Примечания


[ — Маpтин Хайдeггeр — Кapл Яcпepс. Пeрепиcка, 1920-1963]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.]

[1]

Статья Ричарда Рорти «Еще один возможный мир» была опубликована в сборнике «Философия Мартина Хайдеггера и современность». М, 1991, с. 133–137.

[2]

R. Safranski. Ein Meister aus Deutschland. Heidegger und seine Zeit. Frankfurt am Main, Fischer, 1998, S. 290.

[3]

H. Ott. Martin Hekjegger. Unterwegs zu seiher Biographie. Frankfurt/ New York, Campus Verlag, 1992, S. 149.

[4]

Ibid., S. 191.

[5]

Ibid., S. 310.

[6]

Safranski… S. 301.

[7]

Ibid., S. 351.

[8]

K. Jaspers. Was ist Philosophie? Ein Lesebuch. München, Piper & Co. Verlag, 1975, S. 28.

[9]

Ibid., S. 27.

[10]

Safranski… S. 429.

[11]

К. Ясперс. Куца движется ФРГ? M., 1996, с.71.

[12]

Safranski… S. 465–466.

[13]

Разговор с Карлом Левитом состоялся в 1936 году в Риме в следующем

контексте. Генрих Барт, брат известного теолога Карла Барта, напечатал в газете «Neue Züricher Zeitung» статью, в которой напоминал Хайдеггеру, что когда-то он посвятил «Бытие и время» еврею Гуссерлю, а потом поступил на службу антисемитскому режиму. Люди, добавил он от себя, обычно не бывают героями, но все-таки философия когда-то слыла мудростью, и поведение Хайдеггера в свете так понятой философии необъяснимо. Отвечая ему, Эмиль Штайгер напомнил, что Хайдеггер как мыслитель стоит в одном ряду не с Касси-рером или Риккертом, а с Платоном, Декартом и Кантом. Он предложил своему оппоненту подумать о том, что автором «Феноменологии духа» был прусский реакционер, но на этом основании глупо было бы оспаривать значение книги. В этом контексте Левит и сказал своему учителю, что он, напротив, считает его «вовлечение» (Einsatz) в национал-социализм вытекающим из существа его философии, Хайдеггер не только согласился с этим, но и не оставил сомнений в своей вере в Гитлера, признал в национал-социализме «предопределенный путь» (vorgezeichnete Weg) для Германии: нужно только, добавил он, продержаться достаточно долго. (См.: Ott… S. 132, Safranski… S. 357.)

[14]

В. Биммель. Мартин Хайдеггер. Челябинск, 1998, с. 17.

[15]

Safranski… S. 263.

[16]

Ibid., S. 431.

[1]

Доклады о Шпенглере: прочитаны в Висбадене в середине апреля 1920 г. в рамках «Недели науки», устроенной «Союзом курсов высшей школы». Там выступали также физик Борн, историк Онкен и правовед Вольцендорф. Хайдеггер выступал в среду, 14 апреля, на тему: «Освальд Шпенглер и его работа «Закат Европы»» («Oswald Spengler und sein Werte «Der Untergang des Abendlandes»»). Доходы от докладов были направлены висбаденскому «Союзу попечительства о летнем отдыхе бедных детей».

[2]

«В то утро…» относится к визиту Хайдеггера к Ясперсу; см прим. 5 к письму Ясперса от 21.1.1921.

В 1919–1921 гг. Хайдеггер работал над заметками к «Психологии мировоззрений» Карла Ясперса (К. Jaspers «Psychologie der Weltang-schauungen»), которые должны были быть напечатаны в «Гёттинги-ше гелерте анцайген», однако публикация не состоялась. Впервые появились в издании: Karl Jaspers in der Diskussion. Hrsg. von H. Saner. München 1973, S. 70—100 (по поводу упомянутых фактов см. S. 100), а также в GA*, Bd. 9: «Wegmarken». Hrsg. von Fr.-W. v. Herrmann. Frankfurt a. M., 1976, S. 1-44.

[3]

Здесь и далее сокращением «GA» обозначено Полное собрание сочинений Мартина Хайдеггера: Martin Heidegger Gesamtausgabe. Frankfurt a.M.: Vittorio Klostermann, 1975-. I. Abt.: Veröffentlichte Schriften. 1910–1976. Bde 1-16; II. Abt.: Vorie-

Комментарии

[4]

О Фридрихе Ноймане (Friedrich Neumann) ср. следующее письмо Хайдеггера.

[5]

Когда состоялась эта «незабываемая» беседа, с точностью установить нельзя. В предыдущей почтовой открытке Хайдеггер пишет о «вечере у Вас», т. е. в Гейдельберге. Согласно Ясперсу (Philosophische Autobiographie. Erweiterte Neuausgabe. München 1977, S. 92 ff)*, первый разговор состоялся в «келье» Хайдеггера во Фрайбурге: «Весной 1920-го мы с женой заезжали на несколько дней во Фрайбург, поговорить с Гуссерлем и Хайдеггером. Праздновали день рождения Гуссерля. Сидели довольно большой компанией за столом, пили кофе. Г-жа Гуссерль назвала Хайдеггера «феноменологическим дитятей». Я рассказал, что моя ученица Афра Гайгер, очень яркая индивидуальность, приехала во Фрайбург учиться у Гуссерля. По формальным условиям участия в его семинаре он ее к нему не допустил. Так академический схематизм лишил и его, и ее благоприятной возможности, поскольку Гуссерль не пожелал увидеть самого человека. Хайдеггер оживленно включился в разговор и поддержал меня. Это походило на солидарное выступление людей более молодого поколения против авторитета абстрактных предписаний… Особенным показался мне один только Хайдеггер. Я был у него в гостях, мы сидели вдвоем в его келье, и я видел, как он занимается Лютером, видел интенсивность его работы, симпатизировал его убедительной и лаконичной манере говорить». — Вскоре после визита Ясперса во Фрайбург 8. IV (день рождения Гуссерля) Хайдеггер, вероятно, впервые приезжал в Гейдельберг.

sungen 1923–1944. Maibuiger Voriesungen. Bde 17–26, Frcibuiger Voriesungen. Bde 27–55; Flühe Frcibuiger Voriesungen. Bde 56–63; III. Abt.: Unveröffentlichte Abhandlungen; IV. Abt: Aufzeichnungen und Hinweise. — Здесь и далее все постраничные прим. перев. *В переводе на русский язык опубликовано только «краткое» издание — т. е. «Автобиография» без главы о Хайдеггере (Ясперс £, Философская автобиография. М., 1995).

[6]

Фр. Нойман учился у Хайдеггера во Фрайбурге-им-Брайсгау.

[7]

Гуссерль Эдмунд (Husserl, Edmund; 1859–1938) — основатель феноменологии, с 1916 г. ординарный профессор во Фрайбурге-им-Брайс-гау. — Рано распознал значение Хайдеггера, которого в начале 1919 г. взял в ассистенты. Гуссерлю и была посвящена работа «Бытие и время» («Sein und Zeit»). Гуссерль предложил Хайдеггера в качестве своего преемника. После 1930 г. произошло отчуждение, впервые отраженное в послесловии к «Идеям» («Ideen» в: Jahrbuch für Philosophie und Phänomenologische Forschung. Bd. 11, Halle a. d. S., 1930, S. 549–570). См. также: Husserliana. Bd. V. Hrsg. von Marly Biemel, Den Haag, S. 138–162. Соиздателем ежегодника был также и Хайдеггер*. Кхай-деггеровской критике феноменологии ср.: GA, Bd. 20: «Prolegomena zur Geschichte des Zeitbegriffs». Hrsg. von Petra Jaeger, Frankfurt a. M., 1988, § 11.

[8]

Дильтей Вильгельм (Dilthey, Wilhelm; 1833–1911) — создатель теории гуманитарных наук. — Приветствовал становление феноменологии, однако после появления статьи Гуссерля «Философия как строгая наука» («Philosophie als strenge Wissenschaft», в: Logos., Bd. l, Tübingen, 1910/11, H. 3, S. 289–341)** посчитал себя неправильно понятым. См. переписку Дильтея и Гуссерля в: Revista de Filosofia de la Universidad de Costa Rica. Vol. I. No. 2,1957. Hrsg. von W. Biemel, pp. 101–124, а также в: Man and Worid, Vol. I, No. 3,1968, pp. 428–446~.

[9]

Шайер (Scheyer) учился во Фрайбурге-им-Брайсгау.

[10]

Левит Карл (Löwith, Karl; 1897–1973) — ученик Хайдеггера, в 1933 г. эмигрировал сначала в Италию, затем в Японию и в США. После

[11]

Гайгер Афра (Geiger, Afra) — подруга Гертруды Ясперс, еврейка;, ученица Ясперса и Хайдегтера, погибла в концентрационном лагере Равенсбрюк.

[12]

Финке Генрих (Finke, Heinrich; 1855–1938) — католический историк, с 1891 г. — профессор в Мюнстере, с 1899 г. — во Фрайбурге — им-Брайсгау, а с 1924 г. — президент Общества Гёрреса.

[13]

Относится к «Психологии мировоззрений».

[14]

Jaspers K., Psychologie der Weltanschauungen, Berlin 1919.

[15]

Относится к обсуждению «Психологии мировоззрений», см. прим. 3 к открытке от 21 апреля 1920 г.

[16]

Риккерт Генрих (Rickert, Heinrich; 1863–1936) — вместе с Виндель-бандом основатель юго-западной немецкой школы неокантианства; профессор во Фрайбурге-им-Брайсгау, а с 1916 г. — в Гейдельберге. Хайдеггер посвятил ему свою диссертацию, однако впоследствии отдалился от его философствования. Ср.: G A Bd. 20: Prolegomena zur Geschichte des Zeitbegriffs. Hrsg. von Petra Jaeger. Frankfurt a. M., 2., durchges. Aufl. 1988, § 4 (d), S. 20 f. и § 5 (b), S. 41–46.

[17]

Теперь в: GA Bd. 61: Phänomenologische Interpretationen zu Aristoteles/ Einführung in die phänomenologische Forschung. Hrsg. von Walter Bröcker u. Kate Bröcker-Oltmanns, Frankfurt a. M. 1985.

[18]

В мае 1921 г. Ясперсу была предложена кафедра философии Грайфс-валъдского университета, в июне — должность ординарного профессора в Киле. Ясперс отклонил эти предложения и занял место орди «парного профессора философии в Гейдельберге. 19. Эльфрида Хайдеггер (Elfride Heidegger), урожд. Петри, род. 3.7.1893 г. в Лайзниге (Саксония).

[20]

Рецензия Хайдеггера на «Психологию мировоззрений».

[21]

Шпрингер Юлиус (Springer, Julius), Берлин; второе, пересмотренное издание вышло в его издательстве в 1922 г.

[22]

С 1 апреля 1920 г. Ясперс был в штате на должности внештатного профессора философии, как преемник Ханса Дриша (Driesch, Hans). Это место освободилось 1 окт. 1921 г., поскольку Ясперсу была предоставлена персональная должность ординарного профессора при условии, что он останется в Гейдельберге.

[23]

Кронер Рихард (Kroner, Richard; 1884–1974) — с 1919 г. внештатный профессор философии во Фрайбурге-им-Брайсгау. С 1924 г. — профессор в Дрездене; в 1929–1935 гг. — в Киле; в 1938 г. эмигрировал в Великобританию, а в 1941 г. — в США, где преподавал в Теологической семинарии (Theological Seminary) в Нью-Йорке. Кронер начинал как представитель юго-западной школы немецкого неокантианства, однако в конечном счете стал одной из главных фигур неогегельянства. См. его основное двухтомное произведение: «Von Kant bis Hegel», Tübingen, 1921–1924.

[24]

Критика «Психологии мировоззрений».

[25]

Ср. более поздние суждения иного характера: К. Jaspers, Philosophische Autobiographie, a. a. O., S. 95: «В одном важном пункте я оказался несостоятелен в первые же годы. Когда мы познакомились, как раз вышла моя «Психология мировоззрений». В то время как эта

книга нашла много читателей, но была с возмущением отвергнута коллегами, разгромлена Риккертом с позиций, чуждых целям моего труда, Хайдеггер весьма основательно прочитал ее, заверив меня, что она — новое начало, но одновременно в своей неопубликованной критике поставил ее под сомнение безжалостнее всех других. Он дал мне рукопись этой критики. Она показалась мне несправедливой; я прочитал ее бегло, она не была плодотворной для меня. Я шел иными путями, нежели те, какие предлагал он. Но у меня не было и желания вникать в эту критику, спорить с ней и прояснять для себя в дискуссии, в чем заключались чуждые мне устремленность, вопро-шание и требования. Ведь тогда у меня бы это и не получилось — мои философские усилия еще находились в statu nascendi* и непроизвольно сторонились того, что не давало им пищи».

К рукописи рецензии Ясперс в более поздние годы добавил следующее замечание:

«Эти замечания мне прислал тогда Хайдеггер.

В то время я их почти не читал, такой тип критики меня не интересовал.

Чтение затруднял и скверный шрифт пишущей машинки.

После нескольких страниц я прекратил чтение.

Это было не на том пути, на каком я искал и работал.

Отсутствие реакции с моей стороны, как я полагаю сегодня, наверняка задело Хайдеггера. Он не пожаловался на это ни прямо, ни косвенно. Но сейчас мне кажется, что с этого началось его «отчуждение», поскольку я не последовал за ним на путях мышления». 26. Ср.: Heidegger M., Anmerkungen zu Karl Jaspers // G A Bd. 9, особенно S. 28 ff.

‘Состоянии рождения (лат.),

[27]

Должность внештатного профессора, которую занимал Ясперс. См. прим. 22 к письму [7] Ясперса от 1.8.1921.

[28]

Маннгейм Карл (Mannheim, Karl; 1893–1947) — социолог. В 1926–1930 гг. — докторская диссертация в Гейдельберге, затем место ординарного профессора во Франкфурте-на-Майне, откуда он в 1933 г. эмигрировал в Великобританию. Область специализации: социология знания.

[29]

Работа Ясперса «Strindberg und van Gogh. Versuch einer pathogra-phischen Analyse unter vergleichender Heranziehung von Swedenborg und Hölderlin», Bern 1922.

[30]

Этот план не осуществился.

[31]

Karl Jaspers, «Allgemeine Psychopathologie. Ein Leitfaden für Studierende, Ärzte und Psychologen», Berlin 1913. B 1920 г. вышло «второе, переработанное» издание. Ко времени этого письма Ясперс, вероятно, готовил «третье, расширенное и улучшенное» издание (1923).

[32]

См.: Jaspers K., Philosophische Autobiographie, a. a. O., S. 40 ff: «Около 1920 года я стоял на распутье. Моя «Психология мировоззрений» имела успех. Ее тогда много читали. За годы, когда я ее писал, накопились рукописи лекций по психологии религии, социальной психологии, психологии народов и морали. Было бы совсем нетрудно написать на их основе три новые книги. Обширная библиография могла быть использована для широкого панорамного изложения. Достигнутый мною уровень, возможно, содержательных, однако философски не укорененных воззрений мог быть развернут вширь. Искушение публиковать каждый год или каждые два года новую книгу, которая в тот момент, возможно, имела бы успех, было велико.

Но этому противостояло сознание, что то, что было живо в моем внутреннем восприятии, в моей оценке людей и событий, философски на этом пути не прояснилось. Подмена философии сколь угодно широким психологическим исследованием с привлечением сколь угодно интересного исторического материала была все же уклонением от серьезной задачи — необходимости понять себя самого в бытии. Это были бы ни к чему не обязывающие занятия. Задача, которую я поставил перед собой, требовала особого методического осмысления и проникновения в немногие первичные, великие философские труды. Мои занятия и впоследствии были посвящены истории и тем реальностям, которые становятся известны из всех наук — но лишь мимоходом, в наименее продуктивные часы. Главной задачей стало восхождение к высотам подлинной философии. Дело двигалось медленно. Внезапные озарения относительно того, во что все это выливается, обретали устойчивость и связность лишь в работе, которая носила теперь новый характер. Этого можно было добиться не обучением и приумножением знания, но лишь в тех формах мысли и методах, которые можно практиковать в общении с великими философами, но которым, собственно, нельзя научиться. Нужно было выйти на новый уровень мышления. Это означало решимость, равнозначную началу с азов».

[33]

Крепелин Эмиль (Kraepelin, Emil; 1856–1926) — один из крупнейших представителей клинической психиатрии. Его перу принадлежит учебник по психиатрии (1883,9-е изд. 1929), главный до появления «Общей психопатологии» («Allgemeine Psychopathologie»).

[34]

Наторп Пауль (Natorp, Paul; 1854–1924) — профессор в Марбурге, неокантианец, ученик Когена (Cohen). По его рекомендации Хайдеггер получил назначение в Марбург. Хайдеггер высоко ценил работу Наторпа «Platos Ideenlehre», Leipzig 1903.

[35]

Миш Георг (Misch, Georg; 1878–1965) — профессор в Гётгингене, в 1939–1946 гг. — в Великобритании. Представитель философии жизни и издатель Собрания сочинений Дильтея.

[36]

Вероятно, относится к работе Кронера «Von Kant bis Hegel», Tübingen 1921–1924,2 Bde.

[37]

На семинарах для начинающих обсуждались «Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии», т. 1.» Гуссерля (Hus-serl, «Ideen zu einer reinen Phänomenologie und phänomenologischen Philosophie», Bd. I), для старших студентов — Аристотелева «Физика», книги IV и V.

[38]

Гайгер Мориц (Geiger, Moritz; 1880–1937) — феноменолог мюнхенской школы, область специализации — эстетика; соиздатель «Ежегодника по философии и феноменологическим исследованиям» («Jahrbuch für Philosophie und phänomenologische Forschung»).

[39]

Дети: Йорг (род. 1919) и Герман (род. 1920). Хижина в Тодтнауберге была построена и обжита в 1922 г.

[40]

Нельзя сказать с уверенностью, о какой работе Макса Шелера идет речь — вероятно, о «Немецкой философии современности» (M. Scheler, «Die deutsche Philosophie der Gegenwart»), которая вышла в 1922 г. в изданном Ф. Виткопом сборнике «Современная немецкая жизнь» (hrsg. Ph. Witkop, «Deutsches Leben der Gegenwart»).

Шелер Макс (Scheler, Max; 1874–1928) — профессор в Кёльне и Франкфурте-на-M. Работы: «Der Formalismus in der Ethik und die materiale Wertethik», Halle a. d. S. 1913–1916; «Wesen und Formen der Sympathie», Bonn, 2.1923; «Die Wissensformen und die Gesellschaft», Leipzig 1926, и др. Хайдеггер посвятил Шелеру работу: «Kant und das Problem der Metaphysik», Bonn 1929. (Frankfurt a. M., 4.1973)*. Русск. перев.: «Кант и проблема метафизики» / Перев. О. В. Никифорова. М., 1997.

[41]

Семинар по Аристотелю: «Никомахова этика».

[42]

УЯсперса: «М.Х. иК.ЯЛ

[43]

Вебер Макс (Weber, Max; 1864–1920) — историк, специалист в области политэкономии и социологии; оказал устойчивое влияние на Яс-перса, считавшего его наиболее значимой фигурой современной ему немецкой духовной жизни.

[44]

Ратенау Вальтер (Rathenau, Walther; 1867–1922) — еврейский предприниматель и политик, в 1922 г. — министр иностранных дел; застрелен 24.6.1922 на пути в министерство. Ратенау оставил многотомное литературное наследие, в центре внимания которого были поиски «новой» экономики и нового государственного и общественного строя, альтернативного капиталистической и социалистической моделям.

[45]

Вебер и Ратенау, вероятно, рассматриваются Ясперсом как гетерогенные духовные фигуры: национально ориентированный, но никогда не занимавший политических постов Макс Вебер — и Вальтер Ратенау, занимавший высокие посты, «политик у власти», проклинаемый в националистических и антисемитских кругах.

[46]

Венде Эрих (Wende, Erich; 1884–1966) — в 1913–1933 гг. занимался в прусском министерстве по делам культов главным образом университетскими делами и созданием педагогических академий; дослужился до министериальдиректора*.

[47]

Беккер Карл Генрих (Becker, Carl Heinrich; 1876–1933) — ориенталист и прусский политик, с 1916 г. — в прусском министерстве по делам культов, в 1921 г. и в 1925–1930 гг. — министр по делам культов. Он неизменно способствовал реформе высшей школы, был основателем первых педагогических академий и Немецкой писательской академии.

[48]

В летнем семестре 1922 г. Ясперс читал курс лекций по истории новейшей философии.

[49]

Овербек Франц (Oveibeck, Franz; 1837–1905) — протестантский богослов; в 1870–1897 гг. — профессор по Новому Завету и древней истории церкви (Базель); дружил с Ницше. Речь идет об изданной Карлом Альбрехтом Бернулли книге «Christentum und Kultur. Gedanken und Anmerkungen zur modernen Theologie von Franz Oveibeck», Basel 1919.

[50]

«Allgemeine Psychopathologie», Berlin, 3, — 1923.

