Успех фашистского государственного строительства в Европе.Испания.

Главная Форумы Новости За рубежом Успех фашистского государственного строительства в Европе.Испания.

Просмотр 10 сообщений - с 1 по 10 (из 31 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1224491
    Аноним
    Гость

    Успех фашистского государственного строительства в Европе.Испания.

    Небывалый подьем материального и духовного состяния граждан Испании.

    Коммунисты и демократы всего мира в этом вопросе спелись и дружно замалчивали успехи испанского гос.стриоительсва.

    О государстве Испания никто толком ничего не слышал до 1975.Информационная блокада.

    Смотрите ролик:

    http://sokrytoe.com/012/10785-franko-bogoizbrannyy-tiran-2010.html

    #2069907
    Афоня
    Участник

    Успех фашистского государственного строительства в Европе.Испания.

    Небывалый подьем материального и духовного состяния граждан Испании.

    Коммунисты и демократы всего мира в этом вопросе спелись и дружно замалчивали успехи испанского гос.стриоительсва.

    О государстве Испания никто толком ничего не слышал до 1975.Информационная блокада.

    Смотрите ролик:

    [url]http://sokrytoe.com/012/10785-franko-bogoizbrannyy-tiran-2010.html[/url]

    Реабелитацию Франко проводишь? По заданию ЖДполибюро, или самостийно?

    #2069913
    Ecologist
    Участник

    О государстве Испания никто толком ничего не слышал до 1975.

    В учебниках по истории о ней писали всюду. :smile1:

    #2069914
    Doom
    Участник

    Гвоздь, думаешь тут все безграмотные что ли?

    #2069915
    Doom
    Участник

    Михаил Антонов

    «Природа и Свет» №3, 2011, С.16-23.

    Думал только о своей Испании.

    Так осудительно отозвался об испанском диктаторе, генерале Франко Уинстон Черчилль о Франко, который, получив в свои руки страну, разорённую гражданской войной, провёл её через все подводные рифы XX века, не вверг в Мировую войну и благополучно вернул ей законного монарха Хуана-Карлоса.

    Кастильская воинская, католическая среда с её пренебрежением к деньгам, к «золотому тельцу», предприниматель*ству и тем более к ростовщичеству при*вела к тому, что в Испании не сложилось национальной кредитной системы и дееспособной индустрии. Управление денежными потоками оказалось в ру*ках презираемых и преследуемых ино*верцев. Поощрялось лишь овцеводство, дававшее сырьё для суконной промыш*ленности, зерновые были в пренебре*жении, большая часть продовольствия поставлялась из-за границы. Золото, хлынувшее в страну из Нового Света, обеспечив нобилитет роскошным уров*нем жизни, не стало основой наполне*ния национального богатства в целом и не повлияло на уровень жизни всей нации. Оно лишь профинансировало ин*дустриальное развитие других ведущих государств Европы.

    Когда же в Испании началось про*мышленное развитие, оно сосредоточи*лось в населённых нацменьшинствами приморских районах Каталонии и Стра*ны Басков, где были сильны сепаратист*ские тенденции. Большое влияние на развитие событий оказал и склад нацио*нального характера испанцев, их склон*ность к созерцательности, патриархаль*ная лень, с одной стороны; страстность и склонность к экстремизму — с другой. В частности, нигде в Европе не получи*ли такого, как в Испании, влияния идеи анархистов, их стремление к разруше*нию всего существующего порядка.

    В первой половине XX века в Испа*нии рос средний класс, выступающий за стабильность, отвечавшую и нацио*нальным интересам. Именно испан*ский средний класс и породил будущего вождя-каудильо, генерала Франсиско Франко (1892-1975).

    Франсиско-Паулино-Эрменгильдо-Теодуло Франко-и-Баамондэ

    Вся жизнь этого человека была связана с армией. Во время колониальной войны в Марокко он приобрёл боевой опыт, сделал блестящую карьеру и завоевал безоговорочный авторитет у армейской верхушки. В отличие от большинства офицеров, занятых больше вечеринками, чем выполнением своих служебных обя*занностей, Франко всю жизнь посвятил службе. Он тщательно готовился к каждой боевой операции, не крал казённых денег, заботился о солдатах, следил, чтобы они получали полностью положенный им паёк. В 1916 году он был тяжело ранен пулей в живот, и после лечения получил назначение в город Овьедо — центр «красной» Астурии. Здесь в августе 1917 года Франко впервые имел дело с «врагом внутренним» — жестоко и решительно подавил шахтёрскую забастовку. Затем Франко перешёл в созданный в 1920 году Испанский иностранный легион, воевавший в Африке, и в 1923-м стал его командиром. Легион сыграл решающую роль в разгроме основных сил марокканских повстанцев, а Франко стал национальным героем. В 1926 году он стал генералом, а ещё через два года — начальником Академии Генерального штаба. Франко не принадлежал к аристократии, но относился к ней с почтением. И ког*да женился по любви на аристократке, обрёл связи и в этой сфере.

