ВОВ. Различные точки зрения и факты.

Главная Форумы Россия Русская история ВОВ. Различные точки зрения и факты.

Просмотр 10 сообщений - с 21 по 30 (из 573 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #2000953

    Общих советских данных о результатах операции «Зимнее волшебство» также не существует. Партизаны достаточно тщательно подсчитывали ущерб после карательных операций, а поскольку в этих подсчетах участвовало местное население, их можно считать весьма точными. Однако к настоящему времени в научный оборот введены подсчеты ущерба только по одному из районов, затронутых карательной операцией — Освейскому. Согласно этому акту, в районе было сожжено полностью 156 деревень и районный центр Освея, около 4000 жилых домов, 102 школы, 2 церкви и 2 костела, 6 больниц и множество других общественных зданий. Уничтожено населения 3639 человек (в том числе 2118 детей до 12-летнего возраста), угнано на принудительные работы 2615 человек.36 Как видим, данные о количестве расстрелянных несколько ниже данных В. Бремера, а количестве угнанных — значительно меньше. С учетом того, что это данные только по одному из подвергнувшихся нашествию карателей районов, это вполне объяснимо.

    Следует отметить, что в немецких отчетах о карательных операциях данные об уничтоженных людях, как правило, ниже фактических. Так, например, в отчете гебитскомис-сара Борисова об уничтожении деревни Хатынь говорится о том, что деревня была уничтожена вместе «с 90 чел. жителей».37 Однако на самом деле число уничтоженных жителей Хатыни составило 149 человек (все они установлены поименно).38 Причины подобного расхождения понятны: каратели определяли число уничтожаемых ими людей «на глазок», после чего эти примерные цифры суммировались в сводных документах. А вот число угнанных на принудительные работы учитывалось точно.

    Таким образом, данные о количестве уничтоженных мирных жителей в докладе В. Бремера, по всей видимости, несколько занижены, а вот данные об угнанных на принудительные работы — точны.

    Судьба угнанных заслуживает отдельного рассмотрения хотя бы потому, что далеко не все из них выжили. В уже упоминавшихся показаниях А. Хартманиса мы находим следующую информацию об их судьбе: «Часть оставшихся в живых граждан, впоследствии доставили в Саласпилский лагерь. Мужей отделяли от жен, затем всех направили на принудительный рабский труд в Германию, детей насильно отнимали от родителей и часть из них распределили между населением Латвии, однако большинство детей были в таком истощенном состоянии, что большинство из них умерло от болезней».39 Точные данные о количестве погибших среди угнанных на принудительные работы установить едва ли удастся, однако, судя по всему, он был велик.

    Подведем примерные итоги операции «Зимнее волшебство»: более 200 убитых партизан, от 4 до 5 тысяч уничтоженных мирных граждан, более 7 тысяч угнанных (несколько тысяч из которых впоследствии погибло), 156 сожженных деревень и один райцентр, огромное количество угнанного скота, отравленные колодцы, залитая кровью 15-километровая полоса мертвой земли.

    А вот партизанский край так и не был ликвидирован, по-прежнему создавая угрозу для оккупантов.

    Латвийская специфика
    Операция «Зимнее волшебство» была спланирована и подготовлена немецкими оккупационными властями и должна рассматриваться как один из примеров реализации нацистской истребительной политики на оккупированных советских землях. Вместе с тем, нельзя закрывать глаза на то, что эта операция имела весьма четкую латвийскую специфику.

    Операция проводилась на латвийско-белорусской границе с целью обезопасить латвийскую территорию от действий советских партизан, изолировав немногочисленные на тот период отряды и группы латышских, латгальских и местных русских партизан от «подпитки» со стороны более мощных белорусских партизанских подразделений; подавляющее большинство участвовавших в операции карателей были латышами. Как раз во время операции было принято и широко распропагандировано решение о создании Латышского добровольческого легиона СС, в который впоследствии

    были включены все латышские полицейские батальоны — в том числе участвовавшие в проведении операции «Зимнее волшебство».

    Документы советских партизан свидетельствуют, что участвовавшие в операции латышские полицейские батальоны в бою проявляли хорошую устойчивость — что было нехарактерно для коллаборационистских формирований и свидетельствовало о наличии серьезной мотивации сражаться. Отличались латвийские коллаборационисты также и исключительной жестокостью по отношению к своим жертвам. По свидетельству генерального комиссара Риги Дрекслера, украинская полицейская рота, принимавшая участие в «Зимнем волшебстве», «с ужасом наблюдала акцию — мужчины рыдали как дети», тогда как латвийские полицейские, напротив, похвалялись своими «славными делами»

    #2000954

    важна была и материальная мотивация. Латвийские полицейские получали вполне конкретную выгоду от своих действий. Во время карательных операций они имели возможность грабить деревни и сжигать их еще до прихода немецких хозяйственных команд; об этом с возмущением писал Дрекслер.43 По его словам, в результате латышские полицейские возвращались домой «с богатой добычей».44

    Выгодным для латвийских полицейских и зажиточных латышских крестьян оказался и угон мирного населения. Уже в начале марта, чуть более чем через три недели после начала операции «Зимнее волшебство», в латвийских газетах появилась информация о раздаче «подсобных рабочих» из числа угнанных из района операции детей.45 Латышские крестьяне покупали малолетних батраков за 9 — 15 марок в месяц. Полгода спустя детский регистрационный пункт в Риге сообщал: «Малолетние дети русских беженцев… без отдыха, с раннего утра до поздней ночи в лохмотьях, без обуви, при очень скудном питании, часто по нескольку дней без еды, больные, без врачебной помощи, работают у хозяев на несоответствующих их возрасту работах. Своей безжалостностью их хозяева ушли так далеко, что бьют несчастных, которые от голода теряют трудоспособность… их обирают, отбирая последние остатки вещей… когда они по болезни не могут работать, им совершенно не дают еды, они спят в кухнях на грязных полах».46 Разумеется, как справедливо отмечает А. Шнеер, далеко не все латышские хозяева так вели себя с пригнанными в Латвию детьми47, однако не приходится сомневаться, что было достаточно много жителей Латвии, получавших прямую выгоду от оборачивавшихся охотой за рабами карательных операций с участием латвийских полицейских.48

    Еще один важный материальный момент заключался в том, что латвийские полицейские за свою «работу» получали значительно больше, чем занимавшие аналогичные должности русские, украинцы или белорусы. Так, например, рядовой латышский служащий полиции получал в день 3 рейхсмарки 80 пфенингов, а белорусский или украинский — всего 80 пфенингов. В случае гибели латвийского полицейского его семья получала ежемесячную пенсию в сумме от 43 до 144 рейхсмарок, тогда как семья украинца или белоруса — от 17 до 60 рейхсмарок.49 Учитывая это, трудно не согласитьсяс наблюдением латышского историка К.Кангериса, отметившего, что «члены латышских полицейских батальонов стали наемниками, которым платят за проведенную работу».

    http://liewar.ru/content/view/218/8/

    #2000955

    декабре месяце 1941 года группой немецких вооруженных солдат (фамилии которых не установлены) были выгнаны из своих домов три матери — старухи деревни Кривцовой того же сельсовета. Ермолаеву Елену Тихоновну 1876 года рождения, Кондрахину Марию Кузьминичну 1876 года рождения и Курносову Степаниду Ильиничну 1875 года рождения и отобрали у них все вещи, разули их и раздели. и эти три старухи, голодные и раздетые, оставшиеся без крова, замерзли недалеко от своих домов.