[51]

Вальтер Герда (Walther, Gerda; 1897–1977) — ученица Гуссерля и Пфендера (Pfänder). Работы: «Zur Ontologie der sozialen Gemeinschaften» // Jahrb. für Philosophie und phänomenologische Forschung, Bd. IV, Halle a. d. S. 1923. — Позднее пыталась применить феноменологию также и к области мистического.

[52]

Хух Рикарда (Huch, Ricarda; 1864–1947) — историк, романистка и поэтесса; в 1933 г. в знак протеста против национал-социализма вышла из Прусской академии искусств. Работы: «Der große Krieg in Deutschland», Leipzig 1912–1914, 3 Bde; «Die Romantik», Leipzig 1899–1902,2 Bde.

[53]

Конрад-Мартиус Хедвиг (Conrad-Martius, Hedwig; 1888–1966) — представительница гёттингенской школы феноменологии; занималась исследованием законов бытия и сущности, проблемой реальности. Работы: «Realontologie» // Jahrb. ftir Philosophie und phänomenologische Forschung, Bd. VI, Halle a. d. S. 1923; «Farben» // Husserl-Festschrift, Halle a. d. S. 1929; «Der Selbstaufbau der Natur», Hamburg 1944; «Die Zeit», München 1954.

[54]

См. письмо [7] Ясперса к Хайдегтеру от 1. 8. 1921.

[55]

Онкен Герман (Oncken, Hermann; 1869–1945) — историк; как и Яс-перс, родом из Ольденбурга. Профессор в Чикаго (1905–1906), Ги-сене (1906), Гейдельберге (1907–1923, по специальности новейшая история), Мюнхене (1923) и Берлине (1928–1935), где досрочно вышел на пенсию. Онкен стремился сделать политическую историю более фактологической, избегая метафизических интерпретаций.

[56]

По поводу приглашений в университеты Киля и Грайфсвальда в 1921 г.

[57]

Курциус Людвиг (Curtius, Ludwig; 1874–1954) — специалист по классической археологии, профессор в Эрлангене и Фрайбурге-им-Брай-сгау, в 1920–1928 гг. преподавал в Гейдельберге и затем был назначен первым директором Археологического института в Риме. Считается одним из крупнейших представителей герменевтического подхода в археологии. Об отношениях Курциуса с Ясперсом, с которым он был тесно дружен, см: Curtius L, «Deutsche und antike Welt. Lebenserinnerungen», Stuttgart 1950, S. 365 ff.

[58]

Рихтер Вернер (Richter, Werner; 1887–1960) — германист и политик, область интересов: проблемы культуры. В 1925–1932 гг. — министе-риальдиректор в прусском министерстве науки, искусства и народного образования.

[59]

Гартман Николай (Hartmann, Nicolai; 1882–1950) — профессор в Марбурге, Кёльне, Берлине, Гётгингене. Близок к марбургской школе; предложил новый вариант онтологии: «Grundzüge einer Metaphysik der Erkenntnis», Berlin/Leipzig, 2. ergänzte Aufl. 1925; «Zur Grundlegung der Ontologie», Meisenheim 3.1948; «Möglichkeit und Wirklichkeit», Berlin 1938; «Der Aufbau der realen Welt», Meisenheim 2. 1949. В своей материальной этике ценностей находился под влиянием Шелера, см.: «Ethik», Berlin 3.1949.

[60]

Неясно, к чему относится это замечание*.

[61]

Под заглавием «Онтология» Хайдеггер читал об аристотелевской «Герменевтике фактичности» (Теперь в: G A Bd. 63, Hrsg. v. Kate Bröcker-Oltmanns, Frankfurt a.M. 1988). На семинаре для начинающих рассматривались Гуссерлевы «Логические исследования», т. II (Husserl, «Logische Untersuchungen», Bd. II; вероятно, VI исследование), на коллоквиуме (совместно с Эббингаузом) речь шла об избранных местах работы Канта «Религия в пределах только разума» («Die Religion innerhalb der Grenzen der bloben Vernunft»).

[62]

4 июля 1923 г. Гуссерль получил приглашение в Берлин на кафедру Эрнста Трёльча (Ernst Troeltsch)**.

[63]

«Der Beginn der neuzeitlichen Pliilosophie (Descartes-Interpretation)» — «Начало философии нового времени (интерпретация Декарта)». Лекция зимнего семестра 1923/24 г. в: GA Bd. 17, hrsg. von F.-W. v. Herrmann»*.

[64]

Работа Ясперса: «Die Idee der Universität», Berlin 1923.

[65]

Силаши Вильгельм (Szilasi, Wilhelm; 1889–1966) — ученик Гуссерля, был дружен с Хайдеггером. После запрета Хайде1теру на преподавание он с 1947 г. замещал Хайдеггера на кафедре. Работы: «Macht und Ohnmacht des Geistes», Bern 1946; «Einführung in die Phänomenologie Husserls», Tübingen 1959.

[66]

Хайдеггер Фридрих (Heidegger, Friedrich; 1851–1924) — ризничий и бондарь в Мескирхе.

[67]

В связи с «Идеей университета» у Ясперса было, по-видимому, первое временное омрачение дружбы с Хайдеггером. См.: «Philosophische Autobiographie», a. a. O., S. 97.

[68]

Доклад Ясперса о Канте на торжествах в Гейдельберге по случаю 200-летия со дня рождения Канта.

[69]

В архиве отсутствует.

[70]

Марсей Вальтер (Marseille, Walther) в 1926 г. защитил под руководством Хайдеггера докторскую диссертацию.

[71]

У Хайдеггера: «серд.».

[72]

Ледерер Эмиль (Lederer, Emil; 1882–1939) — экономист, в 1918–1931 гг. — профессор национальной экономии в Гейдельберге, затем — профессор общественно-политических наук в Берлине; в 1933 г. эмигрировал в Нью-Йорк, где стал профессором в Новой школе социальных исследований (New School for Social Research).

[73]

Хайс Роберт (Heib, Robert; 1903–1974) — ученик Хайдеггера, позднее — профессор психологии во Фрайбурге-им-Брайсгау. Работы: «Logik des Widerspruchs», Berlin u. Leipzig 1932; «Der Gang des Geistes», Bern 1948; «Die großen Dialektiker des 19. Jahrhunderts: Hegel, Kierkegaard, Marx», Köln u. Berlin 1963.

[74]

Бультман Рудольф (Bultmann, Rudolf; 1884–1976) — профессор теологии в Марбурге; поборник демифологизации. Опубликовал в т. ч.: «Offenbarung und Heilsgeschehen», München 1941; «Das Evangelium des Johannes», Göttingen 10.1941; «Glauben und Verstehen», Tübingen, Bd. I 1933; Bd. II1952; Bd. III1960; Bd. IV1965. — В Марбурге завязалась прочная дружба с Хайдеггером.

[75]

В архивах не найдено.

[76]

Речь идет о серии публикаций «Философские исследования» («Philosophische Forschungen») у Юлиуса Шпрингера в Берлине, которую Ясперс издавал как серию диссертаций своих учеников. В1925 г. вышли две первые книги из этой серии.

[77]

«Prolegomena zur Geschichte des Zeitbegrifis», теперь в: GA Bd. 20, hrsg. von Petra Jaeger. Frankfurt a. M., 2. durchges. Aufl. 1988’.

[78]

Йенш Эрих Рудольф (Jaensch, Erich Rudolf; 1883–1940) — профессор в Марбурге. Основная область интересов: психология восприятия (эйдетика).

«Русск. перев.: Пролегомены к истории понятия времени/ Перев. Е.В. Борисова. Томск, 1998.

[79]

Николай Гартман принял в 1925 г. приглашение в Кёльн.

К плану предоставить Хайдеггеру место ординарного профессора, освобождаемое Гартманом, следующие детали. В протоколе от 24 июня 1925 г. 2-го заседания комиссии по определению кандидатов на освобождающуюся вакансию имеется следующая запись: «Ведекинд (Wedekind) спрашивает, какие труды Хайдеггера имеются в опубликованном виде. Гартман отвечает, что имеется новая, совершенно выдающаяся работа Хайдеггера, которая, правда, так же, как и его более ранний труд [по Аристотелю], еще не напечатана». 5 августа философский факультет Марбургского университета предлагает прусскому министру по делам культов первым в списке кандидатов на место Николая Гартмана Мартина Хайдеггера. 8 января 1926 г. министр К.-Г. Беккер (С. H. Becker) пишет в Мар-бурп «При всем признании преподавательских успехов профессора Хайдеггера мне все же представляется невозможным предоставить ему место полного профессора кафедры философии, имеющей столь большое историческое значение, пока выдающиеся литературные достижения не найдут особого признания коллег по специальности, которого требует такое назначение». 18 июля философский факультет вновь пишет в берлинское министерство, выражая «просьбу к г-ну министру назначить профессора Хайдеггера, помещенного в списке от 5.8.1925 на первом месте. Факультет считает такую просьбу оправданной, поскольку за это время г-н Хайдеггер довел свою работу «Бытие и время» до печати. Оттиски этой работы в двух экземплярах прилагаются к данному ходатайству». 25 ноября министр вновь отклоняет предложение, отсылая обратно и оттиски.

После повторных усилий факультета Хайдеггер 19. X. 27 получает место ординарного профессора (см. письмо [49]). Эти детали любезно предоставил Тед Кизиль (Ted Kisiel), обнаруживший документы.

[80]

Кассирер Эрнст (Cassirer, Ernst; 1874–1945) — философ; в 1919— \ 1933 гг. — профессор в Гамбурге, затем — эмиграция в различных европейских странах, а в 1941 г. — в США. Опубликовал в т. ч.: «Philosophie der symbolischen Formen», Berlin 1923–1929, 3 Bde; «Substanzbegriff und FunktionsbegrifT, Berlin 1910*; «Das Erkenntnisproblem in der Philosophie und Wissenschaft der neueren Zeit», Berlin 1906–1920,3 Bde.

[81]

Вундг Макс (Wundt, Max; 1876–1963) — философ, профессор в Тюбингене с 1929 г. Работы по немецкому идеализму и немецкой философии.

[82]

Баух Бруно (Bauch, Bruno; 1877–1942) — философ, профессор в Йене. Главная область исследований: теория культуры.

[83]

Шольц Генрих (Scholz, Heinrich; 1884–1956) — теолог и философ; в 1918–1928 гг. — профессор философии в Киле, затем в Мюнстере. Представитель логистики. Работы: «Grundzüge der mathematischen Logik», Berlin, Göttingen, Heidelberg 1961 (совместно с Г. Хазенъйе-гером).

[84]

Гофман Эрнст (Hoffmann, Ernst; 1880–1952) — профессор античной философии в Гейдельберге.

[85]

Небель Герхард (Nebel, Gerhard; 1903–1974) — ученик Хайдеггера, эссеист. Опубликовал в т. ч.: «Griechischer Ursprung», Wuppertal 1948; «Die Not der Götter», Hamburg 1957; «Orte und Feste», Hamburg 1962.

[86]

Франк Эрих (Frank, Erich; 1883–1949) — философ, первоначально изучал историю и классическую филологию, а затем, с 1907 г., в Гейдельберге, обратился к философии. Находился сначала под влиянием Генриха Риккерга и Вильгельма Виндельбанда, под руководством которого защитил работу о Канте, затем все больше испытывал влияние экзистенциальной философии; в 1923 г. защитился под руководством Ясперса (тема исследования: «Платон и так называемые пифагорейцы. Глава из истории немецкого духа» — «Plato und die sogenannten Pythagoreer. Ein Kapitel aus der Geschichte des griechischen Geistes», Halle a. d. S. 1923; в 1927 г. стал внештатным профессором в Гейдельберге, а в 1928 г. — ординарным профессором в Марбурге; в 1939 г. эмигрировал в США, где преподавал в различных университетах. О его оценке философии Ясперса см.: Frank E., «Wissen, Wollen, Glauben. Gesammelte Aufsätze zur Philosophiegeschichte und Existentialphilosophie», Zürich und Stuttgart 1955, S. 269–288.

[87]

Ebbinghaus /., «Kantinterpretation und Kantkritik» // Deutsche Vierteljahresschrift für Literaturwissenschaft und Geistesgeschichte, Bd. II, H. l, 1924, S. 80-115.

Эббингауз Юлиус (Ebbinghaus, Julius; 1885–1981) — философ; с 1921 г. — приват-доцент, а с 1926 г. — профессор во Фрайбурге; впоследствии профессор в Ростоке и Марбурге. Первоначально был гегельянцем, а затем — строгим кантианцем.

[88]

Вебер Марианна (Weber, Marianne; 1870–1954) — жена Макса Вебе-ра, «жизнеописание» которого она написала в 1920-е гг. («Мах Weber. Ein Lebensbild», Tübingen 1926). С1898 г. участвовала в женском движении, а в 1919–1923 гг. была первым председателем Союза немецких женских обществ; в рамках этой деятельности написала ряд трудов; «Ehefrau und Mutter in der Rechtsentwicklung. Eine Einführung», Tübingen 1907, считается наиболее важным из них. Марианна Вебер близко дружила с семьей Ясперс.

[89]

Гете. Фауст, ч. I, Пролог на небесах, 329. Перев. Н. Холодковского

[90]

Хайдеггер Фриц (Heidegger, Fritz; 1894–1980) — младший брат Хай-деггера, жил в Мескирхе (банковский служащий), расшифровал многие рукописи Хайдеггера и сам проявлял большой интерес к философии и теологии; веселый, остроумный человек (см.: Ein GeburtagsbrTef des Bruders // Martin Heidegger — zum 80. Geburtstag von seiner Heimatstadt Mebkirch», Frankfurt a. M. 1969, S. 58–3.

[91]

Судя по дневниковым записям хижины, он находился в Тодтнауберге до 6 октября.

[92]

Относится к сообщению Ясперса, которое в архивах Хайдеггера не обнаружено.

[93]

Афру Гайгер.

[94]

Классические филологи Марбурга: Эрнст Маас (Ernst Maab), Теодор Бирт (Theodor Birt), Эрнст Ломмач (Ernst Lommatzsch), Пауль Фридлендер (Paul Friedländer).

[95]

В архивах Хайдеггера не найдено (возможно, более раннее письмо).

[96]

В зимнем семестре 1925/26 г. Ясперс читал лекции «Философия религии (в т. ч. психология религии)».

[97]

Семинары для старших студентов были посвящены Гегелю («Логика»), для начинающих — «Критике чистого разума» Канта.

[98]

В архиве Хайдеггера отсутствует.

[99]

Фотографию.

[100]

В архиве Хайдеггера отсутствует.

[101]

Общество поддержки немецкой науки (Notgemeinschaft der deutschen Wissenschaft) было создано в 1920 г. по инициативе Фридриха Шмидт-Отга (Friedrich Schmidt-Ott), в то время министра по делам культов Пруссии, и лауреата Нобелевской премии Фрица Хабера (Fritz Haber) в целях поддержки наук, в особенности молодых научных кадров. Членами его были пять немецких академий и все университеты, входящие в Объединение высших учебных заведений. После Второй мировой войны Общество и ученый совет были преобразованы в Немецкое научно-исследовательское объединение (Deutsche Forschungsgemeinschaft), федеральное правительство и земли совместно занимались финансированием исследований.

[102]

Майер Генрих (Maier, Heinrich; 1867–1933) — философ, профессор Берлинского университета. Представитель критического реализма, исследователь Аристотеля.

[103]

Виндельбанд Вольфганг (Windelband, Wolfgang; 1886–1945) — историк, профессор; в ту пору в ранге министериальрата был референтом по университетским кадрам в министерстве науки, искусства и народного образования Пруссии.

[104]

«Бытие и время» («Sein und Zeit») было опубликовано в VIII т. ежегодника «Jahrbuch für Philosophie und phänomenologische Forschung» (Halle a. d. S. 1927, S. l— 438) и посвящено Эдмунду Гуссерлю. Теперь в GA Bd. 2, вместе с пометками Хайдеггера из так называемого «экземпляра из хижины» (hrsg. von F.-W. v. Herrmann, Frankfurt a. M. 1977; Tübingen, 16.1986). На подаренном Гуссерлю экземпляре — цитата из Лессинга: «Величайшая ясность всегда была для меня наивысшей красотой».

[105]

Огто Вальтер Ф. (Otto, Walter F.; 1874–1958) — философ и филолог-

классик; профессор в Вене, Франкфурте-на-Майне и Тюбингене. Работы: «Die Götter Griechenlands», Bonn 1929, и др.

[106]

Йегер Вернер (Jaeger, Werner, 1888–1961) — историк философии и филолог-классик; профессор в Берлине и Гарварде. Основные работы: «Aristoteles», Berlin 1923; «Paideia — Die Formung des griechischen Menschen», Berlin u. Leipzig 1934–1947,3 Bde*, и др.

[107]

На Шеффелышрассе жил Генрих Риккерт.

[108]

Речь идет о книге «Schellings Philosophie», изданной в Берлине.

[109]

Шеллинг Фр., «Философские исследования о сущности человеческой свободы».

[110]

В архиве Ясперса не сохранилось.

[111]

Вайс Елена (Weiß, Helene) — ученица Хайдеггера, работала над Аристотелем; с приходом к власти нацистов покинула Германию. Диссертация: «Причинность и случай в философии Аристотеля» — «Kausalität und Zufall in der Philosophie des Aristoteles», Basel 1942. В предисловии благодарит Хайдеггера за предоставленную возможность знакомства с его неопубликованными работами.

[112]

Кристеллер Пауль Оскар (Kristeller, Paul Oskar; род. 1905) — ученик Хайдеггера и Ясперса, философ; хотел защититься под руководством Хайдеггера, в 1933 г., покинув Германию, переехал в Италию (там выпустил работу о Фичино), а в 1939 г. — в США; профессор Колумбийского университета. Основные интересы: античность, Возрождение и ранний период нового времени.

[113]

Ни рукописи, ни машинописного экземпляра прочитанной в 1926 г. лекции «О сущности истины» («Vom Wesen der Wahrheit») в архиве Хайдеггера не найдено. Вероятно, Хайдеггер подготовил ее на основе своей лекции зимнего семестра 1925/26 г. «Логика. Вопрос об ис-

‘Русск. перев.: «Пайдейа», М, 1998.

тине» («Logik. Die Frage der Wahrfieit», GA Bd. 21, hrsg. von W. Biemel, Frankfurt a. M. 1976), а свои заметки впоследствии уничтожил. Прочитанную в 1926 г. лекцию не следует пугать с лекцией 1930 г., полностью переработанной, но имеющей то же заглавие (Frankfurt a.M. 1943, а также в: GA Bd. 9; Wegmarken. Hrsg. von F.-W. Henmann, Frankfurt a. M. 1976)…

[114]

В архиве Хайдеггера не найдено.

[115]

По сообщению Кристеллера (1988), в то время он из-за финансовых соображений вынужден был подготовить диссертацию как можно быстрее, но затем вернулся к Хайдеггеру (1931), который в качестве темы для защиты одобрил платонизм Марсилио Фичино. В 1932 г. для ее написания Кристеллер получил стипендию Общества поддержки немецкой науки.

[116]

Имеется в виду печатание работы «Бытие и время».

[117]

Беккер Карл Генрих (Becker, Carl Heinrich) — министр по делам культов Пруссии, см. прим. 47 к письму [13].

[118]

В Сильваплану (ср.: Husserl-Chronik, Denk- und Lebensweg Edmund Husserls von K. Schuhmann, Den Haag 1977, S. 308).

[119]

Летом Энно Э. Ясперса (Jaspers, Enno E.; 1889–1931), брата Карла Ясперса, пришлось на время поместить в приют св. Георгия для душевно- и нервнобольных в Эллене (Бремен).

[120]

Штёрринг Густав (Störring, Gustav; 1860–1946) — философ и психолог, с 1896 г. — приват-доцент в Лейпциге, в 1902–1911 гг. — ординарный профессор философии в Цюрихе, затем в Страсбурге, а в 1914–1927 гг. в Бонне. Как психолог-экспериментатор, Штёрринг был учеником Вильгельма Вундга (Wilhelm Wundt). Работы о процессах мышления, чувствах, а также систематическое изучение душевной жизни в норме и патологии послужили основой реалистической теории познания, с позиций которой он критиковал фрайбургскую (баденскую) школу неокантианства. Его философские работы, вплоть до самых поздних, находились под влиянием психологии.

[121]

Венчер Макс (Wentscher, Мах; 1862–1942) — с 1897 г. приват-доцент в Бонне, с 1904 г. — внештатный профессор в Кенигсберге, в 1907 г. в Бонне, там же с 1918 г. — ординарный профессор. В 1933 г. отправлен в отставку. Его работы, сосредоточенные главным образом на этических проблемах, находились, в частности, под влиянием Рудольфа Германа Лотце (Rudolf Hermann Lotze).

[122]

Ротхаккер Эрих (Rothacker, Erich; 1888–1965) — с 1924 г. профессор философии в Гейдельберге, с 1928 г. — в Бонне. Его работы посвящены главным образом логике и систематике гуманитарных наук. О его гейдельбергском периоде см.: Rothacker K, «Heitere Erinnerungen», Frankfurt a. M. / Bonn 1963, S. 57 ff.

[123]

Карл Генрих Беккер.

[124]

В архиве Хайдеггера не найдено.

