Творчество на тему Славянской культуры.

Главная Форумы Русская нация Русская идентичность — культура Русская литература Творчество на тему Славянской культуры.

Просмотр 10 сообщений - с 1 по 10 (из 13 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1230476

    Повесть в жанре фэнтези «Гиперборейцы».

    Глава 1.
    Над Мирославлем стояло полярное весеннее утро. Князь Бронимир встал с ложа, выпил холодной воды из стоявшей в леднике баклаги, вытер губы шитым рушником и неспешным шагом вышел из горницы. Затем он спустился по ступеням дворца и направился по Берёзовой улице к вечевому дому. Вдруг в кармане поясной сумки зажужжал карманный коммуникатор. Князь активировал вызов, и на экране появилось лицо графа Градимира. Граф, молодой парень двадцати восьми лет, был крайне встревожен.
    — Княже! Наш спутник выследил перемещения космофлота Южного Альянса! Есть возможность предательского нападения!
    — Действуй! – ответил князь. Но и бояре, когда он явился на вече, оказывается, уже обо всём знали. Князь отдал приказ о введении военного положения. База звёздных крейсеров находилась неподалеку от столицы, в посёлке Тополевое. Граф Градимир встал на мостик флагманского крейсера «Китеж» и запросил данные со спутника. Через полминуты он уже знал, что два звёздных разрушителя и десяток канонерок южан уже над территорией империи Инь. Над лобовым стеклом командного пункта был изображён на броне бело-жёлто-чёрный флаг Гипербореи. Белый цвет символизировал лёд, золотой – боевую славу Гипербореи, а чёрный – темноту полярной ночи. Он положил руку на рычаг включения гравитаторов, и вдруг, обернувшись, увидел, что за ним, облачённая в боевой скафандр, стоит княжна Агидель. Шлем был пристёгнут к левой руке, на поясе висела кобура с лазерным пистолетом и кинжал из высокоуглеродистой стали, подаренный ей отцом – князем Бронимиром – на совершеннолетие, а за плечом – электромагнитная винтовка.
    — Гида, ты как тут оказалась?! – спросил оторопевший от неожиданной встречи граф.
    — Очень просто, мама сказала, что ты летишь воевать, а девице княжеского рода не положено торчать дома, когда мужчины вступают в бой. Я воительница, а не ходячая калита с золотыми монетами!
    Граф, конечно, был хорошо знаком с оригинальным характером княгини Данимиры, но такого он, если честно, не ожидал.
    — Ладно, оставайся. Но учти, что если нас подобьют, то ото всех нас останется лишь радиоактивная пыль. Ты хорошо подумала, прежде чем пробираться на «Китеж» через реакторный отсек?!! – Градимир прекрасно знал, что другим путем, кроме как через главный шлюз «Китежа» и люк реакторного отсека, попасть на крейсер нельзя, ведь у шлюза дежурил взвод спецназа, а долго находящегося рядом с реактором могло профонить, несмотря на многослойную защиту, хотя княжна, похоже, успела пробраться в кубрик за полминуты при её ловкости и грации, какими в молодые годы славилась и её мать – достопочтенная княгиня Данимира. Вдобавок Агидель, так же, как и её мать, была многократной победительницей на женских и смешанных турнирах по штурмовому бою. Но ведь чтобы пробраться на корабль, минуя спецназовцев, надо было набрать буквенный код на люке, затем влезть в сам люк, размером локоть на полтора (похоже, Гида обошлась без ремонтной лестницы, просто подтянувшись за край люка), затем втащить за собой «Чабрец-2», имевший довольно длинный ствол и два сменных магазина, на 50 магнитных стрел каждый, после этого проникнуть в кубрик, а оттуда – на командный пункт. И из её достижений следовало, что занижения своих физических качеств девушка стерпеть не смогла, а тем более не терпела даже малейших обвинений в трусости. Когда девочки из купеческого квартала Мирославля «стенка на стенку» шли на аристократок, то от жилистых кулаков княжны купеческие дочки шли в нокаут. Во время состоявшегося на прошлой неделе турнира, когда соперницей была её сверстница, Агидель сразу же применила комбинированный приём — отвлекающий манёвр, излом руки и удар кулаком сбоку под правое ребро, что моментально вывело боярышню Зареславу из строя… Турниры в горном массиве рядом с храмом Вышня проходили в совмещении с отработкой резервных возможностей, и поэтому Гида ответила:
    — Ты же сам меня на Седавском озере учил навыкам выживания! Я не намерена становиться рабыней в Нан-Мадоле, гнуть спину на какого-нибудь купца из Южного Альянса, если Гиперборейская империя погибнет! Лучше быть распыленной по космической бездне!!!
    Градимир, конечно, сам был романтиком и поэтом, но прекрасно знал, что смерть на борту звёздного крейсера – не лучший вариант для гиперборейца. В космосе не насыплют курган, не споют надгробных песен о подвигах погибших витязей… Конечно, случись им разлететься триллионами атомов по Вселенной, брат Агидели, пятнадцатилетний княжич Боян, прекрасно зарекомендовавший себя как песносказитель на поэтических вечерах у графини Мираны, вдовы графа Вана, которого задрал на охоте белый медведь, что-нибудь уж да сочинил бы по этому поводу. Ну что поделаешь, раз княжна уже на борту, а флот уже на немалой высоте, не возвращаться же…