    1 января 1942 года в деревне Городище Кривцовского сельсовета замерзли в снегу трое малолетних детей Родионова Валентина Алексеевна 1935 года рождения, Родионов Николай Алексеевич 1937 года рождения, Родионова Нина Алексеевна 1940 года рождения выброшенные, раздетые, разутые немцами на улицу из своего дома. Районная комиссия считает за все злодеяния ответственными гитлеровское правительство, гарнизон военного командования, а также виновника окружного коменданта города Болхова обер-лейтенанта Готмана.

    ГАОО, ф. 691, оп. 1 д. 17, л. 5 и 5(об)

    1944 года октября месяца 17 дня составлен настоящий акт сельской комиссией в составе председателя колхоза «2-й Красный Партизан» Прилепского Алексея Васильевича — председателя комиссии, членов комиссии — Дуловой Марии Ивановны, Прилепской Анастасии Кузьминичны о том, что в 1941 году 22 ноября немецкие войска заняли временно наш район. Немецкие солдаты начали грабить мирных жителей, в 1941 году 22 ноября три немецких солдата вбежали в дом колхозника Прилепского Василия Тимофеевича и забрали все теплые вещи. В доме Василия Тимофеевича был его брат Прилепский Иван Тимофеевич. Один из немецких солдат подошел к Ивану Тимофеевичу и стал его раздевать. Второй солдат с винтовкой стоял у двери, третий раздевал Прилепского Василия Тимофеевича. Когда забрали все теплые вещи, братьев потащили во двор и стали бить прикладами. Прилепскому Ивану Тимофеевичу удалось бежать. А Прилепского Василия Тимофеевича избили до полусмерти, полуживым привязали к столбу. После всего этого издевательства Прилепский В. Т. пожил с неделю и умер.

    О случившемся факте могут подтвердить колхозники этого же колхоза Гуляева Варвара Антоновна, Хвоста Вера Стефановна.

    Председатель комиссии: Прилепский

    Члены: Прилепская, Дулова

    Свидетели: Хвоста, Гуляева

    Настоящий акт составлен 21 июля 1943 г. в том, что при занятии частями Красной Армии дер. Блошня Болховского района Орловской обл. были обнаружены изуродованные трупы гражданки Милентьевой Василисы Николаевны — 35 лет, ее дочери Евдокии — 14 лет, Марии — 6 лет и сына Николая — 8 лет.

    Трупы лежали в огороде у сада. Руки Василисы Николаевны Милентьевой и ее дочери Евдокии были связаны. Следствием установлено, что при отступлении из дер. Блошня гитлеровцы изнасиловали Василису Николаевну и ее дочь Евдокию. Дикое насилие было совершено на глазах малолетних детей — Марии и Николая.

    Удовлетворив свои животные инстинкты, гитлеровские бандиты расстреляли свои жертвы, не пощадив и детей. Дом, в котором жила семья Милентьевых, сожжен.

    Акт подписали:

    Гвардии капитан А. П. Зорин

    Гвардии капитан В. И. Матухин

    Гвардии майор И. Ф. Веревкин

    Капитан В. А. Понкратов

    Гвардии красноармеец Маджар Давлетиаров

    Гвардии красноармеец Г. В. Спиридонов

    Местный житель дер. Блошня И. Н. Никитин

    Акт о зверствах и грабежах немецко-фашистских оккупационных властей на территории Глазуновского района, Курской области 1943 года сентября 1-го дня.

    Мы, нижеподписавшиеся, уполномоченный областной Комиссии по Курской области Головня Василий Иванович, председатель Глазуновского районного Совета Исполнительного комитета депутатов трудящихся Саенко Семен Иванович, заведующий районным отделом народного образования, Ашкадерова Анна Ильинична, жительница поселка Глазуновка 1902 года рождения, Никитина Анна Лукинична, Ерзин Ефим Митрофанович 1899 года — рабочий артели «Торфразработка», составили настоящий акт о нижеследующем:

    3 ноября 1941 года Глазуновский район был оккупирован фашистско-немецкими войсками. На второй день после оккупации немецкие солдаты пошли по колхозам и под силой оружия начали отбирать птицу, свиней, овец и коров.

    Зимой 1941-1942 гг. немецкие солдаты под силой оружия выселили из лучших домов жителей поселка Глазуновка, поселив их в худшие дома, человек по тридцать пять в дом.

    В домах, занимаемых немецкими солдатами, непомерно жарко топили, отчего много домов и имущества граждан сгорело. Весной и летом 1942 года немецко-фашистские власти заставляли работать в поле с рассвета до темна все население Глазуновского района. Людей со слабым здоровьем, которые останавливались на отдых, немецкие приказчики избивали. Избивал и сам комендант земельной управы Томзин Рудий и его помощник Мосс Иосиф, о чем рассказал житель поселка Глазуновка Альхин Василий Дмитриевич 1879 года рождения.

    Хлеб немецко-фашистские власти свезли в амбары. Населению не дали хлеба.

    Население переносило голод и нужду, питалось разными бурьянами и корой, от чего многие заболели и умерли. Зимой 1942-1943 гг. немецкие варвары начали угонять в Германию весь скот, увозить имущество, отобранное у жителей. Увели скот и увезли имущество, принадлежащее колхозам.

    В марте месяце 1943 года по распоряжению немецко-фашистских властей немецкие солдаты стали насильно уводить все население в Германию. 18 марта в 12 часов ночи немецкие солдаты заходили в дома, выводили всю семью, многие полураздетые, и не давали брать никаких продуктов.

    Тот же житель Альхин Василий Дмитриевич рассказал: «В эту ночь вывели меня с женой и двумя детьми, привели в сад (около станции Глазуновка) и посадили на снег. Так сидели люди взрослые, старики и дети на снегу до утра, а затем до вечера. Весь день немецкие солдаты приводили людей из других сел Глазуновского района. К вечеру собрали около 3000 человек, погрузили в товарные вагоны человек по 100-120 и отправили в Германию. Я, говорит Альхин, остался потому, что пришел немецкий комендант поселка Глазуновка Плющик Пауль и сказал: «Оставить двенадцать человек стариков чистить дороги». Так и осталось нас двенадцать человек. За то, что я слаб и остановился на отдых при чистке дороги, Плющик избил меня палкой».

    Жительница поселка Глазуновка Борискина Нина Яковлевна рассказала:

    «В Германию в 1942 году ехали все время в закрытых вагонах, охраняемых немецкими патрулями. В дороге кормили два раза в сутки супом с гнилой картошкой и 250 граммов хлеба.

