Всё, что нужно знать о секте "антинорманистов"

Главная Форумы Россия Русская история Всё, что нужно знать о секте "антинорманистов"

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1222760
    Фаталист
    Участник

    eakSdU3NJlo.jpg

    С недавних пор понял, что для того, чтобы судить о вменяемости или невменяемости собеседника достаточно просто узнать его отношение к норманнской теории. Это, пожалуй, не только критерий адекватности, но и своеобразный тест, ответ на который безошибочно выдаёт в человеке способность мыслить за гранью мифов квасного патриотизма. Несомненно, что обе стороны в варяжском споре видят Россию по-разному, но их видения неравномерны. Для одних Россия – могущественная германоцентричная (что не подразумевает отрицание сильного славянского отпечатка на нашем национальном облике), с самого что ни на есть рождения включённая в европейскую семью. Всё как и у прочих: у Англии, Франции, Италии, Испании. Пришельцы играли решающую государство-образующую роль почти во всех европейских странах. Видение же русских истоков антинорманнистами ещё более сумбурное, чем у евразийцев. Там хоть Золотая Орда есть. А тут какие-то оторванные от всего мира славяне вдруг взяли и не с того ни с сего основали великую северно-европейскую (а Русь была частью Северной Европы) державу. И не поймёшь, то ли европейцы они, то ли азиаты. Вместо истории – истерические выкрики и ругательства в адрес «русофобов», фальсификация археологических данных и лингвофричество, вместо историософии – большой пробел, заполнить который Европе не позволяет больное национальное себялюбие антинорманистов. Что ж, Азия, в отличие от Европы, позволения спрашивать не станет. Кто не желает считать себя младшим братом шведов (впрочем, означает ли норманнская теория обязательную «младшесть» русских? Разберёмся ниже), рано или поздно будет покорно выводить национальную родословную из казахских жузов.

    Право смешно, когда не в меру агрессивные антинорманисты (ни один мирный, интеллигентный антиноманист мне ещё не встречался) влезая в какую-либо дискуссию, первым делом начинают упирать на якобы «антинаучность» норманнской теории, на то, что она давным-давно «опровергнута» (ещё Михайло Ломоносов руку приложил!) и верить в неё сегодня могут разве что совсем далёкие от науки люди, ну или сионисты, куда ж без них. Однажды на глаз мне попалась заметка, где норманнская теория объявлялась разновидностью… «фолк-хистори»! Кому уж, но антинорманнистам о «фолк-хистори» лучше не заикаться. Воинствующее дилетантство помноженное на залихватскую смелость ничем не доказуемых гипотез – в этом вся суть антинорманизма. Он похищает у русских их национально-имперский миф и вместо него подсовывает протухшую поделку превратно понятого патриотизма. К нашему несчастью, лже-научные гипотезы (выдаваемые, однако, за факты) продолжают свирепствовать и после краха советской системы, когда антинорманизм, казалось, должен был лишиться государственной поддержки и превратиться в неприятный курьёз. Популярность этого кунсткамерного пережитка научного коммунизма в среде русских правых требует небольшой справки по варяжской проблеме. Дабы русские мозги окончательно не разъела отрава «советской исторической науки». Как бы то ни было, но от требования «изгнания варягов из русской истории» (под таким тенденциозным названием в 2010 г. вышел сборник авторов-антинорманистов) до эренбурговского вопля «Убей немца!» не так уж далеко…

    1. Дискуссия норманистов и антинорманистов в русской и советской науке проходила через три стадии. В середине 18 века спорили Миллер и Ломоносов, в конце 19 века Погодин и Костомаров, под спудом красного режима в 60-ые гг. вызов восторжествовавшему (по прихоти КПСС) антинорманизму бросил Клейн (смелых русских, увы, не нашлось), вступивший в дискуссию в Шаскольским.

