Подробности смерти Троцкого

Главная Форумы Разное Где открыть мою тему… Подробности смерти Троцкого

Просмотр 8 сообщений - с 1 по 8 (из 8 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1229032
    Askold
    Участник

    Лев Троцкий – одна из самых зловещих фигур в истории России ХХ века. С его именем связаны ключевые акты трагедии государства – так называемая пролетарская революция, катастрофический Брест-Литовский мир, Гражданская война, «красный террор» и разграбление страны.
    Сенсационный документальный политический детектив опровергает традиционные представления о том, что происходило в России накануне и вскоре после отречения Николая II, о вождях и вдохновителях октябрьского переворота и иностранной интервенции, об отношениях внутри большевистской верхушки – и о неизвестных ранее обстоятельствах высылки Троцкого из СССР.
    Авторы, используя уникальные документальные материалы и зарубежные исследования, впервые на экране «вскрывают» тайные связи Красного Бонапарта с банковским интернационалом, чьим стратегическим замыслам служил Троцкий.

    Источник: http://russia.tv/brand/show/brand_id/4824

    0_39792_69d2d316_XL.jpg

    0_39793_758c8522_XL.jpg

    Ветеран внешней разведки СССР рассказал неизвестные подробности громкого покушения.

    21 августа 1940 года Мехико всколыхнула новость — был убит один из вождей мировой революции и личный враг Сталина Лев Троцкий.

    Троцкого уничтожил агент НКВД Рамон Меркадер. Он родился сто лет назад, 7 февраля 1913 года, в Барселоне, а умер 18 октября 1978-го на Кубе. Ветерану Службы внешней разведки Олегу Нечипоренко довелось лично общаться с ликвидатором, который носил оперативный псевдоним Гном. Об этом и рассказал в своей книге «Жизнь в конспирации».

    Месть Сталина

    — Вы были в курсе, как готовилось покушение?

    — Его разрабатывали другие люди задолго до моего прихода в разведку. Главным мотивом убрать Троцкого была личная неприязнь к нему Сталина… Подготовка была очень долгая и тщательная. Рамона завербовала в Барселоне собственная мать, агент советской разведки…

    В сентябре 1939 года Меркадер переправился в США с паспортом на имя канадского бизнесмена и журналиста Фрэнка Джексона. Там его якобы случайно познакомили с сестрой секретаря Троцкого Сильвией Агелофф. Дружба перешла в отношения — девушка уже планировала свадьбу. Но у Рамона были другие планы. Ему нужно было подобраться ближе к Троцкому.

    В октябре того же года Меркадер перебрался в Мехико, где Троцкий проживал со своей семьей, объясняя это якобы делами фирмы, и убедил Агелофф переехать к нему.

    Постепенно он получил возможность приходить в укрепленный особняк Троцкого. Позже, работая в Мексике, я видел этот дом, он напоминает крепость-тюрьму: металлические ворота, часть окон заложена кирпичом, над крышей возвышались башни с бойницами.

    Рамон установил доверительные отношения с охранниками Троцкого, угощал их дорогими сигарами, оказывал дружеские услуги. Потому в час икс без проблем прошел на виллу к Троцкому якобы показать свою статью. Когда жертва начала читать, Меркадер смертельно ранил хозяина ударом ледоруба.

    — Почему выбрали такое экзотичное оружие?

    — Решили, что это наиболее бесшумный вариант. Но, возможно, Рамон не совладал с эмоциями. Если бы он ударил так, чтобы жертва не закричала, то мог бы спокойно уйти. Но раненый Троцкий смог позвать на помощь, охрана прибежала на шум…

    Рамон не раскололся, твердо придерживался легенды, в ходе многочасовых допросов не назвал своего настоящего имени. Утверждал, что действовал из личных соображений, как одиночка, и не дал прямых доказательств причастности нашей службы к покушению.

    «Наши» работали по нему. Через высокопоставленную агентуру влияния в Мексике предпринимались попытки добиться сокращения срока заключения, старались облегчить его режим в тюрьме. Даже хотели организовать ему побег… Но он отказался.

    — Меркадер получил гонорар за свою работу?

    — Он сотрудничал с НКВД не за деньги, а на идейной основе. Правда, когда он вышел на свободу и перебрался в СССР, его наградили Звездой Героя. Но на все расспросы обтекаемо отвечал, что ее дали за боевые заслуги. Звезду надевал на официальные мероприятия или чтобы оказать помощь коллегам в приобретении билетов в театр.

    12842701.jpg
    Момент задержания Меркадера (он — с повязкой на голове)

    Нянька

    — Когда вы начали работать с Меркадером?

    — После того как он отбыл от звонка до звонка свою двадцатку в мексиканской тюрьме, наши переправили тайно его с женой в СССР. Это был первый иностранный агент, которого мне довелось опекать.

    — А зачем? Боялись за его безопасность в Москве?

    — Так принято, если человек выпадает по причинам, от него не зависящим: болезнь или предательство.

    Для меня такое решение было очень неожиданным. Я уже готовился ехать в длительную командировку в Мексику. Начальник объяснил, что мне дается серьезное поручение — работа с агентом советской разведки, который некоторое время назад вернулся из-за рубежа. Мол, необходимо оказать ему помощь в скорейшей адаптации к жизни в Союзе, проявлять заботу и «уделять максимум внимания» ко всем просьбам и пожеланиям.

    Это был 1960 год. Символическая тогда встреча произошла на площади Революции, у музея Ленина, с убийцей Троцкого!.. Кроме высокого роста, он ничем не выделялся среди толпы. Неброский плащ, очки с толстыми линзами. Взгляд внимательный и выжидающе-напряженный. Крепкое рукопожатие крупной руки… В общем, оперативный псевдоним Гном ему совершенно не подходил…

    На некоторое время я стал «бебиситтером» исторической личности. На жаргоне американской разведки «нянькой» называют оперработника, который опекает перебежчика или агента, вывезенного на родину. В нашей оперативной лексике подобного термина нет…

    — Как устроили его быт?

    — Рамону с супругой дали в Москве хорошую трехкомнатную квартиру рядом с метро «Сокол». Устроили на хорошую работу в Институт марксизма-ленинизма. Продуктовые наборы выделяли…

    Все повседневные вопросы, проблемы я решал: с ЖКХ, домоуправлением и т. д.

    Рамон не надоедал просьбами. Некапризный, скромный.

    — О чем вы с ним говорили?

    — Мы беседовали с ним на общие темы, не вдавались в идеологию. У меня была установка — не лезть в душу, не бередить. К тому же он был замкнутый, держался в себе, типичный интроверт.

    Только теперь, спустя годы оперативной работы, понимаю, что Гном очень нуждался в психической разгрузке, психотерапевтической помощи. Возможно, нужно было ему создать среду, где он почувствовал бы свою нужность, перестал думать о роли Мавра. Но такие меры, в свою очередь, могли расширить круг лиц, осведомленных по делу, увеличить угрозу утечки.

    …Когда подготовка к моему выезду в длительную загранкомандировку вступила в завершающую стадию, мне было поручено передать Гнома на связь другому оперработнику. Попрощались мы тепло…

    Палач или жертва?

    — На моего коллегу Игоря Ш. в 1978 году была возложена та же миссия. Он был «нянькой» Гнома на Кубе. Коллеге выпала печальная доля заботиться об агенте, когда он уже был болен раком.

    Игорь рассказал, что незадолго до кончины Гном за рюмкой впервые признался, почему пошел против Троцкого. Прозвучало это примерно так: «В 1940 году было уже очевидно, что Германия развяжет войну против Советского Союза. Находясь на Западе, я видел, что Троцкий является лидером довольно многочисленного антисоветского движения и что в случае войны оно может представить дополнительную угрозу для СССР за рубежом и внутри страны. Я был полностью убежден, что если движение лишится своего лидера, то оно в значительной степени потеряет свою силу. Потому у меня не было колебаний».

    Сам факт кончины Гнома и доставки его праха в Советский Союз старались не афишировать.

    После смерти Гнома его жена Рокелия с приемными детьми Лаурой, Артуро и Хорхе перебралась в Мексику к родственникам, куда им переводилась пенсия за мужа и отца.

    В 1991 году, уже после завершения чекистской карьеры и ухода в отставку, как-то я посетил Кунцевское кладбище в Москве, где покоится прах Гнома. Похоронили под псевдонимом. На надгробии написано: «Герой Советского Союза Лопес Рамон Иванович. 1913 — 1978 гг.».

    #2183390
    Askold
    Участник

    Троцкий с начала 1937 года жил в Мексике.
    Наталья Седова, Фрида Кало и Троцкий, порт Тампико 7.01.1937

    Для акции против него требовались люди, хорошо говорившие по-испански, появление которых не вызвало бы подозрений у полиции. Для этой роли хорошо подходили испанские республиканцы, которые с конца 1938 года стали прибывать в Мексику в эмиграцию, так как война в Испании шла к концу. Многими испанскими коммунистами троцкисты и их руководитель воспринимались тогда, как враг худший, чем даже фашисты, – они были в их глазах предателями святого и правого дела.

