уровне мелких, оборонительного характера, объединений энергичных людей – для защиты себя и своих семей от инородческой агрессии. Эти объединения впоследствии установят связи между собой и приобретут жёсткую внутреннюю структуру и организацию. Появятся лидеры, проверенные в деле и действительно неподкупные и принципиальные, для которых интересы дела выше личных амбиций. Но сейчас всему этому в чрезвычайной степени мешает наше (точнее, не-наше) государство. Так, оно ни в коем случае не допустит вооружения народа боевым оружием; тем более — не допустит проведения гражданами эффективных, т. е. силовых, мероприятий (даже если найдётся, кому их проводить) по защите своих территорий от нелегальных и прочих мигрантов, терроризирующих население наших городов. А наиболее эффективными мероприятиями были бы жестокая месть за совершённые ими преступления (единственный язык, который наиболее понятен данному контингенту), и превентивные действия, носящие резко наступательный характер, но никак не пассивная оборона в неподходящем месте, в неподходящее время и без должной подготовки, т.е., игра по правилам противника. А между тем это единственное, что, и то с большой неохотой, разрешает нам государство. Кроме того, объединению мешает, в не меньшей степени, вопиющая пассивность 9/10 нашего населения, которые всё ждут, что «Россия спасёт их», не желая сами что-либо сделать для спасения России, и своего собственного спасения в том числе. Они, конечно, могут выражать горячую поддержку националистам на словах, но помочь им реально, делом или хотя бы деньгами – много выше сил «среднего» обывателя. По большому счёту, возрождение нации начнётся только в том случае, если подобная психология, психология выжидания, уступит место совершенно другой – психологии незамедлительного действия. Но, к сожалению, такой тенденции пока не наблюдается. Переломить ситуацию смогут, видимо, лишь какие-либо серьёзные потрясения, которые смогли бы пробудить инстинкт самосохранения у недеградировавшей ещё части народа. На выродившихся эти потрясения действуют угнетающе, на пассионариев – как допинг. Современная же, «цивилизованная» жизнь разъединяет людей донельзя, и бороться сообща подчас просто невозможно.
    В. Аксючиц в своей, довольно интересной, работе «Национальный характер» приводит результаты социологических исследований среди российского населения, в основном – сельского: «…Материальных потребностей у этих людей нет, эмоциональных тоже… Преобладающая в среде мотивация – неопределенно-мечтательная. На вопрос, стремятся ли они к достижению более высокого уровня жизни, осуществляют ли для этого необходимые усилия, каждый второй выбрал ответ: «Мечтаем, надеемся, что как-нибудь положение улучшится». Смирение с нынешним положением и покорность высказала треть опрошенных. И только каждый пятый имеет в каком-то виде достиженческую мотивацию, стремление за счет дополнительных серьезных усилий улучшить свою жизнь. Итак, вырисовалась катастрофическая ситуация: пассивность, мечтательность, минимизация потребностей и, соответственно, усилий, просто лень». Правда, исследователь оправдывает подобную психологию большинства народа, как водится, 80-летним господством большевиков: «В лагерных условиях для выживания зэк стремился предельно минимизировать потребности и экономить силы при всякой возможности. Когда жизнь семидесяти процентов населения приближена к лагерным условиям, это не «лень», а стремление к самосохранению. Жизненный инстинкт подсказывает людям, что всякое напряжение в условиях, когда бедствует большинство населения огромной страны, скорее всего не даст результатов, а кончится надрывом». И даже чуть ли не восхищается этим как проявлением некоей «народной мудрости»: «Как и испокон веков, ныне соборное чувство подсказывает русскому человеку, что и благоденствие, и невзгоды можно пережить только всем миром».
    Позволю себе всё же не согласиться с В. Аксючицем. Истина как раз заключается в том, что пока в обществе преобладает, как он выразился, «неопределённо–мечтательная мотивация», ничего хорошего это общество не ждёт, и ему, обществу, грош цена. Получается замкнутый круг, когда одно зло воспроизводит другое. Но ведь когда-то и кому-то надо разорвать этот круг! В конце концов, за русских это никто не сделает.
    Подобная психология и подобная модель поведения есть результат вовсе не «большевистской тирании», на которую принято сейчас списывать буквально всё. Точнее, результат не только оной. Не только следствие геноцида лучшей части русского народа в ходе гражданской войны, а затем – гибели целого поколения в Великую отечественную. Подлинные причины нынешнего вырождения русского народа лежат гораздо глубже. У нас о них, об этих глубинных причинах, говорить не принято (а раньше было просто запрещено), ну а на Западе же, как водится, их привычно гипертрофировали и раздули до неприличия, вообще отказав всем русским в праве называться «русскими». Между тем, истина, как всегда, где-то посередине.
    Если быть по-настоящему объективным и беспристрастным, отбросив навязываемые нам ещё с советских времён (и до сих пор) пропагандистские штампы, то первопричину нынешнего вырождения русских следует искать в гораздо более раннем периоде русской истории, нежели большевистский переворот и всё, что за ним последовало. В конце концов, сами эти события – также в большой мере результат того же самого вырождения, начавшегося гораздо раньше. Первопричина эта — в происходившем на протяжении последних нескольких сотен лет смешении государствообразующего русского этноса с инородческим населением окраин государства Российского, по мере того, как эти «окраины» постепенно, в ходе расширения государства, «пододвигались» к центру, и, соответственно, там появлялось всё больше русских людей. Причём особенно интенсивно это смешение происходило как раз в последнюю сотню лет, когда силами русской нации на национальных окраинах России и в «национальных республиках» СССР возводилась производственная инфраструктура и осваивались залежные земли. Отсюда – и та ускоренная деградация, которую мы наблюдаем в последнее время.
    В итоге мы сейчас имеем то, что некоторые народности России совершенно обрусели, и абсолютно не похожи, ни по внешности, ни по национально-психологическим качествам, на своих предков 300-летней давности. Многие представители небольших народов не знают и никогда не знали родного языка. Более того, очень многие искренне считают себя русскими. Можно долго спорить, добро или зло представляет для этих народов их ассимиляция русскими. С точки зрения националиста, как русского, так и националиста – представителя этих народов – безусловно, зло. Но самая главная для нас проблема заключается в том, что не меньшим злом ассимиляция русскими нацменьшинств явилась и для самого русского народа.
    Именно смешение с инородцами, вопреки расхожим ныне утверждениям о «прогрессивности» этого явления, и положило начало вырождению русского народа. Можно сказать с уверенностью, что теперешнее небывалое количество дегенератов, моральных вырожденцев, алкоголиков, предателей, иуд, «пофигистов», и тех, про кого обычно говорят – «с прожидью» – прямое следствие этого расового смешения.