[125]

Гегель, Предисловие к «Феноменологии духа»: «Знакомое вообще именно потому, что оно знакомо (bekannt), оказывается не познанным (erkannt). Это наиболее распространенное самозаблуждение, как и заблуждение других, предполагающих в познании нечто как знакомое и удовлетворяющихся этим; при всей этой болтовне такое знание, не знающее, что с ним происходит, не двигается с места» (WW. И,25).

[126]

Риккерта.

[127]

В архиве Хайдеггера не найдены.

[128]

Виндельбанд Вильгельм (Windelband, Wilhelm; 1848–1915) — философ, представитель фрайбургской (баденской) школы неокантианства, историк философии. Работы: Geschichte der abendländischen Philosophie im Altertum, 1888*; Geschichte der neueren Philosophie, Leipzig 1878–1880,2 Bde**; Lehrbuch der Geschichte der Philosophie (1892). Tübingen, 15, — 1957; Geschichte und Naturwissenschaft, Rektoratsrede (1894). Straßburg, 3,-1904; Über Willensfreiheit (1910). Tübingen, 4.1923***; Platon. 1900,7, —1923″»; Präludien. Aufeätze und reden zur Philosophie und ihrer Geschichte, 2 Bde. 1884*»».

[129]

Подразумевается «Философия» Ясперса («Philosophie»).

[130]

Дриш Ханс (Driesch/Hans; 1867–1941) — философ, профессор в Лейпциге. Представитель виталистической философии («Philosophie des Organischen», Leipzig 1909,2 Bde).

[131]

Пихлер Ханс (Pichler, Hans; 1882–1958) — философ, профессор в Грайфсвальде, занимал критическую по отношению к неокантианству позицию; выступал за обновление онтологии.

[132]

Манке Дитрих (Mahnke, Dietrich; 1884–1958) — философ, профессор в Марбурге; занимался философией Лейбница («Unendliche Sphäre und Allmittelpunkt — Beiträge zur Genealogie der mathematischen Mystik», Halle a. d. Saale 1937)

[133]

Бехер Эрих (Becher, Erich; 1882–1929) — философ и психолог, профессор в Мюнстере и Мюнхене; представитель витализма. Основной труд: «Geisteswissenschaften und Naturwissenschaften», München u. Leipzig 1921.

[134]

Великий герцог Фридрих I Баденский (1826–1907) — в 1852 г. стал принцем-регентом, а в 1856 г. — Великим герцогом. Одним из первых заговорил о немецком национальном единстве под эгидой Пруссии; в политике придерживался либеральных позиций; инициатор реформ выборной системы в Бадене (1904).

[135]

Фишер Куно (Fischer, Kuno; 1824–1907) — философ, в 1850 г. защищался по философии в Гейдельберге; с 1856 г. — профессор философии в Йене, с 1872 г. — снова в Гейдельберге, где преподавал до самой смерти. Начинал как гегельянец, однако своими трудами о Канте дал толчок новой рецепции философии Канта; один из крупнейших историков философии второй половины XDC в., снискавший известность прежде всего блестящим стилем изложения; основной труд: «Geschichte der neueren Philosophie», 10 Bde — «История новой философии».

[136]

Хайдеггер читал курс лекций «Основные проблемы феноменологии» («Die Grundprobleme der Phänomenologie»; теперь в: GA Bd. 24. Hrsg. von Fr.-W. v. Herrmann, Frankfurt a. M. 2,1989), а также вел семинар для старших студентов «Онтология Аристотеля и логика Гегеля» — «Die Ontologie des Aristoteles und Hegels Logik».

[137]

В летнем семестре 1927 г. Ясперс вел семинар по «Феноменологии духа» Гегеля.

[138]

Розенкранц Иоганн Карл Фридрих (Rosenkranz, Johann Caii Friedrich; 1805–1879) — философ, с 1831 г. — профессор в Галле, а с 1833 г. — в Кенигсберге, один из наиболее видных представителей правого крыла гегельянства. Хайдеггер запрашивал следующие работы: Die Modificationen der Logik, abgeleitet aus dem Begriff des Denkens. Studien Teü 3, Leipzig 1846; Wissenschaft der logischen Idee, Königsberg 1858–1859,2 Bde.

[139]

400 лет со дня основания Марбургского университета.

[140]

От издательства «Макс Нимайер» Ясперс получил «Бытие и время».

[141]

Относится либо к рождественскому письму, которое не сохранилось (ср. письмо [39] Хайдеггера Ясперсу от 26.12.1926), либо к визиту Хайдеггера в Гейдельберг (1.1.1927). В обоих случаях речь, по всей видимости, шла о «Бытии и времени», которое Ясперс к тому времени знал по чистой корректуре.

[142]

Rosenkranz K., Erläuterungen zu Hegel’s Encyclopädie der philosophischen Wissenschaften//Philosophische Bibliothek, Bd. 34, Berlin 1870.

[143]

Эрдман Иоганн Эдуард (Erdmann, Johann Eduard; 1805–1892) — с 1836 г. профессор в Галле, крупный историк философии («Versuch einer wissenschaftlichen Darstellung der Geschichte der neueren Philosophie», 3 Bde, Leipzig 1834–1853); принадлежал к последователям Гегеля правой ориентации. Ясперс намекает на работу: «Grundriß der Logik und Metaphysik. Fünf Vorlesungen», Halle a. d. S. 1841.

[144]

Fischer K., System der Logik und Metaphysik oder Wissenschaftslehre, Heidelberg 1852.

[145]

Подразумевается опубликованное З мая извещение о смерти, где сообщалось, что Йоханна Хайдеггер, урожд. Кемпф, скончалась «после долгой мучительной болезни».

[146]

Ср. прим. 139 к письму [43].

[147]

Ср. прим. 108 к письму [32].

[148]

Гертруда Ясперс предприняла эту поездку вместе с Марианной Ве-бер.

[149]

Майер Давид (Mayer, David; 1834–1929) — коммерсант; овдовев, жил в Пренцлау.

[150]

Майер Додо (Mayer, Dodo), в замужестве Зингер (Singer) — дочь брата Гертруды Ясперс, Артура Майера (Arthur Mayer).

[151]

Работа над «Философией».

[152]

Ср. более позднее высказывание Ясперса из его «Философской автобиографии» (а. а. О., S. 98 ff.): «Появление работы Хайдеггера «Бытие и время» (1927), хоть я тогда не разглядел этого по-настоящему, не привело к углублению наших отношений, но сделало их скорее более поверхностными. Я реагировал, как и за несколько лет до того на его критику моей «Психологии мировоззрений», не особенно заинтересованно. Уже в 1922 году Хайдеггер читал мне отдельные страницы из своей рукописи. Для меня это было непонятно. Я настаивал на естественном способе выражения. Временами Хайдеггер позднее говорил: он, мол, уже продвинулся намного вперед, наброски тех лет уже серьезно переделаны, что-нибудь получится. О содержании вышедшей в 1927 году книги я прежде ничего не знал. И вот я увидел работу, которая с первых же страниц производила впечатление интенсивностью исследования, конструктивностью понятий, меткостью и новизной языка, часто многое проясняющего. Однако, несмотря на блеск мощного анализа, она не казалась мне полезной для того, к чему стремился в философии я. Я радовался успеху человека, с которым был близок, но читать эту работу мне не хотелось, я то и дело застревал, потому что стиль, содержание и образ мысли были мне чужды. Я не воспринял книгу и как нечто, против чего должна быть направлена моя мысль, с чем я должен спорить. В отличие от бесед с Хайдеггером, она не давала мне никакого импульса.

Хайдеггер был, наверное, разочарован. Я, как старший, целиком занятый своей философской работой, не удосужился основательно прочитать и дать критику [его текста], как он, еще молодым человеком, сделал это по отношению к моей «Психологии мировоззрений», выявляя на этой критике свое мышление. Вот почему Хайдеггер, в свою очередь, не испытывал настоящего интереса ко всем моим более поздним публикациям».

[153]

Семинар.

[154]

Относится к тогдашней структуре «Философии».

[155]

На зимний семестр 1927/28 г. была определена тема: «Метафизика. (Ее история и современная истина)» — «Metaphysik. (Ihre Geschichte und gegenwärtige Wahrheit)».

[156]

GA Bd. 25: Phänomenologische Interpretation von Kants Kritik der reinen Vernunft. Hrsg. von Ingtraud Görland, Frankfurt a. M. 27, — 1987.

[157]

Назначение на должность ординарного профессора кафедры философии в Марбурге Хайдеггер получил 19.10.1927. Факультет не согласился с отклонением кандидатуры прусским министерством по делам культов и повторно выдвинул Хайдеггера.

[158]

Saldi «Maria, «Hegels Shakespeare-Interpretation», Berlin 1927. (Издано Ясперсом в серии: Philosophische Forschungen. H. 5.)

[159]

Зальдитг Мария (Saldi«, Maria; род. 1899) — в 1920–1924 гг. изучала философию в университетах Фрайбурга, Вюрцбурга, Мюнхена и Гей-дельберга, в 1924–1926 гг. — филологию и социологию в США. Защитилась в 1927 г. у Ясперса, написав работу о гегелевской интерпретации Шекспира. В 1927–1929 гг. — преподавательская деятельность в США. С 1930 г. — преподавание в различных средних школах Германии. — М. Зальдитт была близким другом семьи Ясперс, особенно во времена национал-социализма.

[160]

Подразумевается текст «Философии».

[161]

Манке Дитрих (Mahnke, Dietrich), рец. на: Dilthey W., Gesammelte Schriften, Bd. 7 // Literarische Berichte aus dem Gebiete der Philosophie. Das umfassende Literaturblatt für Wissenschaft und allgemeines Geistesleben. Hrsg. von A Hoffinann-Enurt, H. 15/16, Erfurt 1928, S. 34–39. (Множественное число у Ясперса, вероятно, подразумевает, что в 7-м томе собраны различные произведения Дильтея и все они обсуждаются Манке.)

[162]

Завершая свой обзор, Манке говорит, что «недавно разработанная Мартином Хайдеггером «герменевтическая феноменология»» «неожиданным образом» подтверждает чрезвычайную актуальность и перспективную значимость систематических работ Дильтея. Благодаря синтезу Дильтея и Гуссерля станет возможно «более полно реализовать интенции «Феноменологии духа» Гегеля и благодаря имманентной интерпретации психологических и духовно-исторических данностей дать систематическую онтологию истинной, исторически живой действительности…» (S. 38 ff).

[163]

Грасси Эрнесто (Grassi, Ernesto; род. 1902 г.) — философ культуры; с 1937 г. — профессор философии во Фрайбурге-им-Брайсгау, с 1938 г. — в Берлине, с 1948 г. — в Мюнхене, где руководил семинаром по фи-

лософии и духовной истории гуманизма. Основные темы его исторических исследований: античность, Возрождение. Грасси был также издателем нескольких научных серий.

[164]

GA Bd. 26: Metaphysische Anfangsgründe der Logik. Hrsg. von Klaus Held, Frankfurt a.M. 1978.

[165]

Вебер Альфред (Weber, Alfred; 1868–1958) — социолог, профессор в Гейдельберге; создатель социологии культуры. Основные работы: Kulturgeschichte als Kultursoziologie, Leiden 1935; Prinzipien der Geschichts- und Kultursoziologie, München 1951.

[166]

Зингер Курт (Singer, Kurt; 1885–1962) — в те годы приват-доцент по национальной экономии и социологии в Гамбурге; в годы Третьего рейха эмигрировал в Японию и Австралию.

[167]

Singer K., Das Geld als Zeichen, 1920.

[168]

Кнапп Георг Фридрих (Knapp, Georg Friedrich; 1842–1926) — экономист, приверженец новой исторической школы в экономике, профессор в Лейпциге (1867–1879) и Страсбурге (1874–1919).

[169]

Wirtschaftsdienst. Kriegswirtschaftliche Mitteilungen über das Ausland. Hrsg. von der Zentralstelle des Hamburgischen Kolonialinstituts, 1916–1943.

[170]

Singer K., Platon der Grunder, München 1927.

[171]

ЭккардтХанс Феликс фон (Eckardt, Hans Felix von; 1890–1957) — с 1927 г. профессор в Гейдельберге; в 1933 г. уволен, в 1946 г. возобновил работу в качестве профессора социологии.

[172]

Зальц Артур (Salz, Arthur; 1881–1963) — с 1917 г. профессор национальной экономии, истории экономики и социологии в Гейдельберге; в 1933 г. уволен, затем эмигрировал в Англию.

[173]

Гундольф Фрвдрих (Gundolf, Friedrich; 1880–1931) — поэт и литературовед, с 1920 г. профессор новой немецкой литературы в Гейдель-берге. Был тесно дружен с Ясперсом.

[174]

Gmndrib der Sozialökonomik. Bearbeitet von S. Altmann, Th. Brinkmann, K. Bücher u. a., Tübingen 1914 ff.

[175]

Ричль Ханс (Ritschi, Hans; род. 1897) — специалист в области финансов, в 1928 г. профессор в Базеле, с 1942 г. — в различных университетах Германии.

[176]

В протестантской теологии конца XDC в. говорили о так называемом ричлеанстве — богословском направлении, основателем которого был Альбрехт Ричль (Albrecht Ritschi; 1822–1889) и к которому примкнул также его сын Огто (1860–1944).

[177]

«Вопросами территориального размещения» («Standortsfragen») в экономических науках называют вопросы об условиях, обеспечивающих оптимальное территориальное размещение производства.

[178]

Ленц Фридрих (Lenz, Friedrich; 1885–1968) — экономист; в 1921–1933 гг. профессор политической экономии в Гисене; в 1933 г. уволен, после эмиграции — профессор в Берлине (1946–1948).

[179]

Семинар по «Критике чистого разума» Канта.

[180]

Вирхов Рудольф (Virchow, Rudolf; 1821–1902) — патолог; в 1849 г. профессор в Вюрцбурге, с 1856 г. — в Берлине; основоположник клеточной патологии. Видный историк медицины и один из зачинателей современной антропологии; как политик был соучредителем прогрессистской партии, а также членом прусской палаты депутатов и германского рейхстага.

[181]

Швёрер Виктор (Schwoerer, Viktor, 1865–1943) — д.ю.н., тайный обер-реггирунгсрат; руководитель отделения по делам высшей школы в баденском министерстве просвещения.

[182]

Литт Теодор (Litt, Theodor; 1880–1962) — философ и педагог; профессор в Бонне и Лейпциге. Работы: Individuum und Gemeinschaft,

Leipzig u. Berlin 1919; Mensch und Welt. Grundlinien einer Philosophie des Geistes, München 1948; Hegel. Versuch einer kritischen Erneuerung, Heidelberg 1953.

[183]

Фрайтаг-Лёрингхоф Бруно фон (Freytag-Löringhoff, Bruno von; род. 1912 г.) — философ, профессор в Тюбингене. Основная область интересов: логика Аристотеля. Основные работы: Die ontologischen Grundlagen der Mathematik, Halle a. d. Saale 1937; Logik. Ihr System und ihr Verhältnis zur Logistik, Stuttgart 1955 u. 1967,2 Bde.

[184]

Бехер Эрих, см. прим. к письму [41].

[185]

Ротхаккер Эрих (Rothacker, Erich; 1888–1965) — философ и психолог, профессор в Бонне. Область интересов: гуманитарные науки. Ра-боты: Einleitung in die Geisteswissenschaften, Tübingen 1920; Logik und Systematik der Geisteswissenschaften, München u. Berlin 1927 (первая публикация в: Handbuch der Philosophie. Abt 2. Hrsg. von A. Baeumler u. M. Schröter, München 1926); Geschichtsphilosophie, München u. Berlin 1934; Die Schichten der Persönlichkeit, Leipzig 1938.

[186]

Дюроф Адольф (Dyroff, Adolf; 1866–1943) — в 1903–1934 гг. профессор философии и педагогики в Бонне. Представитель критического реализма.

[187]

Ср. письмо [36] Ясперса Хайдеггеру от 27.10.1926.

[188]

Швёрер.

[189]

Рихтер.

[190]

Деканом был проф. д-р Пауль Якобсталь (Paul Jacobsthal).

[191]

Берг Бенгт (Berg, Bengt; 1885–1964) — шведский писатель и орнитолог.

[192]

Беккер Оскар (Becker, Oskar, 1889–1964) — с 1928 г. внештатный профессор философии во Фрайбурге, с 1931 г. ординарный профессор в Бонне. Работы главным образом по логике и философии математики.

[193]

Боймлер Альфред (Baeumler, Alfred; 1887–1968) — философ, профессор в Дрездене и Берлине. Отождествлял себе с национал-социализмом. Работы: Das Irrationalitätsproblem in der Ästhetik und Logik des 18. Jahrhunderts bis zur Kritik der Urteilskraft, Halle a. d. S. 1923.

[194]

Штенцель Юлиус (Stenzel, Julius; 1883–1936) — философ, профессор в Киле. Основная тема исследований — философия античности. Работы: Studien zur Entwicklung der platonischen Dialektik von Sokrates zu Aristoteles, Leipzig u. Berlin 1931; Zahl und Gestalt bei Platon und Aristoteles, Leipzig 1924.

[195]

Богословы, работавшие в то время в Марбурге: Рудольф Бультман, Ханс фон Зоден (Hans von Soden), Фридрих Хайлер (Friedrich Heiler), Вальтер Баумгартнер (Walter Baumgartner), Генрих Хермелинк (Heinrich Hermelink).

[196]

В архиве Хайдеггера не найдено; скорее всего, не было отправлено.

[197]

Макс Шелер скончался 19 мая 1928 г. во Франкфурте-на-Майне, вскоре после назначения в тамошний университет. Ясперс должен был читать лекции вместо него.

[198]

Вернер Рихтер (Werner Richter) в 1921 г. был германистом в Грайфс-вальдском университете, когда туда пригласили Ясперса.

[199]

Йонас Ханс (Jonas, Hans; род. 1903) — учился у Гуссерля, Хайдеггера, Бультмана и Ясперса. В 1928 г. защитил под руководством Хайдеггера и Бультмана диссертацию о понятии гнозиса. Последующие

работы о гнозисе (Gnosis und spätantiker Geist, 2 Bde, Göttingen 1934–1954) опубликовал уже в эмиграции, которая привела его в 1933 г. в Англию, в 1935 г. в Палестину, в 1949 г. в Канаду, в 1955 г. в США, где он преподавал в Новой школе социальных исследований (Нью-Йорк). В конце 1980-х годов приобрел мировую известность книгой «Принцип ответственности» («Das Prinzip Verantwortung. Versuch einer Ethik für die technologische Zivilisation», Frankfurt a. M. 1979).

[200]

Можно только догадываться, почему Ясперс «в спешке» отослал это краткое, а не уже написанное более пространное письмо. Вероятно, он не считал ситуацию вполне уместной для замечаний о Шелере.

[201]

Д-р Юстус Шварц (Justus Schwarz) — ученик Хайдеггера.

[202]

ХаймзётХайнц (Heimsoeth, Heinz; 1886–1975) — философ, профессор в Марбурге, Кенигсберге и Кёльне. Историк философии. Опубликовал в т. ч.: Die sechs großen Themen der abendländischen Metaphysik, Berlin 1922; Transzendentale Dialektik — Ein Kommentar zu Kants Kritik der reinen Vernunft, Berlin 1966–1971, 4 Bde; Studien zur Philosophie Immanuel Kants. Bd. 1: Metaphysische Ursprünge und ontologische Grundlagert, Köln 1956.

[203]

T. e. снят из списка возможных кандидатов.

[204]

Подразумевается рецензия Хайдеггера на второй том «Философии символических форм» (Bd. 2: «Das mythische Denken», Berlin 1925), опубликованная в: Deutsche Literaturzeitung 1928,21. H., Spalten 999— 1012.

[205]

В своей рецензии Хайдеггер говорит, что «занятие позиции» по отношению к книге Кассирера нужно осуществить «по трем аспектам»

(ibid.). Третий состоит в «основополагающем вопросе о конститутивной функции мифа в человеческом бытии и в совокупности сущего вообще» (ibid.). Ему должна предшествовать «сущностная интерпретация» (1008) мифа, которая «останется случайной и бесцельной до тех пор, пока не будет основана на радикальной онтологии бытия в свете проблемы бытия в целом» (1008). Используя терминологию экзистенциалов «Бытия и времени», Хайдеггер затем показывает, как следовало бы онтологически определить «место представления о мане».

[206]

Видимо, подразумевается невозможность онтологизации бытия.

[207]

Philosophische Hefte, l, Berlin 1928 (Специальный выпуск, посвященный «Бытию и времени»).

[208]

Marcuse //., Beiträge zu einer Phänomenologie des historischen Materialismus// Philosophische Hefte, l, a. a. O. S. 48–68.

[209]

В летнем семестре 1928 г. Ясперс вел семинар по философии истории Гегеля.

[210]

Хайдеггер М, Бытие и время. М., 1997; § 82.

[211]

Ср.: Jaspers £, Notizen zu Martin Heidegger, Hrsg. von H. Saner, München 1978, S. 26 f; 266.

[212]

Когда это было — установить с точностью не удалось.