    По приезду в германский город Юрбург, нас загнали в большой огороженный двор. Пришел один фабрикант чернильной фабрики, отобрал нас двадцать девушек и под охраной жандармов привел и поселил в темный барак. На работу и с работы водили под охраной жандармов. За разговор с девушками одной литейной фабрики меня и других наших девушек жандармы избили, после чего я заболела. Комиссия признала порок сердца и в октябре 1942 года я приехала домой в Глазуновку».

    Страшное зверство учинили немецкие изверги над шестью мирными жителями Глазуновского района. Сестра зверски убитого брата и расстрелянного отца, Горлина Раиса, рассказала: «В марте 1943 года в поселок Орловский, где мы в это время жили, пришли немецкие солдаты и стали уводить население в Германию. Мой брат, шестнадцатилетний Горлин Алексей, его два товарища: Кривцов Владимир 18 лет, Ковалев Дмитрий 17 лет, спрятались под дом в подвал от немецких солдат. Солдаты бросили гранаты в подвал, облили дом бензином, в подвал бросили бочку с бензином и подожгли дом. Все трое: Горлин, Кривцов и Ковалев были ранены, а затем сгорели».

    Отца Раисы, Горлина Алексея Ивановича 1900 года, немецкие солдаты расстреляли. С ним расстреляли Кузнецова Александра Ивановича 1896 года, который работал директором Глазуновской машинно-тракторной станции, Жильцова Алексея Егоровича 1902 года рождения.

    При отступлении из Глазуновского района 24-25 июля 1943 года, по распоряжению немецкого командования, солдаты забирали и уводили всех оставшихся граждан Глазуновского района.

    Житель поселка Глазуновка Петрикин Федор Алексеевич 1917 года рождения, тракторист Глазуновской машинно-тракторной станции рассказал: «Двадцать пятого июля немецкие солдаты вывели всех оставшихся жителей и повели по направлению города Кромы Орловской области.

    Стариков по дороге избивали, а кто не мог дальше идти, расстреливали. Под городом Кромы нас загнали в лагерь, обнесенный колючей проволокой. Было нас с детьми и стариками больше тысячи человек. Пятого августа 1943 года вечером над лагерем появился немецкий самолет, стал бросать бомбы в людей, находящихся в этом лагере. Охранявшие лагерь, немецкие солдаты кричали: «Это бомбят вас русский самолет». Но я видел, что это был немецкий самолет. Много было убито людей, поднялась паника в лагере, в это время мне удалось бежать».

    Только из трех сельских Советов Глазуновского района Курской области немецко-фашистские оккупанты увели в немецкое рабство девятьсот двадцать два человека.

    При отступлении из Глазуновского района немецко-фашистские оккупанты полностью сожгли деревню Хитрово, деревню Васильевка, деревню Александровка, деревню Похвальное, деревню Глазуново, Красная Слободка, деревню Сабурово.

    ГАКО ф. Р-3605, оп.1 д.246 л.21-22 (об)

    #2000956

    Дросковский район

    АКТ

    1944 г., декабря 29 дня Мы, нижеподписавшиеся председатель исполкома райсовета Кисе*лев С. Х., секретарь ГК ВКП (б) Сканченко Д. Т., начальник РО НКВД Андронов и народный учитель Шишков М. Ф. на основании имеющихся материалов составили настоящий акт о зверских действиях террористического разгула гитлеровских бандитов в период временной оккупации Дросковского района. Орловская область с 20 ноября 1941 г. по 15 февраля 1943 г. ворвавшись на территорию района, бандиты, помимо грабежей и отбора всякого имущества проводили террор среди населения район. Расстреливали людей в одиночку и целыми группами и особенно преданных партии и правительству, и проводили всякого рода насилие и издевательства над ними. Террористические злодейские действия в Дросковском районе выразились в следующем:

    13 января 1942 г. в с. Никольское Смирновского с/с гитлеровские палачи при своей комендатуре расстреляли ни в чем неповинную группу людей, среди них были Ефремов Никифор Митрофанович — председатель колхоза Пятилетка, Арнаутова Евдокия Константиновна — депутат Смирновского с/с, Сосина Елизавета Михайловна — учительница, Давыдов Федор Николаевич — агроном и др.

    В д. Беречка того же с/с СС частью немцев расстреляно 20 чел.: Шалимов Захар Данилович — председатель колхоза Победа, Шалимов Иван Данилович — колхозник-активист, Жердев Роман Николаевич — колхозник, Фурсов Борис Васильевич и др.

    От пуль палачей погибли начальник трассы Колосов Иван Григорьевич, учитель Топковской школы Дрогайцев Андриан Дмитриевич, секретарь Топковского с/с Дрогайцев Василий Владимирович. Такие расстрелы населения немцами производились и в других селах и деревнях района.

    Помимо прямых расстрелов немецкие изверги, уничтожение советских граждан производили со всякими видами издевательств:

    в с. Прохоровка того же сельсовета немецкие палачи к оглоблям запряженных лошадей привязали председателя колхоза Кр. Ударник Извекова Бориса Ивановича и погнали лошадей на весь ход. После истрепанного и избитого лошадьми Извекова на глазах его семьи расстреляли из автоматов.

    В Дросковском с/с в с. Дросково 16 января 1942 г. полевой полицией была выброшена и дома на улицу, разутая и раздетая гр. Кононова Прасковья Аксенова, которая через несколько часов замерзла.

    В д. Погоневой живым сожжен ни в чем не винный гр. Енин Матвей Иванович и др. случаи (л. 5).

    Многих граждан немецкие палачи поубивали в подвалах, где таковые укрывались от артобстрелов во время боя: в д. Беречка того же с/с в одном из подвалов расстреляна из автоматов целая группа колхозников: Сапелкин Иван Федорович, Сапелкина Мария Федоровна. В д. Лутовиновой Топковского с/с бросанием гранат убили так же в подвале Ларину Марию Андреевну, Ларина Ивана Семеновича, Архипову Устинью Петровну и др.

    В колхозе Кр. Ударник Топковского с/с немецкие изверги перед своим отступлением подвергли пыткам путем избивания, а потом публично повесили гр. Лавренцева Иллариона Ивановича, Сергеева Ивана Лукьяновича и Шалимова Николая Дмитриевича.

    За весь период оккупации гитлеровские палачи расстреляли мирных граждан 197 чел., повесили 4 чел, умерло после истязаний и пыток 7 чел., убито во время бомбардировки 26 чел, погибло военнопленных 11 чел. Всего погибло 245 чел. Подверглось побоям и насилию 14 чел. Угнано в немецкое рабство 329 чел.

    Председатель исполкома райсовета Киселев

    Подписи

    Секретарь ГК ВКП (б) Сканченко

    Народный учитель Шишков М. Ф.

    ГАОО, ф. 697, оп. 1, д. 37, л. 5
    Материальный ущерб.

