Про русский менталитет.

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Автор
    Сообщения
  • #1230317
    Серый
    Участник

    Все, что Вы хотели знать про менталитет, но боялись спросить…

    Загадочное картинко:

    d8480e727014.jpg

    Ответ на картинко:

    На самом деле все психологические особенности любого народа являются компенсаторными механизмами, и воспитываются обстоятельствами, прежде всего властью.

    Вопрос в том, какой именно: некоторые народы имеют СВОЮ власть (хотя бы внутреннюю, «для себя», раввинов каких-нибудь), а некоторые – нет, и управляются ЧУЖОЙ властью.

    Которая и «формирует менталитет доставшегося ей народа» самыми немудрёными способами.

    И слова «менталитет такого-то народа не приемлет ритма и мелодики, такой-то народ народ по природе своей абосолютно немузыкален» в подавляющем большинстве случаев означают всего лишь «закрыли все музыкальные школы, учителей поубивали, за пианино в доме расстреливали, и все это запомнили».

    Не человеком единым или воспитание менталитета в обезьяннем стаде:

    Клетка. В ней 5 обезьян. К потолку подвязана связка бананов. Под ними лестница. Проголодавшись, одна из обезьян подошла к лестнице с явными намерениями достать банан. Как только она дотронулась до лестницы, открывается кран и ВСЕХ обезьян обливают очень холодной водой.

    Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомиться бананом. Та же ледяная вода. Третья обезьяна, одурев от голода, пытается достать банан, но остальные хватают ее, не желая холодного душа.

    А теперь уберите одну обезьяну из клетки и замените ее новой обезьяной. Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать. К своему ужасу, она видит злые морды остальных обезьян, атакующих ее. После третьей попытки она поняла, что достать банан ей не удастся.

    Теперь уберите из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую. Как только она попыталась достать банан, все обезьяны дружно атаковали ее, причем и та, которую заменили первой (да еще с энтузиазмом).

    И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы придете к ситуации, когда в клетке окажутся 5 обезьян, которых водой вообще не поливали, но которые не позволят никому достать банан.

    На подумать или почему русский менталитет гадит в подъездах:

    http://forum.velikoross.org/showthread.php?t=9186

    Для людей въедливых и любящих детали и подробности:

    Часть 1: Что такое менталитет и как появился на просторах Газоспасаемой:

    В очередной раз увидел что-то про «русский менталитет». Который у нас то ли хороший, то ли плохой, но решительно не позволяет нам жить «по-человечески».

    Я слово «менталитет» ненавижу – тихо, но люто. И когда его слышу, с удовольствием схватился бы не то что за пистолет, а за ядрёну бонбу, шоб повыжгло.

    Вы спросите – с чего это вдруг я так взъелся? А вот чего.

    Наша замечательная интеллигенция, как известно, живёт с интеллектуальной фарцовки – то есть читает английские книжки, их переписывает и продаёт глупому начальству с трёхсотпроцентной наценкой. «Менталитет» в русском значении этого слова – это типичный пример недобросовестной идейной контрабанды. О чём ниже.

    На просвещённом западе «менталитет» появился в трудах Эмерсона, в значении modus cogitationis communis: способ мышления, свойственный не отдельному человеку, а группе людей, в их повседневном существовании. То есть ментальность – совокупность привычных идей, реакций, верований, предрассудков, и всего такого прочего, свойственных какой-то общине, социальной страте, классу, национальному меньшинству и так далее.

    Дальше понятие стало потихоньку использоваться в разных целях, и после школы «Анналов», с одной стороны, и всяких неоантропологов, типа Леви-Брюля, с другой, окончательно прописалось в гуманитарке. Впрочем, насколько я понимаю, на Западе более популярно слово-синоним «ментальность». В дальнейшем, говорят о «правильном западном» подходе, я буду использовать именно это слово, а «металитет» оставлю за отечественной интерпретацией.

