Рассказ. Миндовг преткновения

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Автор
    Сообщения
  • #1227751
    дядя Андрейдядя Андрей
    Модератор
    Сергей Шведов
    Миндовг преткновения

    рассказ

    — Вызывали, Збигнев Ромуальдович? — робко сунулся в бронированные двери Чеслав Казимирович Бонч-Асмоловский.

    Могучий тяжелоатлет Кочмерек, заместитель главы администрации президента по идеологии, на этот раз не кивнул презрительно хлипкому Чесю на жесткий стульчик у входа в кабинет, похожий на танцевальный зал средних размеров, а громко хлопнул тяжеленной лапищей по столу, указывая на мягкое полукресло напротив него.

    — Вызывал и уже давно, — недовольно буркнул толстыми губищами замглавы администрации.

    — Так меня ваша секретарша не пропускала!

    Замглавы рявкнул в микрофон:

    — Гражина, я когда тебе велел вызвать этого чмошника… то есть секретаря союза писателей?

    — Велели, Збигнев Ромуальдыч, да перед ним к вам всё шли особо важные персоны.

    — Ладно, пролетели… — уже добродушней пророкотал густым басом замглавы и поднял суровые очи за очками в золотой оправе на трепещущего Чеся. — Это как прикажете понимать, творческая личность?

    Он презрительно швырнул на стол перед Чесем бумажку со свирепой резолюцией главы администрации президента.

    — Это-то-то… рецензия на роман начинающего писателя из бюро критики нашего секретариата.

    — Ты хоть название романа прочитал?

    — Да, рукопись называлась «Роковые страсти короля Миндовга».

    — Ну и почему твои тупые рецензенты зарубили талантливую рукопись?

    — Понимаете, Збигнев Ромуальдович, сюжет романа завязан на жгучей ревности короля к своему маршалку, который пользуется благосклонностью прекрасного юного пажа королевы.

    — Сюжет как сюжет, дело житейское. Почему зарубили на корню юное дарование, я спрашиваю?

    — Издательство союза писателей до сих пор не издавало книг в жанре гей-порно.

    — Не издавало, так пусть издадут! Мы же идём семимильными шагами в Европу. Европейское гей-сообщество будет только приветствовать наше начинание. Пусть этот роман станет ещё одним, хоть и маленьким шажком в сторону европейской интеграции.

    — Если бы только это, — замялся Чеслав Казимирович. — В рецензии есть возражения кандидатов исторических наук и особое мнение доктора тех же наук.

    — Чем же они там недовольны?

    — Юное… э-э-э… дарование утверждает, что с эпохи правления короля Миндовга — есть пошла земля литвинская.

    — А разве не так? — пока ещё добродушно прорычал замглавы администрации по идеологии. — Ты хотя бы на стену посмотрел, инженегр человеческих душ. Кто у нас куратор политпроекта «Король Миндовг» среди творческих союзов, ты или я?

    Чеслав с тоской посмотрел на стену, и пальцы его принялись не по своей воле складывать из рецензии бумажный самолётик. Рядом с государственным флагом и гербом висел портрет усатого мужика в грубой золотой короне.

    В горле пересохло, язык прилип к гортани, а в груди все болезненней ощущалось стеснение. Налицо все явные признаки приближающейся наркотической ломки, хотя нарколог обещал ему ещё шесть лет назад не только стойкую ремиссию, а полную реабилитацию от полинаркотической зависимости.

    Чесь с опаской и очень медленно скосил глаза на хозяина кабинета. В кресле Збигнева Ромуальдовича Кочмарека теперь сидел огненный демон, похожий на зубастые маски ламаистов, в которых они выплясывают в своих дацанах.

    «Только бы он не заметил моего состояния», — промелькнуло в голове у бедного Чеся, которому до пенсии оставалось всего-то ничего — полгода с хвостиком. Он плеснул себе в стакан минералки из бутылочки на столе и остался доволен, что стакан не стучал по зубам.

    — Учёные до сих пор не пришли к единому мнению, какие этнические корни были у короля Миндовга. Некоторые выводят его род из варяжской Руси.

    — Всем давно известно, что он родом из литвинов или лютичей, — наставительно заметил замглавы администрации по идеологии.

    — Э-э-э… это, простите, всё беллетристика наших писак. От франков, англов и саксов той поры остались записи на древнегерманских диалектах. От исторических литвинов — ни строчки. Всё только на древнерусском.

    — Понятно, зловредные москали сожгли все, что связано с первым европейским монархом исторической Литвинии. И вообще больше нет никаких сомнений — литвинская государственность пошла от короля Миндовга.