    Испанская троцкисткая партия, входившая в IV Интернационал, вместе с анархистами подняла восстание в глубоком тылу республиканской армии в Барселоне. Как раз в то время части испанской республиканской армии, в том числе и те, которыми командовали мексиканцы, вели напряженные бои с противником на фронтах. Троцкистский путч обошелся республиканцам в пять тысяч убитых лишь в одной Барселоне, а для подавления мятежа туда было переброшено свыше 30 тысяч бойцов. А вскоре иностранцам было приказано покинуть Испанию.

    Свой дом в Мексике Троцкий превратил в настоящую крепость Каждый выезд из дома представлял чрезвычайную сложность, Троцкий вынужден был прятаться чуть ли не на дно машины, чтобы прохожие не видели его и не смогли узнать.

    Лев Троцкий и его жена Наталья Седова

    Окружение Троцкого давно заметило, что вокруг дома все чаще стали появляться незнакомые люди. Одно время у одного из соседних домов возник настоящий наблюдательный пункт. Какие-то люди вроде что-то копали, но вскоре стало ясно, что это имитация деятельности, потому что каждая новая смена не столько работала, сколько разглядывала дом Троцкого, кто входит, кто выходит, когда и т. д. Сомнений не было, это сотрудники НКВД, вынужденные после поражения покинуть Испанию.
    Охрана и секретари все чаще замечали людей, машины, которые медленно проходили или проезжали мимо дома Троцкого, внимательно разглядывая особняк.

    8 июня 1940 года Л.Д. Троцкий написал статью «Ошибка» Сталина»: «Непосвященным может показаться непонятным, почему клика Сталина выслала меня сперва за границу, а затем пытается за границей убить меня. Не проще ли было бы подвергнуть меня расстрелу в Москве, как многих друзей?
    Объяснение таково. В 1928 году, когда я был исключен из партии и выслан в Центральную Азию, не только о расстреле, но и об аресте невозможно было еще говорить: поколение, с которым я прошел через Октябрьскую революцию и гражданскую войну, было еще живо. Политбюро чувствовало себя под осадой со всех сторон. Из Центральной Азии я имел возможность поддерживать непрерывную связь с оппозицией. В этих условиях Сталин, после колебаний в течение года, решил применить высылку за границу как меньшее зло. Его доводы были: изолированный от СССР, лишенный аппарата и материальных средств Троцкий будет бессилен что-либо предпринять. Сталин рассчитывал, сверх того, что когда ему удастся окончательно очернить меня в глазах страны, он сможет без труда добиться от дружественного турецкого правительства моего возвращения в Москву для расправы. События показали, однако, что можно участвовать в политической жизни, не имея ни аппарата, ни материальных средств. Как мне сообщали, Сталин несколько раз признавал, что моя высылка за границу была «величайшей ошибкой». Чтобы поправить ошибку, не оставалось ничего другого, кроме террористического акта…»
    Ответственность за покушение взял на себя знаменитый художник-монументалист Давид Альфаро Сикейрос. Когда он узнал о неудаче, то в сердцах воскликнул: «Все впустую!» Сикейрос вспоминал, что ему не пришло в голову, что такой человек, как Троцкий, будет прятаться под кроватью. Сикейрос просидел год в тюрьме, а потом был выслан из страны. Спустя годы он говорил, «Мое участие в нападении на дом Троцкого 24 мая 1940 года является преступлением».
    Троцкий с американскими троцкистами Гарри де Буром и Джеймсом Х. Бартлетом и их супругами. На фотографии виден автограф Троцкого. 5 апреля 1940 года.

    «Все мы, участники войны в Испании, добиравшиеся ликвидации штаб-квартиры Троцкого в Мексике, – писал Сикейрос, – понимали, что наши действия в любом случае будут считаться противозаконными. И мы решили разделиться на несколько групп, чтобы ни одна группа не знала о составе других. Руководитель группы должен был знать только членов своей группы, каждая из групп имела определенное конкретное задание. Наша главная цель, или глобальная задача всей операции, состояла в следующем: захватить по возможности все документы, но любой ценой избежать кровопролития. Мы считали, что смерть Троцкого или кого-либо из его сообщников не только не остановит развития троцкизма как международного движения, антисоветский и антикоммунистический характер которого уже ясно определился, но будет иметь обратный эффект»

    После того как суматоха в крепости улеглась, стало ясно: Троцкий обречен. Приказ Сталина об уничтожении Троцкого удалось выполнить группе под руководством полковника Н. Эйтингтона, ранее возглавлявшего особую часть НКВД в Испании (под псевдонимом Котов). Его любовницей была красавица, испанская коммунистка Каридад Меркадер, сын которой, майор республиканской армии Хайме Рамон Меркадер дель Рио Эрнандес, и привел в исполнение сталинский приказ.

    Рамон Меркадор

    Биография Рамона типична для детей его круга, – учеба в лицее, армия. В 1935 году, находясь в Испании, он участвовал в молодежном движении. Был арестован, но вскоре освобожден пришедшим к власти правительством Народного фронта. После освобождения Меркадер под именем бельгийца Жака Морнара перебрался во Францию. Летом 1938 года в Париже Меркадер познакомился с гражданкой США, русской по происхождению, Сильвией Ангеловой-Масловой, ярой троцкисткой. Она увлеклась им и вскоре представила Меркаде-ра родной сестре, секретарю Троцкого, курсировавшей между Парижем и Мехико. На сестру огромное впечатление произвели внешность молодого человека и его безукоризненные манеры.

    В феврале 1939 года Сильвия вернулась в США. Через три-четыре месяца туда же приехал Меркадер, объясняя свой приезд интересами коммерции. Но теперь он был уже канадцем Фрэнком Джексоном. Эту метаморфозу он объяснил подруге необходимостью избежать призыва на военную службу. Вскоре Меркадер перебрался в Мексику и вызвал туда Сильвию. В начале 1940 года Ангелова-Маслова устроилась работать у Троцкого в качестве секретаря. Поскольку Сильвия жила в номере гостиницы «Монтехо» вместе с Рамоном, он вскоре стал подвозить ее на работу на своем элегантном «бьюике».

    Впервые Меркадер переступил порог дома Троцкого примерно в конце апреля 1940 года, когда отвез друзей политика Маргариту и Альфреда Росмеров в город по какому-то важному делу. Он помог занести саквояж Маргариты в их комнату и тут же вернулся к машине. 28 мая накануне отъезда супругов Росмеров Меркадер был приглашен к обеду в дом Троцкого. Его представили как «друга Сильвии», который отвезет супругов Росмеров на своей машине в порт. По просьбе Росмеров и по распоряжению Троцкого Меркадера ввел в столовую начальник охраны дома Гарольд Робине.
    Под различными предлогами Меркадер стал появляться в доме политика. Согласно записям секретарей Троцкого в журнале посещения виллы, он побывал там 12 раз. Подсчитано и общее количество времени, которое он провел на вилле: 4 часа 12 минут.

    За 12 дней до покушения Меркадер снова общался с Троцким. Причем рекордное время за все визиты – около часа. К тому же впервые – наедине. Несмотря на жару в руках у него был плащ. Формальным поводом для визита послужила просьба к Троцкому отредактировать статью, в которой критиковались американские троцкисты М. Шахтман и Дж. Бернхейм за отступничество от «движения».
    В кабинете хозяина виллы Меркадер устроился позади Троцкого, читавшего его статью. Это особенно не понравилось Троцкому; о чем он в тот же вечер сказал жене. Вообще вся эта затея со статьей и посещением весьма насторожила Троцкого. Но никаких мер предосторожности принято не было…
    20 августа Меркадер снова пришел к Троцкому. Гость был снова с плащом на руке и в шляпе.
    Троцкий провел его в свой кабинет. Из показаний Меркадера на суде: «Я положил свой плащ на стол таким образом, чтобы иметь возможность вынуть оттуда ледоруб, который находился в кармане. Я решил не упускать замечательный случай, который представился мне. В тот момент, когда Троцкий начал читать статью, послужившую мне предлогом, я вытащил ледоруб из моего плаща, сжал его в руке и, закрыв глаза, нанес им страшный удар по голове…

    Стол, за которым сидел Троцкий в момент убийства. Кровь на документах. Фото 1940 г.

    Троцкий издал такой крик, который я никогда не забуду в жизни. Это было очень долгое «А-а-а», бесконечно долгое, и мне кажется, что этот крик до сих пор пронзает мой мозг. Троцкий порывисто вскочил, бросился на меня и укусил мне руку. Посмотрите: еще можно увидеть следы его зубов. Я его оттолкнул, он упал на пол. Затем поднялся и, спотыкаясь, выбежал из комнаты…»
    Из книги Седовой «Так это было»: «…Едва истекло 3–4 минуты, я услышала ужасный, потрясающий крик.… Не отдавая себе отчета, чей это крик, я бросилась на него… стоял Лев Давидович… с окровавленным лицом и ярко выделяющейся голубизной глаз без очков и опущенными руками…»
    В доме началась суматоха. Охранники во главе с Робинсом схватили Мерка-дера и стали его избивать.