    Из докладной записки Орловского обкома ВКП (б) 3.04.1943 г. в ЦК ВКП (б) — секретарю ЦК — т. Маленкову.

    В Дросковском районе уничтожено целиком 27 колхозов со всеми жилыми и надворными постройками.

    Стерты с лица земли 60 населенных пунктов.

    Из 5450 домов полностью уничтожено 3189 и разрушено 250.

    Из 42 школ 38 уничтожено, в том числе 27 начальных, 3 средних и 8 неполных средних.

    Зверски замучено, сожжено, расстреляно свыше 300 чел. Из 10 колхозов все население угнано в немецкий тыл.

    ГАОО, ф. 52, оп. 2, д. 539, л. 34, 34(об)

    В пос. Моховое располагавшаяся немецкая комендатура, ежедневно расстреливала по 10-15 чел. Здесь же немцы организовали карцер, который обнесли изгородью и колючей проволокой. В одной половине карцера были вырыты 4 ямы диаметром в 1 метр и глубиною 1,25-1,4 метра. В эти ямы немцы сажали мирных граждан за невыход, опоздания на работу и др. поступки. В ямах невозможно было сидеть или согнуться. Таким образом, наказание было ужасно мучительно.

    В с. Сосна по приказу немецкого генерала расстреляли 14 человек за то, что они прошли по дороге вблизи нем склада. В числе расстрелянных был 11-летняя Маня Головина. В д. Соломатовка немецкий офицер затравил собакой 5 летнего мальчика Ваню Харчикова на глазах у матери.

    ГАОО, фп. 52, оп. 2, д. 539, л. 34(об)

    АКТ

    1944 года 19 октября

    Мы, нижеподписавшиеся — районная комиссия по учету убытков злодеяний, творимых немецкими бандитами за время оккупации Залегощенского района Орловской области, в составе председателя комиссии т. Жигарева, отв. секретаря комиссии Серпуховой и членов комиссии: секретаря райкома ВКП (б) т. Елкина, нач. РО НКВД т. Акуленко, зав. райзо т. Свиридова сего числа составили настоящий акт по нижеследующим творимым зверствам немецкими оккупантами на территории района.

    … район находился под оккупацией 21 месяц (с 9 ноября 1941 по 23 июля 1943 г.)

    1. По населенным пунктам Вокзального с/совета… в колхозе «Новый мир» немецкие солдаты под силой оружия в декабре 1941 г. начали эвакуировать население в глубь немецкого тыла, граждане сопротивлялись… Выгнали из своих хат часть населения в количестве 28 чел. скрылось в подвалы, но вскоре немцы об этом узнали, и из подвалов выгнали, загнали в один дом. Затем пришли 4 немца. Один из них открыл дверь и бросил гранату. 11-летний мальчик Василий Зубов схватил ее и бросил обратно в немца, а сам выбежал из хаты. После этого немецкие бандиты из автомата расстреляли всех находившихся в доме граждан в количестве 29 чел.

    … в августе 1942 г. 11-летний мальчик Писарев Сергей Петрович был до смерти избит немцами за то, что нашел гранату.

    #2000957

    В населенном пункте Вокзальные Выселки — колхоз «Светлый путь» в январе 1942 г. по показанию неизвестного была расстреляна бригадир Петишева Наталья за то, что она ранее была бригадиром в колхозе и при оккупации избегала немецких работ, которые ей давали.

    В колхозе «Борец за свободу» были расстреляны немцами Андреев Василий Владимирович и Музалева Екатерина Ивановна за то, что они не подчинились немцам.

    2. По населенным пунктам Ворошиловского с/с 10 октября 1942 г. в с. Архангельское Ворошилов*ского с/с немецкие изверги повесили колхозника колхоза «13 Октябрь» Ерохина Родиона Алексеевича за то, что он зарезал овцу и спрятал в снег. Немцы заметили и сочли партизаном. В д. Н. Паниковец в декабре 1941 г. расстреляли Зайцева Николая Антоновича, неповинного. Немецкий офицер прострелил себе руку, чтобы не пойти на фронт, а сказал, что его ранили партизаны. За это расстреляли жителей д. Колобаевка, в том числе и Зайцева. Труп Зайцева не разрешали брать родным в течение 10 суток.

    На территории указанного с/совета в д. Паниковец был дом инвалидов, где находились на гособеспечении инвалиды гражданской войны и труда в количестве 70 чел. При приходе немецкие варвары всех инвалидов выкинули на мороз разутыми и раздетыми и двое суток держали на холоде. 54 чел. из них замерзли, а 16 чел. немцы расстреляли и 10 суток никого к последним не подпускали.

    3. По населенным пунктам Красненского с/с в село Красное в июле 1942 г. был специально подослан немецкий шпион с целью распознать настроение населения с немцами. В это время колхозник из колхоза им. Молотова Красненского с/с Макеичев Федор Александрович разговаривал с односельчанами возле своего дома. Его арестовали и отвели в комендатуру поселка Калинино. В течение 3-х суток последнего пытали, но он ничего не сказал. Макеичева расстреляли и труп его неизвестно куда вывезли, а 27 июля семью его выселили, хату сожгли.

    17 июля 1943 г. немцы расстреляли Гусева Петра Игнатовича 1928 г. р. за то, что он стал переходить линию фронта к частям Кр. Армии. Труп хоронить не дали, почти месяц валялся около речки.

    14 декабря 1942 г. в д. Котлы немецкие изверги повесили председателя колхоза коммуниста Рожкова Федорова Ивановича за подозрение в распространении листовок.

    4. По населенным пунктам Березовского с/совета. В колхозе «Вперед» немецкие изверги в январе 1942 г. расстреляли председателя колхоза коммуниста Зубова Петра Васильевича, подозревая как партизана. Расстреляли на берегу реки Неручь. и труп лежал неубранным 9 суток.

    В январе 1942 г. на Лозинке в колхозе им. Калинина против немецкой комендатуры был повешен колхозник колхоза им. Крупской Фомин Иван Пон. за то, что он не дал лошадь немцам.

    В январе 1942 г. на опушке Березовского леса, на дереве, был повешен немцами колхозник Борышев Ефим Егорович за то, что он, будучи уполномоченным с/совета, был советским активистом.

    В декабре 1941 г. на окраине д. Березовец, на комбайне, был повешен немцами председатель колхоза Комаров Яков Емельянович. Обвинение: будучи уполномоченным сельсовета Комаров проводил мероприятия Сов. власти по репрессированию кулацких хозяйств.

    В декабре 1941 г. не желая работать на немцев, были расстреляны как партизаны Филин П. П., фамилия второго неизвестна.

    5. По Нижнее-Залегощенскому с/совету.

    В декабре 1941 г. при угоне населения по д. Сутолка вглубь немецкого тыла, немецкие конвоиры по дороге убили Воронова Ивана Леонтьевича за то, что он отказался снять и отдать немцам валенки и шапку.

    В феврале 1942 г. немецкие изверги застрелили Потапову П. К., умертвили Потапову Т. Ф., за то, что она пошла в свой колхоз за продуктами, т. к. в декабре 1941 г. они были выгнаны за 20 км от своего колхоза.