    Да, русский народ остался, в общем, русским народом. Да, он увеличился количественно, в том числе и за счёт тех, чьи предки были рождены от смешанных браков, и отождествили себя именно с русским народом, восприняли его культуру, стали его частью. Но КАЧЕСТВЕННО русский народ от этого не выиграл, а проиграл. И чем дальше шло смешение, тем всё больше утрачивалось и подавлялось лучших, Богом данных ему национальных черт. Что и привело в конце концов к катастрофе начала ХХ века – к победе еврейского большевистского заговора. Ну а дальше два последовавших друг за другом катаклизма – геноцид «гражданской» войны и бойня Великой Отечественной – ослабили этнос до предела. Завершающий же этап вырождения мы наблюдаем в наши дни, закончиться же всё должно, по замыслу местных проводников глобальной политики, полным истреблением остатков русского народа «вечнообиженными» нацменьшинствами, исповедующими в основном ислам – всё идёт именно к этому.
    Сейчас, к счастью, всё большее количество русских людей, тех, кого не затронуло ещё вырождение, приходит всё-таки к выводу, что «русскость» – это не идея, не вера, не мировоззрение, и даже не только восприятие человеком русской культуры как родной. «Русскость» – это прежде всего кровь, что бы там ни говорили «православные ортодоксы», почитатели Достоевского, коммунисты и ревнители «общечеловеческих ценностей». Это – набор определённых морально–психологических качеств, присущих исключительно русской нации и передающийся исключительно по наследству (т. е. «кровь»). И если один из родителей не принадлежит к русской нации – эти качества не могут быть переданы потомству в полной мере. Совершенно, казалось бы, очевидная вещь, «прописная истина», которую вряд ли кто стал бы опровергать. И тем не менее, мы предпочитаем упорно не замечать (конечно, не без посторонней «помощи») этого очевидного явления, и как попугаи повторяем вдалбливаемые нам с рождения «аксиомы» : «русскость» – это православие», или « – это идея», или « – это культура». Или ещё что-нибудь подобное. Я уж не говорю о том, что «внешне» (т. е. «религиозно» и «культурно») быть русским как раз легче всего. Крестившийся по каким-то своим соображениям еврей не перестаёт быть евреем (даже став Патриархом!), он всё равно будет думать как еврей и поступать как еврей. Инородец, женившийся на русской девушке, не становится русским, и дети его, хоть уже и считают себя русскими, и, может быть, похожи на русских внешне, не являются на самом деле таковыми внутренне. Главное следствие подобного смешения – утрата жизнеспособности, жизнестойкости народа (не обязательно русского, а и любого другого), которую мы сейчас и наблюдаем. Ещё А. Гитлер, большой «спец» по части вопросов расовой чистоты, в своё время говорил: «подчинить себе народ, сохранивший свою расовую чистоту, евреи никогда не смогут. (От себя лично добавлю: не только евреи, — вообще никто не сможет.) Евреи в этом мире всегда будут господствовать только над народами, потерявшими чистоту крови». Применительно к сегодняшнему положению русского народа – точнее и не скажешь.
    Начиная с советского периода и по сей день в обществе господствует навязанное нам ещё большевиками стойкое убеждение, что смешение «народов России» с государствообразующим русским народом есть явление «прогрессивное». Мол, нацменьшинства привнесли что-то своё в нашу общую культуру, и т.д., и т.п. Да, привнесли. Но во-первых, только ли хорошее, во-вторых, это все равно капля в море, и в-третьих, стоит ли это утерянных русскими по причине смешения с периферийными этносами лучших своих качеств, из-за чего сейчас русские оказались на грани вымирания, и эту грань уже перешагивают? Объединяться можно с более или менее родственными народами, и стоящими на примерно таком же уровне развития. Скажем, аншлюс Австрии Германией в 30-е годы был воспринят самими австрийцами вполне спокойно, потому как сами австрийцы считают себя тоже немцами, только «верхними». Вполне уживаются, например, англичане с шотландцами, и даже с ирландцами – несмотря на религиозные и прочие трения. Государства Североамериканского континента были основаны переселенцами в основном из западной Европы, хотя и из разных стран, и это не помешало им осознать себя единым народом. То же — и с Австралией. В случае же с Россией происходило всё с точностью до наоборот: русский народ добровольно взял «шефство» над народами, не родственными себе, большинство из которых к тому же находилось на крайне низком уровне общественного развития, не имело даже письменности, вело натуральное хозяйство и жило на уровне родоплеменного строя. И это «шефство» не могло не сказаться самым пагубнейшим образом на самом русском народе: в результате смешения с инородцами русские во многом утратили собственное национальное лицо, у них были подавлены лучшие национальные качества, которые испокон веков позволяли им выживать и побеждать, они теряют собственную национальную культуру. Я уже не говорю о том, что, потратив огромные усилия на «подтягивание» этих народов до своего уровня, русские оказались в итоге у разбитого корыта. Продолжение этого «шефства» не сулит русским ничего доброго, ибо оно означает закономерную неизбежность новых, крайне болезненных для них, националистическими рецидивов «народов России», а затем, как водится — «восстановление разрушенного хозяйства» силами русской нации, ценой громадного напряжения всех её сил. И так – без конца. Более того, в данный исторический момент продолжение упомянутого «шефства» вообще грозит русским как народу гибелью, ввиду крайней нынешней слабости государствообразующего этноса.
    Ну и, конечно же, более чем зловещую роль в истории русского этноса сыграл пресловутый «пролетарский интернационализм» – преступление власти против русского народа, направленное на уничтожение национальной самобытности и национального лица народа, его национального самосознания и исторической памяти.
    Забугорные хулители русского народа утверждают, что «русских как таковых вообще не существует», что «этот народ» представляет из себя пёструю смесь, конгломерат самых разных народностей, что русские давно уже утратили свои национальные черты. Сказано, конечно, излишне крепко и вполне в традициях высокомерной Европы, но своя доля правды в этом, согласитесь, есть. В конце концов, иначе просто не было бы повода для подобных высказываний. Русский народ, конечно, существует, и даже некоторое вливание инородческой крови не помешало ему ощущать себя таковым. Согласно антропометрическим исследованиям, проведённым в 50-х гг. минувшего века, русские по своему антропологическому типу являются типичными европейцами, и, кроме того, имеют значительную однородность в своей антропологической составляющей, при том, что география их расселения очень обширна. Но одно дело антропологические признаки, а совсем другое – то неуловимое, что составляет так называемый «национальный характер». К сожалению, часть своих национальных качеств, причём, похоже, лучшую часть, и прежде всего – жизнестойкость, общинность, деятельность, природную храбрость, способность к коллективной защите своих интересов – значительная масса русских от соприкосновения с инородцами всё же потеряла. У остальных же эти качества подавлены и как бы «дремлют».