[213]

Речь идет о «Философии» К. Ясперса.

[214]

«Бытие и время».

[215]

Бергсон Анри (Bergson, Henri; 1859–1941) — французский философ, профессор в Коллеж де Франс. Во французской и европейской философии вызвал переворот, который обычно (хотя и недостаточно точно) называют «философией жизни». Среди его публикаций: Essai sur les donnees immediates de la conscience, Paris 1889; Mattere et memoire. Essai sur la relation du corps a l’esprit, Paris 1896; Les deux sources de la morale et de la religion, Paris 1932.

[216]

Опубликовано в: GA Bd. 26: Metaphysische Anfangsgründe der Logik. Hrsg. von Klaus Held, Frankfurt a. M. 1978.

[217]

Соссюр Орас Бенедикт де (Saussure, Horace Benedict de; 1740–1799) — женевский естествоиспытатель; изучал геологию и географию Альп, в 1787 г. совершил восхождение на Монблан, который с помощью барометрических изменений определил как высочайшую гору Европы.

[218]

Saussure, Horace B. de, Voyages dans les Alpes, 4 Bde. 1779–1796; на нем. языке: Reisen durch die Alpen, 4 Bde, Leipzig 1781–1798.0 восхождении на Монблан (Bd. IV, S. 327): «…у меня было такое чувство, будто я пережил всю вселенную, и вот теперь ее труп лежит простертый у моих ног».

[219]

В летнем семестре 1923 г. Ясперс вел семинар по Кьеркегору.

[220]

Приглашение Ясперса в Бонн.

[221]

Риккергу.

[222]

Приглашение Ротхаккера в Бонн.

[223]

В архиве Хайдегтера не обнаружено.

[224]

После переговоров с факультетом по поводу приглашения.

[225]

В прусское министерство науки, культуры и народного образования, которое ведало приглашением в Бонн.

[226]

Вероятно, подразумевается англист Вальтер Франц Ширмер (Walter Franz Schirmer), преподававший в Бонне в 1925–1929 гг.

[227]

Ср. по этому поюду письмо [36] Ясперса к Хайдегтеру от 27.10.1926.

[228]

Список на замещение кафедры Макса Шелера, который скончался в мае 1929 г. во Франкфурте-на-Майне.

[229]

Деканом философского факультета был проф. Пауль Якобсталь.

[230]

Гризебах Эберхард (Grisebach, Eberhard; 1880–1945) — философ культуры. Работы: Wahrheit und Wirklichkeiten, Halle a. d. S. 1919; Erkenntnis und Glaube., Halle a. d. S. 1923.

[231]

Тиллих Пауль (Tillich, Paul; 1886–1965) — теолог и философ, профессор в Марбурге, Франкфурте-на-Майне, Нью-Йорке, Гарварде и Чикаго. Опубликовал в т. ч.: Mystik und Schuldbewußtsein in Sche-llings philosophischer Entwicklung, Gütersloh 1912; Über die Idee einer Theologie der Kultur// Religionsphilosophie der Kultur. Zwei Entwurfe von Gustav Radbruch und Paul Tülich, Berlin 1919, S. 29–52. (P.T.: Gesammelte Werke, Stuttgart 1967, Bd. IX, S. 13–31).

[232]

Вертхаймер Макс (Wertheimer, Max; 1880–1943) — психолог, один из основателей гештальтпсихологии, профессор во Франкфурте-на-Майне, с 1933 г. — в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке.

[233]

Речь идет о замене Шелеру.

[234]

Из министерства по делам культов и просвещения.

[235]

Речь идет о предложении министерства на тот случай, если Ясперс останется в Гейдельберге.

[236]

Вольфганг Виндельбанд, министериальрат в прусском министерстве науки, культуры и народного образования.

[237]

Выплаты на жилье были повышены на 30 марок в месяц. Это было связано с обещаниями министерства, данными протестантской церковной общине Гейдельберга (которой принадлежал дом JSfe 66 по ул. Плёк), сделать все, чтобы договор об аренде, истекавший в конце марта 1932 г., был бы продлен по крайней мере до 1 апреля 1935 г.

[238]

На полях: «пожалуйста, совершенно конфиденциально».

[239]

Одно только повышение базового оклада составило 40 % (с 10 000 до 14 000 марок ежемесячно). Со всеми надбавками месячный оклад Ясперса составлял на 1.4.1929 свыше 17 000 марок.

[240]

На полях: «так же» (т. е.: сугубо конфиденциально).

[241]

Этот план осуществился только в летнем семестре 1929 г. Рукопись лекции в архиве Хайдеггера отсутствует.

[242]

Werner Jaeger, Über Ursprung und Kreislauf des philosophischen Lebensideals // Sitzungsberichte der Königlich-Preubischen Akademie der Wissenschaften zu Berlin. Philosophisch-historische Klasse, Berlin 1928, Jg. 1928, Bd. XXV, S. 390–421.

[243]

Речь шла о замещении вакансии Карла Ноймана (Carl Neumann; 1860–1934), который в 1911–1929 гг. был в Гейдельберге ординарным профессором кафедры новой истории искусства.

[244]

Янцен Ханс (Jantzen, Hans; 1891–1967) — в 1916–1931 гг. ординарный профессор новой истории искусства во Фрайбурге-им-Брайс-гау, в 1931–1935 гг. — во Франкфурте-на-Майне, с 1935 г. — в Мюнхене.

[245]

Расшифровка не однозначна.

[246]

Панофски Эрвин (Panofcky, Erwin; 1892–1968) — в 1926–1933 гг. профессор истории искусства в Гамбурге; впоследствии эмигрировал в

США, где с 1935 г. преподавал в Институте повышения квалификации (Institute for Advanced Study) в Принстоне. Был одним из крупнейших специалистов по Дюреру, опубликовал также несколько фундаментальных работ по истории форм, теории искусства и иконографии.

[247]

Фабрициус Эрнст (Fabricius, Ernst; 1857–1942) — профессор древней истории во Фрайбургском университете.

[248]

Хайдегтер прочитал доклады на тему: ««Критика чистого разума» Канта и задача основоположения метафизики» («Kants Kritik der reinen Vernunft und die Aufgabe einer Grundlegung der Metaphysik»). Там состоялась и примечательная дискуссия с Кассирером.

[249]

В зимнем семестре 1928/29 г. Ясперс читал курс «Кант и Кьеркегор» («Kant und Kierkegaard»).

[250]

Работа Хайдеггера «Kant und das Problem der Metaphysik», Bonn 1929*, посвящена Максу Шелеру. 4-е, расширенное издание: Frankfurt a. M. 1973.

[251]

Второе издание «Бытия и времени».

[252]

Набросок; окончательный вариант в архиве Хайдеггера отсутствует.

[253]

Ясперс читал, в частности, доклад, опубликованный в «Абендблатт дер франкфуртер цайтунг» от 22.4.1929, где дискуссия между Кас-

» Русск. перев.: «Кант и проблема метафизики» / Перев. О. В. Никифорова. М., 1997.

сирером и Хайдеггером была представлена как одно из главных событий трехнедельной конференции в Давосе.

[254]

«О сущности основания» [Vom Wesen des Grundes // Festschrift Edmund Husseri zu 70. Geburtstag gewidmet, Halle a. d. S. 1929, S. 71-100 (Separatdruck des Jahrbuches für Philosophie und phänomenologische Forschung. Ergänzungsband)]. С посвящением Хайдеггера: «С сердечными пожеланиями. Ваш Мартин Хайдегтер. 14. IV. 29».

[255]

Арендт Ханна (Arendt, Hanna; 1906–1975) — политолог; в 1924–1925 гг. училась у Хайдеггера в Марбурге, а затем, после семестра обучения у Гуссерля, — у Ясперса (с 1926 г.). В 1929 г. защитила диссертацию «Понятие любви у Августина. Попытка философской интерпретации» («Der Liebesbegriff bei Augustin. Versuch einer philosophischen Interpretation»), опубликована в 1929 г. как девятый (и последний) выпуск в издаваемой Ясперсом серии «Философские исследования». В 1933 г. эмигрировала в Париж, а в 1941 г. — в США. В 1946–1948 гг. работала главным редактором, затем занималась писательской деятельностью; с 1963 г. — профессор политической тео* рии в Чикаго, а с 1968 г. — в Новой школе социальных исследований (Нью-Йорк). В 1951 г. вышел ее главный труд: «Происхождение тоталитаризма» («The Origins of Totalitarianism»).

[256]

Ср. по этому поводу письмо № 10 Ясперса Ханне Арендт от 4.8.1929 (в: Hannah Arendt/Karl Jaspers: Briefwechsel 1926–1969, hrsg. von L. Köhler u. H. Saner, München 1985, S. 44 ff). К оценке диссертации Ясперсом см. его отзыв в указанной переписке (S. 723 f.).

[257]

По поводу Общества поддержки см. письмо [31] от 17.2.1926, прим. 101.

[258]

В 1929 г. Ханна Арендт начала работу над «жизнеописанием» «немецкой еврейки» Рахель Варнгаген (1771–1833); исследование вышло в свет только после Второй мировой войны, сначала в английском переводе, а в 1959 г. — на немецком языке.

[259]

В летнем семестре 1929 г. лекция была обозначена как «Немецкий идеализм (Фихте, Гегель, Шеллинг) и философские проблемы современности» [GA Bd. 28: Der deutsche Idealismus (Fichte, Hegel, Schelling) und die philosophische Problemlage der Gegenwart. Hrsg. von Ingtraud Görland. Frankfurt a. M. 1997].

[260]

Edmund Husseri zum siebzigsten Geburtstag // Akademische Mitteilungen. Organ für die gesamten Interessen der Studentenschaft an der Albert-Ludwigs-Universität in Freiburg i. Br., Vierte Folge, IX. Sem., Nr. 3, 14.5.1929, S. 46 f.

[261]

ХерригельОйген(Herrigel,Eugen; 1885–1955) — в 1924–1929 гг. профессор философии в университете Тохоку (Сендай, Япония), с 1929 г. ординарный профессор в Эрлангене. Херригель был учеником Г. Рик-керта, отсюда — предостережение Ясперса.

[262]

В середине июня 1929 г. скончался ректор Гейдельбергского университета юрист Карл Хайнсхаймер (Karl Heinsheimer). Согласно протоколу заседания от 6.7.1929 (Universitätsarchiv Heidelberg B-1261/ l,2), уже в первом туре выборов 53 голосами из 55 был избран новый ректор, медик Эмиль Готшлих (Emil Gotschlich). Борьба за выборы, о которой говорит Ясперс, таким образом, относится не к нему. На том же заседании происходили выборы одного из ординарных профессоров Большого ученого совета в Малый совет. Здесь имела место борьба между кандидатами, а именно между Альфредом Вебером, Карлом Майстером (Karl Meister; 1880–1963, филолог-классик) и Вилли Андреасом (Willy Andreas; 1884–1967, новая история). При перебаллотировке Карл Майстер неожиданно опередил Альфреда Вебера. Ясперс, вероятно, имеет в виду именно это.

[263]

«Kant und das Problem der Metaphysik», Bonn 1929. — С дарственной надписью: «С сердечным приветом. Мартин Хайдеггер».

[264]

Относительно «дерзких вопросов» по поводу речи, посвященной Гуссерлю (ср. письмо [85] от 7.7.1929), можно лишь предположить следующее: Хайдеггер, который порой в письмах высказывался о Гуссерле весьма скептично и даже непочтительно, по поводу 70-летия Гуссерля 8.4.1929 произнес прямо-таки хвалебную речь в честь «водительства» Гуссерля и его «философской экзистенции». По словам Хайдегтера, исследования Гуссерля «впервые создали совершенно новое пространство философского вопрошания, с новыми задачами, иными оценками, новым взглядом на сокровенные силы великой традиции европейской философии» (S. 46). Эта новая философия Гуссерля — «не просто схема ориентации в мире, да и вообще не средство и продукт человеческого бытия, но — само это бытие, коль скоро оно свершается в свободе из своего истока» (S. 47). Оно открыто «диалогу с действующими силами всего бытия» (ibid.). Но это и есть «позиция философа: вслушивание в изначальную песнь, что слышна во всяком сущностном событии мира» (ibid.). Очевидно, эти слова о Гуссерле Ясперс воспринял тогда чуть ли не как гротеск. Гуссерль был для него образцом человека, который совершил превращение философии в науку, человеком, который осуществил «акт видения», хоть и видел большей частью лишь безразличное. (Ср.: Jaspers K., Rechenschaft und Ausblick, München 1958, S. 386.) К тому же он, вероятно, расценил намек на «схему ориентации в мире» как косвенную критику по своему адресу. И, наконец, он вполне мог задать вопрос: в чем же вообще заключается «водительство» в философии?

[265]

Вероятно, относится к письму или открытке Ясперса; в архиве Хай-деггера не обнаружено. Отзыв касается Ханны Арендт.

[266]

Рицлер Курт (Riezler, Kurt; 1882–1955) — философ и дипломат, профессор во Франкфурте-на-Майне и Нью-Йорке. Работы по политической теории, философии истории и эстетике.

[267]

Мария Шелер (Maria Scheler) — третья жена философа, управляющая наследием и до своей смерти в 1969 г. единоличная издательница трудов Шелера.

[268]

Ниже рукой Хайдеггера приписано: «Гартенштр., 28» (адрес родителей Ясперса).

[269]

Карл Вильгельм Ясперс (Carl Wilhelm Jaspers; 1850–1940) и Генриетта Ясперс (Henriette Jaspers; 1862–1941), урожд. Танцен (Tantzen).

[270]

«Was ist Metaphysik?», Bonn 1929 (Frankfurt a. M. 13,1986), а также в следующих изданиях: GA Bd. 9: Wegmarken. Hrsg. von F.-W. v. Herrmann, Frankfurt a. M. 1976, S. 103–122.

[271]

Очевидно, после доклада Хайдеггера Ясперс положил это письмо ему в комнату.

[272]

Приглашение в Берлинский университет Ясперс получил 28.3.1930.

[273]

В архиве Ясперса имеется копия, сделанная его женой, с небольшим изменением.

[274]

Ясперс уже строит планы о преемстве кафедры Риккерта.

[275]

Министерство по делам культов и просвещения.

[276]

Бушор Эрнст (Buschor, Ernst; 1886–1961) — специалист в области классической археологии; отказался от преемства кафедры Людвига Курциуса в Гейдельберге.

[277]

Эрвин Панофски отклонил приглашение в Гейдельберг (на место Карла Ноймана).

[278]

«Центром» была католическая партия, названная так по занимаемым ею местам в середине парламента. В годы Веймарской республики была основной правительственной партией.

[279]

Райнфельдер Ханс (Rheinfelder, Hans; 1898–1971) — романист, защитившийся во Фрайбурге и в 1933 г. ставший ординарным профессором в Мюнхене.

[280]

Бесселер Генрих (Besseler, Heinrich; 1900–1969) — музыковед, с 1928 г. профессор в Гейдельберге, позднее — в Йене и Лейпциге.

[281]

Ольшки Леонардо (Olschki, Leonardo; 1885–1961) — романист, ученик Карла Фослера (Karl Vossler); в 1918–1932 гг. преподавал в Гей-дельбергском университете, затем был приглашенным доцентом Королевского университета в Риме. В 1933 г. по причинам расистского характера был отправлен Гейдельбергским университетом в отставку; после этого продолжал читать лекции в Риме, пока ему не запретили и это. В 1938 г. эмигрировал в США, где долгое время был безработным. В 1944 г. получил место на факультете восточных языков в университете Беркли, однако в 1950 г., во время маккартистских «чисток», лишился его, хотя был уже американским гражданином. С 1954 г. преподавал в Риме и Венеции. Основной труд: «Geschichte der neusprachlichen wissenschaftlichen Literatur», Heidelberg 1919–1927*.

«Русск. перев.: «История научной литературы на новых языках», т. 1–3, М. — Л., 1934

[282]

Миякэ Гочи (Myake, Göchi; 1895–1982) — философ, профессор в университете Тохоку (Сендай), в университете Киото и университете Гаскусю (Токио); в 1930–1932 гг. — стажировка в Германии. Опубликовал ряд статей о философии Хайдеггера, философии морали, философии искусства и проблеме времени.

[283]

Один из Восточно-Фризских островов, где Ясперс часто бывал в детстве.

[284]

Д-р Вернер Брок (Werner Brock) был в 1931–1933 гг. ассистентом Хайдеггера; впоследствии при поддержке Хайдеггера эмигрировал в Англию (Кембридж).

[285]

Ricken Я., Die Heidelberger Tradition in der deutschen Philosophie, Tübingen 1931.

[286]

В качестве предположения: Риккерт включил в гейделъбергскую традицию Германа Глокнера (Hermann Glockner), Августа Фауста (August Faust) и Ойгена Херригеля, но Ясперса не упомянул ни словом.

[287]

Подразумевается брошюра «Духовная ситуация времени» («Die geistige Situation der Zeit»), вышедшая незадолго до трехтомной «Философии».

[288]

«Большой труд» — трехтомная «Философия» (Philosophie, Berlin 1932. Bd. I: Philosophische Weltorientierung; Bd. II: Existenzerhellung; Bd. III: Metaphysik). «Введение» — Die Geistige Situation der Zeit, Berlin 1931.

[289]

Успех «Бытия и времени».

ПО

[290]

См. письмо [102] от 24.5.1930.

[291]

Ср. письмо [101] от 17.5.1930; очевидно, в 1930 г. Хайдеггер гостил на Троицу у Ясперса.

[292]

Штернбергер Дольф (Sternbeiger, Dolf; 1907–1989) — учился как у Ясперса (1927), так и у Хайдеггера (1929). В 1932 г. защитился у Пауля Тиллиха во Франкфурте-на-Майне на тему «Исследование экзистенциальной онтологии Мартина Хайдеггера» («Der verstandene Tod», Leipzig 1934). Уже в 1929 г. во «Франкфурте? цайтунг» (29.9) опубликовал критику книги Хайдеггера «Кант и проблема метафизики». Каким образом Штернбергер дал повод к тому высказыванию Хайдеггера, с точностью установить не удалось.

[293]

Ср. письмо [86] от 24.7.1929.

[294]

Речь идет о высказывании Ясперса: «…могло бы вновь ощутимо упорядочить иерархию в духовной жизни» («Frankfurter Zeitung», 14.12. 1931, по поводу статьи Пауля Тиллиха «Существует ли еще университет?», напечатанной в той же газете 22.11.1931).

[295]

JaspersK., Max Weber. Deutsches Wesen im politischen Denken, im Forschen und Philosophieren, Oldenburg i. 0.1932.

[296]

МаксВебер.

[297]

Крик Эрнст (Krieck, Ernst; 1882–1947) — педагог, после профессур в Дортмунде и Франкфурте-на-Майне с 1934 г. ординарный профессор в Гейдельберге, где с 1.4.1937 рейхсминистерство образования назначило его ректором. На время его ректорства пришлось увольнение Ясперса. Крик в значительной мере участвовал в «приобщении» немецкого университета к нацистской идеологии. Наряду с Альфредом Боймлером был влиятельнейшим педагогом национал-

социализма, оказывал сильное влияние на национал-социалистскую философию политики. Оценка Крика Хайдеггером, уже в марте 1933 г. скептическая, после принципиальной концептуальной полемики по поводу основанного Криком во Франкфурте «Культурно-политического кружка немецких преподавателей высшей школы» («Kulturpolitische Arbeitsgemeinschaft Deutscher Hochschullehrer» — KADH) и после резких нападок Крика на Хайдеггера в криковском журнале «Народ в становлении» («Volk im Werden», 1934) вылилась в нескрываемую обоюдную неприязнь. О философии Хайдеггера Крик писал, что она есть «фермент, разлагающий и разрушающий немецкий народ». По его словам, Хайдеггер принадлежит к тем, кто «втайне способствует подрыву национал-социалистского движения обновления», а истоки его мысли отнюдь «не всегда были германскими»; мышление Хайдеггера отражает «чужеродное еврейское мышление» да «и без того чуждо и враждебно творческому немецкому человеку» (ср.: Volk im Werden, H. 2. [1934]; H. 3. [1935]).

[298]

Шадевальдт Вольфганг (Schadewaldt, Wolfgang; 1900–1974) — филолог-классик, в 1928 г. профессор в Кенигсберге, с 1929 г. во Фрайбурге, с 1934 г. в Лейпциге, с 1941 г. в Берлине, с 1950 г. в Тюбингене. Дружил с Хайдеггером. Переводчик Гомера, Эсхила, Софокла и Платона.

[299]

Зауэр Йозеф (Sauer, Joseph; 1872–1949) — папский прелат, профессор христианской археологии и истории искусства; ректор Фрайбургского университета в 1932–1933 гг.

[300]

Ср. ректорскую речь Хайдеггера: «Самоутверждение немецкого университета», Breslau 1933 (теперь в издании: Die Selbstbehauptung der deutschen Universität — Das Rektorat 1933/34. Hrsg. von Hermann Heidegger, Frankfurt a. M. 1983). 21.4.1933 Хайдеггер был избран ректором Фрайбургского университета.