    Глава 2.
    Гиперборейский космофлот шел навстречу врагу. В авангарде шел флагман – тяжёлый звёздный крейсер «Китеж», дальше шли корабли помельче – ракетные фрегаты «Берендей», «Седава», «Аркаим», «Боярин», эсминцы «Волк» и «Медведь» и самый главный объект космофлота, который ощетинился десятком ракетных установок – боевая космическая энергостанция, в десяти реакторах которой вырабатывалась энергия, питавшая плазмомёты, лазерные пушки, гравитаторы и все остальные приборы космофлота Гиперборейской Империи.
    Вдруг радист крейсера, мичман Келагаст, доложил по внутренней связи:
    — Внимание! Южане в эфире! Вражеский космофлот на расстоянии двух дистанций плазменного выстрела! Боевая тревога!
    Градимир, стоя на мостике «Китежа», ласково обнял княжну. Он понимал, что против двух звёздных разрушителей и десятка канонерок у них шансов не очень много – если южане повредят энергостанцию, то всему флоту конец. В худшем случае южане выжгут берёзовые рощи Гипербореи термоядерными бомбами и на многие тысячелетия сделают окрестности его родного Мирославля непригодными для проживания человека, а в лучшем случае гордые гиперборейцы будут угнаны в пожизненное рабство на кукурузные плантации Мачу-Пикчу, а их женам и дочерям уготована участь наложниц богатых купцов из империи Манку Капака, союзника южан… Ну уж нет! Если южане посягнут на свободу гиперборейского народа, они дорого за это заплатят!!! Он, граф Градимир, генерал-лейтенант космических войск Гиперборейской Империи, командир княжеских гридней, не даст южанам ступить с оружием на священные земли Севера!
    — Келагаст, какова дальность? – Градимир поднес к уху динамик.
    — Мы уже сблизились на боевую дистанцию, но они почему-то не стреляют… Я слышу в эфире посторонние сигналы, вроде бы империи Рюгю…
    — По вражескому космофлоту – всеми огневыми средствами – пли!!! – скомандовал граф.
    Плазмомёты крейсера промели радужным огнём весь строй вражеских канонерок, как гиперборейская крестьянка метёт пол в сосновой избе берёзовым веником. Затем граф переключил запасные энергонакопители на лазерное орудие «Китежа». Усиленный зарядом трёх накопителей лазер прорезал броню одного из вражеских звёздных разрушителей так же легко, как княгиня Данимира режет коровье масло, чтобы намазать его на ржаной хлеб, во время трапезы в княжеских хоромах Мирославля.