    Орудие убийства и арестованный Меркадор

    Наконец окровавленный убийца закричал: «Я должен был это сделать! Они держат мою мать! Я был вынужден! Убейте сразу или прекратите бить!»
    Полицейские чины Мехико демонстрируют орудия убийства

    После покушения Троцкий прожил в больнице 26 часов. Врачи старались сделать все возможное и невозможное для его спасения, хотя было ясно, что удар поразил жизненно важные центры мозга. Через два часа после покушения Троцкий впал в кому.
    Троцкий при смерти.

    Похороны Троцкого вылились в гигантскую антисталинскую манифестацию. Вскоре после похорон на совещании руководителей американской секции IV Интернационала решили поставить на могиле Троцкого обелиск.
    Мёртвый Троцкий.

    Через три с половиной месяца Наталья Ивановна Седова написала генералу Ласаро Карденасу, президенту Республики: «…Вы продлили жизнь Льва Троцкого на 43 месяца. В моем сердце останется благодарность Вам за эти 43 месяца…»
    Заговорщикам удалось всем, кроме Меркадера, скрыться. Машина с работающим двигателем, стоявшая поодаль от дома Троцкого, как только началась беготня возле ворот и заревела сигнализация, сорвалась с места и скрылась за ближайшим поворотом. Эйтингтон, мать Меркадера, Каридад, и еще несколько обеспечивающих операцию лиц в тот же день разными способами выбрались из Мехико. Эйтингтон и Каридад переждали время поисков в Калифорнии. Они ждали распоряжения из Москвы. Уже через сутки из сообщений радио они узнали, что удар достиг цели. Эйтингтон боялся, что импульсивная Каридад, потерявшая сына, может сорваться и наделать глупостей. Через месяц Москва по своим специальным каналам сообщила: благодарим за выполнение задания, через оставшихся в Мехико установите состояние «пациента» и выясните, чем ему можно помочь. После решения этой вспомогательной задачи им разрешалось вернуться. В мае 1941 года, за месяц до начала войны, Эйтингтон и Каридад вернулись в Москву через Китай. В 1941 году перед началом войны Калинин вручил ей орден Ленина. В 1944 году она уехала во Францию. | Умерла в Париже в восемьдесят два года под портретом Сталина. Эйтингтону было присвоено звание генерала, а в 1953 году он попал в сталинские лагеря.
    Меркадер (справа) дает показания мексиканской полиции

    За долгие годы следствия и суда Меркадер утверждал, что сообщников у него не было… Прибывшие на место преступления агенты секретной полиции во главе с генералом Санчесом Саласаром, обнаружили в кармане плаща Меркадера несколько страниц машинописного текста. Под ними стояли подпись убийцы и дата 20.08.1940. В материалах следствия этот текст фигурировал под названием «письмо Джексона-Морнара».
    В нем подробно изложены мотивы убийства. Они сводились к трем положениям: разочарование в Троцком как «великом пролетарском революционере»; протест Меркадера против попыток Троцкого завербовать его для отправки в СССР для совершения террористических и диверсионных актов; возражения Троцкого против женитьбы Меркадера на Ангеловой.
    Этот набор мотивов убийства в разных сочетаниях, с разными вариациями деталей затем повторялся Меркадером в ходе следствия, состоявшегося через три года в Мехико суда, а также опубликованной во время судебного разбирательства в его статье «Почему я убил Троцкого».
    Мексиканский суд приговорил Меркадера к 20 годам тюрьмы – высшей мере наказания по мексиканским законам. Первые полтора года пребывания в тюрьме его часто били, пытаясь дознаться, кем он был в действительности. Пять лет его держали в одиночной камере без окон.
    Отсидев весь срок, Меркадер в 1960 году вышел из тюрьмы. С женой, Ракель Мендоса, индианкой, на которой он женился в тюрьме, оказался на Кубе. Выехал в Прагу, потом в Советский Союз. В 1961 году ему присвоили звание Героя Советского Союза. Работал он в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Был одним из авторов истории Испанской коммунистической партии. Последние годы жизни Меркадер провел на Кубе.
    Рамон Меркадер дель Рио. Гавана (Куба) 1977

    Умер он в 1978 году, по его желанию прах захоронен в Москве, на Кунцевском кладбище. В 1987 году на могиле появилась гранитная плита, на которой золотыми буквами выгравировано: «Лопес Рамон Иванович, Герой Советского Союза».
    Дом Троцкого. Выход из кабинета секретарей в сад. На крыше видны наблюдательный башню с бойницами, построенную после покушения Сикейроса

    Рабочий стол Троцкого, за которым его убили

    Источник: http://humus.livejournal.com/2286646.html

    #2183391
    Askold
    Участник

    Ровно 100 лет назад, 7 февраля 1913 года, родился Хайме Рамон Меркадер дель Рио так же известный как Рамон Иванович Лопес – герой Советского Союза, разведчик советских органов госбезопасности, член Компартии Испании. Московский комсомол почтил память этого героического человека, знаменитого борца с троцкизмом. На его могилу возложили 100 красных гвоздик.

    Источник: http://colonelcassad.livejournal.com/956729.html

    За что убили Троцкого

    23 мая 1940 года, в 4 часа утра, около двадцати человек, вооруженных автоматами, ворвались во двор хорошо охраняемого особняка на Венской улице в Мехико с целью убить его обитателя — Льва Троцкого. Автоматчиками было выпущено более 300 пуль, превративших благоустроенное жилище в настоящее решето. Проснувшаяся охрана Троцкого открыла ответный огонь. Автоматчики отступили.

    Однако хозяину виллы повезло — ни одна из пуль его даже не задела: нападавшие стреляли сквозь стену спальни и не попали в спрятавшегося под кровать Троцкого. Такой «непрофессионализм» объясняется тем, что группа состояла почти целиком из шахтеров и крестьян — членов компартии Мексики, имевших лишь небольшой опыт боевых действий.

    Группой боевиков руководил талантливый художник, испанец Давид Альфаро Сикейрос. Убежденный коммунист, ветеран гражданской войны в Испании, за смелость и решительность получивший прозвище «Лихой полковник», Сикейрос действовал по заданию Коммунистической партии Мексики в тесном контакте с сотрудником НКВД Эйтингоном (репрессирован Хрущевым в 50-х), который фактически руководил операцией по устранению Троцкого под кодовым названием «Утка».

    Сикейрос был уверен в успехе операции, он и не подозревал, что покушение окажется неудачным. Через некоторое время герой гражданской войны был схвачен и посажен в тюрьму. Однако президент Мексики Мануэль Авила Камачо счел нужным отпустить художника на волю, с условием, что тот покинет Мексику. Сикейрос, преследуемый агентами ФБР, вынужден был укрыться в Чили.

    После этого инцидента вилла Троцкого была превращена в настоящую крепость: увеличена охрана, была даже пристроена специальная сторожевая вышка.

    Но коммунисты не отказались от своего плана… Была задействована вторая схема, основным действующим лицом которой стал 26-летний сын испанской коммунистки Рамон Меркадер. Мать Рамона Каридад Меркадер была активисткой Компартии Испании и воспитала сына революционером. Он мужественно воевал в республиканской армии против фашистов Франко, а после поражения Республики вместе с матерью вынужден был эмигрировать из страны. Рамон еще в Барселоне прошел начальный курс подготовки в спецшколе Коминтерна, специализируясь на партизанских действиях, саботаже, подпольной работе, спецоперациях. Обучение он закончил в Париже, под руководством все того же Эйтингона.

    В Париже, куда Рамон прибыл под видом молодого бизнесмена Жака Морнара — прожигателя жизни, ищущего приключений, он знакомится с американкой Сильвией Агелоф, курьером Троцкого. Красавец Меркадер без особого труда влюбляет в себя молодую американку и уговаривает ее выйти за себя замуж. Из Парижа молодая пара отбыла в Нью-Йорк, где Жак Морнар стал Фрэнком Джексоном, а из Нью-Йорка Сильвия и Фрэнк самолетом добрались до Мехико.

    В Мехико Джексон заводит знакомства с местными троцкистами и вместе с женой Сильвией попадает в круг общения Троцкого. Троцкий берет Сильвию работать к себе секретарем, а Фрэнк Джексон получает доступ в неприступную крепость, в которую превратилась вилла Троцкого после первого неудачного покушения.

    Так Меркадер-Джексон вошел в «ближний круг» Льва Троцкого, изгнанного из СССР и строившего новый, IV Интернационал из политиков, исключенных из компартий, всяческих оппозиционеров и фракционеров. «Тов. Джексон», который поначалу «интересовался троцкизмом лишь в силу эксцентричного характера», принялся усиленно изучать идеи Троцкого и пришелся в деле создания IV Интернационала как нельзя более кстати. Правда, поначалу Троцкий относился к слишком назойливому молодому человеку настороженно, но уже через месяц-два сомнения рассеялись, и Лев Давидович увидел в Джексоне будущее троцкизма.