    Спор Ломоносова и Миллера по сути был спором нахватавшегося поверхностных знаний невежды и профессионального историка, что в общем-то типично для баталий по «варяжскому» вопросу. Сильный в естественных науках, но полный профан в истории Ломоносов главным доказательством «славянства» варягов считал позднюю (17 век), искажённую правками польско-украинских хронистов книгу «Синопсис». Его оппонент Герхард Миллер все свои доводы строил на первоисточниках, недаром же этот приезжий немец считается основоположником русского источниковедения. Между тем, антинорманисты по-прежнему верят, что норманнскую теорию «опроверг» ещё Ломоносов. Совсем уж повредившиеся в уме сектанты называют Ломоносова «единственным настоящим антинорманнистом» т.к. тот первым додумался приписать варягам славянское происхождения, в отличие от большинства антинорманистов 19 и 20 вв., которые напрочь отрицая роль варягов, не ставили под сомнение их скандинавское происхождение. Примерно с 90-ых гг. антинорманизм из сомнительной гипотезы выродился в откровенную шизофрению, ибо современные его столпы записывают в «норманисты» всех тех, кто ранее считался ярыми противниками норманизма. Отныне единственным кристально чистым вариантом отрицания очевидности является вера в «славянство» Рюрика и его дружины. Таким образом, можно констатировать что уровень антинорманистов так и остался законсервированным на 18 столетии. Только вот зачем со свиным рылом лезть в калашный ряд, пардон, с аргументами почти трёхсотлетней давности в 21 век?

    Вторая стадия, казалось бы, угасшего спора приходится на вторую половину 19 в. В политическом разрезе она явилась спором консерваторов /монархистов в лице официального имперского историка, норманниста Погодина и нигилистов/радикалов/либералов в лице Костомарова и стоящих за его спиной Чернышевского и Добролюбова. Не секрет, что отечественная «радикальщина» всеми фибрами души ненавидела остзейцев, и свою борьбу с германо-русской государственностью вела последовательно, подрывая саму её основу, норманнскую теорию.

    Почти ровно через сто лет открывается третья стадия дискуссии. В Российской Империи, где норманнское происхождение русского государства было официальной имперской доктриной, поступали либерально и предоставляли слово обоим лагерям. В царстве красной азиатчины, малейшее сомнение в той ничтожной роли варягов, которую им отводила совдеповская лже-наука, могло привести к фатальным последствиям. Для учёных – к унизительной обструкции, для студентов – к отчислению. В случае с диссидентом Андреем Амальриком, который, будучи студентом Московского университета, посмел писать курсовую по норманнской теории, это привело не только к отчислению, но и к психушке, лагерям и депортации за пределы СССР. Поэтому первым антинорманистам новейшей истории пришлось осторожно прощупывать слабые места тоталитарной системы, оставаясь в рамках марксистских догм (например, советская наука настаивала на «антинорманизме» Карла Маркса, хотя, как бы мы к нему не относились, в этом грешке его заподозрить трудно; Клейну, прежде чем, пустить в ход научную аргументацию, пришлось, ради собственной безопасности, доказывать соответствие своей позиции марксизму).

    Кризис красного Вавилона в конце 80-ых гг. заметно ослабил табу в норманнском вопросе. Теперь стало возможным говорить и писать, что думаешь, а не что приказывает партноменклатура. В 1988 г. от руководства советской археологией был отстранён Борис Рыбаков, чья фантастическая «реконструкция» славянского язычества, с не пойми откуда взявшемся богом Родом в роли местного Саваофа и славянским государством во времена Геродота, до сих пор популярна среди душевнобольных. Антинорманизм должен был сойти на нет и стать уделом одних только «профессиональных патриотов», предоставив древнерусскую историю квалифицированным и неангажированным специалистам. Но советским, как известно, «отступать некуда». Сложилась парадоксальная ситуация, когда директор института российской истории РАН А. Сахаров громогласно клянёт «работающих на Шведскую и Норвежскую академии фальсификаторов». И вся эта стыдоба происходит в то время, когда в цивилизованном мире спор вокруг варягов давным-давно сдан в архив за очевидностью их скандинавского генезиса и контрольного вклада в становление Руси. Это обстоятельство, впрочем, воспринимается «историками-патриотами» в ином ракурсе: «заговор буржуазных историков-русофобов» как он есть!

    #2023250
    Фаталист
    Участник

    2. Антинорманизм – уникальное чисто русское нигилистическое явление. Практически иллюстрация к антисоветской расшифровке аббревиатуры РСФСР – «Редкий Случай Феноменального Сумасшествия Расы». А всё потому, что на Западе, где добрую половину государств основали те же норманны, нет даже намёка на какой-либо антинорманизм. Этой шизофрении нет ни в Великобритании, ни во Франции, ни в Италии. Между тем, в Англии норманны Вильгельма Завоевателя с 1047 г. вели дискриминационную политику почти что «апартеида» в отношении покорённых англосаксов, чем вызвали движение сопротивления (знаменитый Робин Гуд – типичный англосакс, боровшийся с норманнской знатью). Однако, Англия, в прямом смысле завоёванная норманнами, не отрекается от таких основ своей государственности, в то время как Россию, древняя история которой знает не завоевание, а призвание, симбиоз германцев и славян, в буквальном смысле охватила эпидемия антинорманизма.