    Глава 3.
    Градимир поднял глаза и увидел, как сверху ко второму кораблю южан приближается сверхтяжёлый крейсер. На броне был изображен золотой круг на синем фоне – знамя империи Рюгю. Похоже, что энергия в накопителях у него иссякла (скорее всего, он только что вышел из гиперпрыжка), так как огонь он не открывал и двигался лишь на реакторе. Граф и княжна, не отрывая взгляда, смотрели на это зрелище… Он протаранил второй корабль южан, и оба корабля стали падать. Вдруг из лац-порта пошедшего на таран корабля империи Рюгю выскочила фигурка в скафандре. Она тоже стала падать, но, похоже, на гравипарашюте. Мичман Келагаст победным тоном объявил:
    — Космофлот Южного Альянса уничтожен! Мы сейчас над пустыней Гоби, в районе озера Лобнор!
    — Потери у нас имеются? – спросил граф у корабельного волхва Радосвета, по совместительству штурмана.
    — Так точно! Сбит эсминец «Медведь»…
    — Все погибли?
    — Уцелел механик Ведибор, он успел заглушить реактор и катапультироваться, но у него на высоте в два поприща отказал гравитатор. Вечная память парню!
    — Тело можно найти?
    — Да, он лежит на берегу озера.
    — Отстыковывай бот, мы должны его похоронить, как положено арийцу.
    В бот залезли сам Градимир, княжна, волхв и четверо матросов. За себя граф оставил Келагаста, приказав вести флот на полигон в Тополевом. После посадки они, пошарив по берегу соленого озера, нашли тело несчастного механика. Пока матросы рыли могилу, к ним подошел воин в доспехах Рюгю, и, поклонившись, представился:
    — Адмирал Симада, командир крейсера «Черепаха» флота Её величества Отохимэ, императрицы Ёнагунской и всего Рюгю.
    — Генерал-лейтенант космических войск Гиперборейской Империи, граф Градимир, к вашим услугам. Чем я могу быть вам полезен?
    — Я потерял свой корабль, и посему не посмею показаться на глаза Её величеству. Как самурай, я обязан сделать себе харакири.
    — А я чем могу помочь? – спросил поражённый Градимир.
    — Господин граф, не откажите быть моим каикасю. Когда я совершу харакири, соблаговолите обезглавить меня. Иначе я просто не вынесу позора, который свалился на мою седую голову. Я бы мог погибнуть, сгорев вместе с командой в атомном пекле, но ведь, как вы сами знаете, самурай должен умереть от меча. А если я осмелюсь показаться у ворот Ёнагуни, мою семью станут презирать, как семью труса, не сумевшего согласно понятиям самурайской чести достойно умереть так, как подобает самураю.