    20 августа 1940 года, несмотря на палящее солнце, Рамон явился в особняк Троцкого в наглухо застегнутом плаще и шляпе. Охрана уже привыкла к визитам бойкого американца и не обратила внимания, что «тов. Джексон» оделся не по погоде. Под его плащом разместились альпинистский ледоруб, молоток и крупнокалиберный автоматический пистолет.

    Рамону, несмотря на то, что он явился без предупреждения, предложили остаться на обед. Но тот отказался от приглашения и попросил Троцкого посмотреть статью, которую только что закончил. Троцкий пригласил его пройти в кабинет и принялся за чтение. Как только хозяин виллы склонился над статьей, защищающей «великого революционера Троцкого» от «нападок сталинистов», Джексон-Меркадер нанес ему страшный удар ледорубом по затылку. Но и тут Троцкому повезло, — в момент удара он слегка повернул голову, и удар пришелся вскользь.

    Не успел Рамон замахнуться для нового удара, как Троцкий отскочил и так громко заорал, что в кабинет тут же ворвалась охрана. Охранник сбил с ног выхватившего пистолет Меркадера, а подоспевшие коллеги скрутили и разоружили упавшего.

    В то время как смертельно раненого Троцкого мчала в госпиталь карета скорой помощи, в особняке охранники вождя четвертого Интернационала избивали и изощренно пытали Рамона Меркадера. Но несмотря на десяток потушенных об кожу окурков и переломанные ребра, Рамон не проронил ни слова.

    Не «раскололся» Рамон и в ходе следствия, хотя его дважды в день в течение шести лет избивали работники спецслужб «демократической» Мексики, плюс к тому его держали в камере, в которой не было окна. Меркадер был приговорен к двадцати годам тюрьмы, и несмотря на то, что его истинное имя уже было раскрыто, он так и не сознался, что действовал по заданию Москвы. После освобождения в мае 1960 г., Меркадер был приглашен в СССР и награжден звездой Героя Советского Союза. В 1973 уехал жить на Кубу, где и умер в возрасте 64 лет. До конца своей жизни профессиональный революционер остался верен коммунистическим убеждениям.

    — Если бы мне пришлось заново прожить сороковые годы, я сделал бы все, что сделал… — говорил Рамон.

    …За жизнь Троцкого врачи боролись около суток, но рана оказалась слишком опасной — кусок костной ткани вошел в головной мозг. В ходе операции по ее извлечению важный пациент умер.

    Предыстория

    Официальная пропаганда объясняет убийство Троцкого кровожадностью и маниакальным стремлением к власти Сталина.

    Однако что же заставило участвовать в операции героя войны с фашизмом, талантливейшего художника Сикейроса, чье имя позже встанет в один ряд с величайшими творцами ХХ века? Что заставило принять участие в устранении Троцкого молодого коммуниста Меркадера, также не жалевшего жизни на фронтах гражданской войны? Почему эти, далеко не худшие люди, как и тысячи других коммунистов по всему миру, желали Троцкому одного — смерти?

    Чтобы ответить на этот вопрос, надо вернуться в 1927 год — год работы ХV съезда Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). На этом съезде троцкистская оппозиция в компартии потерпела окончательное поражение. Троцкий, Зиновьев и другие ее лидеры были исключены из ВКП(б). Сегодня принято считать, что исключение из партии видных лидеров оппозиции явилось следствием исключительно аппаратных интриг Сталина. Однако человек, хоть немного знакомый с внутрипартийной борьбой 20-х гг., знает, что это не так. Исключению предшествовала долгая и обстоятельная теоретическая дискуссия о дальнейших путях развития революции в СССР и в мире, о строительстве социализма, о политике в деревне, индустриализации и многом другом. Оппозиция была побеждена прежде всего теоретически, лишь потом к ней были применены административные меры.

    Разногласия у большинства российских марксистов с Троцким начались задолго до 1927 года и даже до революции 1917-го. Троцкий занимал тогда беспринципную позицию «между» большевиками и меньшевиками, сколотив свой собственный «Августовский блок». Тогда еще Ленин вел с Троцким настоящую войну — вот только некоторые его оценки Троцкого: «объединяет всех, кому дорог и люб идейный распад», «группирует всех врагов марксизма» (1) . Еще тогда Троцкий выдвинул разработанную им вместе с Парвусом теорию «перманентной революции», которая заключалась в отказе от политики союза рабочего класса и крестьянства, а также в «перешагивании» через общедемократический этап борьбы. Ленин характеризовал эту теорию как полуменьшевистскую, берущую у большевиков революционность, а у меньшевиков неверие в крестьянство. Не стоит и говорить о состоятельности такой теории в мелкокрестьянской России начала ХХ века; троцкистская тактика не могла принести рабочим ничего кроме поражения.

    Однако Ленин счел возможным принять Троцкого в 1917 г. в партию большевиков, так как Троцкий выступил в поддержку «апрельских тезисов» — революционной программы Ленина. Но разногласия на этом не прекратились. Позже Троцкий выступил против Ленина по вопросу о Брестском мире, о профсоюзах и по другим вопросам политики. Еще при жизни Ленина сложилась троцкистская оппозиция в партии, выступавшая под левыми лозунгами, но по сути являвшаяся прокапиталистической. Ленин это прекрасно понимал — вот его оценка позиций оппозиционера № 1: Троцкий «виляет, жульничает, позирует как левый, помогает правым» (2). Эстафету борьбы с троцкизмом после смерти Ленина принял Сталин.

    Но борьба не может длиться вечно, и пришло время выбирать: или — или.

    Перед началом ХV съезда на суд партии были вынесены две платформы: одна — разработанная ЦК под руководством Сталина, вторая — платформа троцкистской оппозиции, к которой к тому времени присоединились Зиновьев и Каменев со своими сторонниками. В голосовании приняли участие 730 862 члена партии. Поражение оппозиции было ошеломляющим — «за Сталина» проголосовали 724 066 коммунистов, за платформу оппозиции — всего 4120 (0,5 %), воздержались 2676 (0,3 %).

    Международная коммунистическая организация — Коминтерн — поддержала исключение троцкистов.

    Изгнание

    В 1929 году Троцкий был лишен гражданства и выслан из Советского Союза. Не найдя поддержки у советских рабочих, он не нашел ничего лучшего, чем заявить, что в СССР произошел «термидор», партия переродилась, а революция предана.

    Главным тезисом Троцкого становится положение о невозможности строить социализм — общество без капиталистов и эксплуатации — в одной стране. По его концепции, рабочий класс, взяв власть, должен подождать, пока произойдут революции на Западе, а до того времени и не думать о социализме. Естественно эта политика была выгодна исключительно богачам — буржуям и кулакам, боявшимся лишиться возможности паразитического существования за счет рабочих и бедных крестьян, — Троцкий откладывал их конец на неопределенное время. В свою очередь, рабочие и крестьяне СССР, стремившиеся к равенству и социальной справедливости, поддержали Сталина, выступившего за строительство социалистического общества в СССР.

    Оказавшись за границей, Троцкий принялся поносить политику ВКП(б) практически по всем вопросам. Выпускаемый им «Бюллетень оппозиции» требует роспуска совхозов, упразднения большей части колхозов. Троцкий призывал приостановить «призовую скачку индустрии», то есть по сути отказаться от индустриализации. Искренний энтузиазм рабочих-стахановцев Троцкий окрестил «коварством Кремля», в написанном им программном документе был даже лозунг «долой стахановское движение» (3) . В статье «Новая Конституция СССР» Троцкий призвал отказаться от однопартийной системы, так как структура советского общества «создает достаточно благоприятные возможности для образования нескольких партий» (4) . Для Троцкого это был не просто призыв, троцкистами в СССР были созданы подпольные организации, ставившие своей целью приход к власти через «политическую революцию».

    Все эти мероприятия Троцкий собирался проводить под лозунгами «назад к Ленину», «вернем ленинские принципы в партию» и т.п. Отметим, что именно под этими лозунгами к власти рвалась обуржуазившаяся номенклатура КПСС в 80-х, а закончилось все это распадом СССР и реставрацией капитализма. В 30-х этот процесс удалось предотвратить настоящим марксистам-ленинцам, которые помогли рабочим и крестьянам СССР увидеть под шелухой «левых» лозунгов правую политику новой буржуазии.

    Однако сейчас принято считать Троцкого «здоровой» альтернативой Сталину. Официальные историки пишут сегодня в духе «вот если бы Сталин проиграл, тогда…». Конечно, рассуждая так, можно придумать любой вариант развития событий, особенно если учесть, что люди, рассуждающие подобным образом, отрываются от реальной действительности СССР и реальных возможностей и альтернатив, стоявших перед ВКП(б) и Сталиным, свои же «варианты» они выдумывают из головы.