    Примеры? Вот вам примеры. В Чечне по состоянию на 1989 год проживало почти 300 тысяч русских людей, или около трети населения республики. Сейчас там русских практически нет, то есть за какие-то несколько лет более 250 тысяч человек стали беженцами, остальные – погибли в результате геноцида. Из этих почти 300 тысяч никто не взял в руки оружия, никто не объединил вокруг себя остальных, никто не организовал отпор чеченским отморозкам. Во всяком случае, я лично таких примеров не знаю. И всё это в то время, когда в русских городах относительно малочисленные (пока ещё) чеченские и прочие кавказские «диаспоры» наводят страх на местное население, устанавливая свои порядки, играя заглавную скрипку в местном криминалитете.
    Подобная же ситуация имела место и в «республиках ССР» накануне и в период крушения Союза, когда русские также подверглись геноциду со стороны «титульных» наций, и при этом никакого стремления к защите своих интересов, своих прав и даже своей жизни не обнаружили.
    В так называемых «странах Балтии» русского населения почти половина, а в некоторых городах – большинство. При этом оно там совершенно бесправно, оно считается как бы не существующим. Задумайтесь над ситуацией: почти половина населения страны не может заставить правительство и другую половину населения уважать себя и считаться с собой, и покорно, рабски выносит абсолютно все над собой издевательства! Если бы в Прибалтике был развязан геноцид наподобие чеченского, то русские и там безропотно подставляли бы свои шеи под ножи. К счастью, «европейцы»-прибалты – всё же не «азиаты»-чечены, и предпочитают выживать русских «цивилизованными» методами.
    А как русские уже в самой России терпят «бархатный» геноцид, развязанный собственным русофобским правительством, в котором, кстати, и русских-то почти нет? Как терпят уже второй десяток лет «реформы», весь смысл которых сводится в основном к повышению цен и тарифов, к введению платы за то, что раньше государство предоставляло бесплатно? Как терпят пиявок – «олигархов», вывозящих из страны ценнейшие невосполнимые ресурсы, и по сути отнимающих у народа его собственное будущее? Как терпят тотальный сволочизм и продажность госаппарата?
    Ранее я уже высказывал мысль, что русские в своём национальном развитии за последний век уже прошли стадию собственно «нации», поднялись над «нацией» как таковой и превратились в качественно новую общность, в строительный материал для общества будущего, которое было бы свободно от узконационального мышления. Для альтернативного варианта глобализации, причём для глобализации на основе истинных, а не господствующих сейчас семитских ценностей, с их приматом материального над духовным. Превратились, если хотите, в «советский народ» – в отличие, скажем, от татар, башкир, удмуртов, якутов или тех же чеченцев, так и оставшихся даже не на «национальном», а на «преднациональном» уровне развития, с характерным для этой стадии этноэгоцентризмом, детским типом мышления (стремление жить «свободно», но за чужой счёт, иметь права, но не иметь обязанностей) и отсутствием чувства ответственности. Поражение в «холодной войне» и катастрофа 90-х прервали созидательный рывок русского супер-этноса («супер- » – в смысле качества, а не только количества), оставили его не у дел; более того – поставили его в жуткие первобытные, примитивнейшие условия существования, в коих превосходно себя чувствуют только примитивные же общества, и нации – паразиты. Продолжу свою мысль: смешение на протяжении нескольких столетий с инородцами окраин, способствовавшее вырождению, по-видимому, как раз и не позволило русскому этносу выполнить возложенную на него Историей задачу. По крайней мере, на данном историческом этапе. Это же мешает ему сейчас организоваться для защиты от еврейско-кавказской экспансии. Это же – позволило антирусскому меньшинству во второй раз за сто лет захватить в России политическую власть. Конечно, некоторое ослабление «защитных функций» общественного организма – есть неизбежная плата за достижение более высокого уровня общественного развития нации: «мелкие», «национальные» формы защитной психологии уступают место более «серьёзным» и «всеохватывающим» – общегосударственным, и даже ещё более высоким -– надгосударственным. И это вполне естественно сопровождается некоторым пренебрежением к своему, собственно национальному, благополучию. Так, безусловным приоритетом в глазах типичного представителя русского супер-этноса периода расцвета СССР являлось не узконациональное (русское) благо и узконациональная же безопасность, а благо и безопасность большой Родины, и более того – всей социалистической системы. И русский человек мог, не щадя себя, и в ущерб себе, работать на благо и безопасность, скажем, «братского» кубинского народа, или – какого угодно ещё, не говоря уж о «братских народах СССР», потому что для него не имело значения, кто именно будет пользоваться результатом его труда. Главное – то, что его труд идёт на пользу общему делу. Много ли ещё найдётся на свете народов, способных на такую самоотверженность, которая в глазах других народов выглядит подчас просто глупостью?
    Вообще, надо сказать, что как раз в резком контрасте между теми выдающимися достижениями русского народа, сделанными им в советский (начиная со Сталина) период, и тем чудовищным падением и стремительной деградацией, которые мы наблюдаем сейчас, и состоит великий, и, на первый взгляд, необъяснимый, парадокс последнего периода русской истории. Русские построили сверхдержаву, Империю. Защищали её и восстанавливали из руин и пепла. Создавали технологии, приводившие в изумление «цивилизованный» мир. Подняли на высочайший уровень свою науку и культуру. Перешагнули границы «национальной» психологии и стали воистину «гражданами вселенной» – в лучшем смысле этого слова. Долг и честь были для них не пустым звуком – в отличие от того же «цивилизованного» мира. (Собственно, по причине своей излишней доверчивости и честности мы и проиграли «холодную войну». Вспомните, как она «официально» заканчивалась. Как «боевая ничья». Нам предложили «почётный мир» – мы согласились. Никто не догадывался, что войну против нас просто переводят на новый уровень.) И – тем парадоксальнее и «ненормальнее» выглядит стремительное нравственное вырождение русских людей за какую-то пару десятков лет, чему мы все сейчас свидетели. Однако, если взглянуть на вопрос с точки зрения расологии, то столь быстрое вырождение русского этноса на последнем этапе не покажется столь уж неожиданным: расово однородное и полноценное общество не может так быстро шагнуть из гениальности в деградацию. У нас есть все основания предполагать, что нынешние вырожденцы, во всяком случае большая их часть – как раз и есть плоды расового смешения.