    Итак. Понятие «ментальности» — в значении modus cogitationis communis – имеет встроенные ограничения. Без учёта которых его использовать нельзя. Категорически.

    Прежде всего, «ментальность» всегда относится к какому-то времени. Можно говорить о «ментальности французского крестьянина XVI века», но нельзя говорить о «ментальности французского крестьянина» вообще. Потому что ментальность сегодня одна, а завтра другая.

    Далее, ментальность бывает групповой (communis), но не всеобщей (universus). Последней не существует в природе. Ментальность крестьянина и феодала – разные ментальности. Исключения бывают для очень особых случаев – например, сильно запрессованные нацменьшинства обладают некоторой общей ментальностью, которую можно считать «ментальностью народа вобоще». Но это связано с тем, что они, как правило, запрессованы не куда-нибудь, а в определённую страту или класс. И то.

    Наконец, самое тонкое, хотя и очень важное. Ментальность – категория скорее описательная, чем объяснительная. То есть: сказать, что такие-то и такие-то исторические обстоятельства определили ментальность итальянского горожанина XV века можно.

    А вот говорить, что менталитет итальянского горожанина XV века предопределили такие-то и такие-то исторические события, можно только с бааальщими оговорками.

    Лучше говорить – «ментальность сыграла роль», и надо ещё специально доказать, что она действительно эту роль сыграла. Потому как есть опасность объяснять «ментальностью» всё вообще, а этого тщательно избегают.

    В России же «ментальность» не в чести, зато все болтают про «менталитет». Как правило — про «менталитет русского народа».

    Свойства этого самого «менталитета» такие. Во-первых, он един и тотален – то есть позволительны и даже желательны рассуждения о русском менталитете in toto. Даже тот факт, что «менталитет» начальства и подвластных сильно отличается, игнорируется. Нет, он демонстративно отрицается – поскольку постулируется это самое единство менталитета. «Всякий русский раб, став начальником, будет вести себя как хам и падла, потому что это у него в культурной памяти, в генах».

    Далее, менталитет не знает никаких границ во времени. Считается, что он един на протяжении всей русской истории. Те, кто это отрицает, начинают ломать саму русскую историю, выделяя какую-то её часть в «нерусскую». Типа – «до 988 года русских не было, но Святое Крещение раз и навсегда сформировало уникальную русскую православную ментальность». Или наоборот – «после разрушения Новгорода дух гордых русичей был уничтожен, и восторжествовала ордынско-холопско-имперская ментальность». Тут уж кому чего. Но суть одна – «ментальность» неизменна, как разок схватилось – так и покатилось. Из колеи не выпрягнешь, разве что перестав быть русским вообще.

    И, наконец, «ментальность» — слово всеобъясняющее. Сама она взялась непонятно откуда («Крещение» или «ордынское иго» — это так, этикетки), но вот предопределяет она решительно всё. Особенно сейчас и особенно плохое. Кто насрал в подъезде? – русская ментальность насрала. Кто «Булаву» в сотый раз на старте накернил? – русская ментальность криворукожопая постаралась. Кто в футбол играть никак не научится? – русская, опять же, ментальность, будь она неладна. «Такая у нас душа».

    Так вот, братцы. Вас обманули. Под видом почтенного западного бренда вам продают кислую овчину. Правда, тоже ненашенской выделки – но очень уж старую и полинялую.

    А именно: английским словом прикрыто не особо принятое в наше просвещённое время понятие «народный дух». Которое в Россию пришло в восемнадцатом веке от немцев – конкретно от Гёрдера – через злонамеренно прочитанного Гегеля.

    Понятие это не столько философское, сколько пропагандистское. Смысл его в том, чтобы обосновать всякие глобальные суждения о судьбах того или иного народа. Причём именно в те моменты, когда народ проходит глобальное переформатирование.

    Появился «народный дух» и стал востребован в период, когда немцы сильно менялись (точнее, когда их сильно меняли).

    А именно – когда из бестолкового, неаккуратного и недружного промеж собой народа стали делать слаженную боевую машину.