    Глава 4.
    Вдруг через свой шлемофон Градимир услышал сдавленные рыдания. Он обернулся. По лицу княжны текли слёзы.
    — Гида, успокойся. Я обязан выполнить просьбу адмирала. Иначе меня покарают боги за отказ просящему. Радосвет, так ведь?
    — Истинно так. Адмирал прожил жизнь воина, и мы обязаны выполнить его просьбу. У них свой кодекс чести, и не нам его менять. Господин адмирал, нельзя ли подождать несколько минут? Нам надо похоронить погибшего бойца, насыпать курган и прочитать заупокойные молитвы.
    — Я вам помогу, — ответил адмирал. Он снял шлем, взял запасную лопату и помог насыпать курган. Радосвет стоял рядом, повернувшись лицом на север, и совершал отпевание. Тишину нарушали лишь всхлипы княжны. Как-никак, она была наследница княжеского трона, и была воспитана в традициях доброты, милосердия к ближним и патриотизма, ведь империя Рюгю никогда за всю свою историю не воевала с Гипербореей, и Гиде было жалко старика адмирала, который через минуту должен был оставить земной путь и, как самурай, присоединиться к воинству доблестных предков в стране богов Такама-но Хара. После того, как похороны механика были завершены, адмирал Симада снял доспехи и остался в кимоно. Затем он вынул из кармана бланк, на котором Градимир (как каикасю) и волхв с княжной (как свидетели) поставили подписи. Адмирал отстегнул от доспехов накидку с эмблемой его клана и объяснил, что в неё следует завернуть его тело и голову.
    Граф вынул меч. Адмирал встал на колени, лицом к востоку, и всадил себе в живот кинжал. Градимир взмахнул мечом, и голова адмирала упала на песок. Затем они бережно завернули тело и голову в накидку. Вдруг в небе показался грузовой гравилёт под флагом Рюгю. Делегация рюгюйцев уже обо всём знала, так как, оказывается, адмирал заранее распорядился, чтобы за его телом прислали флаер. Граф отдал им листок, где стояли их подписи, и уже от себя написал письмо императрице:
    «Отохимэ, Императрице Ёнагунской и всего Рюгю. Когда мы хоронили нашего матроса, именем Ведибор, механика с эскадренного космического миноносца «Медведь», гражданина Гиперборейской империи, нас встретил адмирал Вашего космофлота, именем Симада. Оный адмирал обратился к нам с просьбой об оказании помощи при совершении обряда харакири. Обряд был совершен в семь часов двадцать восемь минут вечера по местному времени. Я исполнил обязанности каикасю, свидетели – княжна Агидель и волхв Радосвет. Отправляем Вам тело адмирала Симады для захоронения с воинскими почестями. С уважением, граф Градимир, генерал-лейтенант космических войск Гиперборейской империи».

    Глава 5.
    Когда команда бота приземлилась на Тополевском полигоне, народ встречал их с почетом, как победителей – за то, что они смогли уничтожить вражеский космофлот, в чем им здорово помог покойный адмирал Симада. Крестьяне, рабочие, бояре – все перемешались в шумную толпу. Князь Бронимир, с довольной улыбкой на лице, приветствовал Градимира арийским приветствием – пожал ему руку выше запястья, граф ответил тем же. Затем, когда они подъехали на электромобиле к дворцу, Бронимир позвал волхва:
    — Радосвет, ты здесь?
    — Да, княже.
    — Венчай графа с моей дочерью.
    Взяв руками за запястья Градимира и Агидель, волхв соединил их руки, затем взял графа за руку и три раза обвёл их вокруг росшей в дворцовом саду вербы. Князь вытащил из кармана письмо и вручил графу. В нём было написано следующее:
    «Уважаемый господин граф, позвольте выразить Вам благодарность за то, что Вы помогли адмиралу Симаде умереть от меча, как подобает самураю. Тело адмирала захоронено в его родовом имении, с отданием всех воинских почестей. Сын и наследник адмирала вступил во владение поместьем и своеручно посадил у могилы отца клён, дуб и сакуру, как принято при погребении знатных особ. Адмирал посмертно награждён орденом Золотой Черепахи, каковой орден положен вместе с ним в могилу, копия же сего ордена передана родственникам на хранение, яко священная реликвия. Поминальные молитвы вознёс верховный жрец Имото. Отохимэ, императрица Ёнагунская и всего Рюгю, руку приложила. Исигава, придворный каллиграф Её императорского величества, под Её величества диктовку писал сие»
    Князь Бронимир довольно усмехнулся в седые усы и сказал:
    — Градимир, Гида, у вас будут новые хоромы на Вишнёвой улице. Вы теперь муж и жена, так что жить вам теперь полагается вместе. Да хранит вас Светлый Вышень и все славянские боги!
    — Здрав буди на много лет, княже! – ответил граф. – Да хранят тебя боги арийские! Да взойдёшь ты по окончании земной жизни в жизнь небесную в Светлых Ирийских Садах!
    — И вам, дорогие мои, совет да любовь! – зычным ораторским голосом произнесла стоявшая рядом княгиня Данимира.

    #2224543

    автор я

    #2224560
    АфоняАфоня
    Участник

    автор я

    партсобрание в эпоху позднего совдепа:crazy:

    #2224563

    партсобрание в эпоху позднего совдепа

    Ну, не взыщи. Княгиню Данимиру я написал с известной в правых кругах поэтессы Нины Карташевой. Градимира — с себя. Князя — со знакомого казака.