    3. Собственно говоря, никакой «норманнской теории» нет и не было. Варяжская проблема – это спор о фактах и тезис об основании русского государства викингами давно уже вышел за рамки теории, став археологически и лингвистически доказанным фактом.

    Вы не найдёте ни одного антинорманиста среди археологов и лингвистов, т.к. все археологические находки говорят в пользу широкомасштабной скандинавской колонизации северной, северно-западной и даже северно-восточной Руси, а объяснение слова «Русь» из скандинавского «руотси» («гребцы») по сей день никем толком не опровергнуто (как бы антинорманисты не вопили об обратном). Одного взгляда на имена первых древнерусских князей и княгинь хватает для того, чтобы протрезветь: Рюрик, Ольга (Хельга), Олег (Ольгерд), Игорь (Ингвар), Дир (Дюрре), Аскольд. Имена не славянские, не греческие, не еврейские (ветхозаветные), а сплошь германские. Эти скандинавские формы имён сохранились вплоть до монгольского нашествия 13 в. (например, Гюрга и Ингвар вместо привычных Юрия и Игоря). Все ключевые слова русского языка, так или иначе, имеют германский эквивалент, скандинавский или ещё глубже, готский, но никак не западнославянский: витязь, хлеб, меч, князь, вервь, скот, сельд, вира, гридь, кнут, тиун, якорь и т.д. Новгород, изначально Рюриково Городище, был назван по-скандинавски Хольмгардом и только возникшее позже неподалёку славянское поселение получило название «нового города». Никем из антинорманистов не объяснено почему финны и эстонцы по сей день называют «русью» не русских, а шведов. Дилетантские попытки отождествить варягов с западнославянским племенем вагров вызывают гомерический хохот у профессиональных лингвистов, ведь простого созвучия в лингвистике недостаточно! Специалистами принято производят варягов от скандинавского «вар», что в переводе означает «клятву» (в договорах с византийцами дружины Игоря и Олега клялась на мечах, а такой вид клятвы наблюдался только у скандинавов; в походах на Константинополь-Микладар славян вообще брали на правах воинов «второго сорта», что отражено в летописных источниках).

    Столь же безутешная для лже-патриотов ситуация царит в археологии. Начнём с того, что нет никаких археологических данных о славянах на территории Киевской Руси до 6 века. Некоторые учёные «удревняют» славянское присутствие до 5 века, но пока это остаётся на уровне смелых предположений. Сухие факты, однако, не помешали корифею советской археологии Рыбакову отнести закладку Киева на конец 5 века, при том, что в Киеве нет славянского культурного слоя древнее 9 века. Откровенная фальсификация позволила советским властям с помпой отпраздновать 1500-летие Киева в 1982 году. А теперь у нас интересуются, откуда появились «древние укры»… Но для «академика» это не предел: в своём монументальном научно-фантастическом триллере «Язычество древних славян» (где впервые фигурирует никогда не существовавший у славян фаллический(!) бог Род) он пишет о войнах славян с… киммерийцами, исчезнувшими за полторы тысячи лет до появления славян! Этничность зарубинецкой и черняховской культур, которые большинством археологов относятся к готам, Рыбаков «с кондачка» объявляет славянской, замарывая громадный готский пласт в древнерусской археологии, и, следовательно, готский субстрат русского народа (готы с викингами, того и гляди, «фашисты»). К слову, готской или кимврской, скорей всего, является традиционно (хотелось бы знать почему?) причисляемая к финно-угорским мерянам дьяковская культура. Имеющиеся данные говорят о наличии у дьяковцев высокой по тем временам цивилизации, не слишком ли большая роскошь для чухонских собирателей брусники, испокон веков живших в землянках? Но мы лезем в дебри, а неплохо бы вернуться к нашим варягам и напомнить хотя бы то, что количество скандинавских находок в стратегически важных пунктах древней Руси превышает количество славянских; то же самое относится и к захоронениям. Распределение скандинавских археологических памятников на Руси по насыщенности ничем не отличается от Англии и Франции. Без опаски можно утверждать, что по аналогии с плотной норманнской колонизацией севера Франции, получившего от своих насельников имя «Нормандия», Новгородская земля представляет из себя «русскую Нормандию». Причём земли сегодняшней России сами шведы в сагах именовали «Великим Свитьордом», в противоположность «малому Свитьорду», т.е. Швеции (к вопросу о привязанности комплекса неполноценности к «норманнской теории», о чём так любят поразглагольствовать антинорманисты). Вот такая вот «славянская» Русь! В общем, спасибо тов. Рыбакову за наше счастливое детство.

