Патриотическая поэзия

Просмотр 10 сообщений - с 51 по 60 (из 71 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #2006223
    Аноним
    Гость

    Бритые затылки,
    Черные рубашки.
    Тем, кто сердцем пылки,
    Ничего не страшно.

    Вскинутые руки
    К Богу как молитвы.
    Средство против скуки –
    Уличные битвы.

    Вновь восстали Русы,
    Север против Юга.
    Битые арбузы…
    Битые зверюги…

    Как нам надоели
    Нелюдей соседства.
    Знаю наши цели
    Оправдают средства.

    Бритые затылки,
    Черные рубашки.
    Тяжелей ботинки
    Для победных маршей.

    #1230789
    diversant186
    Участник

    Немного не в тему, просто поэзия:

    Я прошу тебя милая, будь,
    Даже если меня не будет.
    Даже если люди осудят,
    Или бросят вдогонку, — блудь.

    Просто будь, вопреки молве,
    Пей простор, улыбайся небу,
    Там за краем тебе и хлебу,
    Помолюсь, и спою тебе.

    И когда я закончу путь,
    Тот, что был и уныл и скуден,
    Я прошу тебя, просто будь,
    Даже если меня не будет.
    (с)


    К разлукам каждый день себя готовь, прощай, вокзал умчался от вагона, в цепях релятивистского закона, наказаны любовью за любовь. Ты прошептала про себя без слов, прости мне расставания измену, и бился я в конвульсиях о стену, в окне мелькали кружева мостов. В окне мелькали чьи-то города, мелькали чёрных рек ночные вены, и таял день простой, обыкновенный, стучала квадратура. Навсегда! И Бог светил полночною звездой, в глаза, что пересохли и остыли, и сердца стук: — могилой о могиле, взгляд проводницы, мёртвый и пустой.
    Слеза, осколком битого стекла, сорвётся вниз трёхдневною стернёю, а за окном голодный ветер воет, гремят колёса, как колокола. И в час быка, когда весь мир висит, на тонкой нити между, да и нет, является отсроченный ответ, что бог устал и безмятежно спит.

    Твоим звонком я мог бы быть спасён, одним лишь словом, — приезжай и точка, во сне целует медвежонка дочка, назвав его любимым из имён.
    А поезд разогнавшись, города, летят навстречу. Всё летит на встречу. Я кончился, я кончен, я конечен, поскольку уезжаю навсегда!

    Е.Староверов.

    #1230790
    diversant186
    Участник

    Ну и как всегда:
    Расистское, национал-социалистическое
    Я распахну по ветру пасть, и заору на встречу солнцу, хохлы, грузины и чухонцы, над мной не властна ваша власть.
    Я проору седым горам, и рекам в пене перекатов, мне дела нет до тех пархатых, что на костях возводят храм.
    Расхохочусь я в горизонт, что как обычно недоступен, пусть алеут зароет бубен, и грек пусть канет в Геллеспонт.
    Мой средний палец тем скотам, грозит эрекцией как фаллос, вам, кстати, сколько жить осталось? В дерьме расхристанных Багам.
    Улыбкой щедрой одарю, детей Америго Веспуччи, привет, помёт навозной кучи, пью кофий суки, и курю.
    Угрюмо гляну на народ, притихший вошками над Шпрее, ну как там с совестью, не преет? На сон грядущий не гнетёт?
    Адриатический сапог, не вспомню даже и по пьяни, ещё ответить за Катаньи, вам как бы суки не пришлось.
    А это что за хуерга? В постель кладёт с собой барана? Привет, потомки Тамерлана, мы помним, будет вам Урга.
    И я взлечу под облака, пройдусь над миром с тихой грустью, и загляжусь своею Русью, светает. Пробил час быка.

    — Евгений Староверов , 10.10.2008

    #1230791
    diversant186
    Участник

    22 ноября 1994 года Государственный комитет обороны (ГКО) Чеченской Республики, созданный за день до того указом Дудаева, обвинил Россию в развязывании войны против Чечни.
    Они придут, быть может в ноябре,
    Придут не все, такая вышла доля.
    Останутся лежать в нерусском поле,
    Шепчась о погубившем их «царе»

    Ночами, в час, когда колючий снег,
    Стегает их заплаканные кости.
    Они идут курить друг к другу в гости,
    Куда ещё? Закончен их разбег.

    Садятся в круг под старою скалой,
    И вспоминают бой, последний самый.
    Письмо в слезах заплаканное мамой,
    Удар свинца, хохочущий и злой.

    Листают чей-то выживший дневник,
    Смеясь задорным фразам и остротам.
    А в головах грохочут пулемёты,
    И миг их длится год, а год, как миг.

    Девчонку вспоминают, ту, что ждёт,
    Ждала вернее, тонкий образ в прошлом.
    Землёю и кордитом запорошен,
    Ей сообщили, умер, не придёт.