    В 1931 году власть в Испании перешла к республи*канцам, во многих городах опьянённые победой массы уже отправились жечь церкви и монастыри. Эти со*бытия встревожили Франко, который твёрдо стоял за порядок и не допускал мысли, чтобы государственная власть была попрана, а отечество погрязло в анархии.
    Особенно беспокоило Франко разложение армии при республиканцах. Её боеспособность упала, воору*жение устарело. Республиканское правительство за*крыло возглавляемую Франко академию, а самого ге*нерала отправило в запас. Несмотря на это, Франко не позволял себе высказывать недовольство новой вла*стью или участвовать в заговорах против неё. Он счи*тал недопустимым вмешательство военных в политику, видел свой долг в служении Испании, кто бы ни стоял у власти.
    Когда в конце 1933 года правые победили на пар*ламентских выборах и захватили контроль над респу*бликой, Франко назначили начальником Генерального штаба испанской армии и поручили подавить новое вос*стание астурийских горняков. В 1936 году уверенные в своей победе правые разработали избирательный за*кон, сводившийся к принципу: «Победитель получает всё». Но неожиданно для них победил на парламентских выборах левый Народный фронт. Его приверженцы вы*пускали из тюрем заключённых, поджигали церкви и монастыри, избивали священников, незаконно захва*тывали имения землевладельцев.
    Начался разгром правых. Франко уволили с долж*ности начальника Генштаба и отправили в почётную ссылку— военным губернатором Канарских островов. В отличие от большинства генералов, Франко понимал причины успехов Народного фронта. Испания осталась полуколониальной страной. Её промышленность не вы*держивала никакой конкуренции. Положение народа было ужасным. Из 11 миллионов трудоспособных ис*панцев 8 миллионов (2 миллиона мелких крестьян, 2,5 миллиона сельскохозяйственных рабочих, 2,5 миллио*на шахтёров и промышленных рабочих, 1 млн мелких ремесленников) влачили жалкое существование на черте бедности. Лишь 2 миллиона составляли средний слой торговцев и крупных ремесленников. Оставался ещё 1 миллион, представлявший высший слой крупных землевладельцев и банкиров, интеллигенции и духо*венства, чиновников и военных. Половина нации — около 12 миллионов человек — была неграмотна.

    Для исправления положения нужны были гигантские инвестиции. В Испании иностранный капитал уже в зна*чительной степени управлял производством электроэ*нергии, промышленностью, транспортом и связью. Однако эти инвесторы думали не о потребностях Испании, а о своих прибылях. Большинство испанских политиков в тот период не разбирались в закономерностях совре*менной экономики. Отсюда и непродуманное начало земельной реформы, увлечение разного рода утопиями.

    У Франко не было программы экономической и со*циальной политики. Но он был убеждён: революция не преодолеет трудности, а будет лишь усугублять их, вплоть до наступления катастрофы. Только законность и порядок, по его мнению, могли стать надёжной осно*вой грядущей модернизации. Республика же и без уча*стия заговорщиков-военных неудержимо шла навстре*чу гражданской войне. Несмотря на вмешательство гражданской гвардии, сельский пролетариат повсюду захватывал не только не используемые земли, но и за*сеянные помещичьи поля.
    1 мая 1936 года Народный фронт отметил грандиоз*ным военным парадом и мощной демонстрацией. Над марширующими колоннами колыхалось море красных знамен, реяли транспаранты с изображениями Марк*са, Ленина и Сталина. Демонстранты пели «Интерна*ционал», раздавались здравицы в честь коммунизма и России.

    «Над всей Испанией безоблачное небо»

    Считается, что именно этот пароль, переданный по радио 17 июля 1936 года, стал сигналом для выступле*ния правых в Испанском Марокко. Главные гарнизоны Испании и штатские правые присоединились к мятежу позднее. Это лишило мятежников эффекта неожидан*ности, позволив сторонникам республики мобили*зовать до 100 тысяч бойцов Народной милиции и на корню подавить попытки вооружённого выступления в большинстве городов страны. Мятежников не поддер*жало большинство вооружённых сил, почти две трети военных сохранили верность правительству.
    В первые дни боёв мятежникам удалось захватить около трети территории Испании. Но столица, крупней*шие промышленные центры, а в общем — три четверти населения страны оставались под властью республики. Судьба мятежа висела на волоске. И тогда её взял в свои железные руки генерал Франко.

    Он прибыл в Марокко и, как старший по званию среди мятежных генералов, был избран верховным главнокомандующим вооружёнными силами Испании, главой государства, главой правительства и генералис*симусом. Поэтому его вскоре стали называть в Испании каудильо — примерно то же, что фюрер у немцев или дуче у итальянцев. Но Франко отличался от этих диктаторов. У него не было политической доктрины или ми*ровоззрения. Он не был вознесён к вершинам власти массами фанатиков. Незыблемую основу своего при*знания в качестве главы государства каудильо нашёл в христианстве. Ведь лучше быть правителем по милости Божьей, спасителем христианской Испании, чем став*ленником генералитета.

    Из всех организаций правых наибольшее внимание Франко привлекла основанная в 1933 году «Фаланга». Её основатель Хосе-Антонио Примо де Ривера считал, что восстановить прежнее величие Испании может только «национал-синдикалистское государство» с по*мощью механизмов тоталитарной власти и корпора*тивных институтов. Всю страну фалангисты рассма*тривали как огромный производственный синдикат. Движение признавало религиозные, католические ценности, однако подчиняло их задаче «национальной революции». Оно возвеличивало «славное прошлое» Испании и даже её историческое преимущество перед другими нациями.
    Фаланга отвергала капиталистическую систему за то, что она «игнорирует интересы народа и дегуманизирует частную собственность». Её сторонники провозгла*шали своей целью проведение «националистической» революции и установление справедливого строя. Их лозунги — « За родину, за хлеб и справедливость!»; «Ни одного очага без огня, ни единой семьи без хлеба!»; «Через Империю к Богу!»; «Испания — неповторимая судьба во Вселенной!». Но Фаланга так и не стала мас*совой партией. На выборах 1936 года за неё отдали голоса только 45 тысяч избирателей из 13,5 миллионов.