[301]

Ср. «Philosophische Autobiographie», a. a. O., S. 100: «В конце мая 1933 года Хайдеггер в последний раз довольно долго гостил у нас. Несмотря на восторжествовавший на мартовских выборах национал-социализм, мы беседовали как прежде. Он купил мне пластинку с григорианскими хоралами, и мы вместе слушали ее. Уехал Хайдеггер раньше, чем намечалось. «Нужно включаться», — сказал он о быстром развитии национал-социалистской реальности. Я удивился, но ничего не спросил»*.

[302]

В южном предместье Берлина Эрнст Майер (Ernst Mayer, 1883–1952), зять Ясперса, еврей, имел частную врачебную практику. «Арийский параграф» в законе о восстановлении профессиональных административных кадров от 7.4.1933 уже привел к частичному бойкоту его практики со стороны «арийских» пациентов. — В некрологе на смерть Эрнста Майера (Ärztliche Mitteilungen, H. 24, 20. 12. 1952) Ясперс сообщает, что еще в 1933 г. Майер сказал ему: «Они сгонят нас в барачные лагеря, а потом подожгут их». Тогда Ясперс воспринял это как плод излишне буйного воображения. В 1938 г. Э. Майер эмигрировал в Голландию, где во время оккупации, в укрытии, написал свою «Диалектику незнания» («Dialektik des Nichtwissens», Basel 1950. Серия: Studia Philosophica. Supplementum 5).

[303]

30 июня по приглашению гейдельбергского студенческого союза Хайдеггер читал в Гейдельберге лекцию «Университет в новом рейхе» («Die Universität im neuen Reich»). Ср.: Heidelberger Neueste Nachrichten, Nr. 150 от 1. 07. 1933, S. 4. Перепечатано также в: SchneebergerG., Nachlese zu Heidegger. Dokumente zu seinem Leben und Denken, Bern 1962, S. 73 ff.

‘Хайдеггер использовал слово, ставшее тогда модным благодаря идеологии национал-социализма: «включаться» («einschalten»).

[304]

Спустя более чем 20 лет Ясперс так описывал этот последний визит Хайдеггера: «В мае он еще раз на короткое время остановился у нас. Поводом была лекция, которую он, теперь ректор Фрайбургского университета, читал перед гейдельбергскими студентами и профессорами. Шеель, председатель гейдельбергского студенчества, приветствовал его как «коллегу Хайдеггера». По форме это была мастерская лекция, а по содержанию — программа национал-социалистского обновления университета… Бурными аплодисментами студенты и немногие профессора приветствовали это выступление. Я, сидя в первом ряду с краю, вытянув ноги и заложив руки в карманы, не пошевелился.

Последующие разговоры с Хайдеггером не были с моей стороны открытыми. Я сказал ему: ожидалось, что он вступится за наш университет и его великую традицию. Никакого ответа. Я заговорил о еврейском вопросе и о злобной чепухе про «сионских мудрецов», на что он сказал: «Существует ведь опасный международный союз евреев». За столом он сказал слегка сердитым тоном: это безобразие, что существует столько профессоров философии — во всей Германии следовало бы оставить двух или трех. «Кого же?» — спросил я. Никакого ответа. «Как может такой необразованный человек, как Гитлер, управлять страной?» — «Образование совершенно не важно, — ответил он, — вы только посмотрите на его великолепные руки!»

Сам Хайдеггер тоже казался другим. Сразу, как только он приехал, возник настрой, разделивший нас. Народ был опьянен национал-социализмом. Я поднялся наверх, в комнату к Хайдеггеру, чтобы поздороваться с ним. «Как будто опять наступил 1914 год… — начал я, желая продолжить: — опять то же всеобщее, лживое опьянение», но при виде сияющего Хайдеггера слова застряли у меня в горле. Этот радикальный разрыв необычайно меня затронул. Ни с одним человеком у меня такого не было. Особенно больно было оттого, что Хайдеггер, казалось, ничего не замечал. Он подтвердил это

тем, что с 1933 г. больше не приезжал ко мне и даже при моем увольнении в 1937 г. не нашел для меня ни слова. Но еще в 1935 г. я слышал, что на одной из своих лекций он говорил о своем «друге Яспер-се». Сомневаюсь, понял ли он тот разрыв даже сегодня.

Я был растерян. До 1933 г. Хайдеггер ничего не говорил мне о своих национал-социалистских симпатиях. Я, со своей стороны, должен был с ним поговорить. В последние годы перед 1933-м его визиты стали редкими. Теперь было слишком поздно. Перед одурманенным Хайдеггером я оказался бессилен. Я не сказал ему, что он на ложном пути. Я уже не доверял его изменившемуся характеру. От той силы, к которой теперь примкнул Хайдеггер, я чувствовал угрозу и для себя самого и, как уже не раз в моей жизни, думал о «caute» Спинозы.

Обмануло ли меня все то позитивное, что было между нами? Был ли я сам виноват, что не искал радикального разговора с ним, опираясь на это позитивное? Не был ли я виноват в том, что до 1933 г. своевременно не увидел опасности, считал национал-социализм в целом чем-то слишком безобидным, хотя Ханна Арендг уже в 1932 г. ясно сказала мне, куда все идет?

В мае 1933 г. Хайдеггер уехал в последний раз. Больше мы никогда не виделись» (Philosophische Autobiographie, a. a. O., S. 100 ff.).

[305]

Heidegger M., Die Selbstbehauptung der deutschen Universität. Rede, gehalten bei der feierlichen Übernahme des Rektorats der Universität Freiburg i. Br. am 27.5.1933, Breslau o. J. (1933). — С дарственной надписью: «С сердечным приветом. Хайдеггер».

[306]

Почти тридцать лет спустя по поводу ректорской речи Хайдеггера и его выступления в Гейдельберге Ясперс писал (ср.: KarlJaspers, Notizen zu Martin Heidegger, Nr. 165): «…я еще пытался в возможно более положительном смысле истолковать его ректорскую речь. Но

в то же время уже ему не доверял. Я не высказал этого, но повел себя по принципу: если ожидать лучшего, то другой — поскольку находится в долголетних добрых отношениях с тобой — пойдет тебе навстречу; если же выказать недоверие, то все разрушишь. Духовный уровень не был утерян, хотя содержание его речей и поступков скатилось на невыносимо низкую и чуждую мне ступень.

Но я все равно не мог не воспринимать его всерьез, теперь как субстанциального противника, как медиума угрожающе опасной — я понимал это, — разрушительной силы.

Согласно масштабам, которые, конечно, субъективны, его речь, поведение и внешность казались мне столь неблагородными, что субстанциальная чуждость составляла странный контраст с флюидами философствования. В этом тоже была чуждость и все же связанность в интересе к тому, чем нам казалась философия и в чем мы считали себя тогда единодушными (без определенного содержания)». 307. В архиве Хайдеггера не найдено. Должно быть, речь идет о заявлении Густава Адольфа Шееля (Gustav Adolf Scheel; род. 1907). Шеель был студентом-медиком; в 1931 г. национал-социалистское большинство избрало его председателем гейдельбергского студенчества. Он активно участвовал в «чистке» гейдельбергского студенчества от евреев, марксистов и пацифистов. В 1936 г. стал рейхсфюрером студенчества, одновременно был инспектором охранной полиции и СД в Штутгарте. В1941 г. стал наместником и гауляйтером в Зальцбурге, по окончании войны предполагалось назначить его рейхсминис-тром науки, искусства и народного образования. В рамках денацификации был приговорен к нескольким годам исправительных лагерей. Впоследствии работал врачом.

В 1932 г. Ясперс входил в комиссию, разбиравшую административные правонарушения Шееля и иже с ним. Ясперс позднее говорил, что своей лживостью Шеель сумел добиться для себя оправдания. Сам Шеель на судебных процессах после войны заявлял, что в годы нацизма неоднократно вступался за Ясперса и его жену.

[308]

Рукопись «Тезисы к обновлению высшей школы» («Thesen zur Frage der Hochschulemeuerung», в архиве Ясперса машинописный текст под номером 27 mF). На титульном листе пометка: «Написано в июле 1933 г.», и более позднее добавление: «Кое-что взято для университетской речи 1945 г.». Имеется в виду речь «Обновление университета» («Erneuerung der Universität»), произнесенная Ясперсом 15.08. 1945 по случаю открытия медицинских курсов в Гейдельбергском университете.

К «Тезисам» приложен листок, вероятно, черновик письма в министерство по делам культов и просвещения в Карлсруэ, указывающий на некоторые сопутствующие обстоятельства:

«Самовольно излагать решающей правительственной инстанции свои идеи, которые можно счесть личными, всегда сопряжено с сомнениями. Я осмелился на это, движимый сознанием, что для будущего немецких университетов наступил решающий момент. Всякий, кто на основании собственного опыта духовных возможностей в университете имеет что-либо сказать, очевидно, вправе без назойливости претендовать в такой момент на внимание; он не требует, но лишь указывает на то, что полномочной инстанции, возможно, давно известно, а возможно, даст ей новые идеи.

Эти записи сделаны в июле для Общества гейдельбергских доцентов, которым предстояло в обмене мнениями определить, что они полагают необходимым сделать для нового университета. Это общество распалось по причинам личного характера, так и не успев начать свою работу.

Записи мои не претендуют на полноту, это как бы фрагменты идеи целого, которые тогда представлялись мне важными, поскольку в стихийных публичных дискуссиях и планах они не на первом плане. Тезисы не противоречат, а, скорее, согласуются с принципами, уже одобренными министерством, и, видимо, не вступят в противоречие с неизвестными мне планами правительства. Поскольку ныне я считаю нецелесообразной публикацию тезисов отдельной брошюрой, то с полным доверием посылаю их инстанции, которая будет решать вопрос о наших организациях».Хайдеггер информирован (моим письмом) и может, если пожелает, обратить на это внимание правительства. По собственной инициативе я ничего предпринять не могу, ибо мне говорят, что как беспартийного и супруга еврейки меня только терпят, но доверять мне не могут».

Из всего этого можно заключить, что, отказавшись от намерения послать «Тезисы» без предварительного запроса, Ясперс втайне надеялся, что Хайдеггер посодействует, чтобы министерство по делам культов и просвещения выступило с таким запросом. Но «Тезисы» не были посланы и Хайдеггеру, что свидетельствует о сомнениях Ясперса в том, как они будут восприняты в той политической ситуации.

«Тезисы» позволяют более непосредственно судить о позиции Ясперса по отношению к быстро ширящемуся процессу пацификации университета, нежели все его позднейшие самоинтерпретации.

Они исходят из того, что по сравнению с эпохой своего расцвета в 1770–1830 гг. немецкий университет в последние 100 лет постепенно, а в нашем веке ускоренными темпами идет к упадку. Обозначены следующие явные симптомы: дробление знания, которое все больше утрачивает смысл, в почти произвольном разнообразии бесполезного и ненужного, возрастание школярства в отвлеченном и отвлекающем учебном процессе, непомерный рост управленческих структур с их всевозможными комиссиями и инстанциями, снижение общего уровня до убогой посредственности и растущее ущемление свободы, ибо «отпал необходимый компонент свободы — отсеивание неудачников». Таким образом, обновление высшей школы Ясперс считал задачей первой необходимости. Решение не могло заключаться в реставрации университетских структур 1770–1830 гг. В новых условиях необходима была попытка оживить идею университета в новой форме. Это сопряжено «с уникальной для современной ситуации возможностью и опасностью: возможностью преодоления всех затяжных и запутывающих переговоров комиссий и инстанций посредством решительных распоряжений человека, который имеет неограниченную власть над университетами и может опереться на мощную поддержку сознающей ситуацию молодежи и необычайную готовность тех, кто прежде был безучастен и равнодушен; опасность же заключается в том, что поддержка потеряет ориентацию… а начальственное решение окажется не на уровне духовной задачи. Возможность подлинного обновления немецкой науки есть одновременно опасность ее окончательной гибели». Ввиду такой опасности видные исследователи и преподаватели обязаны, по мнению Ясперса, «довести до сведения полномочных инстанций» свои предложения по реформированию. Итак, еще летом 1933 г. Ясперс считал, что при новом режиме можно осуществить рациональное обновление университета, если режим сделает то, что ему подскажут видные ученые, но, если режим останется глух, университету грозит окончательный упадок.

Ясперс предлагает следующие коренные реформы: уменьшить количество предлагаемых лекций и семинаров. Вместо этого «больше места» отвести «индивидуальной домашней работе». Обучение в принципе должно стать дерзанием исходя из свободы и в свободе. «Для этого необходимо упразднить все учебные планы как обязательное принудительное распределение учебного процесса по дням, отменить все семинарские талоны и формальные справки». — Кафедры должны предоставляться только «творческим личностям высокого научного уровня», в иных случаях, в том числе и в важных дисциплинах, достаточно внештатной профессуры и преподавателей по контракту. Такая система

имела бы то преимущество, что факультеты стали бы менее громоздкими. Последнее слово при отборе заведующих кафедрами должно принадлежать куратору, особо определенному на пожизненный срок для каждого университета, а не центральной для всех университетов инстанции. Управление университетом «следует упростить», «максимально сократить число комиссий, органов контроля, инстанций, заседаний, повысить ответственность личного решения; расширить свободу ректора и деканов по отношению к ученому совету и факультету». Ректор и деканы должны действовать открыто, однако «не зависеть от решений большинства, кроме определенного круга важнейших вопросов». Так, Яс-перс на первый взгляд согласен с принципом внутриуниверси-тетского фюрерства. Но с одной очень важной оговоркой: принимающий единоличные решения должен находиться «под внутренним нажимом», чтобы не произошло ущемления свободы. «Через определенные промежутки времени принимавший решения должен отчитываться» — очевидно, перед сотрудниками университета. В таком случае должна разрешаться «самая нелицеприятная критика», нужно даже создать «незаинтересованную инстанцию, которая, на основании знакомства с обстоятельствами… могла бы наказывать». Лишь когда есть риск, что руководителя можно привлечь к ответственности, есть и надежда, «что на руководящие должности пойдут люди, уверенные в своих способностях…».

Что до трудовой повинности и военно-прикладного спорта, то они «являются не частью университета, но реальностью всеохватного перегиба», соединяющей с «основами существования и народом в целом». Они способствуют становлению дисциплины и особого умонастроения, которых «в научном воспитании должно не копировать, не воспроизводить, но дополнять». Необходимо отделить их по времени от учебных занятий также и «по физическим причинам». «Семестр, чтобы быть плодотворным, должен быть либо целиком посвящен учебе — с ограниченной добавкой занятий спортом, — либо полностью отдан военной службе».

И, наконец, различными способами ограничивается примат политики над наукой: «Ни одна другая инстанция в мире» не может указывать цели исследованию и обучению, «кроме… ясности самого подлинного знания». Академическая свобода не связывает себя ни политикой, ни внешними принуждениями, ни авторитетом, но только сократовскими взаимоотношениями обучающих и учащихся. Реформа университета не может состоять в том, чтобы, «следуя духу времени, вводить те или иные новшества». В рамках университета противник не тот, кто придерживается иных политических взглядов, а противник — невежество, рутина и бездуховность. «Было бы иллюзией полагать, что в высшей школе, где речь идет о духовном становлении, ныне можно чего-то добиться политической борьбой… Только борьба духовная способна вызвать к жизни нечто новое в духовном». В университете есть место лишь для «изначальных поисков истины».

«Тезисы» ратовали за установление в университете принципа платоновской элитарной аристократии, соединенного с идеей М. Вебера об этической ответственности всех власть имущих. Эти предложения имели целью почти безграничную свободу обучения и преподавания, при которой мог бы наиболее беспрепятственно проявиться профессионализм преподавателей и исследователей, а личность студентов раскрывалась бы наилучшим образом. Иллюзия тезисов — в еще сохранившейся вере, что и политическое руководство желает этой свободы или способно к ней вернуться. Эта вера была столь велика, что Ясперс одобрительно отнесся к новому университетскому уставу земли Баден, в котором другие видные исследователи сразу же разглядели гибель университета. Ясперс, безусловно, не догадывался, с кем он имеет дело. «Тезисы» напечатаны в: «Jahrbuch der österreichischen Karl-Jaspers-Gesell-schaft». Hrsg. von Elisabeth Salamun-HybaSek und Kurt Salamun, Jg. 2 (1989), S. 5-27*.

[309]

21.8.1933 министр по делам культов, просвещения и юстиции земли Баден издал новый предварительный университетский устав, который на следующий день был полностью опубликован в баденских газетах (в т. ч. в: «Heidelberger Neueste Nachrichten», S. 2; «Heidelberger Tageblatt», S. 1).

[310]

«Чрезвычайный шаг» заключался в радикальном уподоблении университетских структур «принципу фюрерства», а также подчинению университета примату политики. Эти два аспекта были объединены в понятии «приобщения к нацизму»: «Ректор должен стать «фюрером высшей школы»; ему были переданы все полномочия существовавшего до того ученого совета (большого и малого). Он более не избирался, но назначался министром «из числа ординарных профессоров»; срок его ректорства не ограничен по времени, а «определяется министерством»». «»Своим заместителем» ректор мог назначить «канцлера» из преподавательского состава, а также — для исполнения отдельных задач — других заместителей. «Для обсуждения… общих научных и образовательных задач университета» ректор мог в любое время созвать деканов и вообще «преподавательский состав, вместе с ассистентами или без них».

Ученому совету позволялось только консультировать ректора. В ученый совет входили: ректор, канцлер и пять (с июня 1934 г. — шесть) деканов, а также «еще пять членов, назначаемых ректором», из которых двое должны были быть ординарными профессорами, а трое — внештатными. Ректор также имел право назначить в ученый совет еще трех доцентов. Срок их участия в ученом совете определялся им же. На заседания ученого совета приглашался фюрер студенчества, далее, еще один студент, а также по одному представителю ассистентского или административного корпуса — если решались вопросы, касающиеся одной из этих трех групп. Кроме того, ректор имел право привлекать представителей любых других университетских групп, если считал это необходимым.

Деканы факультетов, а также их заместители назначались ректором; оба должны были быть ординарными профессорами. Срок полномочий определял ректор. Декан имел в сфере своей компетенции те же полномочия, что и ректор — в своей, т. е. «обладал правом единоличного решения всех факультетских вопросов». Члены факультета могли быть «привлечены для консультаций» по важным вопросам (например, по вопросам назначений и присуждения почетных ученых степеней). Декан был «подотчетен только ректору», который мог сам принимать участие во всех факультетских заседаниях или присылать своего представителя». Впервые этот устав вступил в силу в земле Баден 1.10.1933.(Источники: Die Verfassungen der badischen Universitäten und der Techn. Hochschule in Karlsruhe. Erlaß Nr. A. 22296; Hermann Weisert: Badische Hochschulverfassung vom 21. August 1933. In: Die Verfassung der Universität Heidelberg, Heidelberg 1974, S. 127.) 311. Речь вдет о разделе III/1 устава университета, где сказано: «Декану (руководителю отделения) принадлежит право единолично принимать решения по всем вопросам факультета (отделения). Все прочие члены факультета (отделения) могут быть привлечены для консультаций. По важным вопросам необходимо узнать их мнение и зафиксировать в письменном виде. Решения факультетов (отделений) в письменной форме не фиксируются».

[312]

JaspersK., Vernunft und Existenz, Groningen, 1935//Aula-Voordrachten der Rijksuniversiteit te Groningen, No. 1.

[313]

Лекция Хайдеггера в летнем семестре 1935 г.: Einführung in die Metaphysik. Опубликована: Tübingen 1953, а также: GA Bd. 40. Hrsg. von Petra Jaeger, Frankfurt a. M. 1983*.

[314]

Написанная от руки записка, вложенная в книгу о Ницше. Дарственная надпись на книге: «С сердечным приветом! 14.5.36. Ясперс».

[315]

Hölderlin und das Wesen der Dichtung // Das innere Reich 3, 1936, S. 1065–1078 (Sonderdruck München 1937). Теперь в: Erläuterungen zu Hölderüns Dichtung, Frankfurt a. M, 5,1981, а также: GA Bd. 4. Hrsg. von F.-W. v. Herrmann, Frankfurt a. M. 1981, S. 33–48.

[316]

JaspersK., Nietzsche. Einführung in das Verständnis seines Philosophierens, Berlin u. Leipzig 1936.

[317]

В зимнем семестре 1936—37 г. Хайдегтер все же прочитал лекцию о Ницше: «Воля к власти как искусство». Издано в: Nietzsche I. Pfullingen 1961, S. 11-254, а также: GA Bd. 43: Nietzsche. Der Wille zur Macht als Kunst. Hrsg. von Bernd Heimbüchel, Frankfurt a. M. 1985.

В последующие годы Хайдеггер работал над интерпретацией Ницше. Ср. его лекцию летнего семестра 1937 г.: «Вечное возвращение» (Die ewige Wiederkehr des Gleichen // Nietzsche I. Pfullingen 1961, S. 255–472, а также: GA Bd. 44: Nietzsches metaphysische Grundstellung im abendländischen Denken: Die ewige Wiederkehr des Gleichen. Hrsg. von Marion Heinz, Frankfurt a. M. 1986), а также лекцию летнего се-

‘Русск. перев.: «Введение в метафизику»/ Пер. Н. О. Гучинской. СПб., 1997.