    А свет зари прошёлся по крестам,
    И воздух горный плавится туманом.
    Встают они и грустным караваном,
    Уходят по означенным местам.

    Ложатся в вечно юную постель,
    Она их обнимает словно мама.
    Кому-то снится Обь, кому-то Кама,
    Палящий зной, крещенская метель.

    Им птицы распевают о добре,
    Ласкает ночь оторванные ноги.
    Мальчишки безбородые, не боги,
    Они прийти могли бы в ноябре.

    #1230792
    diversant186
    Участник

    Исход.
    Адекватным братьям Украинцам прочесть, усмехнуться и забыть. Хохлам, скрежещущим жвалами, учить и читать хохлятам на ночь.

    А вши всё падали и падали,
    Скрипя клыками на паркет.
    А вшам давно хотелось падали,
    Квартиру, статус, соцпакет.

    Гнидята за отцами сыпались,
    Плюясь беззубою десной.
    И на паркете тщетно рыпались,
    Дивились скользкой новизной.

    И слёзы капали потерянно,
    Согнали с хаты, верь не верь.
    Крутя головками растерянно,
    Це не майдан, куда теперь?

    А на паркете пусто, голодно,
    Полно таких же грызунов.
    С востока поддувает. Холодно!
    А запад ждёт, но без штанов.

    ГлавВошь кричит, а ну не мешкая,
    Пока ботинок не стоптал.
    Обратно в жопу, перебежками,
    Там газ, там пучится фекал.

    Там чирей спелый, как смородина,
    Там вкусно пахнет из конца.
    Там хорошо, там наша Родина,
    И каждый прыщ милей отца.

    И вши покорной вереницею,
    По волосатому бедру.
    Пошли с заплаканными лицами,
    И воротилися к утру.

    И главный Вошь, строгая жвалами,
    — Не трусьте! Это ж не Домбай!
    Сейчас яйцом себя побалуем,
    А ну-ка хлопцы, запевай!

    И песня грянула хорошая,
    В ней дух страны, любовь и честь.
    Про герпес тальком припорошенный,
    Про хуй, который можно есть.

    Про долю солнцем напоённую,
    Для гнид живущих без войны.
    Про жопу толстую, холёную,
    Про сочный хер для всей страны!

    Несе Галя воду,
    Коромисло гнеться,
    За нею Іванко,
    Як барвінок в’ється..
    — Евгений Староверов , 19.12.2008

    #2006260
    diversant186
    Участник

    Немного не в тему, просто поэзия:

    Я прошу тебя милая, будь,
    Даже если меня не будет.
    Даже если люди осудят,
    Или бросят вдогонку, — блудь.

    Просто будь, вопреки молве,
    Пей простор, улыбайся небу,
    Там за краем тебе и хлебу,
    Помолюсь, и спою тебе.

    И когда я закончу путь,
    Тот, что был и уныл и скуден,
    Я прошу тебя, просто будь,
    Даже если меня не будет.
    (с)[/quote]
    ——————————————————————————-

    К разлукам каждый день себя готовь, прощай, вокзал умчался от вагона, в цепях релятивистского закона, наказаны любовью за любовь. Ты прошептала про себя без слов, прости мне расставания измену, и бился я в конвульсиях о стену, в окне мелькали кружева мостов. В окне мелькали чьи-то города, мелькали чёрных рек ночные вены, и таял день простой, обыкновенный, стучала квадратура. Навсегда! И Бог светил полночною звездой, в глаза, что пересохли и остыли, и сердца стук: — могилой о могиле, взгляд проводницы, мёртвый и пустой.
    Слеза, осколком битого стекла, сорвётся вниз трёхдневною стернёю, а за окном голодный ветер воет, гремят колёса, как колокола. И в час быка, когда весь мир висит, на тонкой нити между, да и нет, является отсроченный ответ, что бог устал и безмятежно спит.

    Твоим звонком я мог бы быть спасён, одним лишь словом, — приезжай и точка, во сне целует медвежонка дочка, назвав его любимым из имён.
    А поезд разогнавшись, города, летят навстречу. Всё летит на встречу. Я кончился, я кончен, я конечен, поскольку уезжаю навсегда!

    Е.Староверов.[/quote]

    #2006264
    diversant186
    Участник

    Ну и как всегда:
    Расистское, национал-социалистическое
    Я распахну по ветру пасть, и заору на встречу солнцу, хохлы, грузины и чухонцы, над мной не властна ваша власть.
    Я проору седым горам, и рекам в пене перекатов, мне дела нет до тех пархатых, что на костях возводят храм.
    Расхохочусь я в горизонт, что как обычно недоступен, пусть алеут зароет бубен, и грек пусть канет в Геллеспонт.
    Мой средний палец тем скотам, грозит эрекцией как фаллос, вам, кстати, сколько жить осталось? В дерьме расхристанных Багам.
    Улыбкой щедрой одарю, детей Америго Веспуччи, привет, помёт навозной кучи, пью кофий суки, и курю.
    Угрюмо гляну на народ, притихший вошками над Шпрее, ну как там с совестью, не преет? На сон грядущий не гнетёт?
    Адриатический сапог, не вспомню даже и по пьяни, ещё ответить за Катаньи, вам как бы суки не пришлось.
    А это что за хуерга? В постель кладёт с собой барана? Привет, потомки Тамерлана, мы помним, будет вам Урга.
    И я взлечу под облака, пройдусь над миром с тихой грустью, и загляжусь своею Русью, светает. Пробил час быка.