    4. Историософское значение норманнской теории в том, что она железобетонно (ведь факты, лежащие в её основании действительно невозможно оспорить) гарантирует для России статус великой державы. Понятно, что гораздо проще видеть у истоков Руси праотца Орея, прилетевшего на вимане Числобога с Сириуса за миллиард лет до нашей эры, нежели конунга Хрёрика Ютландского. Вот только с обоснованием «права на своё» возникнут вполне предсказуемые проблемы, виману Числобогу не откопаешь, а праотца Орея в свидетели не позовёшь. Зато германские теории происхождения Руси (норманнская и шире, готская) красноречиво упирают на несколько моментов: 1) Русские – изначально имперский народ, ведь трудно считать чем-то другим, кроме как империями державы Германариха и Рюрика; 2) Русские – народ с германским стержнем, без преувеличения четвёртый скандинавский народ (после шведов, норвежцев и датчан) с гигантским потенциалом; тягомотина с «загадочной русской душой» автоматически разрубается германским клинком, и нет уже никакой «русской загадки», а есть только русская слава и готовность к новым достижениям в новом цивилизационном контексте, без размазывания соплей в тоске по аморфной «русскости» национал-нигилстов. Собственно говоря, германская русскость – лучшая антитеза тому аморфному, полу-азиатскому клубку из противоречий, имя которому «квасной патриотизм». Ни либеральной травоядности тебе, ни красной чумы; 3) Русские – изначально христианский народ, готы-то приняли христианство задолго до 988 г. О распространённости христианства среди варягов свидетельствует одно только то, что первыми русскими мучениками стали два варяга, отец и сын, незадолго до крещения Руси Владимиром принесённые в жертву язычниками.

    На редкость интеллигентный и честный для советско-российской науки академик Лихачёв, оппонируя апологетам «особого пути», изобрёл термин «Скандославия» с помощью которого обозначал средневековую русскую цивилизацию. Мне думается, что Лихачёв, который, так же как и Рыбаков, происходил из старообрядческой семьи, но в отличие от Рыбакова всю жизнь был антисоветчиком и христианином (его не трогали из-за боязни резонанса на Западе), попал в самую точку. Скандославия как метаисторический проект служит единственным боеспособным противником вездесущего евразийства. По-моему, с 1917 года оккупанты заболтались. Одни придурки помешались на Орде, других хлебом не корми, но дай уползти в мерянские леса. В Скандославии, полноценном шведско-немецком мире на русской почве, нет место ни татарщине, ни китайщине, ни чухонщине. Раз советские этатисты млеют по исламу и Китаю, а национал-демократы призывают к массовому уходу к финские (с каких пор в освоенной готами и балтами средней полосе России есть место для чухни?) чащи, то лишь одна идея скандо-германо-славянского (с доминирующими первыми двумя компонентами) мира может стать цементирующей силой нового русского империализма.

    В заключении хотелось бы дать краткий список литературы, которую, надо заучивать наизусть, чтобы раз и навсегда убить в себе антинорманиста.

    1. Фундаментальный труд Л. Клейна «Спор варягах» , блестяще подводящий черту под спором.

    2. Статья Л. Клейна «Варяги, антинорманизм и час истины»: краткий, но информативный ответ на антинорманистский вброс.

    3. Статья Л. Клейна «Антинорманизм как диагноз»: отповедь профессионала «патриотической» выскочке

    4. Открытое письмо историков о конференции «Начало Русского мира» 28-30 октября 2010 г.

    5. Труды Егорова по готской теории: «Русь и снова Русь», «Готские реминисценции».

    6. Раздел «Юмор»: стенограмма публичной лекции «Борьба с норманизмом в русской исторической науке», прочитанной в 1949 году в Ленинграде. Почему-то сегодняшние антинорманисты стесняются тоталитарного бэкграунда своих псевдо-научных домыслов и называют советский антинорманизмом «квази-норманизмом». Между тем, единственное отличие современных антинорманистов от совдеповских кроется в том, что в СССР не могли допустить того, чтобы начало Руси связывалось с волей одной личности (Рюрика) и потому отрицали роль викингов, не споря, однако, с их скандинавской этничностью; нынешние же фальсификаторы причисляют Рюрика к балтийским славянам, через лингвофрическую связку Рюрик-Рарог («Рарог» – сокол у западных славян). Право, нельзя отрицать очевидный факт антинорманизма советских историков, всего лишь потому что ты ушиблен крепче них.

    http://ugunskrusts83.livejournal.com/292145.html

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.