    Несмотря на все издержки «имперскости», любая развитая нация должна обладать и развитой самоорганизацией; у русских же на данный момент – лишь намёк на неё. У значительной части русского народа, точнее, у подавляющего большинства, способность к объединению либо утрачена полностью, либо – «спит», что и доказывают события последних 15 лет как в центре России, так и на её национальных окраинах. И причину этого, как и многого другого, повторюсь, нужно искать именно в смешении на протяжении сотен лет русского этноса с окраинными инородцами, благодаря которому происходило размывание традиционных устоев русского национального характера. А ослабление защитных механизмов нации позволило за какие-то пару десятков лет путём массированного информационного воздействия сломать нацию морально. В итоге на данный момент значительную часть русского народа можно считать выродившейся.
    Иначе чем объяснить небывалое количество предателей и всевозможных иуд, растаскивающих, распродающих за копейки национальное богатство страны, или откровенно, за деньги, работающих на врагов русского народа? Вспомним, что в расхищении национального богатства участвовали вовсе не одни лишь олигархи – а миллионы наших соотечественников, простых работяг. Просто крупное ворьё тащило составами, а работяги – маленькими тележками. И сейчас тащат: пункты приёма цветных металлов никуда не делись.
    Как объяснить, что в той же Чечне офицеры продавали боевикам не только оружие, боеприпасы, информацию, но даже своих солдат – в рабство?
    Как объяснить вообще то, что за последние двадцать лет у нас сформировалась целая генерация людей, живущих исключительно распродажей своей собственной страны: продажей её ресурсов, секретов, технологий, и всего-всего прочего, вплоть до людей (так называемые «международные брачные агентства», «международные клубы знакомств», «международные агентства по найму» и пр.), словом – «продажей Родины» во всех её проявлениях и смыслах, и более того, считающих это занятие совершенно нормальным, естественным и даже престижным – по причине доходности оного?
    Чем объяснить, что почти любой выпускник более-менее «престижного» вуза мечтает уехать работать за границу, и желательно – навсегда, а любая смазливая дурочка спит и видит «импортного» «принца» на белом «мерседесе», который приедет и заберёт её из «этой страны»?
    Известный публицист М. Калашников называет субъектов подобного типа «вроде-бы-русскими». Я же утверждаю: это не русские вовсе. Это – результат расовой энтропии.
    Да, вырождению русского народа весьма поспособствовал большевистский режим, установившийся в России в начале ХХ века. Но, справедливости ради, нужно отметить, что, начиная со сталинского времени, этот режим сильно изменился – в сторону как раз «русскости», к тому же, повторяю, именно при советском режиме Россия достигла вершины своего расцвета – культурного, научного, экономического, и даже демографического – несмотря на последствия войны. Если бы не «пролетарский интернационализм», формально являвшийся стержнем национальной политики режима (при Сталине – как раз именно формально), то последствия Совка, возможно, и не были бы для нас такими плачевными.
    Евреи-комиссары, пусть через 20 лет после своих злодеяний, но получили-таки свою пулю в затылок, а идеолог геноцида русского народа – ледорубом по голове. Этого мировой Сион до сих пор не может простить Сталину, всячески его демонизируя и придумывая фантастические цифры «жертв незаконных репрессий». Репрессии, безусловно, были, но количество пострадавших от них русских людей, без сомнения, было меньше, чем те 20 миллионов, убитых евреями-комиссарами за 4 года так называемой «гражданской войны». Если же к власти после смерти Ленина пришёл бы не Сталин, а кто-либо из еврейской «ленинской гвардии» (т.е. из тех, кто заливал кровью целые губернии в «гражданскую», то последствия для русского народа были бы ещё плачевнее: «Мы должны превратить её (Россию) в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, которая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами. Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребенных обломках укрепим власть сионизма и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань, мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния… А пока наши юноши в кожаных куртках — сыновья часовых дел мастеров из Одессы, Орши, Винницы и Гомеля — о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть все русское! С каким наслаждением они физически уничтожают русскую интеллигенцию, офицеров, академиков, писателей…» (из откровений Лейбы Давидовича Троцкого-Бронштейна). Что здесь ещё добавить? Однозначно, смерть в результате удара ледорубом по голове – далеко не самое суровое наказание для этого иудейского изувера. Равно как и пуля в затылок от сталинских «чистильщиков» в 1937 г. – не самая худшая смерть для тех самых «юношей в кожаных куртках», что «так восхитительно умели ненавидеть всё русское».
    Так или иначе, но во главе угла общественной нравственности, начиная со Сталина, что бы там ни говорили всевозможные солженицыны и мандельштаммы, ставились истинные ценности: честь, совесть, семья, коллектив, долг перед Родиной. Сначала интересы общества, а уж затем – собственные. Потому люди, воспитанные в советское время, так остро неприемлют нынешний «пещерный капитализм», когда всё продаётся и всё покупается, когда страсть к наживе преподносится как добродетель. Русский народ перемол даже навязанную ему извне чуждую идеологию, переделав и приспособив её под себя. Марксизм-ленинизм был лишь внешней оболочкой, скрывавшей глубинную русскую, арийскую в своей основе природу. Даже на Западе это поняли, и потому за последнее десятилетие борьба с коммунизмом плавно переросла в борьбу именно с русским народом. Такие деятели, как З. Бжезинский, впрочем, никогда и не делали из этого секрета.
    Истинную же причину вырождения, повторю, следует искать несколькими столетиями раньше.