    — Простите, как-то получается, что где-то на обочине истории остались князья Рогволод и Всеслав Чародей, святые Ефросинья Полоцкая и Кирила Туровский.

    — Это былинные фигуры, не надо их путать с реальными историческими персонажами. У нас нет достоверных исторических данных, подтверждающих их существование. Вся история Литвинии начинается с записей о литвинских князьях в иностранных хрониках.

    — А древнерусские летописи?

    — Недобросовестная мистификация немецких псевдоисториков 18-го века во главе с Августом Шлёцером.

    — А письменные источники и археологические артефакты Киевской Руси.

    — Вся Киевская Русь — грандиозная историческая мистификация 19-го века. Нет подтверждений о реальном существовании данного государственного образования. Не было Руси вовсе!

    — А что было?

    — Великая Германия и Великая Польша, которые дружили с исторической Великой Литвинией, а на восток от них простиралась безжизненная пустыня.

    Чесь уцепился за столешницу, чтобы не рухнуть. Перед глазами его поплыли песчаные барханы, караваны верблюдов и вереницы бедуинов в рубахах до земли.

    — Простите, но согласно нашему же университетскому курсу истории государственное становление Германии проходило в 1870-75 годах.

    — Вы намекаете, что я, будучи курсантом, в стенах военной академии не учил истории?.. И в самом деле, я не заморачивался на всякую лабуду с датами. Но теперь именно я утверждаю все даты в университетском курсе истории, и моё слово — закон для учёных.

    — Но они не признаются зарубежными историографами.

    — А вы разверните широкую научную дискуссию и докажите неучам, что до Миндовга от нынешних Кёнигсбрега до Таллинна простиралась пустыня с редкими племенами собирателей и охотников. Ну, что тут непонятного? Ты фильм про Дерсу Узала видел?

    — Видел. В детстве.

    — Вот такие мужики и бродили с ружьями по лесу. И никакой государственности до короля Миндовга не было.

    — А древние поселения? Женщины и дети?

    — Их, наверное, тоже не было. Надо думать, у них уже тогда было европейское гей-сообщество или же они были зоофилами.

    — Но древний Полоцк совместно с Новгородом владели устьями Западной Двины, Невы, Немана и Преголи!

    — Это поздняя мистификация москальских лжеисториков. Цивилизацию в эти места принесли немецкие монашествующие рыцари. От них ещё в раннем детстве крестился Миндовг.

    — А разве он не оставался до конца жизни язычником?

    — Миндовг всегда был ревностный и воинствующий католик, сторонник западного вектора развития исторической Литвинии под эгидой папы римского.

    — Но он же отрёкся от католичества и выступил против экспансии немецких рыцарей-крестоносцев, разве не так?

    — Быть такого не может. Он всегда и во всём оставался верным своим учителям, немецким цивилизаторам. Именно его потомки шли служить полицаями в немецкие комендатуры во время второй мировой войны, когда фашисты принесли на короткое время свободу нашему народу.

    — Западные хроники утверждают, что Миндовг был убит на охоте наёмными убийцами, которых подкупили крестоносцы.

    — Гнусная ложь москалей! Король Миндовг мирно скончался на своём ложе после соборования по католическому обряду и принятия святых даров от епископа-магистра ордена крестоносцев. Выдумка про стрелу на охоте — позднейшие вставки недобросовестных переписчиков древних хроник!

    — Но он умер почему-то в один год с Александром Невским, с которым собирался вступить в политический союз против немцев. Всё это как-то подозрительно, обе смерти великих князей, готовивших государственный союз Руси и исторической Литвы.

    — Король Миндовг не мог вести переговоров с ордынцами-москалями, потому что стоял за европейский путь развития нашей земли!

    — Но русская историческая школа…

    — Бред сивой кобылы! Легендарная Киевская Русь, мифическая Российская империя и тем более смехотворный Советский Союз — не более чем исторические призраки. Наша строго научная историография не признаёт их существования в прошлом.

    — Погодите, а меч Довмонта, сына Миндовга, в Пскове — разве не исторический артефакт? Русские — известные ксенофобы. Они не поставят чужака на княжение, а уж тем более не причислят его к лику святых, на земле русской просиявших. Значит, Миндовг и Довмонт были их кровные родичи.

    Збигнев Ромуальдович грозно нахмурил густые взоры и выпятил толстые губы.

    — Арийская кровь исторических литвинов никогда не мешалась с ордынским коктейлем, который течёт в жилах москалей!