    Но Троцкий не был посажен в тюрьму, не был расстрелян. За границей он активно занимался политической деятельностью и нашел себе сторонников во многих странах мира. У нас нет возможности сравнить, опираясь на факты, сталинскую и троцкистскую программы построения социализма, но есть возможность сравнить политику сталинского Коминтерна и троцкистского IV Интернационала в сложной обстановке 30-40-х, оценить, кто действительно выражал интересы угнетенных масс, а кто был демагогом и предателем революции.

    IV Интернационал

    Сразу же после высылки из СССР Троцкий попытался установить контакт с группами оппозиционеров, исключенных из компартий капиталистических стран. Самые большие надежды он связывал с группой Суварина во Франции и группой Маслова — Рут Фишер в Германии. Однако «роман» не получился. Б. Суварину троцкистская критика СССР показалась «слишком дозированной» и «непоследовательной», сам он заявлял, что СССР уже стал капиталистическим государством. Германским «левым» также показалось, что Троцкий «идет недостаточно далеко». А судьба этих «левых» союзников Троцкого — Суварин закончил жизнь журналистом в правой антикоммунистической газете «Фигаро», а Рут Фишер, живя в США, доносила в Комитет по антиамериканской деятельности (организация по борьбе с коммунизмом) на собственного брата — немецкого коммуниста Герхардта Эйслера.

    Не найдя поддержки у существующих оппозиционных групп, Троцкий взял курс на создание чисто троцкистских организаций и их последующее объединение в новый, IV Интернационал.

    Однако, видя грандиозные успехи социализма в СССР и революционную политику компартий в капиталистических странах, рабочие не спешили вступать в троцкистские организации. В 1935 г. сам Троцкий в своем дневнике констатировал, что в разных странах у него имеется всего 4000 сторонников, при этом в каждой из троцкистских групп велась борьба между двумя-тремя фракциями по карьеристским и идеологическим мотивам.

    На службе капитала

    Во всех странах мира наемные рабочие обращали свой взор к СССР, видя, что жизнь можно устроить по-другому, без безработицы, хозяев-монополистов, банкиров, помещиков, без деления на богатых и бедных, продажных чиновников, обмана буржуазной демократии. Рабочие все больше убеждались, что коммунистические партии — это та сила, которая может привести их к желанной цели. Это не могло не злить хозяев жизни по всему миру. Буржуазная пресса в три глотки трубила о Советском Союзе различные небылицы (которые сегодня часто повторяются «демократической» прессой как какая-то сенсация и долгожданная правда о «тоталитаризме»), но многочисленные рабочие делегации, а также талантливейшие писатели Лион Фейхтвангер, Анри Барбюс, Эмиль Людвиг, Герберт Уэллс и другие, побывавшие в СССР, затыкали газетчикам глотку правдой о жизни в социалистической стране.

    Но тут как манна небесная на голову капиталистам сваливается Троцкий — один из бывших руководителей Коммунистической партии, который заявил, что в СССР построить социализм невозможно, что власть у пролетариата давно отнята злобными сталинистами, и призвал рабочих всего мира бороться ПРОТИВ Советского Союза и Коминтерна. Лучшего подарка капиталисты и не могли себе представить.

    Тут же книги и статьи Троцкого были изданы буржуазными издательствами всего мира миллионными тиражами. Американский журнал «Лайф» публикует статьи Троцкого, в том числе откровенно клеветническую статью «Сверх-Борджиа в Кремле», где Троцкий обвинил Сталина в отравлении Ленина.

    Троцкий, чувствуя за своей спиной такую поддержку, решает наконец создать IV Интернационал. 3 сентября 1938 г. состоялась учредительная конференция нового Интернационала, в которой принял участие 21 троцкист. Конференция работала всего один день и в невообразимой спешке приняла документы и решения, заранее написанные Троцким.

    Альянс с фашизмом

    Свою истинную политическую физиономию IV Интернационал показал в годы II мировой войны.

    Когда в Москве в 1936-39 гг. прошли судебные процессы по делам подпольных троцкистских и других оппозиционных групп, многие люди вне СССР, даже положительно настроенные по отношению к социализму, оценили их как «неоправданную жестокость» и «расправу над политическими противниками». Сегодня такая версия закрепилась в официальной исторической литературе и подается как нечто само собой разумеющееся, без каких-либо доказательств. Однако поведение троцкистов за пределами СССР в годы II мировой войны неопровержимо доказывает, что ликвидация видных троцкистов, занимавших высокие посты в армии и госаппарате, была совершенно оправдана. Как же вели себя Троцкий и его последователи в то время?

    Международная ситуация конца 30-х в общем сводилась к тому, что пришедший к власти фашизм в Германии и Италии, а также военная диктатура в Японии проводили агрессивную политику, направленную на новый передел мира в своих интересах. Колонии и источники сырья были к тому времени поделены между Англией, Францией и США, но быстро растущая промышленность Германии и ее союзников требовала «своего куска пирога», который должен был быть отнят с помощью военной силы. Старые капиталистические страны, в свою очередь, пытались заигрывать с «молодыми хищниками», мечтая обрушить их агрессивную мощь против Советского Союза, ослабив таким образом и военную силу конкурентов и уничтожив первое государство рабочих, вдохновлявшее своим примером наемных рабов в странах Запада. При попустительстве «западных демократий» Германия захватывала одну за другой страны Восточной Европы. Фашистская пропаганда оценивала население этих стран не иначе как «низшую расу рабов», призванную служить немецким хозяевам или быть уничтоженной.

    В этих условиях коммунистические партии взяли тактику защиты национальной независимости стран, подвергающихся угрозе агрессии.

    Троцкисты же в этой обстановке взяли на вооружение совершенно другой тезис: «Победа империалистов Англии и Франции будет не менее ужасной для основных судеб человечества, чем победа Гитлера и Муссолини», — говорилось в Манифесте IV Интернационала о новой мировой войне (5).

    Чехословакия — 1938

    Когда фашистская Германия стала угрожать войной Чехословакии, что поставило под угрозу само существование чехословацкого государства и сотен тысяч «недочеловеков», населявших страну, Троцкий заявил, что война будет всего лишь незначительным эпизодом, «недостойным внимания марксистов». «Чехословакия, — писал Троцкий, — является в полном смысле империалистическим государством… Война, даже на стороне Чехословакии, велась бы не за ее национальную независимость, а за сохранение и, по возможности, расширение границ империалистической эксплуатации». В условиях растущей военной мощи Германии, армия которой была к тому времени лучшей в мире, политика, которую Троцкий предлагал чешским и словацким рабочим, означала добровольную капитуляцию перед фашизмом.

    Троцкий понимал это, но для него трагедия народа была лишь «отдельным эпизодом». «Может возникнуть вопрос, — писал он в статье «Свежий урок. О характере предстоящей войны», — что после присоединения к себе Судетской Германии (на самом деле Судеты — чешская территория со значительной долей немецкого населения — В.Ш.), венгров, поляков, а возможно, и словаков Гитлер не остановится и перед порабощением чехословаков, и в этом случае борьба за национальную независимость потребует поддержки со стороны пролетариата. Такой метод рассуждений является ни чем иным, как социал-партиотической софистикой».

    Принципиально иную позицию занял сталинский Коминтерн. В директиве Исполкома Коминтерна «Новое положение в Чехословакии и задачи партии» говорилось, что из задачи сопротивления гитлеровскому фашизму «вытекает линия широчайшего объединения сил народа в единые национальные фронты от рабочих и крестьян и мелкобуржуазных слоев в городах до тех буржуазных элементов, которые вследствие давления германского насилия склонны отступить от своей капитулянтской линии… и которые согласны совместно с народом вступить на линию отпора германским фашистским насильникам» (6).

    Следует отметить, что большая часть денежных мешков стран, подвергавшихся германской агрессии, боялась выступить вместе с народом против фашистов и стремилась к соглашению, сговору с Германией. Единственной силой, защищавшей свободу и независимость, оставались коммунисты и шедшие за ними массы.

    Таким образом, в Чехословакии четко прослеживались две линии — троцкистская, т.е. линия на сговор с фашистами, и линия Коминтерна на защиту независимости и отпор порабощению.

    Партия расстрелянных и партия предателей

    Похожая ситуация сложилась, когда нападению фашизма подверглась Франция. Ее правительство упорно не желало воевать с агрессором, сдавая километр за километром территорию немцам. Французская буржуазия, как это уже было в 1871 г., предала национальную независимость и явно саботировала оборону страны. Так же поступали и английские союзники. В истории этот период II мировой получил название «Странная война».

    Видя это, французские коммунисты призвали народ взяться за оружие и превратить Париж в неприступную крепость, потребовали от правительства отказаться от капитулянтской политики, поднять народ на борьбу за независимость. Однако правительство предпочло позорный мир справедливой войне. Тогда коммунистическая партия приступила к организации мощного партизанского движения. Повсеместно были созданы народные комитеты Сопротивления. В этой долгой борьбе ФКП понесла огромные жертвы, от рук палачей погибло более 75 тысяч членов партии. После войны за ФКП надолго закрепилось в народе имя «партии расстрелянных».