    Надо сказать, вопрос о вырождении и упадке государств и народов давно уже является предметом исследования учёных, но нынче данная тема является в нашей стране будто бы табу, обсуждать её «не принято»; это, кстати, вообще типичная реакция выродившегося государства – всячески скрывать истинное состояние, и своё, и народа. А потому ныне серьёзных исследований на данную тему я лично не встречал. Между тем, ещё в далёком 1910 году был опубликован труд В.А. Мошкова «Механика вырождения», в котором были изложены основные принципы и раскрыта природа данного явления. Проанализировав историю европейских стран за последнюю тысячу лет, он не только пришёл к выводу о цикличности развития общества и государства, (что, в общем, само по себе не ново), но главное – вывел своеобразный закон продолжительности каждого такого исторического цикла. Эта продолжительность, согласно его исследованиям, абсолютно у любого народа и вне зависимости от исторической эпохи, составляет ровно 400 лет. Середина этого цикла есть период наивысшего подъёма; конец цикла и начало следующего – время наибольшего упадка. Каждый цикл делится Мошковым на четыре века со своими, присущими каждому из них особенностями, которые он назвал соответственно «золотым», «серебряным», «медным» и «железным». Каждый из этих «веков», в свою очередь, также содержит в себе период подъёма и период упадка, которые могут быть и различными по продолжительности, но в среднем составляют по 50 лет каждый. Предметом наиболее скурпулёзного рассмотрения Мошкова стала, разумеется, история России начиная с 812 года. Кстати, как отмечает исследователь, «цифра 62, наравне с цифрою 12 в истории России не раз является точной гранью между двумя периодами». Российская история найдена Мошковым наиболее соответствующей выведенной им закономерности: «русская история оказалась в целом правильнее, чем в других государствах. Только один век ее имеет неправильность…» (имеется ввиду «медный век» с 1012 по 1112 годы, который имел два периода упадка и два периода подъёма). Таким образом, русская история была разделена В. А. Мошковым на три 400-летних цикла, стыки между которыми (т.е. периоды наибольшего упадка) приходятся на период раздробленности Руси и татарское иго, на «смутное время», и – что не удивительно – на наши дни (книга написана в 1910 г.). Последний в рассматриваемой им русской истории «железный» (т.е. наиболее тяжёлый) век должен продолжаться, по расчётам В. А. Мошкова, с 1912 по 2012 годы. Мы сейчас живём в самую тяжёлую часть этого века: «Между 2000 годом и 2012 надо ожидать периода полной анархии, соответственной блаженной памяти «Смутному времени», которым и закончится текущий исторический цикл».
    Глядя на сегодняшнюю нашу действительность, с Мошковым действительно трудно не согласиться. Упадок, подобный нынешнему, действительно вряд ли можно встретить чаще, чем раз в 400 лет, а многие (и я в том числе) сходятся во мнении, что русский народ ныне переживает самый тяжёлый период своей истории, ибо, во-первых, таких потерь в течение одного века ни один народ в истории ещё не нёс; во-вторых, что в начале ХХ века, что в наши дни, сначала евреями-большевиками, а ныне – «демократической» опять же в основном еврейской властью велась и ведётся своеобразная антиселекция – отбор по негативным признакам. Худшие представители народа получали и сейчас получают условия для выживания и безбедного существования, лучшие же представители – либо уничтожались (и уничтожаются) физически, либо вынуждены влачить жалкое и полуголодное существование. Посмотрите, собственно, что представляет собой сама власть – вот где нагляднейший пример антиселекции! Естественно, что она воспроизводит себя из такого же дурно пахнущего «материала», из коего и сама состоит. В-третьих, в течение как раз последнего из рассмотренных Мошковым «циклов», как я уже отмечал, происходило усиленное смешение русского народа с населением национальных окраин, и утрата при этом значительной частью народа (но не всеми!) исконных русских национальных морально-волевых качеств. И, наконец, в-четвёртых: нынешнее ускоренное вырождение народа и распад государства обусловлено также и применением против нас в ХХ веке новейшего «оружия» – информационно-идеологического, нацеленного на сознание людей и способное изменять его в нужном для агрессора направлении. Причём первое применение этого оружия я отношу вовсе не к периоду так называемой «холодной войны», как мы все привыкли считать. Оно имело место гораздо раньше: в конце ХIХ – начале ХХ века. Я имею ввиду «революционную агитацию», которая достигла-таки своей цели: изменения настроений и мировоззрения широких масс народа. Технологии оболваниваня людей и научно-технический прогресс идут всегда рука об руку. Развитие в тот период времени полиграфии, и последовавший вслед за этим прорыв в области СМИ, пока ещё – исключительно печатных, и книгоиздательского дела, позволил поставить пропаганду революционных идей на качественно новый уровень, бывший ранее для подпольных организаций недоступным. Резко выросшие возможности полиграфии того времени позволили даже не в разы, а на порядки увеличить охват населения страны «революционной пропагандой». Не только нелегальные, но и тысячи легальных изданий, принадлежащих, как правило, евреям, постепенно воспитывали людей в духе «новых веяний времени», к коим хозяева этих изданий относили прежде всего торжество парламентаризма и расширение прав нацменьшинств. Недаром ещё в «протоколах сионских мудрецов» было сказано: «Если золото – первая сила в мире, то пресса – вторая. Все ежедневные печатные издания должны быть в наших руках…». Этому же способствовало и развитие всевозможных средств связи. В результате то, на что раньше у революционеров ещё второй половины ХIХ века уходили десятилетия, было сделано большевиками и их пособниками за считанные годы: мировоззрение значительной части населения, его настроения и чаяния за относительно короткое время серьёзно изменились, ситуация в стране дестабилизировалась, а начавшаяся (также спровоцированная мировым Сионом) мировая война «революционизировала» общественное сознание донельзя. В этих условиях свержение монархии в России и установление там большевистской диктатуры облегчилось до предела, учитывая необычайную сплочённость и «военную» организацию партии большевиков, её финансовые возможности и поддержку из-за рубежа.
    С массированном применением информационно-идеологического оружия нам пришлось столкнуться и в годы «холодной войны», причём схема его применения была аналогичной. Сначала – формирование «пятой колонны» – диссидентов – внутри страны, «самиздат», затем – захват печатных органов; пропаганда среди населения, уставшего от экономической войны и бойкота со стороны всего «цивилизованного мира», «новых веяний» и чужого образа жизни, поначалу проводимая как борьба за «социализм с человеческим лицом»; в итоге – изменение мировоззрения большинства народа. В результате, как мы знаем, страну мы сдали без боя, а агрессор танцует сейчас танец победителя на костях миллионов умерших в годы «реформ» русских (в основном – русских!) людей. Основная мысль, которая внушалась простому обывателю, что в начале ХХ века при пропаганде «революции», что в годы «перестройки» и «реформ», проста до неприличия, и потому – чрезвычайно понятна и доходчива: мол, все проблемы разрешатся моментально сами собой, стоит нам только внести кое-какие изменения в политическое и экономическое устройство нашей страны. Как-то: передать власть Советам (провести «демократизацию» общественной жизни – применительно к концу 80-х), отдать фабрики рабочим а землю – крестьянам (провести «рыночные реформы» – в 90-х). И всё сразу же станет хорошо. Однако, пойдя на такие изменения, народ вдруг обнаруживает, что настоящие проблемы для него ещё только-только начинаются.