    #2224564
    АфоняАфоня
    Участник

    Ну, не взыщи. Княгиню Данимиру я написал с известной в правых кругах поэтессы Нины Карташевой. Градимира — с себя. Князя — со знакомого казака.

    Как можно с самого себя напейсать? Ты что знаешь какой ты есть на самом деле? Вот я не знаю.Могу только знать что для одних я мил человек, а для других злодей.

    #2224565
    diversant186
    Участник

    Над Мирославлем

    Бронимир

    Градимира.

    крейсер «Китеж»

    Гида«Чабрец-2», имевший довольно длинный ствол и два сменных магазина, на 50 магнитных стрел каждый

    звёздный крейсер «Китеж», дальше шли корабли помельче – ракетные фрегаты «Берендей», «Седава», «Аркаим», «Боярин», эсминцы «Волк» и «Медведь»

    вы сами знаете, самурай должен умереть от меча. А если я осмелюсь показаться у ворот Ёнагуни, мою семью станут презирать, как семью труса, не сумевшего согласно понятиям самурайской чести достойно умереть так, как подобает самураю.

    Эээ….это про русско-японскую войну в космосе что ли?

    Ну, не взыщи. Княгиню Данимиру я написал с известной в правых кругах поэтессы Нины Карташевой. Градимира — с себя. Князя — со знакомого казака.

    Автобиографичная вещь, что ли:faceoff:

    #2224574

    Эээ….это про русско-японскую войну в космосе что ли?

    Нет. По «вселенной» которую я придумал для этой книги, враг — Южный Альянс, это Африка, Южная Америка, юг Азии. Гиперборея — север Европы, Россия, северный Кавказ, Канада, Гренландия и материк Арктида. Империя Рюгю — пра-Япония. Рюкю — это другое название острова Окинава. Ёнагуни — https://ru.wikipedia.org/wiki/Террасные_образования_у_островов_Рюкю. Имя императрицы Отохимэ я взял из народной окинавской сказки «Рыбак Урасима». Каллиграф Исигава — мой любимый японский поэт Исикава Такубоку, у него есть очень красивая поэма про С.О. Макарова.

    Утихни, ураган! Прибой, не грохочи,
    Кидаясь в бешенстве на берег дикий!
    Вы, демоны, ревущие в ночи,
    Хота на миг прервите ваши клики!
    Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи,
    Не наносите яростных ударов,
    Замрите со склоненной головой
    При звуках имени его: Макаров!
    Его я славлю в час вражды слепой
    Сквозь грозный рев потопа и пожаров.
    В морской пучине, там, где вал кипит,
    Защитник Порт-Артура ныне спит.

    О солнце севера! Как величаво
    Сошло оно в крутой водоворот.
    Пусть, как в пустыне, все кругом замрет,
    Ему в молчанье воздавая славу!
    Вы слышите ль, как громкий клич без слов
    Вселенную наполнил до краев?
    Но что в нем прозвучало? Жажда ль мести
    В час гибели иль безрассудный гнев,
    Готовый мир взорвать с собою вместе,
    Когда валы смыкались, закипев,
    Над кораблем, защитником отчизны?
    О нет, великий дух и песня жизни!

    Враг доблестный! Ты встретил свой конец,
    Бесстрашно на посту командном стоя.
    С Макаровым сравнив, почтят героя
    Спустя века. Бессмертен твой венец!
    И я, поэт, в Японии рожденный,
    В стране твоих врагов, на дальнем берегу,
    Я, горестною вестью потрясенный,
    Сдержать порыва скорби не могу.
    Вы, духи распри, до земли склонитесь!
    Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи!
    При имени Макарова молчи,
    О битва! Сопричислен русский витязь
    Великим полководцам всех времен,
    Но смертью беспощадной он сражен.