    В декабре 1941 г. немцы убили 2-х русских в/пленных за то, что они их напоили водкой и потребовали от них работы, а они не смогли выполнить их задание.

    В феврале 1942 г. Трофимова Марина скрывала своего внука, который выполнял задания в тылу врага — Сафрошкина Василия Денисовича 1924 г. р., который проживал под фамилией своего деда Трофимова. Во время перехода линии фронта Сафрошкин был пойман немцами. По приговору немецкого коменданта вместе с ним были расстреляны его родственники: Трофимов Мартын Михайлович 85 лет.

    15 января 1942 г. был повешен в центре д. Кочеты учитель Дежурнов Михаил Иванович 1918, за то, что, якобы, он сжег скирды хлеба.

    В феврале 1942 г. немецкий солдат приезжал из соседней деревни за соломой для немецких лошадей в колхоз «Кр. Армия». Заставил накладывать солому Шабаева Петра Яковлевича. Он наложил. Немецкий солдат заставил его поехать с ним. Проезжая деревню, он застрелил Шабаева Петра Яковлевича 1926 г.

    6. По населенным пунктам Верхнее-Скворченского с/с.

    В ноябре 1941 г. был расстрелян председатель колхоза им. Ворошилова Зоничев Илья Яковлевич 50 лет за то, что он не выполнил распоряжение немецкого коменданта доставить зерна 20 пудов старшине Ганшину. Труп не разрешали убирать в течение 3-х дней.

    Весной 1942 г. в лагерях ст. Ворошилово были расстреляны Подьячев Михаил Борисович 1924 г. р., комсомолец Орехов Михаил Иванович 1926 г. р., отец Орехова Иван 50 лет, Пятишенский Дмитрий Антонович 45 лет за то, что они зажгли спичку закурить, а немцы обвинили в сигнализации нашим самолетам.

    В январе 1942 г. в д. Долы были расстреляны ни в чем неповинные: Зюзин Павел Кондратьевич, Зюзин Степан Кондратьевич, Брылева Ефросинья Федоровна, ее сын Василий, Шилина Прасковья, Прилепская Аграфена с грудным ребенком. Все эти люди прибыли из соседней деревни в свою — взять продукты питания для себя.

    За 21 месяц на территории района 262 немецкая стрелковая дивизия расстреляла 106 чел., повесили 8 чел., погибли от пыток 65 чел. Угнали в рабство 353 чел.

    О чем составлен настоящий акт.

    Подписи предс. и членов (неразборчиво)

    ГАОО, ф. 691, оп. 1, д. 41, л. 3

    АКТ

    1944 года в декабре 1-ого дня

    Нижеподписавшиеся — районная комиссия в составе: Изотов Иосиф Тимофеевич председатель района — председатель комиссии, члены комиссии: Гаманнов Григорий Петрович — 1-й секретарь РК ВКП (б), Карасев Андрей Карпович — нач. РОМ НКВД, Капырнов Моисей Соломонович — зав РОНО, секретарь районной комиссии Тарасова Мария Захаровна — рай. инспектор ЦСУ.

    Составили настоящий акт о причиненных злодеяниях немецко-фашистских захватчиков за период оккупации одного года и 10 месяцев мирным советским гражданам на территории Знаменского района Орловской области.

    #2000958

    Расстреляно и замучено мирных советских граждан 264 человека. Из них мужчин 82 человека, женщин 86 человек, детей 94 человека и 2 человека военнопленных. Погибло от артобстрелов и немецких бомбардировок советских граждан 29 человек. Из них мужчин 7 человек, женщин 14 человек и детей 8 человек.

    Насильно угнано в немецкое рабство всего 270 человек. Из них мужчин 58 человек, женщин 143 человека и детей 69 человек.

    Со дня оккупации территории Знаменского района немцы лишили всех политических и экономических прав население и разграничили территорию района на две равные части: южную и северную, границей между этих зон была большая дорога Болхов — Хотынец — Карачев. В южной зоне был установлен немецко-помещичий крепостнический строй, а именно: в селе Знаменское с/х комендант-помещик Мунд отрезал лучшие земли для своей усадьбы и выстроил дом силами советских граждан — 700 человек, ежедневно работающих на него, без оплаты труда, в порядке очередности. Он имел до 100 голов крупного рогатого скота, отобранного у семей в/служащих Красной Армии и советско-колхозного актива.

    В селе Локно комендант помещик Франц так же отрезал лучшие земли для помещичьей усадьбы в количестве 800 га, имел рабочую силу 250 человек, которые работали без оплаты труда, в порядке очередности.

    В селе Большая Чернь с/х комендант Ульман так же отрезал лучшие земли для помещичьей усадьбы, имел рабочую силу в количестве 300 человек, которые работали без оплаты труда в порядку очередности.

    В северной части района, размещался штаб карательного отряда в с. Красниково, возглавляемого немецким комендантом начальник карательного отряда гетманом с численностью 600 человек под названием «Украинская компания». В той зоне был произведен произвол и террор над мирными советскими гражданами.

    20 июня 1942 года карательным отрядом был арестован по подозрению в связи с партизанами житель д. Верхняя Рыдань — Чупахин. На допросах его били палками, выкололи правый глаз, раздели догола, облили водой, посадили в погреб. После 3-х дневного содержания в подвале, без пищи, Чупахин был подвешен к телефонному столбу за ноги и после часовой пытки, был расстрелян.

    В июне 1942 года в д. Каменка приехала группа немецких солдат карательного отряда «Украинская компания» в количестве 25 человек, которые в пьяном состоянии ворвались в дом колхозника Курилина, выгнав из дома всю семью — 8 человек: Курилину Татьяну Глебовну и ее детей: Раису Ивановну, Надежду Ивановну, Валентину Ивановну, Розу Ивановну, Марию Ивановну и бабушку Матрену Михайловну 97 лет, на руках у которой была 3-х дневная внучка. Под свист и пьяный хохот солдаты карательного отряда семью Курилина повели к опушке леса — от д. Каменка 80 м к заранее выкопанной яме и в присутствии матери стали производить расстрел из автоматов ее детей и матери — старухе 97 лет, по очереди. Затем расстреляли мать — Курилину Татьяну Глебовну, которая держала на руках 3-х летнего ребенка. После того как упала мать, ребенок упал и стал кричать. Его стали бить сапогами и живого ребенка кинули в яму и засыпали землей.

    15 августа 1942 г. карательный отряд числом 39 человек прибыл в дом лесника Алферова Федота Васильевича, и под предлогом эвакуации всю его семью с вещами под конвоем отправили в д. Пашково, а его дом тут же сожгли.