    Сейчас информационное оружие ежечасно используется против нас уже с противоположной целью: удержать от выступлений против существующего антинародного правительства, лишить воли к сопротивлению, насколько это возможно – «денационализировать» русский народ «общечеловеческими ценностями» и дебилизировать его посредством СМИ, навязать чуждую ему и изначально порочную псевдокультуру. Одним словом – всемерно способствовать нравственному вырождению русского народа, вслед за которым неминуемо придёт и физическое вырождение. С высоты сегодняшнего дня мы определённо можем сказать, что информационная агрессия, не встретившая надлежащего отпора, может буквально превратить народ в стадо, в быдло, и создать все предпосылки для его ускоренного вырождения и вымирания. В связи с изобретением электронных СМИ возможности для применения информационно-идеологического оружия возросли на порядки, и ныне с полным основанием это оружие, применяемое против нас через ТВ, радио и газеты, можно отнести к самому опасному средству массового поражения, с каким не сравнится по смертоносности ни ядерная бомба, ни отравляющие газы, ни бактериологическое оружие. Оно убивает душу, разъедает её «жидовством», ленью и беспринципностью, подменяет истинные ценности ложными. Ни один народ не сможет прожить долго, если большинство его составляют особи с доминированием подобных «качеств». Отмечу особо, что народ, сохранивший чистоту крови, вряд ли подвержен воздействию этого оружия – он будет отрицать ложные «ценности», его истинная национальная природа не даст ему обмануться. Но народ, уже начавший вырождаться, против идеологического оружия совершенно беззащитен.
    А потому, если русские намерены бороться за своё выживание в нынешних условиях, то, первым делом, факт вырождения русского народа необходимо признать, чтобы начать борьбу с этим явлением.
    Упадок, постигший сейчас страну и народ, находит своё выражение буквально во всём, но прежде всего – в ослаблении связей, некогда связывавших людей в единый целый организм. Именно это явление и заставляет ныне многих говорить о якобы свойственной всем русским неорганизованности и неспособности к объединению. Дело как раз в том, что нынешнее время – видимо, как раз и есть тот период, когда, согласно законам природы, пассионарность любого народа находится как бы в спящем состоянии, перед будущим подъёмом. Цитируемый уже мною В.А. Мошков назвал этот период «железным веком», причём в худшую половину этого века (как раз в ту, в которую мы сейчас живём) ситуация в стране представляет из себя буквально ад на земле: «…Сущность каждого упадка состоит в постепенном ослаблении всех уз, связывающих между собою членов государства, и в стремлении его разложиться на составные элементы. Элементы общества скрепляются между собою в государстве нормальном, здоровом или, что то же, переживающем подъем, не внешними искусственными связями, как мы думаем, не силой, не репрессалиями, не правительством, не режимом, а невидимыми, но несравненно более крепкими нитями любви и симпатии…С наступлением упадка в государстве все эти связи ослабевают, начиная с высших. Прежде всего исчезает любовь к правительству, за нею любовь к родине, потом к своим соплеменникам и, наконец, в конце концов, исчезает привязанность даже к членам своей семьи…
    Далее … даже узкий патриотизм мало-помалу сменяется ненавистью и презрением ко всему своему и стремлением заменить его чужим, иностранным. В это время является неудержимая страсть к заимствованиям всякого рода, которая по временам принимает форму простого обезьянничанья. Даже национальный язык подвергается тоща презрению, переполняется словами и выражениями из чужих языков и может замениться иностранным, если к тому представляется хоть малейшая возможность. Той же судьбе подвергаются и другие невидимые общественные связи.
    Гениальные и талантливые люди перестают появляться в вырождающемся обществе, и во главе его становятся тогда посредственности, которые задают новый, более пониженный тон. Открытия и изобретения прекращаются. Наука сначала перестает двигаться вперед, а потом падает все ниже и ниже. Учебные заведения закрываются одно за другим от недостатка учащих и учащихся. Библиотеки и музеи подвергаются разграблению или погибают от пожаров. Изучение наук сводится к бессмысленному зазубриванию мудрости прежних времен и к погоне за дипломами, дающими преимущество в борьбе за существование. Любознательность исчезает, литература и искусства падают. Простота и естественность в литературных произведениях заменяются вычурностью, насыщеностью и пустословием, а мысль трескучей фразой. В литературную область врываются в качестве чего-то нового декадентщина и порнография, старые как мир». (В. А. Мошков. Механика вырождения, 1910 г.)
    Вам ничего это не напоминает? Между тем, эти строки написаны почти век назад. А вот что должно ждать нас при, как выразился В.А. Мошков, «правильном течении общественной болезни»: «…Сильный упадок уничтожает все лазейки, в которых можно спрятаться. Такие лазейки дают в изобилии большие, сильные и хорошо организованные общества. Здесь устанавливаются такие искусственные условия, при которых оберегается жизнь существ, совершенно негодных и ненужных для общественной жизни. Сюда относятся всякого рода выродки умственные, нравственные и физические, которые благоденствуют благодаря своему высокому положению в обществе, родству с людьми сильными, богатству, унаследованному от здоровых предков, или просто благодаря гуманным законам и учреждениям, существующим в благоустроенном государстве. Во время хорошего упадка все эти искусственные условия теряют свою силу. Высокое положение в обществе уже не спасает человека, потому что в разгар упадка нет такого сильного и высокого положения в государстве, которое бы не пошатнулось. Богатство, не охраняемое властью, также теряет свою силу, потому что легко может быть отнято от человека всевозможными средствами. Законы в выродившейся стране, хотя и продолжают существовать, но их никто знать не хочет, и нет никакой власти в государстве, которая в состоянии была бы наблюсти за их исполнением. А потому человек лишается всякой поддержки со стороны общества и принужден собственными силами, как может, отстаивать свое существование… Единственное спасение для человека в это время примкнуть к какому-нибудь кружку, партии или обществу, а для этого нужно обладать хоть какими-нибудь достоинствами, без которых человек становится обузой и излишним балластом. Его не станут терпеть ни минуты там, где каждому дело идет о спасении собственной шкуры.
    Последние годы упадка, особенно в Железном веке, бывают самыми тяжкими. В это время народ, лишенный патриотизма и утомленный вечной опасностью, грозящей со всех сторон, уже не думает о своей политической самостоятельности и потому не только не противится чужеземному владычеству, но жаждет его и встречает завоевание своей страны с искренней радостью. (В. А. Мошков. Механика вырождения, 1910 г.)