местра 1939 г.: «Воля к власти как познание» (Wille zur Macht als Erkenntnis// Nietzsche I, Füllungen 1961, S. 473–658, а также: GABd. 47: Wille zur Macht als Erkenntnis. Hrsg. von Eberhard Hanser, Frankfurt a. M. 1989). Vorlesung II. Trimester 1940: Der europäische Nihilismus// Nietzsche II, Pfullingen 1961, S. 31-256; GA Bd. 48: Nietzsche: Der europäische Nihilismus. Hrsg. von Petra Jaeger, Frankfurt a. M. 1986.

[318]

«Прилагаемая брошюра»: Mein Leben. Autobiographische Skizze des jungen Nietzsche, Frankfurt a. M. 1936. С дарственной надписью: «С сердечным приветом. Ваш Мартин Хайдеггер. Май 1936».

[319]

Лекция о Шеллинге вышла в свет под заголовком: Schellings Abhandlung über das Wesen der menschlichen Freiheit (1809). Hrsg. von Hildegard Feick, Tübingen 1971; GA Bd. 42: Schelling: Vom Wesen der menschlichen Freiheit. Hrsg. von Ingrid Schüßler, Frankfurt a. M. 1988.

[320]

После войны Хайдеггер рассказывал своему сыну Герману, что на это письмо от 16 мая 1936 г. он так и не получил ответа. Поэтому он и не писал больше Ясперсу, а только посылал ему свои публикации. Странным образом набросок письма Ясперса помечен тем же числом: 16 мая 1936 г.

[321]

Сохранилось в архиве Ясперса только в черновом варианте, однако без пометки «не отправлено».

[322]

В черновике письма есть вычеркнутый фрагмент: «Чтобы все-таки немного сказать о себе: физически я живу на пределе; малейшие напряжения — даже поездки — выводят мое тело из строя. В настоящее время я вполне в форме. Год назад с июля по октябрь, а также в по-следующие недели до самого Рождества я часто болел: озноб, кровотечения, — но все опять обошлось. Характер работы над Ницше позволяет заниматься ею в постели, так что каникулы не были потеряны».

[323]

В летнем семестре 1936 г. Ясперс вел семинар по Ницше.

[324]

В архиве Ясперса сохранилось в черновом варианте с пометкой «не отправлено».

[325]

9.10.1942 Хайдеггер переслал Ясперсу свою статью «Учение Платона об истине» («Platons Lehre von der Wahrheit», Sonderdruck aus dem Werk: «Geistige Überlieferung». Das zweite Jahrbuch, Berlin 1942, S. 96— 124. Снабжено посвящением: «С сердечным приветом. M. Хайдеггер. 9. X. 42».

[326]

Heidegger M., Hölderlins Hymne «Wie wenn am Feiertage…», Halle a. d. S. o. J. (1941). С посвящением: «С сердечным приветом. Ваш Мартин Хайдеггер».

[327]

Очевидно, письмо [123] от 16. 5.1936 г. Хайдеггера Ясперсу. Другое «дружеское подтверждение о получении» в архиве Ясперса не найдено. ~ Еще в зимнем семестре 1936/37 г. Хайдеггер сформулировал свои принципиальные возражения против Ясперсовой интерпретации Ницше; сделано это было в лекции «Ницше. Воля к власти как искусство» (GA Bd. 43, S. 26): «…Ясперс подробнее [нежели Альфред Боймлер] останавливается на учении Ницше [о вечном возвращении] и видит, что здесь мы имеем дело с важнейшей мыслью Ницше. Однако Ясперс не вводит эту идею в сферу основного вопроса европейской философии, несмотря на речь о бытии, а значит, не связывает ее реально с учением о воле к власти.

Основанием для этой отнюдь не самопонятной позиции является то, что для Ясперса, говоря со всей остротой, философия вообще невозможна. По сути, она есть «иллюзия», служащая задачам нравственного просветления человеческой личности. Философские понятия лишены собственной, а тем паче той настоящей истинной силы сущностного знания. Поскольку Ясперс уже не воспринимает суть философского знания всерьез, для него нет и никакого действительного вопрошания. Философия становится морализирующей психологией экзистенции человека. Для этой позиции, несмотря на все ее усилия, с необходимостью остается

закрыта возможность когда-либо проникнуть, вопрошая, в философию Ницше».

В лекции 1940 г. «Ницше. Европейский нигилизм» (Nietzsche: Der europäische Nihilismus // GA Bd. 48, S. 28, Anm.) Хайдеггер излагает свои критические замечания еще подробнее:

«Основные недостатки книги Ясперса о Ницше. что он вообще пишет подобную книгу; что он не различает исторических этапов в трудах Ницше (не одного лишь исторического развития) и без разбора выхватывает фрагменты из работ ранних лет и трудов позднего периода, пристегивая их друг к другу; что он «релятивирует» принципиальные воззрения Ницше, которые суть не частные мнения философа, а необходимости европейской метафизики, и утверждает, будто сам Ницше считал их верными лишь ограниченно, вероятно в качестве шифров; что всему этому он противопоставляет экзистенциальный субъективизм с богословско-христианским налетом и, таким образом, не подготавливает решения и даже не распознает, каким решением в истории истины бытия является сам Ницше».

[328]

В конце летнего семестра 1937 г. Ясперс, поскольку его жена была еврейкой, на основании Закона о восстановлении профессиональных административных кадров был в целях «упрощения управления» (§ 6) отправлен в отставку. Фактически это означало запрет на преподавание.

[329]

Jaspers K., Descartes und die Philosophie, Berlin u. Leipzig 1937. — Посвящение: «С сердечным приветом! 25.7.37 Ясперс».

Jaspers K., Existenzphilosophie. Drei Vorlesungen, gehalten am Freien Deutschen Hochstift in Frankfurt a. M/September 1937, Berlin u. Leipzig 1938. Посвящение: «С сердечным приветом! К. Ясперс».

[330]

Далее следует зачеркнутый пассаж: «Все, что я еще слышал о Вас, дошло до меня из третьих уст, было отрывочным, незначительным, так что быстро ускользало из памяти, за исключением некоторых

писем, написанных Вами другим людям, которые в 1933 и 1934 гг. в растерянности обратились с ними ко мне. О них, из-за приличествующей в данном случае деликатности, мне сказать нечего».

[331]

Далее следует зачеркнутый пассаж: «И основополагающие факты в сегодняшней ситуации наших отношений (сейчас лучше их не обсуждать) изменению не подлежат».

[332]

Ср.: HeideggerM., Platons Lehre von der Wahiiieit, a. a. O., S. 96: ««Учение» мыслителя есть то, что в сказанном им осталось невысказано, то, чему подвергается человек, чтобы ради этого себя растрачивать».

[333]

Ibid.: «Чтобы познать и впредь быть в состоянии знать не высказанное мыслителем, каково бы оно ни было, мы должны размышлять о том, что им сказано».

[334]

Ibid.: «То, что остается невысказано, есть поворот в определении сущности истины».

[335]

Ibid., S. 124: «Сперва необходимо по достоинству оценить «позитивное» в «приватной» сущности &Хт]0еюс. Сперва следует понять это позитивное как основополагающую черту самого бытия. Сначала должна наступить необходимость, в которой под сомнение будет поставлено не только, как обычно, сущее, но однажды — и бытие. Поскольку эта необходимость еще предстоит, начальная сущность истины еще покоится в своем сокрытом начале». Пометка Ясперса на полях: «Это следовало бы развернуть. Иначе непонятно».

Подводя итог своей критике Хайдеггеровой интерпретации притчи о пещере, Ясперс помечает в своем экземпляре книги: «Хайдег-гер обходится с Платоном как с человеком, имевшим «учения», — как и Целлер — совершенно не-платоновский настрой. Никакой диалектики, никакого движения в действительной реконструкции, сплошная химера — nihu — занимает место экзистенции-трансцен-денции, — Платон охарактеризован неверно. Довольно смешные обобщения!»

[336]

Зоден Ханс фон (Soden, Hans von; 1881–1945) — теолог; с 1924 г. был ординарным профессором Нового Завета и церковной истории в

Марбурге. К различению понятия истины см. его работу: «Was ist Wahrheit?», Marburger Akademische Reden, Bd. 46, Marburg 1927.

[337]

На первой странице написано: «Не отправлено»; приложен листок от 30.10.1966:

«Почему я не отослал это письмо от 1.3.48, я уже не помню.

Могу только предположить

потому, что мелькнула мысль: Хайдегтер ни разу не заявил публично о своей политической позиции и о своем отречении. Эта публичность была необходима, поскольку в 1933 г. Хайдеггер публично выступал с речами и статьями.

А что после 1945 г. он попросту увиливал, было объективно и по-человечески невыносимо».

[338]

В марте 1948 г. Ясперс переехал в Базель, приняв на летний семестр 1948 г. приглашение выступить в качестве преемника Пауля Хебер-лина (Paul Häberlin).

[339]

После своего последнего письма от 16.5.1936 до конца войны Хайдеггер продолжал посылать Ясперсу почти все свои публикации, всякий раз с посвящением.

[340]

Так называемая Комиссия по чистке, состоявшая из профессоров Константина фон Дитце (Constantin von Dietze), Герхарда Риттера (Gerhard Ritter), Адольфа Лампе (Adolf Lampe), а позднее Артура Альгайера (Arthur Allgeier) и Фридриха Элькерса (Friedrich Oehlkers), представляла Фрайбургский университет по всем вопросам связей с французской военной администрацией. Главной ее задачей было составление отзывов с целью политической чистки преподавательского состава. Хайдеггер, наиболее видный из преподавателей и вызывавший наиболее противоречивые оценки, первоначально не был отстранен от занимаемой должности. 28.9.1945 французские оккупационные власти объявили его «находящимся

в резерве». После чего в октябре 1945 г. при согласии французов Хайдеггера внесли на второе место в списке кандидатов в Тюбингене. Протесты со стороны некоторых профессоров Фрайбургского университета вынудили комиссию вновь обсудить дело Хайдеггера и принять против него более жесткие меры. Затем, по поручению комиссии, Фридрих Элькерс письмом от 15.12.1945 направил Ясперсу следующий запрос: «Мы намерены прийти к возможно более справедливому решению, учитывая не только факты его ректорства; ведь «нацистом» в обычном смысле слова он, конечно, не является. Я лично не могу не видеть трагизма, который тенью окружает его как ректора. Он же был совершенно аполитичен, и национал-социализм, в который он нарядился, не имел ничего общего с действительностью. В этом безвоздушном пространстве он действовал как ректор, нанес университету ужасный ущерб и внезапно увидел вокруг себя одни обломки. Только теперь он начинает понимать, откуда они взялись. Обо всем этом легко судить, но очень трудно по-настоящему понять. Так, его антисемитизм по отношению к друзьям истолковьшают как уступчивость национал-социализму. Он сам на это отвечает так: коль скоро он решился стать ректором, то был вынужден оставаться пассивным (sie!). Говорит, что никогда не был антисемитом. Просит прямо спросить Вас по этому поводу.

Повторяю: если у Вас есть время и желание, мы хотели бы узнать от Вас общую характеристику всех этих обстоятельств, как Вы их видите».

[341]

«Гейдельберг, 22. XII. 1945

Дорогой и глубокоуважаемый г-н Элькерс!

Сегодня я получил Ваше письмо от 15 декабря…

Сразу же отвечу на главный вопрос Вашего письма. Ввиду моей былой дружбы с Мартином Хайдеггером мне придется неизбежно затронуть личное — также и затем, чтобы ненароком не скрыть некоторую скованность моей оценки. Вы по праву называете это дело

сложным. И как всякую сложность, надо попытаться вернуть его к простому и важному, чтобы не запутаться в дебрях сложного. Позвольте мне высказать основные соображения по отдельности. Я надеялся на возможность хранить молчание, кроме общения с близкими друзьями. Так я думал с 1933 года, когда после ужасного разочарования решил молчать из верности добрым воспоминаниям. Это было нетрудно, ведь в нашем последнем разговоре в 1933 году Хайдеггер не отвечал на острые вопросы или отвечал очень расплывчато, в особенности по еврейскому вопросу, к тому же он прекратил свои визиты, регулярные в течение всего предшествующего десятилетия, и мы больше не виделись. Правда, вплоть до последнего времени он посылал мне свои публикации, однако не подтвердил получения моих в 1937 и 1938 году. Я надеялся, что уж теперь-то я определенно могу молчать. Но Вы запрашиваете меня не только официально, по поручению господина фон Дитце, но ссылаетесь и на пожелание самого Хайдеггера выслушать мое мнение. Поэтому я вынужден ответить.

Кроме известного общественности, до моего сведения дошли некоторые обстоятельства, из которых два представляются мне достаточно важными, чтобы о них сообщить.

По поручению национал-социалистского режима Хайдеггер представил в Гётгингенский союз доцентов отзыв на Баумгартена, и много лет назад я ознакомился с копией этого отзыва. Там есть такие слова: «Однако здесь Баумгартен был кем угодно, только не национал-социалистом. По духовной позиции и по родственным связям он принадлежит к либерально-демократическому кругу гейдель-бергских интеллектуалов вокруг Макса Вебера. Потерпев неудачу у меня, он установил активные контакты с евреем Френкелем, прежде преподававшим в Гёттингене, а ныне уволенным оттуда. С его помощью он устроился в Гёттингене… Суждение о нем, конечно, никак не может быть окончательным. Он еще может развиться. Следует, однако, назначить достаточный испытательный срок, прежде чем допустить его к вступлению в национал-социалистскую партию». Ныне мы привыкли к таким злодеяниям, на фоне которых, наверно, уже не понять, с каким ужасом я читал тогда эти строки.

Ассистент в философском семинаре Хайдеггера, д-р Брок, был евреем. При назначении Брока Хайдеггер об этом не знал. В ходе национал-социалистских мероприятий Броку пришлось оставить это место. По словам Брока, которые я тогда слышал от него лично, Хайдеггер вел себя по отношению к нему безупречно. Доброжелательными отзывами он облегчил Броку карьеру в Англии.

В двадцатые годы Хайдеггер антисемитом не был. Совершенно излишние слова о еврее Френкеле доказывают, что в 1933 году он, по крайней мере в определенных рамках, стал антисемитом. В этих вопросах он практиковал не только пассивность. Но это не исключает, что в других отношениях, как я полагаю, антисемитизм шел вразрез с его совестью и вкусом. Хайдеггер — сила значимая, и не содержанием философского мировоззрения, но владением спекулятивными инструментами. У него есть философское чутье, восприятия которого интересны, хотя, мне кажется, Хайдеггер чрезвычайно некритичен и далек от подлинной науки. Иногда создается впечатление, будто серьезность нигилизма в нем объединилась с мистагогией волшебника. В потоке речи ему порой удается сокровенным и великолепным образом затронуть нерв философствования. Здесь, насколько я вижу, ему нет равных среди современных философов в Германии.

Поэтому весьма и весьма желательно потребовать, чтобы он оставался в состоянии работать и писать то, что сможет. Говоря об отдельных людях, необходимо ныне видеть всю нашу ситуацию в целом.

Вот почему необходимо привлечь к ответственности всех, кто помогал упрочивать национал-социализм. Хайдеггер принадлежит к тем немногим профессорам, которые это делали.

Суровость, с какой отстраняют от работы несчетных людей, внутренне не бывших национал-социалистами, заходит сегодня очень далеко. Если на Хайдеггера не наложат никаких ограничений — что скажут те коллеги, которым придется уйти, впасть в нужду, хотя они никогда не совершали национал-социалистских деяний! Необычайные духовные достижения могут быть оправданным основанием для того, чтобы дать человеку возможность продолжать работу, но не для того, чтобы сохранить датжность и продолжать преподавательскую деятельность.

В нашей ситуации к воспитанию молодежи следует подходить с величайшей ответственностью. Нужно стремиться к полной свободе преподавания, но нельзя устанавливать ее сразу. Стиль мышления Хайдеггера, который кажется мне по сути несвободным, диктаторским, некоммуникативным, будет ныне роковым в его преподавательском воздействии. Стиль мышления представляется мне куда более важным, чем содержание политических суждений, агрессивность которых способна легко менять свое направление. Пока в преподавателе не произойдет подлинного возрождения, которое будет заметно в творчестве, его, на мой взгляд, нельзя допускать к молодежи, ныне почти беззащитной внутренне. Сначала молодежь должна прийти к самостоятельному мышлению.

В определенных пределах я признаю сугубо личное оправдание, что Хайдеггер по натуре — человек аполитичный; национал-социализм, в который он нарядился, имел мало общего с действительностью. Однако на сей счет я бы прежде всего напомнил слова Макса Вебера, сказанные им в 1919 году: дети, которые суют руки в колесо мировой истории, будут раздавлены. Во-вторых, я бы уточнил: Хайдеггер безусловно не распознал всех реальных сил и целей национал-социалистских вождей. Не случайно он полагал, будто может действовать по собственной воле. Но его манера говорить и действовать отчасти сродни явлениям национал-социализма, которые делают его заблуждение понятным. Он, Боймлер и Карл Шмитт (Carl Schmitt) — люди очень разные, но это профессора, которые пытались духовно возглавить национал-социалистское движение. Безрезультатно. Они истратили на это настоящие духовные умения, к несчастью для репутации немецкой философии. Отсюда — та черта трагизма зла, которую я ощущаю точно так же, как и Вы.

Об изменении настроя ввиду перехода в антинационал-социалистский лагерь нужно судить по мотивам, о которых отчасти говорит конкретный момент. 1934, 1938 и 1941 годы знаменуют принципиально различные этапы. На мой взгляд, изменение настроя почти не имеет значения для оценки человека, если оно произошло только после 1941 года, и значит очень немного, если оно осуществилось радикально уже после 30 июня 1934 г.

В неординарных случаях можно найти неординарное решение, если этого желают, полагая данный случай действительно важным. Поэтому я предлагаю:

а) назначить Хайдеггеру персональную пенсию, чтобы он мог продолжать свою философскую работу и публиковать философские труды; обосновать это его общепризнанными достижениями и ожиданием новых важных работ;

б) от преподавания отстранить на несколько лет; затем еще раз проверить на основе появившихся за это время публикаций и с учетом новой университетской обстановки. Тогда-то следует поставить вопрос, можно ли рискнуть и полностью восстановить давнюю свободу преподавания, при которой может проявиться и то, что в соединении с высоким духовным рангом враждебно и опасно для идеи Университета. Наступит ли такой момент, зависит от хода политических событий и развития нашего общественного сознания.

Если такие особые санкции в отношении Хайдеггера окажутся невозможны, то предпочтение в рамках общих мер я считаю несправедливым.

Таково вкратце мое мнение, которое, несомненно, содержит много возможных разночтений. Если Вы пожелаете ознакомить Хайдеггера с этим письмом, то я разрешаю Вам показать ему выписку: пункты 1,2,6, а также из пункта 3 абзац: «Поэтому весьма и весьма желательно… то, что сможет».

Извините за аподиктичную форму и краткость. Я предпочел бы обсудить это в личной беседе с Вами и пояснить подробнее, выслушав Ваше мнение. Но это, увы, невозможно…

Сердечный привет Вам и Вашей уважаемой жене от моей жены

и от Вашего

Карла Ясперса

(Рукописное дополнение):

12. Поскольку наступало воскресенье, письмо осталось у меня. Я имел время обдумать еще раз, не попросить ли разрешения отказаться от ответа, учитывая мои давние отношения с Хайдеггером. Но и ответ, и отказ от него в данном случае идут против моей натуры. В конечном счете, перевешивает требование официальной инстанции и прежде всего самого Хайдеггера. Таким образом, я отправляю письмо».

[342]

По поводу этого обстоятельства ср. предисловие X. Занера к изданию: KariJaspers, Notizen zu Martin Heidegger, München/ Zürich 1978, S. 14 f., а также: H. Oft, Martin Heidegger als Rektor der Universität Freiburg i. Br. 1933/34. II. Die Zeit des Rektorats von Martin Heidegger… (Zeitschrift des Breisgau-Geschichtsvereins [«Schau-ins-Land»], 103. Jahresheft/1984, S. 118 f.); H. Oft, Martin Heidegger. Unterwegs zu seiner Biographie, Frankfurt a. M./New York 1988.

B 1935 г. от Марианны Вебер, родственницы Эдуарда Баумгар-тена, Ясперс получил копию отзыва Хайдеггера о Баумгартене, которую сделал сам Баумгартен. Тогда Ясперс не сделал для себя копии. В 1945 г. Баумгартен по памяти продиктовал Ясперсу содержание отзыва, и лишь много позднее, в 1961 г., он переслал Ясперсу копию отзыва, дословно переписанную из дневника 1935 г. По смыслу текст 1945 г. тождествен копии 1961 г., однако отличается в формулировках. Для Ясперса продиктованное ему в 1945 г. тоже было тождественно по смыслу той копии, которую он читал в 1935 г.

Еще одна рукописная копия найдена X. Оттом в архиве Клеменса Бауэра (Clemens Bauer), ср.: Martin Heidegger als Rektor…, a. a. O., S. 129.