    Франко попросил Муссолини и Гитлера помочь ему вооружением. Но у обоих диктаторов было немало и других забот, и они неохотно оказывали поддержку Франко. Однако они знали, что в июле 1936 года в Мо*скве было принято решение об оказании мадридскому правительству военной помощи. Все коммунистические партии занялись мобилизацией денежных средств и людских ресурсов. И Гитлер опасался, что в случае побе*ды коммунистов в Испании эта зараза перебросится на Францию, где были сильны позиции Народного фронта. Тогда Германия окажется зажатой в клещи советскими и западноевропейскими коммунистами. И Гитлер вы*делил самолёты, на которых Франко смог перебросить личный состав своих войск из Марокко в Испанию, а тяжёлое вооружение переправил на судах.
    Но и советские корабли доставили республиканцам сотни специалистов и тысячи тонн груза, в том числе сотни сверхсовременных танков. Мексика в большом количестве поставляла республиканцам лёгкое огне*стрельное оружие.
    Начало гражданской войне было положено…

    Героизм и предательство

    Борьба испанских республиканцев против франки*стов и итало-германских интервентов в известном смыс*ле была странной войной. Считалось, что воюют ком*мунисты с фашистами. Но коммунисты в лагере левых составляли меньшинство, несравненно больше было анархистов, социалистов и национал-сепаратистов. А в стане правых фалангисты, которых часто относят к фа*шистам, тоже не были определяющей силой. На стороне испанских националистов воевали корпуса итальян*ских добровольцев-чернорубашечников и немецкая авиация. Но и республиканцев поддерживали интерна*циональные бригады, созданные Коминтерном. Много*численные иностранные военные советники были с обеих сторон.
    Для советских людей, современников тех событий, эти годы остались в памяти навсегда. Посланцев респу*бликанской Испании встречали у нас как героев, имена её храбрых генералов были у всех на устах. Я помню, как привезли в Москву испанских детей (их родители полагали — ненадолго, а оказалось — на десятилетия, а то и навсегда). Многие советские военные добро*вольцами отправились воевать в Испании на стороне республиканцев. Лучшие из советских воинов, сражав*шихся в Испании, стали Героями Советского Союза, ка*валерами советских орденов, а впоследствии отличи*лись как полководцы и храбрые командиры в Великой Отечественной войне.
    В наши намерения не входит изложение перипетий гражданской войны в Испании. Отметим лишь, что в начале войны объективно лагерь испанских республи*канцев был более мощным, чем силы франкистов, но его разрывали внутренние распри и противоречия, а народ мало что получил от республиканской власти. У Франко беспорядка в тылу не было. Ему, воспитанно*му в духе верности консервативным монархическим идеалам, идеология фалангистов была чужда, но он широко использовал её фразеологию. Он провозгласил декрет о слиянии всех правых партий в единую «Испан*скую традиционалистскую фалангу и Хунту национал-синдикалистского наступления» и сам её возглавил. Поскольку не весь испанский народ поднялся на борь*бу, франкисты в кровавой борьбе шаг за шагом отвое*вывали у «красных» Испанию. И это вселяло во Франко уверенность в конечной победе. Когда ему предложили разбомбить индустриальные центры в районах, нахо*дившихся под властью республиканцев, чтобы лишить их возможности производить вооружение, он отказался. Промышленность будет нужна стране после его победы.

    Но решающую роль в испанской трагедии сыграли события на мировой арене. Республиканцы возлагали свои надежды на спасение на всеевропейскую войну. В этом случае Германии и Италии, находящимся в со*стоянии войны с Англией и Францией, было бы не до Франко. Но 29 сентября 1938 года был подписан Мюн*хенский договор, эта надежда растаяла, и было решено распустить интернациональные бригады, главные удар*ные силы республиканской армии. В итоге наступление республиканцев закончилось крупнейшим поражени*ем. Пути помощи республиканцам извне были отреза*ны, тогда как армия Франко бесперебойно получала вооружение из Германии и Италии.

    По мере того, как над республиканцами сгущались тучи, в их лагере возник заговор военных, согласных на капитуляцию. Эта «пятая колонна» сыграла свою пре*дательскую роль на заключительном этапе испанской войны. Республиканцы, почти без оружия, страдая от холода и голода в осаждённом городе, оказывали геро*ическое сопротивление противнику. Но командующий армией Центра полковник Касадо оказался предате*лем, тайно согласовывавшим свои действия с Франко. Он вовлёк в заговор руководителей обороны Мадрида. В стане защитников столицы разгорелся спор между сторонниками борьбы до последнего конца и теми, кто поверил обещаниям франкистов, якобы жаждущих на*ционального примирения. Это привело к развалу На*родной армии и обеспечило лёгкую победу Франко. Стойко продержавшийся в осаде всю войну Мадрид был не завоёван франкистами, а был преподнесён им на блюдечке группой предателей.
    28 марта 1939 года националисты без единого вы*стрела вошли в Мадрид. А 1 апреля Франко заявил: «Сегодня национальные войска после разоружения и пленения Красной Армии достигли своей последней во*енной цели. Война окончена».
    Франко стал пожизненным «верховным правите*лем Испании, ответственным только перед Богом и историей».
    «Новое государство» Франко