    В принципе, всё было бы у нас ещё относительно «нормально» (для данного периода, разумеется), если бы не крайне неблагоприятное для нас стечение ряда обстоятельств, таких, как:
    1. Усиленное смешение, на протяжении последнего 400-летнего цикла, и особенно – на протяжении последнего («железного») века, государствообразующей русской нации с нацменьшинствами, не родственными ей, обладающими совершенно чуждыми ей национальными психологиями, и, кроме того, стоящими на гораздо более низкой ступени общественного и нравственного развития. Подтверждением последнему служит не только сохранившийся до сих пор, но и наоборот, расцветший за последние годы пышным цветом дремучий узконациональный эгоцентризм нацменьшинств. Следствием этого смешения стало ускоренное вырождение государствообразующего этноса и подавление многих его важнейших национальных качеств.
    2. Мощнейшее отрицательное воздействие извне, сил, заинтересованных в окончательном физическом устранении русского этноса – как опасного геополитического конкурента и духовного антипода. Эти силы спровоцировали две мировые войны, в которых Россия понесла больше потерь, чем все остальные страны – участницы, вместе взятые; эти силы помогли своей «пятой колонне» в России – революционерам-большевикам – осуществить революцию, а затем, в ходе «гражданской войны» (которую вполне можно рассматривать как этническую чистку) и «красного террора» провести открытый геноцид русского народа, при котором за 4 года (1918-1922) погибло не менее 20 млн. человек. Причём уничтожению подвергалась, как известно, лучшая часть общества: национальная интеллигенция, офицерство и пр. Только захват единоличной власти Сталиным, несмотря на известные издержки, позволил избежать гораздо более серьёзной катастрофы и, возможно, сорвал далеко идущие планы тогдашней «мировой закулисы» в отношении России (откровения Троцкого на этот счёт – см выше). Во второй половине ХХ века эти же силы втянули страну в разорительную «холодную войну», создав условия для последующей очередной «революции» (1991 г.) и очередной ломки всего и вся, в коей наиболее активное участие (не без пользы для себя) приняли представители всё той же «прогрессивной» национальности, что и проводили, совместно с прочими инородцами, «красный террор» и антиселекцию населения в 1918 г. Впрочем, маниакальная тяга сей нации «бежать впереди паровоза» и всегда во что бы то ни стало быть в авангарде, отмечена давным-давно. («…Постепенно евреи становятся выразителями стремлений всей новой эпохи». — А. Гитлер.)
    3. Повторение на качественно новом уровне ситуации начала ХIII века, когда очередной спад пассионарности русского народа и его глубокий нравственно-психологический кризис совпал по времени с пиком пассионарности и агрессивности внешнего врага, пусть и находящегося на более низкой ступени развития. В начале ХIII века таковым стали татары, сейчас же эту роль играют направляемые и поддерживаемые еврейской «пятой колонной» в России агрессивные кавказские и азиатские этносы, постепенно, «тихой сапой», занимающие жизненное пространство государствообразующего народа. Отличие ситуации начала ХIII века от нынешней состоит в том, что сегодня, во-первых, агрессора поддерживают, финансово и идеологически, влиятельнейшие в мире силы (т.н. «мировое правительство», и ведомые им наши победители в «холодной войне), и во-вторых, одним из активнейших пособников агрессора является наше собственное государство, строго говоря, давно уже переставшее быть «нашим». В 1237-1240 гг. удельные князья, хоть и каждый сам по себе, но тем не менее организовывали оборону, поднимая русских людей на борьбу, сражались вместе со своими воинами, «живота не щадя», и погибали вместе с ними. Нынешние же наши правители – сами всецело на стороне захватчиков.
    В подобной ситуации борьба русского этноса за своё выживание чудовищно затруднена, хотя это отнюдь не значит, что нужно вовсе прекратить борьбу ввиду её бесполезности, и сдаться на милость победителя. Тем более, что на неё можно и не рассчитывать: русский народ давно приговорён. Исходя из реалий сегодняшнего дня, можно сделать однозначный вывод: к сожалению, в ближайшее время, несмотря на отчаянную борьбу одиночек, широкого подъёма русского национально-освободительного движения ожидать не приходится. Это – дело будущего, хотя и не очень отдалённого. Но готовить почву для будущего подъёма мы обязаны, и чем большее количество людей примет в этом участие, тем больших жертв нам удастся избежать.
    Полноценное возрождение русского этноса, по большому счёту, возможно будет только тогда, когда современное россиянское государство – рай для инородцев и тюрьма для русских – рухнет окончательно. Не раньше. Совершенно очевидно, что это возрождение может начаться только в таких условиях, когда смогут проявиться все преимущества русских людей перед их нынешними поработителями: сообразительность, смекалка, трудолюбие, ответственность, общинность (а не стадность, характерная скорее для «маленьких, но гордых народов»), честность, высокая, несмотря ни на что, духовность. Я сейчас говорю, конечно, о той неиспорченной и неразвращённой, не поддавшейся вырождению части русского народа, которая, к сожалению, сейчас в подавляющем меньшинстве, но с которой и начнётся возрождение нации.
    Полноценное возрождение начнётся тогда, когда утратят силу нынешние преимущества агрессивных инородцев и их кагальных «шефов», когда в наступивших новых условиях им уже не на ком и не на чем будет паразитировать. Стадность и нахрапистость оккупантов дают им выгоды только при наличии некоего «корыта», к которому можно протиснуться, оттолкнув при этом всех остальных. Если же «корыто» опустело – то лучше убраться на тёплую историческую родину. По всей видимости, «смутное время» для нас не только не закончилось, но ещё и как следует не началось, и падать нам предстоит, по законам логики, до самого дна. Тем не менее, видимо, только великие потрясения смогут пробудить силы, дремлющие до поры до времени в недеграгировавшей ещё части русского народа, пробудить его инстинкт самосохранения. Ничего не поделаешь, видимо, так уж мы устроены. «Жареный петух» обречён играть слишком большую роль в русской истории. «Наше» же государство сейчас делает всё, чтобы приблизить момент прилёта сей «птицы мудрости» – низкий ему за это поклон.
    В предыдущих главах я уже говорил, что, по большому счёту, национальные традиции невозможно убить, можно лишь подавить их, но они непременно проявятся в годину суровых испытаний у недеградировавшей части общества. Сейчас русские действительно разобщены и пассивны, что даёт повод недоразвитым и хищным народам, привыкшим держаться и нападать стаями а жить за чужой счёт, считать нас быдлом и воспринимать как своих рабов. Но когда придёт, наконец, время, прозреют и воспрянут сразу все – как по команде. Вот тогда нелюдям в человеческом обличье придётся туго.
    Привлекая на помощь уже упоминавшегося и цитируемого мною В.А. Мошкова, и продолжая его мысль (впрочем, вероятно, для многих это вовсе и не будет откровением), мы можем сделать следующий вывод: очевидно, раньше, чем это предопределено законами природы и законами развития общества, подъём в этом обществе наступить просто не может. Сейчас у нас для этого не сложилось ещё объективных условий, хотя «время Ч» уже не за горами. Тем не менее, мы можем и обязаны в меру своих сил приближать этот день. И прежде всего – необходимо объединять по-настоящему русских людей.