    17 августа 1942 г. семья Алферова в количестве 8 человек: Алферов Федор Васильевич с 1881 г. р., его жена Мария Парамоновна 1891 г. р., Зинаида Федоровна, 1921 г. р., Ольга Федоровна 1923 г. р., Михаил Федорович 1930 г. р., Мария Федоровна 1936 г. р., Варвара Гавриловна 1911 г. р., Александр Сергеевич 1936 г. р., без следствия и суда были расстреляны в д. Пашково, а перед расстрелом Алферову Зинаиду Федоровну 1921 г. р. немецкие солдаты изнасиловали, а затем расстреляли.

    9 июля 1942 г. в с. Узлы прибыл немецкий карательный отряд в количестве 25 человек. Согнали к зданию сельсовета жителей из деревень: Аникова, Пискуленко, Узкое, пос. Горяинский в количестве 1160 человек. Оцепили цепью всех жителей и обставили пулеметами. Из этой толпы вызывали семьи: Катаева И. М., Линькова Т. К., Ильина Ф. З., Ильиной В. Н., Наумкина Д. М., в количестве 26 человек. Некоторым представили обвинение — связь с партизанами, остальных без обвинения подогнали к яме и разрывными трелями, из автомата и пулемета и ружей расстреляли.

    В группе расстрелянных находилась беременная женщина Кузнецова В. Е., тут же от ужаса и испуга у нее родился ребенок, которого так же пристрелили. Ее муж Кузнецов Андрей Акимович и колхозница Ильина Нина Федоровна стояли со связанными руками возле телеги, смотрели за действиями расстрела. После чего они были отведены в лес в д. Бобровка Ульяновского района и повешены.

    9 июля 1942 г. в д. Вязовое прибыл карательный отряд в количестве 25 человек. Объявили населению собраться к дому старосты Музалевского. Когда собрался народ в количестве 271 человека, были окружены карательным отрядом с пулеметами и автоматами. Из собравшегося населения старший команды карательного отряда (фамилия не установлена) вызвал из толпы колхозника Давыдова Владимира Ильича с 1907 г. р. и его семью: жену Матрену Васильевну 1913 г. р., сыновей: Анатолия Владимировича 1933 г. р., Виктора Владимировича 1935 г. р., Николая Владимировича 1942 г. р., дочь Надежду Владимировну 1939 г. р. Колхозница Музалевская Наталья Ивановна с 6-ю детьми. В 30 метрах от советских граждан, вызванные семьи были расстреляны под предлогом — за связь с партизанами.

    При расстреле Давыдовой Матрене Васильевне, у которой на руках был ребенок Николай — возраста 3-х месяцев, один из карателей вырвал ребенка вытряхнул из одеяла и сделал в последнего несколько выстрелов.

    О чем и составлен настоящий акт.

    Председатель комиссии Изотов

    Члены комиссии: Гомонков, Карасев, Карпынов, Тарасова.

    #2000959
    Аноним
    Гость

    АЛЕКСАНДР 1, я смотрю, ты себе прям МИССИЮ выбрал?

    #2000960

    Корсаковский район

    АКТ (копия)

    1944 года, ноября месяца, 10 дня.

    Мы, нижеподписавшиеся, комиссия по установлению фактов зверств и злодеяний, совершенных немецкими оккупантами, в составе: Председатель комиссии — председатель РИК товарищ Сычева, членов комиссии: секретарь РК ВКП (б) товарищ Карлова, начальник РО НКВД товарищ Анпилогова, прокурор товарищ Кудряшова, зав. РОНО товарищ Кучер, секретарь райисполкома товарищ Фатеевой, от профорганизации товарищ Зуева, на основании имеющихся материалов составили настоящий акт о зверствах и злодеяниях немецких войск в период временной оккупации Корсаковского района Орловской области с 19 ноября 1941 года по 30 декабря 1941 года.

    В период оккупации нашего района немецкие изверги организовали массовое истребление мирного населения, грабили все, что попадалось под руки, подвергая при этом пыткам и издевательствам ни в чем не повинных советских граждан.

    В селе Верхний Рог Гагаринского сельсовета немцы сожгли 9 детей, не дав возможности родителям спасти их из огня.

    В этом же селе немцы зверски издевались над престарелой Болотовой, выбросили ее на мороз, где она и замерзла.

    Не щадили немецкие палачи и детей. В Михайловском сельсовете — село Селезнево — немцы повесили трех детей гражданки Сивачевой, двух из которых удалось спасти, а грудной ребенок умер на виселице в своем же доме.

    В Парамоновском сельсовете был зверски замучен партизан гражданской войны Тюрин, которого немцы, после тяжелых пыток, заставили вырыть могилу, затем расстреляли.

    В этом же селе немецкие палачи убили мать и дочь Чернухиных за то, что они старались спрятать часть своих вещей от немцев.

    В селе Кудияровка Красногорского сельсовета немцы заметили 37 раненых бойцов, которых спасали жители села, немецкие палачи подвергли их зверским пыткам, наносили кинжалом раны по всему телу, выкалывали глаза и забивали в них пустые патроны.

    После всех пыток 27 бойцов немцы расстреляли. В селе Коробово немцы расстреляли гражданина Кондрикова за неподчинение немецкой власти, труп которого сожгли в огне.

    В результате зверского разгула немцев в районе было уничтожено мирного населения:

    от вражеской бомбардировки — 2 человека;

    расстреляны — 22 человека;

    погибло военнопленных — 41 человек;

    подверглись истязаниям и пыткам — 15 человек.

    Акт составлен на основе документов.

    Подписи членов комиссии:

    председатель комиссии — Сычева

    Карлова — секретарь РК ВКП (б)

    Анпилогова — начальник РО НКВД

    Кудряшова — прокурор района

    Кучер — зав. РОНО

    Фатеева — секретарь райисполкома

    Зуев — старший профорганизации

    ГАОО, ф. 691, оп. 1, д. 60, л.1 и 1(об).

    Краснозоренский район

    Обобщенный акт 20 ноября 1944 г.

    По установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков

    т. Кошелев Георгий Матвеевич — председатель райисполкома райсовета ДТ; члены

    комиссии: Фролов Павел Иванович — секретарь РК ВКП (б), Чернов Георгий Алексеевич — начальник РО НКВД, Бакурова Мария Васильевна — секретарь райисполкома, Артемкина Мария Тихоновна — райинструктор ЦСУ составили настоящий акт о злодеяниях, причиненных немецкими извергами за время временной оккупации Краснозоренского района Орловской области, т. е. 24 ноября 1941 г. по 16 декабря 1942 г. в нижеследующем:

    12 декабря 1941 г., в с. Россошное Россошенского сельсовета находились 500 человек военнопленных в закрытом холодном здании районной колхозной школы. На протяжении 10 дней пленным фашисты продуктов питания не давали. На 11-й день фашистские изверги бросили военнопленным убитую лошадь. Голодные военнопленные с жадностью бросились на эту «пищу». Через несколько секунд фашисты бросили в них гранату, в результате чего погибли 57 человек военнопленных, а остальные в количестве 443 человек остались живы, благодаря тому, что наша Красная Армия в это время из с. Россошное изгнала немецких бандитов.