    Говорят, Франко вывел универсальную формулу ав*торитаризма: «Друзьям — всё; врагам — закон!». Сразу же после победы мятежников началась их расправа над политическим противником. Франко подписал закон, имеющий обратную силу, согласно которому подлежа*ло наказанию всякое сопротивление правым. Военные трибуналы приговаривали к расстрелу республиканцев — активных участников боёв. Часто их расстреливали без суда и следствия. Другие участники сопротивления и сочувствующие им отправлялись в тюрьму. Распра*ва с побеждёнными была задумана Франко как акция устрашения, чтобы и впредь никому не вздумалось со*противляться установленному им режиму. По разным данным, расстреляно было от 70 до 200 тысяч сторон*ников республики.
    И всё же, справедливости ради, отметим: репрес*сии Франко проводились «без немецкой изощрённости и русского размаха». Режим Франко и его суды особо*го назначения действовали, в принципе, так же, как и державы-победительницы во второй мировой войне. Народный фронт, в случае своего триумфа, тоже не от*казался бы от новой расправы над противниками.

    «Новое государство» Франко было жестокой диктату*рой. Хотя Испания была провозглашена «великой, еди*ной и свободной», в ней лет двадцать жестоко, вплоть до смертных казней, подавлялись любые политические оппоненты режима. «Нация по-прежнему расколота по*полам, — отмечала в середине 40-х британская газета «Тайме». — Половина-победитель продолжает держать ногу на горле побеждённой половины, а та продолжает кипеть негодованием». Во франкистских тюрьмах и концлагерях содержались 2 миллиона «красных» — огром*ная цифра для страны с 25-миллионным населением! Лишь в 1947 году была объявлена частичная амнистия дожившим до неё республиканцам.

    Сначала Франко пребывал в эйфории. Ему каза*лось, что экономику страны можно будет восстановить быстро. С целью её подъёма и преодоления балансо*вого дефицита во внешней торговле осенью 1939 года был разработан десятилетний план развития. Предпо*лагалось наладить выпуск товаров, которые сполна за*менят импорт, промышленность будет работать только на отечественном сырье, иностранные инвестиции не понадобятся, а принцип «свободной торговли» Фран*ко считал вредной выдумкой, которая и завела в про*шлом Испанию в тупик, превратила в колонию. Он уже оглашал планы создания мощного военно-морского и военно-воздушного флотов и восстановления величия Испанской империи. Подводили его и разные прохо*димцы, обещавшие найти в Испании огромные залежи золота или наладить производство синтетического бен*зина, который можно будет в больших количествах экс*портировать.

    Действительность оказалась куда более суровой. В войне погибло с обеих сторон полмиллиона испан*цев (не считая жертв послевоенных репрессий), ещё полмиллиона ушло за границу. Разрушены были почти половина железных дорог и многие промышленные предприятия. Испания испытывала дефицит во всём. Он преодолевался медленно. 12 лет сохранялось кар*точное распределение основных продовольственных продуктов, большинство населения испытывало голод и страдания. Душевое потребление мяса и в 1950 году составляло половину от уровня 1936 года, тоже невы*сокого. Процветали чёрный рынок и коррупция. Рост цен вдвое обгонял повышение зарплаты рабочим. В го*родах каждый день, кроме воскресенья, на шесть часов отключалось электричество.

    Фалангизм — это не нацизм и не фашизм

    И всё же экономика поднималась, складывался новый государственный строй. В стране создавались «органическая демократия» и «корпоративное госу*дарство» — многое в этом вопросе франкисты позаим*ствовали у итальянских фашистов, но с существенными отличиями, обусловленными конкретной обстановкой в своей стране.

    Социально-экономическая политика режима Фран*ко («интегральный национализм») базировалась на четырёх основных элементах — контролируемой эко*номике, автаркии, корпоративизме и социальной «гармонизации».
    Стратегия экономического национализма нашла своё воплощение в режиме автаркии — стремлении к полному самообеспечению страны всеми необходимы*ми промышленными и сельскохозяйственными товара*ми. В годы Второй мировой войны были объективные трудности с импортом из воюющих стран, а после за*вершения войны режим Франко попал в международ*ную изоляцию. Автаркия в таких условиях была един*ственным выходом. В то же время она в определённой степени соответствовала интересам испанских пред*принимателей, которые избавлялись от иностранных конкурентов и могли получать финансовую поддержку от правительства, выпуская «жизненно важную продук*цию».
    Была установлена строгая централизация в эконо*мике, с подчинением деятельности предприятий инте*ресам государства и с его контролем за всем, что про*исходило в хозяйстве.
    Для реализации стратегии экономического нацио*нализма был создан Институт национальной индустрии (ИНИ), который объединил предприятия, служащие за*дачам обороны страны, а также те, эксплуатацию кото*рых не мог или не хотел взять на себя частный капи*тал. На первых порах его возглавил сам Франко. При этом высшим приоритетом нации было провозглашено «благо государства». Сначала институт ведал производством топлива, электроэнергии и удобрений, а затем распространил свое влияние на транспорт, металлургию, автомобилестроение и другие отрасли.