    Возрождение русской нации начнётся там и тогда, где и когда возникнут, во-первых, серьёзные признаки самоорганизации народа именно по национальному признаку, а во-вторых, серьёзные организации самозащиты, действующие на постоянной основе, и с которыми вынуждена будет считаться даже власть. Сейчас уже возникают кое-где славянские общины – это есть первая, робкая пока ещё попытка самоорганизации русского народа. Тем не менее, именно в них я вижу прообраз будущего русского общества.
    Возрождение русской нации начнётся там и тогда, где и когда мы впервые услышим, что местные жители какого-либо города или села, к примеру, выгнали со своих рынков в конец обнаглевших кавказцев, задирающих цены до небес. Или – вышвырнули цыган, торгующих вовсю наркотиками. Или – принудили массовой акцией протеста местную власть отменить своё очередное антинародное решение. Причём чтобы всё это было не спонтанным действием, мгновенным выбросом энергии с последующим впадением, как всегда, в спячку, а при необходимости – могло в любой момент повториться, причём в более значительных масштабах.
    Возрождение русской нации начнётся там и тогда, где и когда появятся музыкальные группы, которые вместо блеяния так называемых «песен» из двух фраз, шизофренического, как правило, содержания, будут петь настоящие песни национально- патриотической направленности. Песни, которые потом запоёт вся страна.
    Возрождение русской нации начнётся там и тогда, где и когда возникнет сама ни с чем не сравнимая, объединяющая людей атмосфера национального подъёма, когда теперешняя психология выжидания уступит место психологии немедленного и решительного действия.
    А для того, чтобы осуществить всё это, необходимо преодолеть последствия расового смешения, и прежде всего – создать настоящее русское национальное государство. Чухну оставить чухонцам. Русь – русским. Возродить русскую нацию смогут только русские, оставшиеся по-настоящему русскими – русскими не по вере, не по культуре, не по убеждениям и не по амбициям, а прежде всего – по крови. Таких сейчас – меньшинство, и именно этим можно объяснить вялость нынешнего национально-освободительного движения, а также – рабскую, азиатскую покорность и пассивность большинства нашего населения. Но возродить страну и народ смогут только они, и никто больше. Из «населения» необходимо превратиться в Нацию. А на этом пути неизбежна борьба, в том числе, и с деградировавшей частью общества. Если не борьба, то, по крайней мере, размежевание, в том числе территориальное. Пусть даже – ценой «сморщивания» России до размеров Московского княжества ХV века.
    Сейчас снова пришло «время собирать земли», как и много веков назад. Разница в том, что собирать надо не земли, а людей! Лучшим выходом было бы, конечно, создание «Русской автономной республики», идея которой периодически всплывает в прессе. Это был бы идеальный вариант для концентрации русских на относительно небольшой территории для преодоления кризиса, создания атмосферы национального подъёма и последующего мощного созидательного рывка! И через каких-то несколько десятилетий результаты «русского реванша» были бы таковы, что удовлетворили бы даже отъявленных «евразийцев» – «державников». Но – как наша прожидовлённая власть, так и «мировое сообщество» прекрасно понимают, какую опасность для них таит в себе сама возможность создания русского мононационального государства, пусть даже карликового, и потому сделают всё, чтобы этого не допустить. Они всегда стремились использовать инородцев в качестве противовеса русскому этносу. А здесь придётся лишиться этого противовеса. «Народы России» — это графитовые стержни в ядерном реакторе русской пассионарности. Сейчас же они «вдвинуты» в глубь этого «реактора» настолько, что грозят заглушить его вовсе. Кагал прекрасно понимает, что без русских «народы России» – ничто, и полезны ему они остаются только при условии существующей в России национальной «чересполосицы» и чехарды. И потому сделает всё, чтобы подобная ситуация существовала у нас всегда.
    Остаётся единственный вариант: действовать в рамках нынешнего государства и под гнётом оккупационного правительства. Но действовать – по-своему. Так, совершенно бессмысленными мне представляются попытки «проникнуть во власть», дабы навести там порядок: во-первых, власть моральных уродов тщательно охраняет себя от нормальных людей, во-вторых она может сама сломать и «переделать» любого на свой аршин, и в-третьих, нормальный человек во власти, оставшийся, не смотря ни на что, нормальным, долго там всё равно не протянет – в крайнем случае его просто устранят. А потому приход к власти «честного человека», наподобие никитинского генерала Кречета, остаётся по-прежнему лишь уделом писательских фантазий.
    Борьбу за места в Думе и за пост «Президентия всея Россиянии» следует оставить «заинтересованным лицам». Наш народ все эти политические дрязги уже сейчас волнуют меньше всего. А необходимо – объединять русских, повторю, настоящих русских людей, в общины и прочие организации (псевдорусские туда, скорее всего, и не придут, им дороже собственный покой), и создавать настоящее, русское государство внутри Россиянии. Со своей экономикой и «силовыми структурами», со своей культурой. Тщательно охранять это государство от проникновения чуждых элементов, которые непременно будут стараться проникнуть туда, чтобы его разрушить изнутри. А когда, стараниями россиянского государства, придёт, наконец, «время Ч», и Жареный петух будет уже кружить над нами, выбирая, куда бы побольнее клюнуть – окрепшие к тому времени русские общины выступят в роли магнита, к которому потянутся уже все, почувствовав, на чьей стороне сила и правда. Закалённые в борьбе руководители русских общин станут уже общепризнанными лидерами. И в один прекрасный момент окрепшее русское государство в государстве разорвёт уродливую россиянскую оболочку, и вырвется на свободу.
    Конечно же, я не отказываю в праве называться русскими всем тем, кто считает себя таковыми. Но правда момента состоит всё-таки в том, что большинство из них всё же является скорее «заготовками», нежели настоящими русскими людьми. Главный критерий здесь таков: а на что ты реально готов ради народа, частью которого себя считаешь? Если самое большее, что ты сможешь сделать – это сходить на избирательный участок, то вряд ли ты действительно русский человек. Будь сейчас спокойное, мирное время – «переплавить» подобные «заготовки» в «качественный продукт» было бы реально. Но в период войны на наше уничтожение, повторюсь, нацию могут спасти только настоящие, недеградировавшие русские, русские по крови. Русские, оставшиеся русскими. Главная задача – объединить этих людей. В конце концов – всё в наших руках.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.