    Поскольку изменения ментальности планировались глобальные и быстрые, это надо было как-то обосновать. Тут пригодилась та идея, что эти крутые изменения «на самом-то деле» были всего лишь «раскрытием глубины народного духа», который внутри себя всегда был таков, но лишь теперь, достигнув определённой ступени развития, самораскрылся. Типа – не волнуйтесь, ребята, вы не меняетесь, вы взрослеете, всё идёт по предначертанному в веках плану Абсолютного Духа.

    В России «народный дух» тоже использовался в пропагандистских целях, но других.

    С русским национализмом боролись абсолютно все, а поэтому ничего хорошего русским не приписывали и в глубинах не усматривали. В лучшем случае в русском духе находили что-нибудь вроде бы лестное, но по сути для русских вредное.

    В результате получалось что-нибудь типа — «ты, Ванюшка, молодец, хорошо работАешь, царя любишь, в церкву православную ходишь исправненько, а в остальном как дитя малое» (консервативная публицистика).

    Или наоборот — «ты ведь, Петюня, царя убить хочешь, церкву да попов пожечь, а сам ты есть природный социалист» (публицистика революционная).

    В каждом случае, разумеется, ссылки шли на «глубины духа», потому что такие заходы можно обосновать только чем-то принципиально непроверяемым.

    Нынешний же «менталитет» — это и вовсе мерзотина. Им обосновывают и оправдывают любую гадость, и ему же самому любую гадость приписывают.

    Универсальная отмазка и универсальная замазка.

    И чрезвычайно удобный повод для хамства «под маской аналитической».

    Сказанное не означает, что никакого «русского духа» вообще нет и говорить о нём бессмысленно. Бозон Хиггса тоже никто не видел, а эвон сколько бабла откатили на его изучение. Но ведь не случайно любители слова «менталитет» используют именно его.

    Потому что если рассуждать о русском духе, то три четверти поводов для хамства в адрес русских отпадает, а с оставшейся четвертью можно спорить более-менее рационально. Или, наоборот, не спорить, по очевидной непричастности к русскому духу основных доставальщиков.

    А тут — «такая, понимаешь, удобная загогулина».

    Часть 2: Откуда берется и как меняется:

    Вот случайно зацепился взгляд за какой-то постинг. И читаю во первых строках:

    Есть такое понятие – менталитет, т.е. засевший в душе общества стереотип мышления, который на протяжении многих веков, а порой и всего существования народа, определяет вектор общественного развития. И не так важно — насколько хорош или плох этот менталитет. В любом случае, он доминирует в жизни всей страны, способствуя её развитию или разрушению, и тем самым еще раз показывая, что духовное начало полностью доминирует над материальным. И изменить менталитет бывает очень трудно, несмотря на, подчас, очевидную его разрушительную силу…

    И так далее, по всем кочкам, не избегая, разумеется, и извечного русского рабства-хамства, немужиковства русских и «стыдно – стыдно – стыдно».

    Это было бы ладно. Но вот вводка про «менталитет» — это ОНО САМОЕ. Корешочек, из которого всё растет…

    Про историю этого, так сказать, концепта, я написал выше. Но недосказал главного. А проговаривать надо именно что всё, до букв последних донца, и ещё в донце зарыться. Тогда, может, дойдёт.

    Итак. Что такое этот самый «менталитет» и откуда он берётся.

    Всякий человек что-то знает, что-то может, что-то умеет. И, соответственно, чего-то не знает, чего-то не может, чего-то не умеет. С этим набором способностей и неспособностей, сильных мест и изъянов, умений и неумений ему как-то нужно жить. То есть каждый день что-нибудь кушать, иметь крышу над головой, быть ну хоть сколько-нибудь привлекательным для противоположного пола, а также испытывать к себе какое-никакое самоуважение.

    Умение использовать свои достоинства и чем-то компенсировать – или хотя бы прикрывать — недостатки, в свою очередь, тоже является специфическим «умением».