    Социальные конфликты Франко решал, с одной стороны, жестко подавляя любые попытки поиска путей улучшения социальных условий путём борьбы с режи*мом. С другой стороны, он ввёл единую форму эконо*мической организации, решив «рабочий вопрос» через создание «вертикальных синдикатов» («профсоюзов»), объединявших и наёмных работников, и работода*телей, и полностью контролируемых государством. Рабочие и предприниматели рассматривались с обще*государственной точки зрения как составные части единого промышленного организма и получили одина*ковое название «производители». Тем самым как бы устранялся классовый антагонизм, классовое сознание заменялось национальным.

    Формирование национал-синдикалистского госу*дарства поручалось Фаланге, и она в этом преуспела. Синдикаты выступали арбитром в спорах об услови*ях и оплате труда. Испания, чуть ли не единственная из стран Западной Европы, не только до, но и после Второй мировой войны имела широкую сеть «про*фсоюзных» санаториев и домов отдыха, детских лет*них лагерей. Франко на словах пытался воплощать в жизнь данное ещё в 1939 году торжественное обеща*ние — «проводить всю свою экономическую политику прежде всего в интересах низших и средних классов». На деле, конечно, чем дальше, тем в большей степени главные выгоды получал крупный капитал, в меньшей мере — средний класс, а уж низам доставалось то, что оставалось от пиршества состоятельных слоев обще*ства.
    На восстановление экономики нужны были гро*мадные средства. Надежды на зарубежные источники средств не оправдались.
    Разгорающаяся Вторая мировая война устанавли*вала подобным сделкам жёсткие границы. Поэтому Франко провёл национальный заём, который принёс довольно крупные средства (свыше 5 миллиардов пе*сет). Новая система одинаково далеко отстояла как от социализма советского образца, так и от классическо*го либерального капитализма. У модели бескризисной социалистической экономики были позаимствованы государственный контроль над производством, потре*блением и распределением продукции, ценообразо*ванием, установлением предельной заработной пла*ты. При этом государство гарантировало сохранение частной собственности и прибыли — этих непременных атрибутов «либерального капитализма». Но роль рыноч*ных отношений в целом была существенно уменьшена. В целях недопущения массовой безработицы предпри*нимателям рекомендовалось не сокращать числен*ность персонала, увольняли работников главным обра*зом по политическим мотивам.

    Значительная часть промышленных предприятий в отраслях, основополагающих для государства, была национализирована или поставлена под контроль го*сударства, которое определяло направления и темпы их развития. В сельском хозяйстве власть определяла размеры посевных площадей и реквизировала у про*изводителя всё сверх установленных пределов. Были развёрнуты широкомасштабные общественные рабо*ты, ставшие для миллионов испанцев единственным источником нищенского, но гарантированного заработ*ка, а для страны — средством создания ирригационных систем, сети шоссейных дорог и пр. Всё это требовало роста бюрократического аппарата, достигшего громад*ных размеров.
    Это только говорится, что Франко взял у социализ*ма одни элементы, а у капитализма другие. Мы теперь на собственном опыте знаем, как плохо приживаются нашей почве черты заимствованных извне экономических и политических моделей. В действительности Франко (лично!) создал особую модель социально-экономического устройства государства, которая позволила Испании пережить кризис и накопить силы для дальнейшего динамического развития.
    В области здравоохранения впервые за всю исто*рию страны медицинская помощь пришла во все самые дальние уголки страны, к крестьянам. Синдикаты (про*фсоюзы) помогали работникам в улучшении условия жизни и труда, в строительстве жилья, создании рабо*чих кооперативов и клубов, предлагавших развлека*тельные программы. Известным достижением режима в социальной области можно считать введение пособия по безработице (правда, всего лишь в размере поло*вины зарплаты), пенсий по старости и страхования по болезни, меры по охране материнства и младенчества, строительство 40 санаториев и многочисленных недо*рогих домов отдыха.

    Была значительно расширена сеть начальных и средних школ, выросло число учащихся, начальной школой были охвачены все мальчики и большинство девочек (их обучение было раздельным). Однако, види*мо, качество образования страдало оттого, что в школе, отданной под надзор Церкви, на первый план выдвига*лась задача воспитания верности режиму, а не получе*ние знаний. Преподавательский состав подвергся чист*ке так же, как и библиотеки. Росло и число студентов высшей школы. В первые годы франкистского режима ухудшилось положение женщин. Новое законодатель*ство отдавало жену во власть мужа. Под наблюдением «женской секции» Фаланги незамужние и бездетные женщины в возрасте от 18 до 35 лет должны были про*ходить шестимесячную «социальную службу» (по шесть часов в день) в школах, сиротских приютах, больницах и столовых, участвовать в пропаганде основ режима и в благотворительных акциях. Они также посещали курсы, на которых занимались физической подготовкой, пе*нием, изучали основы религии, домоводства, кройки и шитья, искусство ухода за детьми и пр. Для поступления женщины на государственную службу, а также для по*лучения права на членство в культурных и спортивных обществах свидетельство о прохождении этой службы было обязательным.

    Приход Франко к власти не означал возврата преж*них позиций епископов, владельцев латифундий, фи*нансовых магнатов и промышленных олигархов. Внутри национального лагеря были мощные революционно на*строенные силы. Они требовали проведения земельной реформы за счёт землевладельцев, обобществления едва ли не всех отраслей промышленности и оптовой торговли, введения строгого контроля над кредитной системой и банками, создания объединённых профсо*юзов и принятия прогрессивных социальных законов. В 1939 году Франко не мог и не хотел пойти по этому пути, хотя и высказался против возврата к прежнему положению дел. Положение внутри страны и в мире требовали от него чрезвычайной осторожности при осу*ществлении любых шагов. Франко вернул латифунди*стам большую часть конфискованных республиканца*ми и розданных крестьянам земель, и лишь небольшую часть этих угодий предназначил для заселения мелким крестьянством. Он решил, что для преодоления острого недостатка продовольствия следует запустить, пусть ар*хаический, но отработанный экономический механизм.