    4 декабря 1941 г. в с. Труново Труновского с/с был забран немецкими извергами Кружков Николай Васильевич, которого отвели в деревню Полевые Локотцы и там он был привязан к двум автомашинам, идущим в разные стороны, и разорван пополам.

    23 ноября 1941 г. в с. Орево Оревского с/с были мобилизованы сельсоветом колхозники в количестве 30 человек на оборонительные работы, но когда немцы оккупировали Орево, то работавшие на оборонительных работах, оказались в плену.

    Немецкие бандиты окружили колхозников со всех сторон с вопросом к ним: «Партизан?» и того, кто был в военном обмундировании, ставили рядом. Таким путем из 30 человек оставили 19 мужчин, и через 10-15 минут 19 человек расстреляли из автомата.

    Актами и свидетельскими показаниями подтверждено, что во время хозяйничанья немецких бандитов в Краснозоренском районе:

    а) расстреляно ни в чем неповинных сограждан 44 человека;

    б) расстреляно военнопленных 57 человек;

    в) погибло от артобстрелов и бомбардировок 3 человека

    Всего по району расстреляно и убито 104 человека.

    Председатель районной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков — Кошелев,

    Члены комиссии: Фролов, Чернов, Бакурова, Артемкина.

    ГАОО, ф. 691, оп. 1, д. 69, л. 3

    #2000961

    Кромской район

    АКТ

    1944 года, октября 22 дня.

    Мы, нижеподписавшиеся, районная комиссия Кромского района Орловской области по выявлению учиненных злодеяний немецко-фашистскими палачами над мирным населением во время оккупации Кромского района в составе председателя комиссии т. Улизко Ивана Ивановича — председателя райисполкома, членов комиссии: Калинина Ивана Яковлевича — нач. РО НКВД, Панферовой Марии Григорьевны — председатель исполкома поселкового Совета и Савинковой Веры Митрофановны — секретарь райисполкома, составили настоящий акт в следующем:

    С 6 октября 1941 г. по 5 августа 1943 г. Кромской район находился подгнетом немецких захватчиков. За 22 месяца своего хозяйничанья гитлеровские палачи разрушили поселок Кромы, жестоко расправлялись с мирным населением, производили обыски, отбирали продукты питания, обувь, одежду.

    Массовое истребление советских мирных людей началось с первых дней прихода оккупантов… Уничтожению подверглись семьи партизан, коммунистов, активных советских работников. Немецкие палачи не щадили ни стариков, ни грудных детей. В лютые морозы гитлеровские бандиты выгоняли советских людей из домов и заставляли их жить в холодных подвалах, а их дома занимали сами, а так же выселяли из одного сельсовета в другой… насильно угоняли в немецкое рабство.

    По рассказу депутата Бельдяжского с/с Мельниковой Александры Алексеевны 5 августа 1942 г. немецкими офицерами был расстрелян ни в чем неповинный 9-летний мальчик, Бельский Александр Петрович, за то, что на собственном огороде рвал огурцы. (к-з «Октябрь», Бельдяжский с/с.)

    1 февраля 1942 г. была расстреляна гражданка Головкова Агриппина Федоровна в пос. Сизовы Дворы Бельдяжского с/с за то, что она препятствовала немецкому офицеру изнасиловать свою дочь, расстреляна в своем доме.

    21 ноября 1941 г. жандармы карательного отряда СС вошли с целью грабежа к гр. Чистяковой Екатерине Андреевне колхоза «Коммунар» Короськовского с/с, стали делать в квартире обыск. В это время у нее было 2 военнопленных красноармейца — Петров Макар Григорьевич и Караванов Сергей Константинович. Немецкие палачи их арестовали, вывели за огороды д. Короськово, заставили пленных лечь в небольшой овраг лицом вверх, и из автоматов тут же расстреляли. Их трупы валялись несколько дней. Немцы не разрешали их хоронить.

    … в пос. Кромы, сзади бывшей полиции, в саду, немецкими палачами ежедневно расстреливались военнопленные по 20-25 человек, трупы которых были зарыты в разных местах п. Кромы, за полицией.

    13 апреля 1944 года районной комиссией по выявлению злодеяний были произведены выборочные раскопки. В этих ямах вместе с военнопленными были расстреляны граждане Кромского района, которые были опознаны родителями и знакомыми. Всего в этих ямах оказалось 65 человек.

    … Руки всех этих трупов были связаны веревками сзади. У некоторых трупов были размозжены черепа тупым тяжелым оружием, у некоторых пулевые отверстия в затылочной области. Все эти граждане были расстреляны как коммунисты и партизаны.

    Страшнее смерти был для советских людей угон в немецкое рабство.

    … Согласно прилагаемого материала всего по району расстреляно — 69 граждан, военнопленных — 73 человека, погибло от артобстрелов, бомбардировок, подорвались на минах — 324 человека, угнано в немецкое рабство 1140 человек.

    Подписи председатель комиссии: Улизко;

    члены комиссии: Калинин, Панферова, Савенкова, Высоцкий.

    ГАОО, ф. 691, оп 1, д. 71, л. 12-13.

    Кромской район

    Выписка из протокола опроса 16.10.1944 г. гражданина Тюрина Семена Кузьмича, проживающего в деревне Гостомль Гостомльского сельсовета Кромского района,
    1882 года рождения, о зверствах, чинимых немецкими фашистскими войсками и властями в период их вражеской оккупации, который показал следующее:

    “… в 1942 году, марте месяце, по распоряжению Кромской полиции я был направлен для работы в качестве столяра в Кромскую тюрьму, где проработал до июля 1942 года. В период моей работы… я видел как ежедневно ночью производили расстрел русского народа не менее 10-12 человек во дворе при полиции. Находился я в полиции около десяти дней, впоследствии я был направлен в тюрьму, находящуюся в Кромах, где я пробыл до июля 1942 года.

    Находясь в полиции, я знал граждан, которые были расстреляны, следующие: бывший зав. почтой Лежепеков Василий Андреевич, кр. партизан гражданской войны из Моховского сельсовета Кромского района, Тишкин.

    Находясь в тюрьме, я был очевидец, как были собраны вместе 146 цыган: дети, женщины, старики, раздетые догола ставленниками немцев Никаноркиным Иваном Михайловичем и Кутузовым, посажены в машины грузовые и направлены в деревню Вожово Больше Колчевского сельсовета и по разговорам полицейских, я узнал, что они были зарыты в яму и кроме этого 46 человек цыган также были направлены на машинах под город Орел в Кукуевский лес. Дальнейшее их существование для меня неизвестно. Полицейские для Гостомльской волости Тучин Дмитрий Романович и Будников Николай Тимофеевич.

    ГАОО, ф. 691, оп. 1, д. 71, л. 191

    Г. Ливны

    АКТ
    г. Ливны, Орловская область,

    ноябрь 30 дня 1944 года.