    Троцкисты, имевшие во Франции солидные организации, считавшиеся «флагманами IV Интернационала», взяли другую тактику.

    С самого начала агрессии Германии во Франции, Троцкий сделал заявление, которое под названием «Мы не изменим своего курса» распространялось во Франции как листовка. Троцкий призвал французских рабочих считать поражение собственного правительства и оккупацию страны фашистами «меньшим злом»! Вооруженное сопротивление гитлеровским войскам троцкисты объявили «несовместимым с интернационализмом». «IV Интернационал призывает вас к братанию с вашими германскими братьями», — писали они (7). Такие призывы нельзя считать случайной ошибкой — троцкисты остались верны лозунгу «братания» с начала до конца войны во Франции.

    Читатель, не очень хорошо знакомый с марксистской теорией, может резонно заметить: ведь во время I мировой войны большевики сами призывали к братанию с немцами и поражению собственного правительства, так почему же они критикуют троцкистов за ту же политику? Но политика та же, да не та же. Ленин всегда призывал различать справедливые войны от несправедливых. I мировая война велась с целью предела колоний, с целью порабощения зависимых стран, в то время как народам «основных» европейских стран практически ничто не угрожало — вспомним, что в конце войны победившая Франция оставила проигравшей Германии всю ее территорию, аннексировав лишь спорные территории. Эта война была похожа на дележ добычи между членами разбойничьей шайки. Все страны, участвовавшие в той войне, преследовали преступные цели, поэтому революционеры выступали за поражение своего правительства, превращение грабительской войны в войну против грабителей.

    II мировая создала принципиально иную ситуацию. Германский фашизм стремился не просто к переделу колоний, но и к уничтожению народов, порабощению миллионов европейцев, уничтожению национальных государств. В этих условиях коммунисты обязаны были встать на защиту независимости своих стран, пусть и ценой поддержки «своего» буржуазного правительства.

    Братание в I мировую было реально осуществимым, тогда солдаты понимали, что война ведется исключительно ради прибылей их хозяев, и не желали воевать — массовое дезертирство, бегство с фронта стало повседневной реальностью. Солдаты понимали, что настоящий враг — банкиры, промышленники и генералы, наживающиеся на войне, а не такие же рабочие и крестьяне, одетые в форму другого цвета.

    Во время II мировой солдаты вермахта были ослеплены националистической пропагандой и соблазнились перспективой стать «белыми хозяевами» над миллионами «недочеловеков». Тем же, кто сомневался в справедливости гитлеровской политики, было уготовано «тепленькое» местечко в концлагере или каторжный труд на военном заводе. Никакого братания в таких условиях и быть не могло. А троцкисты, бездумно повторяя лозунг братания, оказались в положении дурачка, орущего на похоронах: «Таскать вам не перетаскать!»

    Сторонники Троцкого не остановились и на этом. IV Интернационал уже в период оккупации призвал своих сторонников служить в коллаборационистских органах. «Мы полагаем, — писали троцкисты, — что немцы будут оккупировать Европу долгие годы, и речь поэтому о нашем присутствии в единственных организациях, которые будут наделены властью» (8) . Более того, троцкисты даже вступали в легионы французских «добровольцев», созданных фашистами для борьбы с движением Сопротивления. Эти люди, становясь полицаями и старостами, говорили, что собираются проводить «революционную политику»! Большего издевательства над революцией трудно себе представить.

    Позицию немногих троцкистов, сочувствовавших борьбе с фашизмом, лидеры IV Интернационала клеймили, как «социал-патриотическое извращение…, несовместимое с программой и основной идеологией IV Интернационала» (9) .

    Фашисты отвечали любезностью на любезность. В условиях оккупации французские троцкистские организации, фактически с разрешения нацистов, проводили многочисленные собрания, съезды и даже конференцию европейских секций IV Интернационала.

    Троцкистская литература выходила без всяких проблем. Единственным случаем «репрессий» против троцкистской прессы является арест в 1941 г. Жака Ру — издателя «Парижской революции». Жак был приговорен всего к 6 месяцам заключения, что было исключительно мягким наказанием для нацистского правосудия.

    Сотрудничество троцкистов с фашистами во Франции и Чехословакии не было чем-то новым — к тому времени оно уже имело давнюю традицию. Так, во время гражданской войны в Испании, где законно избранное правительство Народного фронта боролось с фашистским мятежом генерала Франко, троцкисты, сначала поддержавшие правительство, затем, в июле 1936 г., организовали в Барселоне вместе с анархистами против него восстание. Есть неопровержимые свидетельства, что и тогда троцкисты действовали в тесном контакте с фашистами. Немецкий посол в Испании Фаупель в те дни сообщал в Берлин, что восстание было поднято троцкистами по прямому указанию нацистских агентов. О том же свидетельствовал лидер немецкой антифашистской организации «Красная капелла» Харро Шульц-Бойзен.

    В США троцкистские организации проявили себя тем, что призывали правительство не участвовать в войне на стороне СССР, сохранив «нейтралитет», а еще в тех же США и Англии они пытались даже поднять забастовки на оборонных заводах с целью не допустить поставки оружия в СССР.

    Сам Троцкий в деле сотрудничества со всякого рода реакционерами не отставал от своих последователей. Более того, он опустился до элементарного стукачества, согласившись осенью 1939 года сотрудничать с Комитетом по антиамериканской деятельности Палаты представителей Конгресса США, созданным для борьбы с коммунизмом. «Я принимаю ваше приглашение, в чем вижу свой политический долг», — писал в Комитет Троцкий. Позже в американское консульство был передан, составленный Троцким список «советских агентов» в Мексике (10).
    Перед судом истории

    Итак, «в активе» троцкизма мы имеем сотрудничество с фашистами и американской политической полицией, раскол коммунистического и рабочего движения… и это только надводная часть айсберга. Даже такой предатель как генерал Власов по сравнению с Троцким и его сторонниками представляется сущим ангелом. Разве уже этого не достаточно, чтобы вынести смертный приговор? Ведь это не просто «ошибки», это последовательная линия, теоретически обоснованная Троцким, линия, стоившая тысяч жизней, а не будь должного противодействия со стороны Сталина и Коминтерна, то могла бы стоить и миллионов.

    Представьте себе, что троцкисты Радек, Преображенский, Сокольников, Пятаков, Тухачевский и их союзники Каменев, Зиновьев, Бухарин, Ягода не были бы расстреляны в 1937-39, а остались на высоких государственных постах в годы войны. Сколько жизней стоила бы тогда троцкистская теория «меньшего зла» или «революционного свержения московских правителей»? Об этом официальная история предпочитает умалчивать, равно как и о других преступлениях врагов коммунизма.

    Вовсе не из кровожадности не дрогнула рука Рамона Меркадера, не из кровожадности требовал расстрелять советских троцкистов прокурор Вышинский: они видели, что троцкистская политика могла бы привести миллионы рабочих и крестьян в СССР и других странах в могилу. И они не ошиблись в своих выводах, что подтвердила история троцкизма в 1930-40-х гг..

    Источник: http://ataka-zine.narod.ru/Leo_Death.htm

    #2183393
    Askold
    Участник

    Лев Троцкий и англосаксонская элита

    «Я во всем этом принимал участие. Но я вам скажу еще больше. Знаете вы, кто финансировал Октябрьскую революцию? Ее финансировали те же самые банкиры, которые финансировали революцию в 1905 году, а именно Якоб Шифф и братья Варбурги: это значит — великое банковское созвездие, один из пяти банков — членов Федерального резерва. Здесь же принимали участие и другие американские и европейские банкиры, как Гуггенгейм, Хенауэр, Брайтунг, Ашберг, Ниа-Банкен — это из Стокгольма. Я был там, в Стокгольме, и принимал участие в перемещении фондов. Пока не прибыл Троцкий, я был единственным человеком, который выступал посредником с революционной стороны.

    Как и почему возвышается неведомый Троцкий, одним взмахом приобретающий власть более высокую, чем та, которую имели старые и влиятельные революционеры? Очень просто, он женился. Вместе с ним прибывает в Россию его жена — Седова. Знаете, кто она такая? Она дочь Животовского, объединенного с банкира Варбургами, компаньонами и родственниками Якоба Шиффа, то есть той финансовой группы, которая, как я говорил, финансировала также революцию 1905 года. Здесь причина, почему Троцкий одним махом становится во главе революционного списка».

    Х.Г. Раковский о Льве Троцком

    #2183399
    дядя Андрей
    Участник

    Хорошая подборка материала. Помню неплохой художественный фильм «Убийство Троцкого», где Меркадера играет Ален Делон.

    #2183406
    Askold
    Участник

    Хорошая подборка материала. Помню неплохой художественный фильм «Убийство Троцкого», где Меркадера играет Ален Делон.