    Франко во Второй мировой войне
    В предвидении Второй мировой войны Франко про*возгласил «жёсткий нейтралитет» страны. 23 октября 1940 года на станции Эндай на французско-испанской границе состоялась единственная встреча Франко и Гитлера. Нацистский лидер, поставив на колени Фран*цию и ведя «битву за Англию», требовал от Франко какой-то «мелочи» — пропуска через испанскую терри*торию 20 немецких дивизий, которые должны были до 10 февраля 1941 года взять Гибралтар и закрыть англи*чанам доступ в Средиземное море. Переговоры Гитлера с Франко продолжались десять часов, и, как сказал позднее фюрер, он «предпочёл бы, чтобы… мне вырва*ли три или четыре зуба, нежели снова пройти через все это». Нет, Франко никоим образом не сомневался в не*обходимости освобождения исконной испанской зем*ли Гибралтара от захватчиков-англичан. Но делать это должны были исключительно испанские войска, а для этого немцы должны сначала предоставить им наисо*временнейшее оружие. Участие немцев унизило бы на*циональную гордость испанцев. Кроме того, зимой ис*панские перевалы малодоступны — так что операцию можно провести не раньше, чем весной 1941-го. А ещё за вступление в войну Франко требовал присоедине*ния к Испании Французской Каталонии, части Алжира и Марокко. Гитлер понял, что Франко просто саботирует вступление в войну, выдвигая заведомо неприемлемые условия.

    Правда, сразу после нападения Германии на Совет*ский Союз Франко заявил об отправке добровольче*ской «Голубой дивизии» (голубые рубашки — униформа Фаланги) в СССР. Но посылка этой дивизии не могла за*менить операцию по захвату Гибралтара. В войну про*тив СССР Франко так и не вступил, опасаясь, что этот шаг может разрушить и без того хрупкую стабильность режима.
    Франко в годы войны активно снабжал Германию и Италию необходимыми им товарами и сырьём, в част*ности вольфрамом, и реэкспортировал немцам аме*риканское горючее и латиноамериканское продоволь*ствие. Но он никогда, даже в периоды самых больших успехов Гитлера не порывал связей с Соединёнными Штатами и Британией.
    Гитлер не считал режим Франко родственным национал-социализму и готовил вторжение в Испанию с целью сместить Франко и навязать ей какого-нибудь предателя-коллаборациониста. А Франко принял меры для обороны.

    Но до войны с немцами у Франко дело не дошло. По*сле поражений германских войск под Сталинградом и Эль-Аламейном, а особенно после высадки войск со*юзников в Италии и падения Муссолини, Гитлеру было уже не до Испании. А Франко продемонстрировал сме*ну курса. Он отозвал «Голубую дивизию» (точнее, то, что от неё осталось) из России, вновь заявил о своём нейтралитете и позволил странам Запада, если они дадут более высокую цену, производить в Испании неограни*ченные закупки вольфрама.

    Оставаясь противником большевизма и считая во*йну против СССР борьбой, необходимой для защиты Европы, Франко возражал против выдвигаемого со*юзниками требования «безоговорочной капитуляции» рейха и пытался способствовать заключению сепарат*ного мира между англо-американцами и немцами. Он знал, что и Черчилль без особой радости наблюдал за продвижением Советской Армии. Впрочем, британский премьер не без осуждения наблюдал и за манёврами испанского диктатора. «Политика генерала Франко, — писал он, — на протяжении всей войны оставалась исключительно своекорыстной и хладнокровной. Он ду*мал только об Испании и испанских интересах. Благо*дарность Гитлеру и Муссолини за их помощь ему была чужда. Этот тиран с ограниченными интересами думал лишь о том, как избежать участия своего обескровлен*ного народа в новой войне».

    Подумать только: эгоист Франко о благе своего на*рода заботился больше, чем о военных успехах англо*саксов!
    После войны

    Несмотря на попытки Франко сблизиться с Западом, Испания в глазах мировой общественности оставалась союзницей нацистской Германии, что и подтвердила Генеральная ассамблея ООН 13 декабря 1946 года. Странам-членам ООН было рекомендовано до низвер*жения режима Франко отозвать из Мадрида свои ди*пломатические миссии. По-видимому, считалось, что теперь между Франко и испанским народом возникнет пропасть. Однако это привело к обратным результатам — к росту престижа режима Франко.
    Руководство ООН не понимало ментальности испан*ского народа. Испанцы могут критиковать своё государ*ство, но с возмущением встречают насмешки посторонних на этот счёт.
    Франко понимал, что стабилизация наступит ещё не скоро. В 1947 году Испания не была включена в план Маршалла, а затем и в Европейскую программу восста*новления. Ей новые инвестиции давались с трудом. В 1950 году Испанию постигла жестокая засуха. Стране не хватало хлеба. Сократились посевные площади и урожайность, поголовье скота. Различие в уровне экономического и социального развития в качестве жизни между Испанией и демократическими странами За*падной Европы усиливалось. Правда, «холодная война» между Востоком и Западом дала возможность Испании выйти из международной изоляции. В США тогда опаса*лись советского прорыва до Ла Манша, и единственная европейская страна, где было возможно устройство американских военных баз, — это Испания. Вот поче*му США пошли на заключение военного договора с Испанией и на оказание ей существенной экономической помощи, что обеспечило стабильность режима. В 1955 году Испания была принята в ООН. Но после 15 лет политики «экономического национализма» Испания ока*залась на грани банкротства, и Франко вынужден был сменить курс. Он предложил ключевые министерские посты членам организации мирян в рамках Римско-католической церкви — «Дело Божье» (Opus Dei).