То, что в 1935 г. в конторе фюрера союза доцентов д-ра Блуме (Blume) Баумгартену предъявили отзыв Хайдеггера, позднее подтвердила г-жа Грета Пакен (Greta Paquin), тогдашняя секретарша Блуме (письменное подтверждение в архиве Ясперса). — В этом деле Яс-перс положился на высказывания и копии Баумгартена, хотя никогда не видел оригинала, очевидно уничтоженного вместе со всеми документами национал-социалистского союза доцентов в Гёттингене. Отсюда можно заключить, что он считал такое поведение Хайдеггера вполне вероятным.

[343]

«Caute» (осторожно — лат.) было начертано на печатке Спинозы.

[344]

Ср.: Платон, Государство, 496 d.

[345]

В середине мая 1945 г. комиссариат городского управления внес дом Хайдеггера в «черный список», ъ е. предназначил для конфискации. Кассационная жалоба об отмене данного решения была отклонена. Дом считался так называемым «партийным жильем», которое находилось в распоряжении французских оккупационных властей. Реквизиции подлежала и библиотека Хайдеггера. В конечном счете Хай-деггеру было разрешено остаться в доме, но в очень стесненных жилищных условиях — дополнительно там были размещены еще две семьи.

О долгих и сложных переговорах насчет статуса Хайдеггера в университете ср.: Oft Я, Martin Heidegger und die Universität Freibuig nach 1945, a. a. O., S. 101 ff. — 19.1.1946 ученый совет Фрайбургского университета принял решение уволить Хайдеггера на пенсию, с запретом на преподавание, отказать в повторном рассмотрении дела по прошествии определенного срока, а кроме того, просить ректора сообщить Хайдеггеру, что впредь на общественных мероприятиях университета его, Хайдеггера, присутствие нежелательно. Французская военная администрация ужесточила решение в том смысле, что от-

казала Хайдегтеру в пенсии университетского профессора, предоставив только пенсию государственного служащего. 346. Поскольку эти устные рекомендации оставались безрезультатны, Яс-перс договорился в 1949 г. с ректором Фрайбургского университета, проф. Гердом Телленбахом (Gerd Teilenbach), что напишет ему письмо; этим письмом Ясперс хотел добиться восстановления Хайдегте-ра в правах пенсионера-профессора:

«Базель, 5 июня 1949 г.

Ректору Фрайбургского университета

Г-ну проф. д-ру Телленбаху

Ваше превосходительство!

Благодаря своим заслугам в философии г-н проф. Мартин Хай-деггер признан во всем мире как один из крупнейших философов современности. В Германии нет никого, кто бы его превосходил. Его философствование, почти сокрытое, связанное с глубочайшими вопросами, лишь косвенно распознаваемое в его трудах, делает его сегодня в философски скудном мире, пожалуй, единственной в своем роде фигурой.

Европа и Германия, признавая важность духовного уровня и духовных способностей, обязаны позаботиться, чтобы такой человек, как Хайдеггер, мог спокойно работать, продолжать свои исследования и публиковать их.

Это будет обеспечено, только если Хайдеггер как пенсионер получит статус ординарного профессора. Тем самым он обретет право (но не обязанность) читать лекции. Таким образом, он вновь найдет себе применение как преподаватель. Я считаю это приемлемым и даже желательным. Правда, в своем отзыве 1945 г. я сформулировал принцип, что на время следует отойти от идеи университета, в соответствии с которой в высшей школе должно быть представлено все, что имеет духовный уровень, даже если оно и чуждо ее либеральности. Ведь задачи воспитания молодежи, ослабленной в своем критическом мышлении национал-социализмом, требовали не испытывать ее любой возможностью некритического мышления. Учитывая развитие Германии в последние годы, я больше не могу придерживаться этого принципа. Как и предусматривал мой тогдашний отзыв, по прошествии нескольких лет следовало проверить возможность восстановления Хайдеггера в прежней должности. Теперь, мне кажется, такое время пришло. На мой взгляд, немецкий университет не может более оставлять Хайдеггера в стороне.

Поэтому я горячо поддерживаю ходатайство восстановить Хайдеггера в правах пенсионированного профессора.

С глубочайшим уважением,

преданный Вам

Карл Ясперс»

[347]

Далее следует зачеркнутый пассаж: «Мое письмо на запрос о Вас из Фрайбурга — лишь одно из многочисленных частных и публичных высказываний, на которые я осмелился, движимый первым импульсом нравственного обновления. Я не уклонялся от ответа, когда меня спрашивали. Мне казалось, что ошибка при этом страшнее, чем когда-либо, как и для всякого немца, который говорит. А ошибка почти неизбежна. Поэтому я побаиваюсь. Ведь от истины зависит все. В ней — единственное, что при нашем бессилии еще возможно. Напускать туман не годится. Если через посредство моих ошибок хотя бы возникнет ясность, а ошибки смогут быть исправлены, надо решиться. В скором времени я уже не буду действовать так, но удалюсь, по крайней мере в главном, в чистую философию».

[348]

Jaspers K., Geleitwort // Die Wandlung. Eine Monatsschrift. Unter Mitwirkung von Karl Jaspers, Werner Krauss und Alfred Weber, hrsg. von Dolf Stemberger, Jg. I/1945-1946} H. l, S. 3–6.

Jaspers K., Erneuerung der Universität. Eine Rede, a. a. O., S. 66–74.

[349]

Копия в архиве Хайдеггера с пометкой рукою Ясперса «Копия рукописного письма»; оригинала нет; ср. следующее письмо Хайдеггера.

[350]

Ср. письмо [125] от 1.3.1948, прим. 35.

[351]

Ibid., прим. 343–344.

[352]

Ibid., прим. 345.

[353]

Подробности обстоятельств реконструировать не удалось.

[354]

Ibid., прим. 344.

[355]

В разгар преследований евреев Гертруде Ясперс, которая как еврейка находилась в опасности, время от времени приходилось прятаться. Общественные контакты были почти полностью оборваны в первую очередь с нею.

[356]

В марте 1933 г., ср. письмо [113] от 16.3.1933 Хайдеггера Ясперсу

[357]

Жан Валь (Jean Wahl; 1888–1974) — французский философ, с 1927 г. профессор Сорбонны; своими публикациями одним из первых сделал немецкую экзистенциальную философию известной во Франции. См.: WahlJ.^ Etudes Kierkegaardiennes, Paris 1938; Lapensee de l’existence, Paris 1951.

[358]

Lettre de M. M. Heidegger. Reponse ä M. J. Wahl (Societe fran^aise de Philosophie, seance du 4 decembre 1937. Subjectivite et transcendance.) — In: Bulletin de la Societe fra^aise de Philosophie, 37, Paris 1937, p. 193. Lettre de M. Karl Jaspers, a. a. O., p. 195–198. Также в качестве приложения к: WahlJ., Existence humaine et transcendence, Neuchätel 1944, p. 134 f.; 138–142.

[359]

В своем кратком письме Хайдеггер подчеркивал, что его философские усилия — хотя в «Бытии и времени» он говорит об «экзистенции» и Кьеркегоре — не могут быть названы «экзистенциальной философией». Он полностью согласен с Жаном Валем в том, что экзистенциальная философия находится в двойной опасности — подпасть под влияние либо теологии, либо абстракции. Его, Хайдеггера, занимает не вопрос об экзистенции человека, но вопрос о бытии в целом и как таковом. Вопрос, который ставится в «Бытии и време-

ни», до сих пор нигде не обсуждался — ни Кьеркегором, ни Ницше, и Ясперс совершенно его игнорирует.

В своем более пространном ответе от 30.1.1938 Ясперс отвечал: «Я нигде не говорю о знании обо всем бытии», «но лишь о знании о «способах всеохватывающего»». Каждый способ всеохватывающего наталкивается, по мысли Ясперса, на границу, ему принадлежащую, и тем самым приходит к точке, где «граница может быть прорвана, открыв другое пространство, пока, наконец, в трансценденции не станет возможен покой». Этот покой никоим образом не может быть знаем. Иной смысл имеет и целостность («Ganzheit») — всякий раз только в связи со способом всеохватывающего. В противоположность Кьеркегору, он, Ясперс, отрицает «веру в трансценденцию, которая не обнаруживает себя в нашем мире, не удостоверяет и не выдерживает в нем испытания»; однако саму трансценденцию он не отрицает. Он склонен «отрицать всякую «подмену» вечности омирщенными мыслями, считая это заблуждением». — «Не стану отрицать, что в моей философии говорит ностальгия по утраченному, что в ней звучит эхо религии». Однако Ясперс считает, что эта ностальгия сквозит во всей философии, которая сродни Платону и Канту. — «Теория» экзистенции должна бы исключить экзистенцию. «Экзистенциализм — смерть экзистенциальной философии…» Философия может только пробуждать. Тот, кто раскрывает себя в философии, «должен добиваться противоположности диктаторского, почти исчезая в мнимой гибкости и мягкости и благодаря тому открывая слушающему пространство, принадлежащее ему целиком». Конкретность психологизма «должна быть преодолена»; «философствование должно стремиться к такой абстрактности, которая своей формой способна влиять на глубочайшую действительность». «Конкретные» анализы его философии должны всякий раз преодолевать психологическое, чтобы стать интенсивным представлением возможной экзистенции. — «Невозможно… чтобы философия была экзистенци-

альной. Только человек в его временном бытии есть возможная экзистенция». «То, что Хайдеггера и меня называют рядом, словно мы делаем одно и то же, дает, как мне кажется, нам обоим повод почувствовать себя неправильно понятыми. Общим у нас были, возможно, критически-негативное отношение к традиционной университетской философии и зависимость от идей Кьеркегора. Но нас разделяли содержания, из которых мы философствуем».

[360]

См. прим. 73 к письму [22) от 18.6.1924.

[361]

22 июня 1949 г.

[362]

В 1928 г. Франк стал ординарным профессором в Марбурге.

[363]

Frank E., Die Philosophie von Jaspers // Theologische Rundschau, Neue Folge 5, Jg. 1933, H. 5, S. 301–318.

[364]

В архиве Ясперса, где, кроме того, находится фрагмент наброска, лишь частично вошедший в письмо.

[365]

Предки Ясперса с материнской стороны (линия Танценов) были в основном крестьянами в Бутьядингене и Еверланде, с отцовской стороны — крестьяне, торговцы и пасторы.

[366]

Фрагмент наброска к письму содержит дополнительные разъяснения:

«Общего нравственного возрождения я так и не нашел, даже в зародыше. То, что со мной делали, не имело ничего общего с философией. Когда в начале 1946 г. я защищался от неумеренных славословий по моему адресу (радиообращение к немецкой молодежи): я, мол, дуб… и прочая бессмыслица, — то написал в

газетной заметке: я не герой и не хочу таковым считаться *. И вот солидная газета, напечатавшая то обращение, не опубликовала мое опровержение (оно не подходило к стилю, который был как раз недостаточно честным), и только малотиражные издания напечатали мою заметку, так что, кто ее видел, удивлялся и не понимал меня. Это лишь один из многих симптомов того, что меня не привлекало. Я уже видел знаки того, что во время визита в Гейдельберг меня начинают встречать как национального героя. Ложность моего положения едва не стала гротескной — впрочем, для немца оно в любом случае остается ложным. Здесь, в Базеле, мне хорошо среди чужих людей, умных, образованных, человечных и здравомыслящих, — где каждый знает Я. Буркхардта и некоторые его, пожалуй, понимают, а один пишет о нем ценную биографию** с новым материалом. Молодежь со всего мира, визиты друзей и родственников, которым нельзя появиться в Гейдельберге, свобода от жизни при оккупационных властях, в случае ухода которых человек вроде меня был бы вдобавок опять-таки предоставлен неизвестности, — все это вместе с рядом других обстоятельств я воспринимаю как скромное, дарованное судьбою счастье. С тех пор как мы виделись, состояние моего здоровья лучше не стало. Однако условия здешней жизни привели меня за последний год в небывало хорошее физическое состояние (несмотря на многие периоды нездоровья). Я работаю с удовольствием и не делаю больше ничего».

* Имеется в виду заявление «Против ложной героизации» («Gegen falsche Heroisierung»), которое Ясперс опубликовал в «Райн-Неккар-цайтунг» от 25.1.1946.

» Речь идет о семитомной биографии Буркхардта, принадлежащей перу базель-ского историка Вернера Кеги (Werner Kaegi), первый том которой вышел в Базеле в 1947 г.

Коммекгарии

[367]

Heidegger Л/., Was ist Metaphysik? 5., durch Einleitung und Nachwort vermehrte Auflage, Frankfurt a. M. 1949; Vom Wesen der Wahrheit, Frankfurt a. M., 2. Aufl. 1949; Über den Humanismus, Frankfurt a. M. 1949.

[368]

Несколько лет Ясперс проводил летний отпуск в Санкт-Морице, в доме своего друга, гейдельбергского врача Ханса Вальца (Hans Waltz).

[369]

Heidegger M., Platons Lehre von der Wahrheit. Mit einem Brief über den «Humanismus», Bern 1947.

[370]

Über den Humanismus, ed. Frankfurt a. M., a. a. 0., S. 15 ff.

[371]

Über den Humanismus, a. a. 0., S. 5.

[372]

Unsere Zukunft und Goethe, Zürich 1948; Goethes Menschlichkeit, Basel 1949; Philosophie und Wissenschaft (Antrittsvorlesung an der Universität Basel) // Die Wandlung 3/1948, S. 721–733.

[373]

Курциус Эрнст Роберт (Curtius, Ernst Robert; 1886–1956) — романист в Марбурге, Гейдельберге и Бонне. Опубликовал в т. ч.: Europäische Literatur und lateinsches Mittelalter, Bern 1948; Kritische Essays zur europäischen Literatur, Bern 1950. Пользовался большим авторитетом в кругах романистов. Намек Хайдеггера относится к трем памфлетам Курциуса, направленным против критики Гете Яс-персом: «Goethe oder Jaspers?» // Die Tat, 2.4.1949; «Darf man Jaspers angreifen?» // Rhein-Neckar-Zeitung, 17. 5.1949; «Goethe, Jaspers, Curtius» // Die Zeit, 2.7.1949.

[374]

Лукач Дьёрдь (Lukäcs, Gyorgy; 1885–1971) — венгерский философ, марксист, профессор в Будапеште, активно участвовал в политике. Работы: Geschichte und Klassenbewußtsein, Berlin 1923; Яростно критиковал Хайдеггера после войны в статье: Heidegger redivivus // Sinn und Form, Jg. l, H. 3,1949, S. 37–62.

[375]

Лессинг о ветряных мельницах: Hamburger Dramaturgie, 77. Stück (Bd. 5, S. 223 в издании: Petersen/Olshausen, Berlin, Leipzig, Wien u. Stuttgart

[1925]

: «И вольно господам ссориться; их воображение превращает ветряные мельницы в великанов».

[376]

Сяо Пауль Ши-и (Hsiao, Paul Shih-Yi; 1911–1986) — работал над Гердеровской энциклопедией и посещал лекции Хайдеггера 40-х гг.; с 1974 г. до своей смерти — профессор университета Фу-йен в Тайбэе.

[377]

GA Bd. 54: Parmenides. Hrsg. von Manfred S. Frings, Frankfurt a. M. 1982, а также: GA Bd. 55: Heraklit. Hrsg. von Manfied S. Frings, Frankfurt a. M., 2. durchges. Aufl. 1987.

[378]

Platons Lehre von der Wahrheit Mit einem Brief über den «Humanismus», Bern 1974 (а также: GA Bd. 9: Wegmaricen. Hrsg. von F.-W. v. Herrmann, Frankfurt a. M. 1976, S. 203–238; 313–364.

[379]

Ср. письмо [129] от 5.7.1949 Хайдеггера Ясперсу.

[380]

В заключение своей критики Лукач упрекает Хайдеггера, что тот остается под властью «общей картины мира экзистенциализма», «из которого Сартр и его ученики судорожно ищут путь в социальную реальность, картины, в которую Ясперс в тщеславном самолюбовании погружается» (Georg Lukäcs: Heidegger redivivus, a. а. О., S. 61). — Более подробное сравнение отсутствует.

[381]

С. И. Тюльпанов возглавлял в 1945–1949 гг. информационное управление советской военной администрации в Германии. Его задачей было представлять интересы Советского Союза в политической жизни советской зоны оккупации. Его ведомство фактически осуществляло цензуру прессы, радио и культурной жизни. — Замечание о личных нападках, возможно, относится к Jvfe 7 (за июль 1949 г.) журнала «Айнхайт» («Einheit» — «Теоретический журнал научного социализма», орган правления Социалистической единой партии), где (с. 664 слл.) опубликована заметка под заголовком «Идеологическое наступление» («Ideologische Offensive»). Там есть, в частности, такие слова: «…инициативный комитет советских и немецких товарищей постановил по случаю 40-летия выхо-

да в свет работы Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» пригласить широкие круги общественности на пятидневную философскую дискуссию в Дом советской культуры… По сути своей это мероприятие было решительным наступлением диалектического материализма по всему фронту против одной из наиболее реакционных форм современного идеализма. После введения тов. проф. Тюльпанова, изложившего боевую программу конференции… тов. д-р Георг Менде и проф. Петер Штайнигер охарактеризовали экзистенциалистскую философию страха, свойственную утратившей почву мелкой буржуазии (первый — в ее немецких, второй — во французских разновидностях)…» — [Эта информация была получена издателем от д-ра Винсента фон Вроблевски (Vincent von Wro-blewsky) из Восточного Берлина.]

[382]

Jaspers K., Die Idee der Universität, Berlin u. Heidelberg 1946 (Schriften der Universität Heidelberg, H. 1).

[383]

Речь, вероятно, идет о романисте Вернере Крауссе (род. 1900), соиздателе журнала «Вандлунг», который в 1947 г. обосновался в Лейпциге и Берлине.

[384]

По окончании нескольких докладов первого Женевского международного совещания (Rencontres Internationales de Geneve) в 1946 г. состоялась дискуссия между Лукачем и Ясперсом, и не одна. См.: Benda et al., L’Esprit Europeen. Textes in-extenso des Conferences et des entretiens organises par les Rencontres Internationales de Geneve Neuchatel 1946, p. 198 ff., 249 ff., 325 ff.

[385]

Ср.: Jaspers K., Heidelberger Erinnerungen // Heidelberger Jahrbücher V. Hrsg. von der Universitäts-Gesellschaft Heidelberg, Berlin, Göttingen, Heidelberg 1961, S. 1-10, особенно S. 5.

[386]

Ср.: Heidegger M., Über den Humanismus, Frankfurt a. M. 1949, S. 22 ff.

[387]

Ср., в частности, гл. V в «Weltgeschichtliche Betrachtungen» Якоба Буркхардта, озаглавленную «Индивидуум и всеобщее. (Историческое величие)» — «Das Individuum und das Allgemeine. (Die historische Größe)».

[388]

Jaspers K., Vom europäischen Geist. Vortrag, gehalten bei den Rencontres Internationales de Geneve September 1946, München 1947.

[389]

Jaspers K, Vom Ursprung und Ziel der Geschichte, Zürich (Artemis) 1949 und München (Pieper) 1949.

[390]

Vom Ursprung und Ziel der Geschichte, ed. Zürich, S. 126 ff.

[391]

A.a.O.S. 108ff.

[392]

Имеется в виду Верхний Энгадин, где начиная с 1879 г. Ницше часто проводил летние месяцы.

[393]

Намек на книгу Франца Йозефа Брехта (Franz Josef Brecht), вышедшую в Германии в 1948 г., а год спустя — в Базеле («Schicksal und Auftrag des Menschen. Philosophische Interpretationen zu Rainer Maria Rilkes Duineser Elegien»). Через базельское издательство Брехт послал экземпляр Ясперсу.

[394]

Bollnow O.F., Existenzphilosophie // Systematische Philosophie. Hrsg. von Nicolai Hartmann, Stuttgart u. Berlin 1942, S. 313–430, особенно S. 382.

[395]

Jaspers K.y Vom Ursprung und Ziel der Geschichte, Zürich u. München 1949; Vom europäischen Geist. Vortrag, gehalten bei den Rencontres Internationales de Geneve September 1946, München 1947.

[396]

Мартину Хайдеггеру — Сердечно, К. Я.

[397]

Ср.: Vom Ursprung und Ziel der Geschichte, Zürich u. München 1949, S. 18 ff.

[398]

О «сущности техники» ср.: «Письмо о гуманизме» (Brief über den Humanismus in: GA Bd. 9: Wegmarken. Hrsg. von F.-W. v. Herrmann, Frankfurt a. M. 1976, S. 340 ff.

[399]

26.9.1949.