    Когда вдруг запылал от вспышек молний
    Над Азией Восточной небосклон
    И закипели в Желтом море волны,
    Когда у Порт-Артура корабли
    В кольце врагов неравный бой вели,
    Ты, болью за свою отчизну полный,
    Пришел на помощь. О, как был могуч
    Последний солнца блеск меж черных туч!
    Ты плыл вперед с решимостью железной
    В бой за Россию, доблестный моряк!
    Высоко реял над ревущей бездной
    На мачте гордый адмиральский стяг.
    Но миг один — все скрылось под волнами:
    Победами прославленное знамя
    И мощь, которой в мире равной нет.»..
    Где их могила, кто нам даст ответ?

    В тот страшный день с утра сгустились тени
    И солнце спрятало свои лучи,
    Заклокотало море в белой пене. . .
    (Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи,
    Все, как один, падите на колени,
    Пускай сольет сердца один порыв.)
    Скрывалась в море неприметно мина,
    И потопил внезапно страшный взрыв
    Корабль, что нес морского властелина.
    Спокойно руки на груди скрестив,
    Вперив свой взор в бездонную пучину,
    Где в злобном торжестве кружился вал,
    Исчез навеки славный адмирал.

    Ах, океан судьбы и грозной бурей
    Его волнующая злая смерть!
    Лишь день вы бушевали в Порт-Артуре,
    Но вечно будут помнить черный смерч.
    Когда ж вас спросят с гневной укоризной,
    Как смели вы такую жизнь отнять,
    То перед светлым царством вечной жизни
    Какой ответ вы будете держать?
    Мгновенно все надежды и величье
    Под вашим натиском погребены!
    Ужель у вас нет никому отличья
    И ничему живущему цены?

    Всему конец! Бессчетными слезами
    Истории омыты письмена.
    Но снова льется жгучая, как пламя,
    На это имя слез моих волна.
    Неизгладимая зияет рана
    В груди его, где жил могучий дух…
    Скорбит весь мир, что свет его потух
    В неведомых глубинах океана.

    Но вечно ль смерть владыка — вот вопрос!
    Что, если вместо бесконечной тризны
    Из нашей скорби, наших жарких слез
    Взойдет заря неистребимой жизни?
    О, если б это, наконец, сбылось,
    Мой друг Макаров! Ты сошел в могилу,
    Но в имени твоем, в моих стихах,
    В бессмертной правде отыщу я силу,
    Чтоб быть, как ты, в передовых бойцах.

    Луна неясно светит, и спокоен
    Полночный час, во мрак вперил я взор.
    Мне кажется, вон там, бесстрашный воин,
    Ты отражаешь бешеный напор
    Валов, кипящих яростью кровавой.
    Твой гордый дух — бессмертия залог.
    Да, умер ты, но умереть не мог.
    Да, ты погиб, но победил со славой!
    Утихни, ураган! Прибой, молчи!

    Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи,
    Не наносите яростных ударов!
    Замрите со склоненной головой!
    Пусть в тишине мой голос огневой
    Вас к скорби призовет: погиб Макаров!
    В морской пучине, там, где вал кипит,
    Защитник Порт-Артура ныне спит.

    #2224575

    Автобиографичная вещь, что ли

    Нет. Я просто обещал Нине Карташевой написать книгу про гиперборейскую цивилизацию, а когда закончил — надписал и подарил ей экземпляр. В Славянском фонде, когда я там выступал, она меня представила так: «Замечательный русский казачий поэт Александр Липатов».

    #2224576

    Как можно с самого себя напейсать

    Ну черты некие свои дал — романтичность, любовь к поэзии, к Родине, рыцарственность, ну… куртуазность некую, что ли. Градимир знал, что должен сохранить корабль как для того, чтобы на родные просторы не ворвались оккупанты, так и для того, чтобы осталась в живых его любимая (о себе он не думал). Кстати, они по сюжету поклоняются верховному божеству славян — Вышню, отцу Сварога.

    #2224579

    а империя Рюгю по сюжету — союзник.

Просмотр 10 сообщений - с 1 по 10 (из 13 всего)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.