    Период 1960-1974 годов был временем «испан*ского экономического чуда», когда экономика росла в среднем на 6,6, а промышленное производство — на 9,4 процента в год (во всём мире такие темпы демон*стрировала тогда только Япония). Этот подъём опирал*ся на три кита: иностранные (преимущественно аме*риканские, швейцарские и германские) инвестиции (и пришедшие вместе с ними новые технологии), туризм и помощь от эмигрантов. Испания из аграрной страны превратилась в индустриально-аграрную; только про*изводство автомобилей достигло 700 тысяч в год.
    Туризм превратился в «самую важную отрасль про*мышленности», в Испанию за год приезжало на отдых свыше 40 миллионов иностранцев. Испанские рабо*чие, выезжающие на заработки за границу, во-первых, как бы экспортировали безработицу, а во-вторых, при*сылали своим семьям иностранную валюту, что также позволяло государству сводить платёжный баланс.
    Несмотря на некоторые улучшения в сфере экономи*ки, в Испании не прекращались стачки и выступления против снижения зарплаты и ухудшения уровня жизни, сформировались новые подпольные партии. Под нажи*мом оппозиции Франко в 1964 году объявил об амни*стии всех политических заключённых периода граждан*ской войны, а к концу 1966-го ввёл новую конституцию, которая предусматривала более широкие политиче*ские, религиозные свободы и права граждан.
    Франко продолжал и социальные реформы. Ещё в 1951 году в Испании введено бесплатное медицинское обслуживание — зарплату всем врачам платило госу*дарство, они не имели права брать деньги с пациентов. Проводилась работа по профилактике заболеваний. Были созданы неплохая пенсионная система, мощная организация профессионального образования, сеть недорогих домов отдыха для рабочих.
    Теперь, когда Фаланга сделала своё дело, Франко нанёс ей серьёзный удар. «Партия, — сказал он, — это всего лишь часть национального движения, и не обяза*тельно наиболее значительная». Для него настало вре*мя ликвидировать «испанский фашизм», переставший соответствовать духу времени. Место фалангистов за*няли технократы, которые пришли из университетов и крупных банков. Часть их принадлежала к «Opus Dei». Они и совершили переход «от фашизма к диктатуре развития».

    Франко считал, что для преодоления экономической отсталости страны нужна индустриализация на основе государственного капитализма. Но испанский частный капитал не мог финансировать реконструкцию промыш*ленности. Национальный институт промышленности (НИП), объединявший около семидесяти предприятий, стал движущей силой зарождавшегося экономического чуда. А созданный для наделения крестьян землёй На*циональный институт колонизации (НИК) способство*вал подъёму нищих сельских районов. Были построены крупные ирригационные системы, позволившие осво*ить значительные площади прежде засушливых земель.

    Быстро росло производство электроэнергии, а про*мышленное производство в течение пяти лет было почти удвоено. Но попытка создать для рабочих государство всеобщего благоденствия в соответствии с идеалами старой Фаланги потерпела неудачу, поскольку она во*обще представлялась фантастической в условиях, ког*да средства производства оставались в руках частного капитала.

    Новые кризисы и переломы

    Технократы либерального толка, с одобрения зару*бежных экспертов, прописали Испании суровое лече*ние типа «шоковой терапии». Зато песета превращалась в твердую валюту, и Испания, таким образом, станови*лась равноправным членом организаций стран Запада.
    Были ликвидированы или ограничены государствен*ные дотации и проведены мероприятия, направленные на экономию. Дефляция остановила взвинчивание цен. Уже в следующем году был ликвидирован дефи*цит платежного баланса. Промышленное производство росло. Однако поначалу произошло разорение бес*численного множества мелких предпринимателей. Десятки тысяч испанцев внезапно потеряли рабочие места. Прежде чем начался экономический подъём, миллионы испанцев ощущали себя жертвами кризиса, что привело к серьёзным волнениям среди рабочих и студенчества.

    Но скоро по темпам роста промышленного произ*водства Испания вышла на первое место в мире, обо*гнав Японию и США. Особенно быстро росло произ*водство автомобилей, телевизоров, холодильников и стиральных машин. Благосостояние испанского наро*да возрастало. Росла конкурентоспособность отдель*ных отраслей промышленности, что открыло испанской продукции возможности хорошего сбыта. Вертикаль*ные профсоюзные организации были упразднены, представительства рабочих были освобождены от их прямой зависимости от государства.
    Теперь производство и труд разворачиваются пол*ностью в рамках рыночной экономики. Этот процесс, одновременно с которым идёт реформа образования, призванная воспитать в людях «сознательное и ответ*ственное использование свободы», способствует соци*альным изменениям крупного масштаба.
    Итак, восстановление обескровленной, голодающей Испании началось, основываясь на принципах плано*вого хозяйства и тех представлениях о социальном развитии, которые исповедовала старая Фаланга. Но потом их место заняли рыночные методы.
    Франко смог удержаться у власти более 35 лет. Он в мирный период пустил в ход механизм реформ, что не удалось другим фалангистам, не говоря уже о революци*онерах в области социальной политики, и добился того, что Испания вступила в ряд развитых стран Европы.
    Последние деяния Франко