    Cей фильм лишь отчасти заслуживает внимания, по причине многочисленных мягко говоря — неточностей (и явного на мой взгляд переигрывания касаемо некоторых эпизодов). Да и снимали фильм явно не те, кто «блещет» объективностью, желанием рассказать правду не приукрасив на свой собственный лад, навязав таким образом зрителю искаженную картину преследуя определенные цели, что собственно можно наблюдать в американском кино. Продюсеры всё те же. Возможно кого то удивит тот факт, что хваленный Голливуд подконтролен вашингтонским кругам — хозяевам ФРС США (которые сегодня проводят ГЕНОЦИД и в Украине..) и не редко выполняет заказы НАТО и Пентагона. Ибо информационную войну пока никто не отменял. Тем более сегодня она в полном разгаре.

    #2183413
    дядя Андрей
    Участник

    Cей фильм лишь отчасти заслуживает внимания, по причине многочисленных мягко говоря — неточностей (и явного на мой взгляд переигрывания касаемо некоторых эпизодов).

    Назови это «режиссёрским решением» или «авторским видением» :smeh:

    Возможно кого то удивит тот факт, что хваленный Голливуд подконтролен вашингтонским кругам

    Скорее жидовским. Два раза «общественности» пытались открыть на это глаза. Причём, осмелились актёры мирового уровня — Марлон Брандо и Мэл Гибсон. Результат рассказать?

    #2183430
    Askold
    Участник

    Особого внимания заслуживает и мать Меркадера, дворянского сословия, на редкость стойкая и идейная женщина, посвятившая себя служению справедливости — Общему Благу, променявшая благополучную жизнь на можно сказать — высокие идеалы. В том же духе и воспитывала своих сыновей.

    МАТЬ МЕРКАДЕРА


    Каридад Меркадер, мать Рамона, перед отъездом из СССР в Мексику. 1944.

    Что может быть общего между убийством Льва Троцкого, ледорубом и романом Максима Горького «Мать»? И если связь «демона революции» и орудия, которым он был смертельно ранен, стала общим местом, то с произведением Горького дело обстоит несколько сложнее. Но общее, несомненно, есть – это мать, вместе с сыном делавшая мировую революцию, и которая для ликвидации Троцкого предложила кандидатуру собственного сына. Когда тот был схвачен, бежала. В 1941 году в Кремле Михаил Калинин вручил ей орден Ленина, а Лаврентий Берия прислал ящик грузинского вина «Напараули» разлива 1907 года с двуглавыми царскими орлами на этикетках. Она умерла в Париже в возрасте восьмидесяти двух лет, с портретом Сталина у изголовья, – его убежденной сторонницей она оставалась всю жизнь.

    Прекрасная «креолка»

    Эустасия Мария Каридад Меркадер (в девичестве – дель Рио) появилась на свет в 1894 году в городе Сантьяго-де-Куба. Ее родословная богата состоятельными предков, среди которых был даже вице-губернатор острова; прадед являлся испанским послом в России. Отец – местный губернатор, либерал и вольнодумца – первым издал указ об освобождении чернокожих рабов, и до конца своих дней он бы мог жить на Кубе в почете и полном довольстве. Но семья, испанская по происхождению, в начале XX века все-таки решила вернуться на историческую родину.

    Смуглолицая «креолка» Каридад училась в хорошей школе, занималась верховой ездой, отличалась отвагой и ловкостью. Многие сватались к этой красавице, но счастливым избранником стал Пабло Меркадер Марино, наследник владельца текстильной фабрики (по другим сведениям, железнодорожный магнат) из Бадалона (округ Барселоны). Он нежно любил свою молодую жену, и она, судя по всему, отвечала ему взаимностью.

    У супругов родились четверо сыновей – Пабло, Рамон, Хорхе, Луис – и дочь Монсеррат. Но вскоре семейная идиллия оказалась разрушена, поскольку Каридад увлеклась идеями эмансипации и прав женщин, и, как следствие этого, окунулась с головой в политику.

    Молодая женщина сблизилась с анархистами. Не испытывая недостатка в средствах, она высказывала резкие протесты против «эксплуататорских классов», вряд ли в то время задумываясь, как бы ей понравилось жить без ежегодных доходов своего мужа. Пабло Меркадер Марино пытался образумить красавицу-жену, но он был слишком мягок и добр, чтобы резко осадить ее, и дело кончилось помещением Каридад в психиатрическую клинику.

    Однако через некоторое время бунтарка оказывается на свободе. Бросив мужа, и уехав во Францию вместе с детьми, она, однако, получила приличное содержание. Здесь ее кипучая натура требовала деятельности, и Каридад попыталась завести собственную ферму. Но работа на земле требует навыка и терпения, – у Каридад ничего не вышло. Тогда она приобрела в Тулузе небольшой ресторанчик и вновь попробовала стать, выражаясь современным языком, business woman. Однако и ресторанчик «ушел» к кредиторам. Финансовый урон был настолько серьезен, что у Каридад возникло желание покончить с собой, но рядом были дети. На жизнь ей приходилось зарабатывать вязанием.

    Осознав, что на ниве предпринимательства успехов ей не достичь, Каридад обратилась к уже знакомой теме – политике, и в скором времени вступила в Компартию Франции. В 1934 году она участвовала в восстании в Барселоне, а когда в 1936 году в Испании вспыхнула гражданской войне, приняла в ней самое активное участие. Странно, если бы она поступила иначе.

    По свидетельствам участников войны, Каридад – она вновь связалась с анархистами, – пользовалась большим уважением в партизанском подполье республиканцев за храбрость в боевых операциях; была тяжело ранена в живот во время воздушного налета.

    В 1937 году на эту женщину, идеально подходящую для разведывательно-диверсионной деятельности, обратил внимание Наум Эйтингон, в то время заместитель резидента ОГПУ в Испании; с этого времени начинается длительный путь сотрудничества Каридад с советской разведкой.

    Выдержка из дела агентурной разработки: «Каридад Меркадер дель Рио, она же Мария Каридад, она же агент советской внешней разведки «Мать», «Кира».

    Год рождения – 1894.
    Национальность – испанка.
    Член компартии Испании с 1922 года.
    Свободно владеет итальянским, французским и английским языками.
    Привлечена к сотрудничеству с советской внешней разведкой в 1937 году.
    В Париже руководила агентурной группой».

    Любопытна и такая деталь. Как утверждали позже некоторые исследователи, Эйтингон якобы находился в интимных отношениях с Каридад; еще весьма интересная, она долгие годы сохраняла женскую прелесть. Более того, «Леонид Наумов» и потом, после 40-го года, чаще, чем того требовала оперативная необходимость, посещал одну из московских квартир, где жила мать ликвидатора Троцкого.

    Эта «вольность» также ставилась генералу Эйтингону в вину, когда военный трибунал в 1954 году выносил «пособнику Берии» приговор: двенадцать лет лишения свободы. После долгих мытарств, в 1964 году его выпустили на свободу, и последующие годы бывший заместитель начальника линии ДР (диверсии и террор) работал редактором в издательстве «Международная книга».

    Интересно, что мэтр советской разведки Павел Судоплатов был вынужден несколько раз призывать генерала Дмитрия Волкогонова (историк, депутат российского парламента и советник президента Ельцина) к порядку, ибо слухи о близости Эйтингона и Каридад – не боле чем «вздорные измышления», запущенные в оборот перебежчиком Н. Хохловым.

    «Ведь мало кто знает, – писал Судоплатов, – что Эйтингон по делам троцкистов работал за рубежом с оперативной женой, старшим оперуполномоченным ИНО Александрой Кочергиной – Шурой. Именно она привлекла к сотрудничеству с нами Каридад. Кочергина прекрасно знала и поддерживала отношения еще во Франции с Рамоном. Каридад и Шура дружили семьями и в Москве в 40-е годы. Измышления об «интимных отношениях» Эйтингона с семьей Меркадеров сознательно запускались и у нас, и на Западе, с целью очернить этих незаурядных людей, внесших существенный вклад не только в ликвидацию злейшего врага Советского Союза, но и в борьбу с фашизмом в трудное предвоенное время».

    По личному указанию Сталина Эйтингон был направлен в Испанию для ликвидации Троцкого. Операция получили кодовое наименование «Утка». В подготовке принимала участие и «Мать», не забывшая страшные жертвы барселонского восстания, поднятого троцкистами в тылу республиканцев.

    Для реализации выработанного в Москве плана необходимо было найти толкового, надежного исполнителя. После долгих поисков и сомнений Каридад предложила на эту роль своего собственного сына, Рамона…

    «Раймонд»

    Хайме Рамон Меркадер дель Рио Эрнандес, второй сын Каридад, родился 7 февраля 1914 года в Барселоне. Его мать, будучи, как уже говорилось, женщиной увлекающейся и придерживающейся левых взглядов, воспитала детей в том же духе и гордилась ими. Может быть, поэтому Рамон очень рано включился в революционное движение; он являлся одним из комсомольских лидеров Каталонии и членом компартии.