    Чесь уже явственно прочувствовал, как за счёт особенностей своего химического строения наркотику удаётся воздействовать на обменные процессы, протекающие в клетках мозга и вызывать эйфорию. В результате такого воздействия связь между клетками нарушается, и они не могут нормально взаимодействовать друг с другом при отсутствии новой дозы. Пусть даже прошло уже шесть лет с той поры, когда он ширнулся последний раз.

    У него снова нарушается процесс регуляции функций организма. Он начинает испытывать чувство дискомфорта, раздражительности, возникает ощущение нездоровья, в общем, подавленного состояния. Получается, что наркотик, вызывающий устойчивое изменение в сложных биохимических процессах, протекающих в мозге, одновременно способен и спустя много лет формировать в мозгу иллюзии и галлюцинации.

    Чесь понимал, что замглавы администрации президента по идеологии не мог нести такой ахинеи, но его иллюзорный собеседник выглядел так убедительно, как выглядит мир наркомана в момент очередного прихода или вторичного наката. Тут главное, чтобы никто не заметил его неадекватного состояния. Потерять пенсию государственного служащего второго ранга — слишком дорогая плата за грехи юности.

    Завтра же он возьмёт отпуск и вылетит в Гонконг или Гуанчжоу. Китайцы дают стопроцентную гарантию излечения от наркомании. Не надо было попадаться на удочку рекламы лучших швейцарских наркологических клиник, но что уж после драки кулаками махать.

    Это ему обойдётся в четверть ляма, никак не меньше. Но потом можно скомпенсировать лишние траты, если подать в суд на недобросовестных швейцарцев, имея на руках историю болезни от китайцев. Это верных полтора ляма компенсации за утраченное здоровье и моральный ущерб. Важно только доказать, что возвращение наркотической зависимости произошло безо всякой провокации с его стороны.

    И тут Чесь пошатнулся и судорожно схватился за что-то твёрдое, чтобы не завалиться на сторону. Он вспомнил, что на прошлой неделе тусовался в своре заслуженных артистов страны, и этот старый придурок из кинопарнографов Марек Габрилович-Вольский сунул ему в руки дымящий косячок, чтобы он передал его народной поэтке Малгожате Забейде-Завиленской. А Чесь (чёрт его попутал!) чисто автоматически дёрнул пару раз этот косячок. Вот сволочи! Наверняка там был не спайс, а табачная пропитка с ЛСД. От этого-то и проснулись галлюцинации.

    Главное, чтобы на суде со швейцарцами об этом не проговориться, а то не видать ему компенсации за ущерб здоровью, как тем совкам-ветеранам за проглоченные инфляцией сбережения.

    Он не помнил, как вышел из кабинета грозного начальника, потому что в тот миг его сознание парило в облаках над Джомолунгмой, каждой частицей своей кармы впитывая живительную радиацию космического излучения, ещё не поглощённого земной атмосферой.

    Чесь зашёл в туалет и сунул голову под кран с холодной водой. Полегчало. Слава богу, это ещё не ломка, а простой кумар. Закрытый для обычных смертных спецбуфет — вот его спасение. Скорей туда!

    — Зося, бутылочку каберне посуше и грейпфрут погорше. Нет, никакого коньяку! Мне нужно быстро привести себя в норму. Здоровьишко, знаешь ли, уже сдаёт. Годы!

    Старый рецепт не подвёл. Чесь порозовел лицом, расправил плечи и вышел из здания главного идеологического управления на твёрдых ногах и с выражением полной ответственности за государственный историко-литературный проект на лице. Да он не просто протолкнёт роман про короля Миндовга в издательстве, а ещё, если надо, напишет целый сериальный проект из десяти томов, если это юное дарование, автор, окажется совсем уж дебилом. Стоит ли мелочиться, если речь идёт о выборе магистрального пути для своей горячо любимой родины? Всё равно настоящая история начинается с династии Ягеллонов и Ягеллончиков, а всякие там русичи, вятичи, кривичи — плод старческого маразма страдающих синдромом Альцгеймера историков. И как это Чесь раньше не ухватил главное направление идеологического вектора партии и правительства… то есть администрации президента и местной католической диоцезии!

    Галлюцинации ушли, перед глазами была знакомая реальность. В лучах заходящего солнца блестели четырёхконечные кресты костёлов. Скульптуры католических святых в нишах многоэтажных домов на перекрёстках были убраны жёлто-белыми лентами, символизирующими цвета святого престола. Оно и понятно, ведь город готовился к визиту папы римского. Повсюду журчала родная польская речь, отчего Минск казался самым европейским городом на свете.

    Конец

Просмотр 1 сообщения - с 1 по 1 (всего 1)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.