    В 1959 году был открыт величественный мемориаль*ный комплекс Долины павших — неподалёку от старин*ного королевского замка Эскориал. Под самым боль*шим в мире крестом перезахоронили прах всех жертв гражданской войны в Испании — и националистов, и республиканцев. И в самой Испании, и за её пределами этот символический шаг Франко восприняли как пер*вый сигнал к национальному примирению.
    На этом его акте следует остановиться особо, потому что либералы и олигархи, захватившие власть в России, призывают и у нас последовать примеру Франко и объ*явить о всеобщем примирении. При Ельцине был даже установлен государственный праздник — День согла*сия и примирения. Выскажу своё мнение на этот счёт.
    Франко призвал к примирению всех испанцев только через двадцать лет после своей победы и почти по*головного истребления активных противников режима. А у нас идейные потомки белогвардейцев и пособни*ки западного капитала, грабящего Россию, сидят и в Кремле, и в Белом доме. С ними у подлинных патриотов России, борцов за её независимость и процветание, за восстановление и развитие советского строя, никакого примирения быть не может. Нынешние белогвардейцы и антисоветчики обличают патриотов, которые якобы стремятся к тому, чтобы «всё отнять и поделить». Но они плохо представляют себе настроение народных масс, которые сначала требуют «отнять и наказать». Вот ког*да от антисоветчиков останутся только воспоминания, можно будет поговорить и о примирении. Особые на*дежды на достижение примирения Франко связывал с возрождением монархии, за что ещё в 1947 году на референдуме высказалось подавляющее большинство граждан. Так Испания стала королевством, но королев*ством без короля. Каудильо получил как бы пожизнен*ное регентство. И только в 1969 году он назвал своего официального преемника. Им стал Хуан-Карлос Бур*бон, внук Альфонсо XIII, потерявшего трон за 38 лет до того. В 1973 году Франко отказался от поста премьер-министра. В том же году в связи с резким ростом цен на нефть разразился мировой энергетический (а за ним и экономический) кризис, который снова отбросил Испа*нию в экономическом отношении назад. Испанию сно*ва стали называть «анахронизмом Запада».

    Умер Франко в Мадриде 20 ноября 1975 года. Он уже не был всевластным диктатором, но проститься с этим пенсионером пришли сотни тысяч испанцев, чего не могло бы быть, если бы они считали его кровавым палачом и исчадием ада. Через два дня после его смер*ти Хуан Карлос стал королём Испании.
    Франко оказался умнее и дальновиднее и Гитлера, и Муссолини. Он не был фанатиком, не строил воз*душных замков, а создавал своё корпоративное госу*дарство, последовательно решая те реальные задачи, какие вставали перед страной. Но мировая тенденция поворота к либерализму, возобладавшая после Вто*рой мировой войны, не обошла и Испанию. И Франко нашёл наименее болезненный путь перехода корпо*ративной Испании к демократии западного образца. Немного таких политиков нашлось в мире XX века.

    #2069918
    Аноним
    Гость

    Реабелитацию Франко проводишь? По заданию ЖДполибюро, или самостийно?

    Ага, вот еще фото размещу, как интер-бригады в Испании, последуши бланка, лейбы и джуги, расстреливают статую Иесуса Христа..И в этом вся суть антифранкисткого движения и всех красных…

    имеющий глаза, да увидит..

    #2069919
    Фаталист
    Участник

    Естественно, и здесь русские не остались в стороне.

    Воевавший у Шкуро князь Кудашев:

    Нам скажут: чужая победа,
    Чужого похмелья угар.
    Неправда! Нам близок в Толедо
    Отбивший врага Альказар.

    Мы первыми подняли знамя
    И первыми вынули меч.
    Изгнания годы за нами
    И горькая слава предтеч.

    Начало — в кубанских станицах,
    В Толедо — преддверье конца…
    Всех верных зовут причаститься
    Отчизне отдавших сердца.

    Понятными нам письменами
    Чеканится белая быль —
    Готовность идти за вождями
    На плаху и ранний костыль.

    Как белой идеи победа,
    Как первый ответный удар,
    Да здравствует наше Толедо!
    Да здравствует наш Альказар!

    #2069920
    Фаталист
    Участник

    Ага, вот еще фото размещу, как интер-бригады в Испании, последуши бланка, лейбы и джуги, расстреливают статую Иесуса Христа..И в этом вся суть антифранкисткого движения и всех красных…

    #2069921
    Корректор
    Участник

    [IMG]http://cs410919.userapi.com/v410919921/5108/x8HH7-JVPA8.jpg[/IMG]

    #2069922
    Аноним
    Гость

    [IMG]http://cs410919.userapi.com/v410919921/5108/x8HH7-JVPA8.jpg[/IMG]

    А Хумингуей с Пикассо тоже в этой компашке?А где малевичь, второй слева?Вот афоня с радостью бы присоединился бы….::angry2:

Просмотр 10 сообщений - с 1 по 10 (из 31 всего)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.