О ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ


[ — Иван Ильин. Жизнeoпиcание, мировoззрeниe, цитaты. За 60 минyтЦИТАТЫ«ПУТЬ ДУХОВНОГО ОБНОВЛЕНИЯ»]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]

«Частная собственность связана с человеческою природою, с телесным и душевным устройством человека. С жизнью человеческого инстинкта. С теми внутренними мотивами, которые заставляют человека трудиться над внешними вещами и строить хозяйство. Эти внутренние мотивы, эти инстинктивные побуждения к труду нельзя „разрушать“ или „отменять“ безнаказанно. Частная собственность зовет человеческий инстинкт к труду; отменяя ее, надо заменить ее зов чем-нибудь равносильным. Но „идеал“ всеобщей зависимости, принудительности и несправедливости не заменяет этого зова ничем; напротив, он может вызвать только тяжелое отвращение к работе, настоящее бегство от труда. Всеобщую надежду на хозяйственную безуспешность нового строя, безмолвную всеобщую стачку личных инстинктов. И это самоизвлечение массового инстинкта, из хозяйственного процесса будет столь же естественным и психологически понятным, сколь фатальным для коммунистического строя.

А это означает, что введение коммунизма не только не скомпрометирует идею частной собственности, но окончательно реабилитирует ее».

«Каждый человек должен иметь в жизни такое „место“, где он мог бы хозяйственно- творчески стоять на ногах; ту сферу, о которой он имел бы право сказать: „мое, а не твое“. Это создаст из него живую ячейку общественного хозяйства и облегчит ему беззависимое и лояльное признание чужого достояния: „твое, а не мое“. Чем больше в народе таких живых хозяйственных ячеек, тем прочнее частнособственнический строй жизни. Напротив, чем больше в стране омертвевших хозяйственных ячеек, чем больше людей утратило хозяйственно-творческую почву под ногами, чем больше в народе кандидатов на звание „безработного“, а потом и настоящих безработных — тем ближе частнособственнический строй к катастрофе. Опасно не различие между богатым и бедным, а хозяйственная беспочвенность среди бедноты. Творческая бесперспективность среди низшего имущественного слоя».

«Частная собственность должна быть утверждена, но народ должен систематически воспитываться к верному пониманию ее идеи. Это воспитание должно связать внутреннее переживание частной собственности и внешнее распоряжение ею — с благородными мотивами и социальными побуждениями человеческой души и соответственно вскрывать и обезвреживать дурные мотивы и побуждения. Частная собственность есть власть: непосредственно — над вещами, но опосредованно — над людьми. Нельзя давать власть, не воспитывая к ней.

Частная собственность есть свобода. Нельзя предоставлять свободу, не приучая к ее благоупотреблению. Частная собственность есть право: этому праву соответствуют не только юридически-выговоренные обязанности, но и нравственно-социальные, и патриотические — нигде не оформленные и не выговоренные обязательства. Частная собственность означает самостоятельность и самодеятельность человека: нельзя исходить из предположения, что каждый из нас „от природы“ созрел к ней и умеет ее осуществлять в жизни.

Только сильный и духовно воспитанный дух сумеет верно разрешить проблему частной собственности и создать на ее основании цветущее и социальное хозяйство. И в этом отношении частная собственность подчинена всем основным законам человеческого духа».


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]