    Комиссия в составе председателя исполкома депутатов трудящихся т. Назарова Антона Егоровича и членов: нач. райотделения НКВД т. Юрченко Георгия Водленовича, зав. райзо т. Левкова Ивана Сергеевича, депутатов исполкома райсовета д. тов. Полетаевой Евдокии Васильевны, — составили настоящий акт о причиненных злодеяниях немецко-фашистскими захватчиками во время оккупации Ливенского района Орловской области.

    Немецко-фашистские захватчики за 1 месяц оккупации Ливенского района с 25 ноября по 25 декабря 1941 г. причинили много злодеяний и бедствий мирному населению района.

    … при отступлении… расстреливали ни в чем не виновных советских людей, угоняли в немецкое рабство. Жгли дома колхозников, государственные постройки, уничтожали колхозное хозяйство, общественные постройки, школы, больницы, куль-просвет учреждения, государственную и местную промышленность.

    Полностью разрушали селения, выгоняли мирных жителей из своих домов. Полностью сожжено 14 селений, частично 28 селений и город Ливны. Тысячи семей остались без крова. Вовсе уничтожено 1535 домов и частично 1735 домов. Сожжено и разрушено 59 школ и 15 церквей.

    Немецкие бандиты расстреляли в с. Вязовик Золотухина Григория Сергеевича, Ильина Федора Григорьевича, Шебанова Семена Прохоровича и Ильина Алексея Васильевича за то, что они находились вместе в одной хате, подозревая их партизанами.

    В селе Грязцы немецкие офицеры выгнали из своего дома гр. Скрябина Давида Васильевича и тут же расстреляли.

    В д. Выселки Здоровец Здоровецкого с/с, подозревая в партизанах, немецкие солдаты расстреляли Зиборова Федора Федоровича Гревцева Никона Анисимовича

    http://www.orel-region.ru/victory/memory/3_02.html
    приведенные выше данные это по орловской обл

    #2000962

    Из Акта Гомельской районной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков
    на территории Гомельского района в 1941 – 1943гг.
    20 ноябрь 1944 г.

    Мы, нижеподписавшиеся, комиссия в составе председателя комиссии, секретаря гомельского РК КП(б)Б Демченко Алексея Николаевича, членов комиссии, председателя исполкома Гомельского райсовета депутатов трудящихся Стефавовича Николая Денисовича, директора Новомильчанской школы Гиля Петра Осиповича, врача Гомельского райздрава Лндрюковой Александры, председателя Давыдовского сельсовета Ковалева Ивана Григорьевича, члена Прудковского сельсовета Чижовой Евдокии Ивановны, капитана Пяткина, ст. лейтенанта Шлякова Ивана Никитовича, прокурора Гомельского района Фирсова Василия Анисимовича, священника церкви Покрово-Пресвятой Богородицы Жукова Якова Адамовича, составили настоящий акт о зверствах и злодеяниях, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками над гражданами Гомельского района Гомельской области БССР.

    19 августа 1941 года немецко-фашистские захватчики оккупировали территорию Гомельского района.
    С первых же дней своего хозяйничанья фашисты приступили к уничтожению советских патриотов, мирных жителей, женщин, стариков и детей, а также к ограблению имущества и скота колхозов, совхозов и населения. Уничтожали и превращали в казармы и конюшни культурно-просветительные и лечебные учреждения (школы, больницы, избы-читальни, медпункты).
    В деревнях и селах Гомельского района вводился рабский режим, сопровождавшийся произволом ставленников немецких оккупантов. Последние по своему усмотрению за невыполнение малейшего приказания убивали, калечили и истязали советских людей. Оккупанты силою оружия выгоняли население на сооружение их оборонительных рубежей, а также угоняли на каторжный труд в Германию.
    Офицеры, солдаты немецкой армии производили у населения повальные обыски. Забирая продукты питания (яйца, масло, мясо, хлеб), предметы домашнего обихода (обувь, одежду). Подтверждением вышеуказанного являются установленные расследованием и проверкой факты злодеяний, расстрелов, грабежа и насилий, как-то:
    В конце ноября 1941 года в дер. Прудок Прудковского сельсовета прибыл из гор. Гомеля немецкий карательный отряд. Который, оцепив деревню, под силою оружия собрал в школе все население, выстроил мужчин отдельно от женщин, отобрал ни в чем не повинных 12 человек, завел их в школу, где продержал до вечера,. А вечером всех 12 человек под усиленным конвоем водил по домам прощаться с семьями. После чего отвел за деревню, положил в яму лицом в землю всех 12 человек и расстрелял. Случайно оставшийся в живых, тяжело раненый Кравцов Василий Васильевич ночью пришел домой, где скрывался 4 дня. Узнав об этом, немцы приехали в деревню, вывели Кравцова из дому и на глазах всей семьи расстреляли.
    Аналогичные факты имели место и по другим деревням. Например, 22 ноября 1941 года в дер. Бобовичи прибыл из Гомеля карательный отряд немцев. Оцепив деревню и собрав всех мужчин в школе, гитлеровцы отобрали из них по счету 15 чел., которых вывезли за деревню в урочище Подлипицкое, где и расстреляли.
    На территорию Старотерешковичского сельсовета с первых дней оккупации выезжало из гор. Гомеля 12 немецко-карательных экспедиций, которые производили массовые расправы над населением путем облав и оцепления населенных пунктов…
    В августе 1941 года в дер. Кантакузовка приехал из Гомеля карательный отряд немцев. Оцепив дepeвню, выгнав все население на улицу, фашисты построили их, а затем отобрали по счету 5 чел. мужчин и на глазах у собравшегося населения расстреляли.
    Об особо дикой расправе и жестокости свидетельствует факт, происшедший в поселке Веселое Поле Урицкого сельсовета в августе 1943 г., когда отряд немецких бандитов численностью в 15 человек явился в поселок на 2 танках и, произведя повальные обыски, награбив массу продуктов и имущества, собрал мужчин численностью 14 чел., главным образом стариков: Горюнова Максима Ивановича 70 лет, Яцкова Лаврена Антоновича 65 лет, Будникова Никифора Ивановича 65 лет и др. Всех задержанных гитлеровцы собрали в конце поселка, который подожгли с обеих сторон, и в виде пытки всем задержанным под силою оружия приказали пройти по улице поселка среди горящих зданий. Люди прошли невредимые. Тогда немецкие изверги им предложили разуться и погнали их босиком по горевшим местам; люди, обжигаясь, со стонами, воплями и душераздирающими криками вынуждены были перенести боль и двигаться. После перенесенных пыток несчастных загнали в помещение бани, дверь забили, а в дымовой проход бросили гранату; затем, облив помещение горючей жидкостью, подожгли. Из бани слышались душераздирающие крики стоны с просьбой о пощаде. Погибающие выбили дверь, и 4 чел., охваченные пламенем бросились спасаться. Стоящие на страже немецкие изверги расстреляли их из автоматов. Все 14 чел., ни в чем не виновных советских граждан погибли.

Просмотр 10 сообщений - с 21 по 30 (из 573 всего)
  • Тема «ВОВ. Различные точки зрения и факты.» закрыта для новых ответов.