    Эта самая система правил складывается в голове у каждого человека. Состоит она из набора «коронных ударов», «защит» и «компенсаций». В самых общих чертах она описывается максимами типа «делай то, что умеешь», «хвались тем, в чём силён», «где ты ничего не можешь – там ты не должен ничего хотеть» (оно же «зелен виноград»), «затаскивай противника на свою территорию», «не можешь укусить руку – поцелуй её», ну и так далее.

    Система житейской премудрости, позволяющая — с имеющимся запасом знаний, умений, материальных ресурсов и всего прочего, что у тебя есть – жить, выживать и даже иногда радоваться этому факту.

    Ну например. Хулиган Петя в классе устраивается на задней парте, подальше от страшной доски и училки. Ботаник Вася зато старается не заходить в тёмные переулки. Сёма, сын богатенького папика, носит роскошный клифт и клеит тёлок, демонстрируя свою крутую тачку, а богатый духовно Вадик водит своих девушек на рок-концерты (флаера получая от знакомых диджеев) и беседует с ними о высоком и прекрасном. Литератор повышает самооценку, сочиняя «в стол» толстый роман, а стервозная баба – пиля мужа. И так далее – всякая тварюшка знает несколько манёвров, которые позволяют ей как-то плавать.

    Так вот, то же самое делают кошечки и собачки такая же система адаптации к собственным возможностям и дефектам есть и у социальных групп, слоёв, наций и так далее. Она, собственно, и называется «ментальностью».

    То есть. Ментальность является системой адаптации человека (или группы людей, или класса, или народ) к его ПОЛОЖЕНИЮ – то есть совокупности возможностей и ограничений, которые у него есть и в которых он находится. Вещь необходимая, но вторичная и производная, и собственного смысла не имеющая.

    Теперь внимание.

    В ситуации, когда эта система полностью соответствует реальному положению дел – человек по максимуму эксплуатирует имеющиеся у него сильные стороны, умело маскирует слабости, не лезет куда не стоит, мудро терпит то, чего не может изменить, и так далее – «ментальность» как таковая незаметна. Поведение человека представляется абсолютно рациональным. «Ну да, а как же иначе-то».

    «Ментальность» начинает проявляться, вылезать (как плохо заправленное нижнее бельё), когда жизненные обстоятельства меняются, а усвоенные когда-то адаптивные навыки остаются прежними.

    Человек выглядит странновато, потому что не соответствует самому себе.

    Внезапно разбогатевший нищеброд, располневшая красотка, разорившийся аристократ, выучившийся грамоте крестьянин, деклассированный «бывший буржуй», постаревший ловелас системы «старик Козлодоев» — у всех у них какое-то время (иногда – «всю оставшуюся») наблюдается забавный контраст между прежними привычками и новым положением.

    То, что было естественной манерой, начинает восприниматься как смешные замашки (то есть попытки вести себя не в соответствии со своими возможностями). Но если человек всё-таки не утратил естественную ападтивность, ментальность приходит в соответствие. «По одёжке протягивай ножки», или «бытие определяет сознание».

    Что получается, когда об одёжке и ножках забывают? Получается «менталитет», то есть предельно отчуждённая от реальности система непонятных – даже самому её носителю – реакций, не столько помогающих жить, сколько мешающих нормальной жизни.

    Ну например. Человек вырос в сплочённом коллективе, где «один за всех – все за одного». В таком коллективе, с одной стороны, лучше не высовываться и норов не показывать, зато в случае конфликта всегда можно рассчитывать на поддержку всех остальных. Вырабатывается соответствующая ментальность… И вдруг человек по какой-то причине оказыватся «один-одинёшенек».

    При этом он не умеет навязываться чужим людям, продавать себя – более того, считает это неприличным, нехорошим.

    С другой стороны, его обижают, и никто не бежит его спасать, а бежать-спасаться самому стыдно, ибо бросает тень на коллектив (которого, напоминаю, нет, но «менталитет-то остался»).