    В июле 1936 года, после начала гражданской войны, он, по примеру матери, вместе с братьями Пабло и Хорхе отправился на фронт защищать республику. Старший, Пабло, командир бригады, вскоре погиб в боях под Мадридом, (он бросился, обвязавшись гранатами, под танк), а Рамон, раненный в плечо, после госпиталя был назначен комиссаром XVII объединения Арагонского фронта. Потом в его жизни происходит крутой поворот, – на него обращают внимание сотрудники резидентуры ОГПУ в Испании.

    Резидент ИНО Орлов посчитал, что молодой и глубоко верующий в торжество коммунизма испанец вполне может пригодиться нашей разведке, и с февраля 1937 года Рамон (оперативный псевдоним – «Раймонд»), становится советским агентом. Немалую роль в этом сыграла и Каридад.

    Выдержка из дела агентурной разработки:

    «Рамон Меркадер был привлечен резидентом НКВД в Испании Наумом Эйтингоном (оперативный псевдоним Том) к сотрудничеству с советской разведкой. С февраля 1939 года задействован в операции «Утка» по организации убийства Троцкого».
    «Рамон Меркадер сам вызвался выполнить задание, используя знания, полученные им в ходе партизанской войны в Испании, – сообщал в своей книге «Спецоперации. Лубянка и Кремль» Павел Судоплатов. – Во время этой войны он научился не только стрелять, но и освоил технику рукопашного боя».

    Учитывая, что в распоряжении советской разведки тогда не было специальной техники, Меркадер был готов застрелить, заколоть «демона революции», или нанести ему смертельный удар тяжелым предметом. Каридад, взволнованная и одновременно гордая его ролью в предстоящей операции, дала сыну свое «благословение» на случай личного участия.

    «Утиная охота». Начало

    Для ликвидации Троцкого – или, как осторожно выразился Сталин во время встречи с Павлом Судоплатовым, «акции», – предусматривались два варианта: нападение группой захвата на его виллу и проникновение туда боевика-одиночки, для чего за домом велось тщательное наблюдение.

    Эйтингон настоял на использовании тех агентов в Западной Европе, Латинской Америке и США, которые никогда не участвовали ни в каких операциях против Троцкого и его сторонников. В соответствии с его планом были созданы две самостоятельные группы.

    Первая – группа «Конь» под началом Сикейроса, мексиканского художника, лично известного Сталину с 1927 года, «лихого полковника» 82-й бригады, одного из организаторов местной компартии. Новость о том, что его родина предоставила убежище Троцкому, застала Давида Альфаро на фронтах испанской войны, где он сражался в рядах республиканцев.

    Вторая – группа «Мать» под руководством Каридад Меркадер. «Конь» и «Мать» не только не общались между собой, но и не знали о существовании друг друга. Впрочем, была и третья, резервная сеть нелегалов под руководством Григулевича («Юзик»), для проведения операций в Мексике и Калифорнии.

    По распоряжению Берии, Судоплатов отправился в Париж для аттестации группы, направляемой в Мексику. На вокзале «Том», сопровождавший Павла Анатольевича, радовался, как ребенок: не пришла одна из его сестер – «хроническая брюзга». В их семье считалось, что любое дело, которое она «благословляла» своим присутствием, было обречено на провал.

    В Париже Эйтингон и Судоплатов встретились с Рамоном и Каридад, а затем с членами группы Сикейроса. Представители Центра нашли, что боевики соответствуют уровню поставленной перед ними задачи. Исключение – основы агентурной работы, без этих знаний и навыков начинать операцию было верхом безрассудства.

    Каридад и Рамон сели за парту. Они не знали таких элементарных (с точки зрения профессионала) вещей, как методы разработки источника, вербовка агентуры, обнаружение слежки или изменение внешности. Дальнейшее оперативное «прикрытие» им обеспечил тот же Эйтингон, который в октябре 1939 года основал в Бруклине импортно-экспортную фирму (невольно вспоминается киногерой Кадочникова, организовавшего в «Подвиге разведчика» контору по скупке свиной щетины, которая должна была «обратиться в золото»).

    Самое важное, что «фирма» предоставила «крышу» Рамону Меркадеру, обосновавшемуся в Мексике с поддельным канадским паспортом на имя Фрэнка Джексона. Теперь он мог совершать частые поездки в Нью-Йорк для встреч с «Томом», который снабжал его деньгами.

    Постепенно в Мексике нашлось прикрытие и для группы Сикейроса. Кроме того, «мобильный» Эйтингон установил прямую радиосвязь с Москвой при помощи двух радистов-нелегалов. Она, правда, оставляла желать лучшего, и это осложняло подготовку к акции.

    Неудавшееся покушение

    В начале 1940 года Эйтингон прибыл в Мехико. Здесь он принял решение реализовать первый план. Главная роль в нем отводилась Сикейросу. Одновременно ему приходилось сдерживать Каридад, горевшую желанием поскорее принять участие в операции; «Том» направлял ее активность в «мирное» русло повседневной нелегальной жизни.

    Им были разработаны варианты проникновения на хорошо укрепленную виллу Троцкого, снятую у мексиканского живописца Диего Ривера в Койякане, пригороде Мехико. Группа «Конь» планировала взять ее штурмом. Кроме автоматов и зажигательных бомб, боевики имели при себе штурмовые лестницы и дисковую пилу.

    В ночь с 23 на 24 мая 40-го года группа Сикейроса и Григулевича, состоящая из двадцати человек, переодетых в форму мексиканской полиции и армии, подъехала к объекту на четырех автомобилях. «Юзик» окликнул охранника. Ворота открыл Роберт Шелдон Харт, один из телохранителей Троцкого, получивший за это крупную сумму денег (Харт – агент по кличке «Амур» – был завербован нью-йоркской резидентурой ОГПУ).

    Нападавшие, во главе с Сикейросом – он был переодет в форму майора мексиканской армии, перерезали телефонные провода и ворвались во внутренний дворик – патио, где «майор» и братья Ареналь открыли бешеный огонь по дому, в первую очередь, по спальне Троцкого.

    Расстреляв все патроны (позднее было установлено, что по спальне было выпущено около 200 пуль), группа скрылась, оставив на память о происшедшем лишь несколько зажигательных бомб и заряд динамита, которые так и не взорвались. И труп Харта, которого ликвидировали как нежелательного свидетеля.

    От верной смерти Троцкого спасла жена. Услышав выстрелы во дворе виллы: вбежала в спальню мужа, она столкнула его на пол между постелью и стеной. Охранники Троцкого – Г. Робинс, О. Шуисслер, В. Карлей, Ч. Корнелл и Ж. Купер – ввиду внезапности нападения не сумели оказать группе Сикейроса ни малейшего сопротивления.

    На место происшествия прибыл начальник мексиканской тайной полиции. Троцкий, заговорщически подмигнув, прошептал ему ухо, что «автор нападения – Иосиф Сталин, действующий через посредничество ГПУ». Уходить в подполье или нелегально уехать в США, как советовали ему друзья, Лев Давидович отказался; он пройдет эту «дьявольски темную ночь», уже наступившую для его преданного телохранителя, до конца. В предательство Харта Троцкий так и поверил и приказал прикрепить у входа на виллу мемориальную доску с надписью: «В память Роберта Шелдона Харта, 1915-1940, убитого Сталиным».

    Местные власти без особого труда задержали всех участников нападения на Троцкого. В сентябре 1940 года в провинции был разыскан и арестован скрывавшийся там Сикейрос, для которого участие в операции обернулось годом тюрьмы и тремя годами изгнания из страны. Суд, надо сказать, благожелательно отнесся к заявлению знаменитого земляка, из которого следовало, что нападение на виллу преследовало-де целью не убийство Троцкого, а «выражение протеста против его пребывания в Мексике».

    Эйтингон, который по соображениям конспирации участия в акции не принимал, передал по радио кодированное сообщение о провале. 8 июня Берия поставил Сталина и Молотова в известность о провале плана № 1.

    «24 мая 1940 года произведено нападение на дом Троцкого в Мехико, – докладывал он. – Наиболее полно обстоятельства освещает американская газета «Уорлд Телеграф». Приводим выдержки […] По существу происшедшего нами получено из Америки донесение нашего человека. Копия донесения прилагается».

    В приложенном донесении говорилось:

    «А) О нашем несчастье Вы знаете из газет подробно. Отчет Вам будет дан, когда я или «Филипе» выберемся из страны.
    Б) Пока все люди целы и часть уехала из страны.
    В) Если не будет особых осложнений, через 2-3 недели приступим к исправлению ошибки, т. к. не все резервы исчерпаны.
    Г) Для окончания дела мне нужны еще 10-15 тыс. (долларов), которые нужно срочно прислать.
    Д) Принимая целиком на себя вину за этот кошмарный провал, я готов по Вашему первому требованию выехать для получения положенного за такой провал наказания.
    30 мая. Том».

    Источник: http://www.specnaz.ru/istoriya/238/

    [/quote]

Просмотр 8 сообщений - с 1 по 8 (из 8 всего)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.