    — Евгений Староверов , 10.10.2008

    #2006267
    diversant186
    Участник

    22 ноября 1994 года Государственный комитет обороны (ГКО) Чеченской Республики, созданный за день до того указом Дудаева, обвинил Россию в развязывании войны против Чечни.
    Они придут, быть может в ноябре,
    Придут не все, такая вышла доля.
    Останутся лежать в нерусском поле,
    Шепчась о погубившем их «царе»

    Ночами, в час, когда колючий снег,
    Стегает их заплаканные кости.
    Они идут курить друг к другу в гости,
    Куда ещё? Закончен их разбег.

    Садятся в круг под старою скалой,
    И вспоминают бой, последний самый.
    Письмо в слезах заплаканное мамой,
    Удар свинца, хохочущий и злой.

    Листают чей-то выживший дневник,
    Смеясь задорным фразам и остротам.
    А в головах грохочут пулемёты,
    И миг их длится год, а год, как миг.

    Девчонку вспоминают, ту, что ждёт,
    Ждала вернее, тонкий образ в прошлом.
    Землёю и кордитом запорошен,
    Ей сообщили, умер, не придёт.

    А свет зари прошёлся по крестам,
    И воздух горный плавится туманом.
    Встают они и грустным караваном,
    Уходят по означенным местам.

    Ложатся в вечно юную постель,
    Она их обнимает словно мама.
    Кому-то снится Обь, кому-то Кама,
    Палящий зной, крещенская метель.

    Им птицы распевают о добре,
    Ласкает ночь оторванные ноги.
    Мальчишки безбородые, не боги,
    Они прийти могли бы в ноябре.

    #2006268
    diversant186
    Участник

    Исход.
    Адекватным братьям Украинцам прочесть, усмехнуться и забыть. Хохлам, скрежещущим жвалами, учить и читать хохлятам на ночь.

    А вши всё падали и падали,
    Скрипя клыками на паркет.
    А вшам давно хотелось падали,
    Квартиру, статус, соцпакет.

    Гнидята за отцами сыпались,
    Плюясь беззубою десной.
    И на паркете тщетно рыпались,
    Дивились скользкой новизной.

    И слёзы капали потерянно,
    Согнали с хаты, верь не верь.
    Крутя головками растерянно,
    Це не майдан, куда теперь?

    А на паркете пусто, голодно,
    Полно таких же грызунов.
    С востока поддувает. Холодно!
    А запад ждёт, но без штанов.

    ГлавВошь кричит, а ну не мешкая,
    Пока ботинок не стоптал.
    Обратно в жопу, перебежками,
    Там газ, там пучится фекал.

    Там чирей спелый, как смородина,
    Там вкусно пахнет из конца.
    Там хорошо, там наша Родина,
    И каждый прыщ милей отца.

    И вши покорной вереницею,
    По волосатому бедру.
    Пошли с заплаканными лицами,
    И воротилися к утру.

    И главный Вошь, строгая жвалами,
    — Не трусьте! Это ж не Домбай!
    Сейчас яйцом себя побалуем,
    А ну-ка хлопцы, запевай!

    И песня грянула хорошая,
    В ней дух страны, любовь и честь.
    Про герпес тальком припорошенный,
    Про хуй, который можно есть.

    Про долю солнцем напоённую,
    Для гнид живущих без войны.
    Про жопу толстую, холёную,
    Про сочный хер для всей страны!

    Несе Галя воду,
    Коромисло гнеться,
    За нею Іванко,
    Як барвінок в’ється..
    — Евгений Староверов , 19.12.2008

    #1230778
    Аноним
    Гость

    Марина Струкова

    УЛИЧНЫЙ БОЙ
    Сводятся счеты в городе темном.
    Слышу удары литых кулаков.
    Бритоголовые парни в черном —
    против кавказских чужаков.

    В желтый оскал — тяжкий «гриндерс»,
    камнем вмят смуглый висок,
    цепью — кровавый шрам как индекс,
    посланы — мордами в песок.

    На площадях и в проулках узких
    надо зверью напоминать:
    Это не Юг, где вы русских
    грабить могли, унижать, гнать.

    Тщетно несется привычно гадок
    с мутных экранов протестов гул.
    Будет: России — русский порядок.
    Вам: чемодан, вокзал, аул.

Просмотр 10 сообщений - с 51 по 60 (из 71 всего)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.