    С третьей, когда обижают другого, непонятно, как на это реагировать: менталитет вообще молчит, так как абстрактных критериев правоты ему в голову не завезли…

    В общем, везде клинья, везде рога, всюду неразрешимые проблемы. Так человечек всю жизнь об них и трескается. И детям своим, если сумеет размножится, их же передаст – так как менталитет (как и прочие навыки) наследуется подражательно.

    Причём передаст в сильно абстрактном и искажёном виде, полностью оторванном от реальности.

    «Сынок, дружба – это святое, другу нужно отдать последнее, если он настоящий друг».

    А то, что в реальности сына никакой «настоящих друзей» просто не существует, а есть сослуживцы, коллеги, партнёры по досугу, и прочие непонятные звери – об этом папа не думает. Сын усваивает норму, которая в случае практического применения обойдётся ему очень дорого, но даже если он её будет сознательно игнорировать, она останется в голове и будет беспокоить, как ампутированная конечность.

    Однако преувеличивать власть «менталитета» всё же не следует. Как правило, адаптация ментальности к изменяющейся реальности происходит не гладко, но всё же происходит. Выучился человек чему-то новому, приобрёл новые умения – менталитет и поменялся.

    Одной из сильных сторон русских как раз является способность быстро адаптироваться.

    Вчера был ванька-валянька, а сегодня взяли ваньку в дело, дали рупь, умыли-причесали, кафтан носить научили – стал Иван-Иваныч.

    Причём превращение из ваньки-валяньки в Иван-Иваныча идёт очень быстро. У других народов аналогичные процессы требуют смены трёх-четырёх поколений, а наши и за одно-два управляются.

    Правда, и деградируют русские быстро, по тем же причинам. Но это именно что оборотная сторона достоинства, а не недостаток.

    Увы. Советские и постсоветские практики требуют как раз обратного. Например, крайне поощрялся крестянски-колхозный менталитет у людей, исполняющих роли начальников над «городскими». Зачем и кому это нужно, я уже говорил, а пока замечу, что село Калиновка Курской губернии или Бутка Талицкого района обязаны своей сомнительной славой именно этому деликатному обстоятельству.

    Искали и подвигали ХОРОШО СОХРАНИВШИХСЯ. Чтобы у человека в голове было ГОВНО. Причём крепко засевшее.

    Сейчас предпринимаются чудовищные усилия по КОНСЕРВАЦИИ (а также дальнейшему уродованию и искажению) русской адаптивной системы aka нацментальность.

    Особенно работают по русским интеллектуалам, которые способны критически относиться к ментальности и менять её сознательно. Русским непрерывно объясняют, кто они такие и как должны жить.

    Вся маналула про «коллективизм», «соборность», «самосознание большого народа», «имперские ценности» и прочий дрищ и кал – именно за этим. Чтобы русские ничему не УЧИЛИСЬ и даже НЕ СМЕЛИ УЧИТЬСЯ другому поведению.

    Или чтобы допуск к учению сопровождался разрусением. «Хочешь жить хорошо – прекращай быть русским».

    Теперь, надеюсь, понятно, почему я так не люблю рассуждения про «русский менталитет».

    В этих рассуждениях следствие (а «менталитет» всегда является следствием, производным) выдаётся за причину.

    Причина же наличия той или иной ментальности – это набор умений-неумений, активов-пассивов, плюсов-минусов. Каковые являются частично материальными, частично «духовными», но в любом случае они РЕАЛЬНЫ.

    В отличие от «менталитета», который всего лишь помогает человеку жить с тем, что у него есть. Ну или мешает – но тогда его надо менять, а не дрочить на него как на великую ценность.

    Но изменить менталитет можно только одним способом. Что-то новое приобретя (или утратив), чему-то научившись, как-то изменив свою жизнь. Тогда он, покряхтев, подожмётся и уестествится…

    http://krylov.cc/

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.