[400]

Кэте Викториус (Käthe Victorius), бывшей ученице Хайдеггера, Яс-перс 26. 3. 1949 написал письмо о Хайдеггере, которое проясняет

его отношение к Хайдеггеру. Процитируем следующий пассаж, касающийся Хайдегтера: «Предисловие * Хайдеггера я прочитал сразу. С печальным воспоминанием: все тот же порыв к решающему в философствовании, который я почувствовал в нем почти 30 лет тому назад. Однако сейчас читаешь это предисловие не без легкого неудовольствия, по крайней мере я не мог от этого отделаться. По сравнению с прежними годами два изменения: ранее он «обходил» «Бытие и время», не читая по нему лекции, теперь же эта работа рассматривается как каноническая книга, интерпретируется, защищается от непонимания, — и тогда он более чем когда-либо рассыпается в «разговорах о…», которые так резко отвергал, — вместо того чтобы осуществлять это мышление. Это — пробуждение ожиданий, которые не сбываются. Юношеское обещание, которое человек все еще дает, хотя давно уже не юн. — Но главное сохраняется: он касается сущностного. На этом пути важно яснее очертить «представление» и «память» («Andenken»), — слова, которыми он обозначает различие между «метафизикой» и подлинной философией. На сей счет давно уже высказаны куда более глубокие соображения — например, у Шеллинга. Я желал бы, чтобы Хайдег-гер опубликовал свои более обширные рукописи — тогда стало бы ясно, в чем дело. Но и теперь, как прежде, я рад: есть человек, который знает нечто такое, о чем ныне догадываются лишь немногие или не догадывается вообще никто. При всех глубоких различиях, еюгрлрс^вр всей причудливости его дикции, звучит для меня вшшнедр^ественно. Если он прав в том, что философствование такого рода «свершается», а не просто мыслится как «вещь» (eine Sache) — и в этом я целиком и полностью с ним согласен, — то оно должно проявляться также и в личных делах, и в поведении. Я не имею в виду давней чепухи вроде «жить согласно своему учению»,

«Имеется в виду Введение к 5-му изданию (Frankfurt a. M. 1949) «Что такое метафизика?» («Was ist Metaphysik?»).

я говорю о соответствии уровню. Когда мы доказываем или опровергаем наше дело не научно убедительными аргументами, но самой нашей сущностью, тогда оно становится человеческим языком, неотделимым от живого философствования».

[401]

Прим. Ясперса к письму [136] от 23.11.1949: «ответил сразу, кроме того, написал Телленбаху».

[402]

Der Feldweg, Frankfurt a. M. 1949 (8, —1986)*.

[403]

Holzwege, Frankfurt a. M. 1950 (6, — 1980), а также в: GA Bd. 5. Hrsg. von F.-W. v. Herrmann, Frankfurt a. M. 1977.

[404]

Речь идет об «инициативе» Герда Телленбаха, ректора Фрайбургского университета, с целью восстановить Хайдеггера в должности. Яс-перс написал по этому поводу письмо, на которое ссылается в неотправленном письме от 1. 3.48 (прим. 349).

[405]

Экземпляр надписан: «С сердечным приветом Карлу Ясперсу. Мартин Хайдеггер. Ноябрь 1949».

[406]

Hühnerfeld Р., Philosophen prägen das Bild der Zeit. Sartre und Jaspers in neuen Büchern (S. 9). В этой статье Хюнерфельд рецензировал работу Ясперса «Vom Ursprung und Ziel der Geschichte», одновременно опубликованную в Мюнхене и Цюрихе».

[407]

Речь идет о следующем фрагменте: «Вопрос об истории в целом, однако, еще ждет окончательного ответа. Но уже сам вопрос, а так-

‘Русск. перев.: Проселок/Перев. Ал. В. Михайлова // Мартин Хайдеггер. Работы и размышления разных лет. М., 1994.

» Русск. перев.: Истоки истории и ее цель / Перев. М. И. Левиной // Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994. С. 28–286.

же попытки ответить на него помогают нам избежать скороспелых заключений мнимого знания, которое тотчас исчезает; склонности к схватыванию собственной эпохи, которую так легко оклеветать; объявлений о всеобщей несостоятельности, звучащих сегодня уже чуть ли не старомодно; претензий найти нечто совершенно новое, основополагающее, что непременно должно нас спасти и отныне противопоставляется всему развитию от Платона до Гегеля или Ницше. Значение собственного мышления при скудости содержания странным образом завышается (подделываясь под экстремальную, но обоснованную позицию Ницше). Однако торжественное «Нет» и заклинание Ничто не суть самостоятельная действительность. На ощущении победы можно вести видимость духовной жизни лишь до тех пор, пока не будет растрачен весь капитал».

[408]

«Базель, 2 декабря 1949 г.

Глубокоуважаемая редакция!

В выпуске «Цайт» от 1 декабря 1949 г. Пауль Хюнерфельд рецензирует мою книгу «Истоки истории и ее цель». Он говорит о двух недостатках… «второй вызывает еще большие сомнения; он состоит в злобных нападках на Хайдеггера (без упоминания имени) и называет его мышление мышлением со скудным содержанием». Я заявляю, что в этой книге я нигде о Хайдеггере не говорю.

Но как стало возможным подобное — очевидно, искреннее — заблуждение? Мне было трудно отыскать приводимое место, поскольку цитировались лишь слова «мышление со скудным содержанием». Абзац, в котором они находятся, характеризует позицию «Нет» по отношению к эпохе, причем эта позиция сопряжена с повышенным сознанием новооснования. Такая характеристика основана на наблюдениях, дополняет их фантазией, отметает то, что в нее не вписывается, и тогда становится по своему смыслу не категорией, в которую попадает человек, а идеальным типом, с которым можно со-

поставить отдельных людей и с которым каждый может сопоставить сам себя, выясняя, насколько он соответствует или не соответствует этому типу. Опытом, на который опирается такое схематизирование, были прежде всего феномены устной и письменной речи национал-социализма, но и так называемого экзистенциализма, в особенности эпигонов. Рецензент перепугал эту идеально-типическую схему с оценкой личности. Вопреки моему намерению, он отнес высказанное к Хайдеггеру.

Если я захочу вступить с Хайдеггером — о котором здесь не было и речи — в публичную полемику, я сделаю это открыто. Мое отношение к этому выдающемуся мыслителю — до сих пор и уже долгое время личное — не изменится от подобных выступлений. Но опровержение представляется мне необходимым, чтобы пресечь ложные слухи.

Карл Ясперс»

[409]

Критический пассаж в газете «Цайт» таков:

«Увлекательная книга обладает двумя недостатками: первый заключается в ее стиле, который, к сожалению, не свободен от ложных образов, а потому делает простые вещи трудно постижимыми и заставляет усомниться в верности суждений. Второй вызывает еще большие сомнения; он состоит в злобных нападках на Хайдеггера (без упоминания имени) и называет его мышление мышлением «со скудным содержанием». Подобное заблуждение, несомненно, столь же мало достойно мыслителя уровня Карла Ясперса, сколь и философии фрайбургского мыслителя или же благородства подлинно философского высказывания».

[410]

Письмо в газету «Цайт» было опубликовано 22. 12.1949 (S. 16) под заголовком «О Хайдеггере речь не шла».

[411]

Имеется в виду «Об истоке и цели истории» Ясперса.

[412]

Ортега-и-Гассет Хосе (Ortega у Gasset, Jose; 1883–1955) — испанский философ, профессор в Мадриде. По отношению к возможности постижения истины занимал позицию перспективизма. Опубликовал в частности: La rebeliön de las masas, Madrid 1929*. Europäische Kultur und europäische Völker, Stuttgart 1954; Vergangenheit und Zukunft im heutigen Menschen, Stuttgart 1955.

[413]

Vom Wesen der Wahrheit, Frankfürt a. M. 1943 (7,1986), а также в: GA Bd. 9, a. a. O., S. 177 ff.

[414]

«Einblick in das, was ist» был общим заголовком всех Бременских докладов: «Das Ding», «Das Gestell», «Die Gefahr», «Die Kehre». Доклад «Das Ding» опубликован в: Vorträge und Aufsätze, Pfullingen 1954, S. 163–185;» «Das Gestell» — в том же томе, под заголовком «Die Frage nach der Technik», S. 13–44; «Die Kehre» — в издании: Die Technik und die Kehre, Pfullingen 1962, S. 37–47***.

[415]

Гюнтер Завацки (Günther Sawatzki), родом из Данцига, в зимнем семестре 1927/28 г. учился у Ясперса. Защитил диссертацию на тему: «Проблема поэта как мотив развития Сёрена Кьеркегора до 1841 г.» — «Das Problem des Dichters als Motiv in der Entwicklung Sören Kierkegaards bis 1841», Borna — Leipzig 1935.

[416]

Ср. письмо [138] от 2.12.1949, прим. 413.

* Русск. перев.: Восстание масс. / Перев. А. М. Гелескула // Ортега-и-Гассет X., Избранные труды. М., 1997. С. 43–163.

** Русск. перев.: «Вещь» / Перев. В. В. Бибихина // Историко-философский ежегодник ’89. М., 1989, а также в: Хайдеггер М. Время и бытие. Статьи и выступления. Составлен., перев. В. В. Бибихина. М., 1993. С. 316–326.

*** Русск. перев.: «Поворот» / Перев. В.В. Бибихина //Хайдеггер М. Время и бытие. С. 253–258. На языке оригинала все эти доклады опубликованы теперь в: GABd.79.

[417]

Вероятно, подразумевается описание ситуации в письме [136] от 23. 11. 1949.

[418]

Ср. письма [102] от 24. 5. 1930 и [1 10] от 24. 12. 1931.

[419]

Кларк Сэмюэль (Clarke, Samuel; 1675–1729) — английский философ-моралист, математик и теолог; с 1707 г. — священник в Лондоне. В 1715–1716 гг. Лейбниц обменялся с ним несколькими полемическими письмами. О содержании переписки и том, что послужило ее поводом, см.: Die Philosophischen Schriften von Gottfried Wilhelm Leibniz. Hrsg. von C. J. Geihaidt, Bd. 7, Berlin 1890, S. 347–351.

[420]

Экземпляр книги имел посвящение: «Карлу Ясперсу с сердечным приветом. Мартин Хайдеггер. 12. XII. 49».

[421]

Nietzsches Wort «Gott ist tot», S. 193–247.

[422]

Die Zeit des Weltbildes, S. 69-104.

[423]

Wozu Dichter, S. 248–295.

[424]

На этот счет на форзаце книги: «Примечательные совпадения со мной, без влияния, если Хайдеггер не дополнил эти рукописи после 1945 г., по прочтении моих. Последнее, однако, маловероятно».

[425]

В подаренном ему экземпляре книги «Неторные тропы», под Хай-деггеровым объяснением ее заглавия, Ясперс приписал: ««Лесовозными дорогами» («Holzwege») называют дороги для вывоза срублен-ных деревьев, а не проезжие дороги. Это вовсе не «лесные тропы»

[426]

Ясперс интенсивно читал «Неторные тропы» [за исключением «Происхождения произведения искусства» («Der Ursprung des Kunstwerkes») и частично «Понятия опыта у Гегеля» («Hegels Begriff der Erfahrung»)] и испещрил книгу многочисленными замечаниями.

[427]

Относится к отмене запрета на преподавание и обещанию восстановления в статусе пенсионированного профессора.

[428]

В начале февраля 1950 г. Ханна Арендт приезжала во Фрайбург.

[429]

Ср. письмо [127] от 22. 6. 49.

[430]

Вильэер Юлиус (Wilser, Julius; 1888–1949) — профессор во Фрайбурге, с 1934 г. — ординарный профессор палеонтологии в Гейдельбер-ге. Во время ректорства Хайдеггера был канцлером университета.

[431]

СД (SD) — «Служба безопасности» (Sicherheitsdienst).

[432]

Cl.ll. 1938 по март 1945 г. ректором был историк Пауль Шмитгхен-нер (Paul Schmitthenner), в 1940–1945 гг. занимавший также пост министра по делам культов и просвещения в Карлсруэ.

[433]

Die Idee der Universität, Berlin u. Heidelberg 1946; Nietzsche und das Christentum, Hameln o.J. (1946); Die Schuldfrage, Heidelbeig u. Zürich 1946.

[434]

Немецкое издание расходилось очень медленно, тогда как швейцар-ское в течение года выдержало четыре издания.

[435]

Название лекции: «Духовная ситуация в Германии» («Die geistige Situation in Deutschland»).

[436]

Ср. прим. 436 к письму [143] от 25.3.1950. Замечание, вероятно, относится к работе Ясперса «Вопрос вины».

[437]

Мёллендорф Вильгельм фон (Möllendorff, Wilhelm von; 1887–1944) — профессор анатомии. См. также: Das Rektorat 1933/34. Tatsachen und Gedanken // Die Selbstbehauptung der deutschen Universität. Das Rektorat 1933/34. Hrsg. von Hermann Heidegger, Frankfurt a. M. 1983, S. 21 ff.

[438]

Прелат Йозеф Зауэр. Ср. письмо [114], прим. 302.

[439]

Гюнтер Пауль (Günther, Paul; 1892–1969) — профессор физической химии и электрохимии. В 1949 г. был ректором Технического университета в Карлсруэ.

[440]

Керн Эдуард (Kern, Eduard; 1887–1972) — юрист. В1934 г. стал преемником Хайдеггера на посту ректора. Уже в 1946 г. смог вновь занять свою кафедру в Тюбингене.

[441]

Nietsches Wort «Gott ist tot» // Holzwege, Frankfurt a. M. 1950, S. 193–247, а также в: GA Bd. 5. Hrsg. von F.-W. v. Herrmann, Frankfurt a. M. 1977, S. 209–267.

[442]

Kant und das Problem der Metaphysik, Frankfurt a. M. 2,1951; 4. erweiterte Auflage 1973.

[443]

Jaspers K., Einführung in die Philosophie. Zwölf Radio-Vortage, Zürich 1950.

[444]

Вопрос к «Психологии мировоззрений»: пограничная ситуация как центр философии, а также вопрос о методе у Ясперса.

[445]

Сохранилось в архиве Ясперса в виде черновика с пометкой от июля 1952 г.: «Я, наверное, отослал не это письмо, а более краткое». В архиве Хайдеггера это письмо не найдено. Скорее всего, Ясперс послал только письмо [147].

[446]

Объединенный комитет студенческих корпораций (ASTA) Гейдель-бергского университета пригласил Ясперса прочитать три лекции, которые состоялись в конце летнего семестра 1950 г. В тот же год они были опубликованы в Мюнхене под общим названием «Vernunft und Widervemunft in unserer Zeit». Намечавшаяся встреча с Хайдег-гером не состоялась.

[447]

Jaspers K, Von der Wahrheit, München 1947.

[448]

A. a. O, S. 834 ff.

[449]

Jaspers Kt Existenzerhellung, Berlin 1932. S. 24 ff.

[450]

Для въезда в ФРГ.

[451]

Имеются в виду физик-ядерщик Вольфганг Гентнер (Wolfgang Gentner, 1906–1980) и его жена Алиса (урожд. Пфелер). В то время Гентнер был ординарным профессором физики во Фрайбурге; в 1958 г. он был назначен директором Института ядерной физики им. Макса Планка в Гейдельберге.

[452]

Ср. письмо [131] Ясперса Хайдеггеру от 6.8.1949, прим. 371.

[453]

С ранней юности Ясперс страдал бронхоэктазией, которая уже при малейших простудах могла привести к воспалению легких.

[454]

Ср. письмо [132] Хайдеггера Ясперсу от 12.8.1949.

[455]

Речь шла о слухе, будто Хайдеггер осенью 1949 г. сказал гейдельберг-скому историку литературы Паулю Бёкману (Paul Böckmann), что Ясперс ранее занимался плагиатом его идей и потому он, Хайдеггер, в 1933 г. порвал с ним отношения, и бущо в ответ на это Ясперс в 1945 г, своим письмом во Фрайбургскую комиссию по денацификации сильно ему навредил [сообщено в письме Курта Россмана (Kurt Rossmann) Ясперсу от 29.3.1950].

[456]

Речь идет о Ханне Арендг, которая во время своих визитов в Европу всякий раз заезжала из Базеля также и к Хайдеггеру. Как именно она «пресекла» эту историю, неизвестно.

[457]

Письмо [141] Хайдеггера Ясперсу от 7.3.1950.

[458]

Arendt Я., The Origins of Totalitarianism, New York 1951 [на немецком языке: Elemente und Ursprünge totaler Herrschaft, Frankfurt a, M. 1955*.

[459]

Heidegger M., Über den Humanismus, Frankfurt a. M. 1949, S. 27 f.: «Поскольку Маркс, постигая смысл отчуждения, входит в сущностное измерение истории, — поэтому марксистское понимание истории (Geschichte) превосходит прочую историографию (Historie)… Можно по-разному относиться к учениям коммунизма и их обоснованиям, однако в аспекте истории бытия несомненно: в нем высказывает себя элементарный опыт всемирно-исторического».

[460]

Письмо [122] Ясперса Хайдеггеру от 16.5.1936.

* Русск. перев.: X. Арендт. Происхождение тоталитаризма. М., 1997.

[461]

Семидесятилетие Ясперса.

[462]

«Друзья и знакомые, студенты всех лет моей преподавательской деятельности, власти и организации одарили меня в день моего семидесятилетия дружескими чувствами. Я получил столько писем, телеграмм, цветов и подарков, что теперь в великой благодарности совершенно растерялся: каждому я хочу ответить как полагается и сердечно. Однако это физически невозможно. Потому я прошу Вас вновь проявить доброту и разрешить мне поблагодарить Вас в такой форме. Я принял каждый дошедший до меня знак уважения и симпатии и внутренне ответил на него в задумчивой тишине благодарной признательностью.

Карл Ясперс Базель, февраль 1953 г.».

[463]

На этот счет ср.: DürrE., Jacob Burckhardt als politischer Publizist. Mit seinen Zeitungsberichten aus den Jahren 1844/45. Aus dem Nachlaß E. Dürrs hrsg. von Werner Kaegi, Zürich 1937 (в особенности фрагмент от 3 мая 1845 г., S. 115 ff).

[464]

Ср. в указанном выше соч. послесловие Вернера Кеги, особенно S. 178–182.

[465]

Много лет Ясперс планировал написать книгу о Германии, которую хотел назвать «Немецкое самосознание» («Deutsches Selbstbewußtsein»).

[466]

Источник установовить не удалось.

[467]

Имеется в виду книга «Великие философы», первый том которой вышел в 1957 г.

[468]

Сохранилось только в архиве Ясперса с пометкой «дубликат».

[469]

В то время Ясперс проводил свой отпуск в Канне, в доме врача д-ра Ханса Вальца (Hans Waltz), с которым был дружен.

[470]

26 сентября.

[471]

В «Заметках» («Notizen», № 155) Ясперс обдумывает, что бы он мог написать, «вероятно, к 70-летию Хайдегтера»:

«Для меня это желанная возможность вместе с добрыми пожеланиями высказать также и мое преклонение перед Вами. Среди современников я знал только одного, кто казался мне по-настоящему великим философом, — Макса Вебера. Но помимо его среди «коллег по специальности» я не вижу никого, кроме Вас, кто волновал бы меня не только своими ценными достижениями, но и сам по себе, т. е. как философ. Издавна Вы были для меня человеком, который знает, что такое философия. Когда-то Вы ободряли меня Вашим существованием в академическом мире. Я благодарю Вас за все, что мог бы высказать по отдельности. Но, вопреки моему изначальному ожиданию, Вы, как мне кажется, стали представителем силы, которую я, сомневаясь и никогда не определяясь относительно Вас окончательно, встречаю противоборством. Если судьбе будет угодно, я, согласно принципу Ницше (на кого нападаю, того уважаю), еще постараюсь развить мою критику против Вас. Это трудно, поскольку подобной полемике нечего взять за образец. Я иногда думал о том, какой бы она могла быть. Однако ее осуществление есть нечто иное, нежели знание принципов, которыми следовало бы при этом руководствоваться. Мне надо прочитать все Ваши работы, с которыми я знакомился лишь отрывочно, а затем откладывал в сторону, поскольку они меня не заинтересовывали. То, что Вы говорили мне при личном общении, не повторяется в напечатанных трудах.

После 1945 г. мы не виделись, и это, наверно, не случайно. Я не избегал встреч намеренно, но и не искал их. Что я с тех пор услышал и увидел, углубило для меня то, что я не мог не видеть в Вас как в национал-социалисте (и каком! — который одновременно им не был!), и прояснило неизбежное, публично пока анонимное проти-

воборство. Привести это противоборство к выражению философским образом, т. е. видя так называемое «дело» (Sache) и личную экзистенцию в единстве, для моих способностей, вероятно, задача невыполнимая.

Но если б я попытался, то имея при этом личный интерес в конце концов все же сделать возможной между нами связь, которой прежде не было или которая была лишь видимостью. Когда я писал об этом в своей автобиографии для шильповской книги, я понял, что так, как это написано в ту пору, не пойдет. В итоге я изъял этот раздел и вообще не упомянул Вашего имени. Это молчание наверняка было заметно и ощутимо для читателя, пусть даже и поверхностно осведомленного.

Благодаря нашим именам, подобная полемика послужила бы — я считаю это возможным — философии, особенно если бы Вы ответили и между нами возникло согласие, которое мы в 1949 г. считали возможным».

[472]

23 февраля 1963 г.

[473]

Сохранилось только в архиве Ясперса в виде наброска с пометкой «не отправлено, вместо него более краткое письмо».

[474]

В наброске — несколько пометок касательно расшифровки и несколько исправлений, сделанных рукой Ханны Арендт, которая на восьмидесятилетие Ясперса была у него в Базеле, а затем до июля находилась в Европе.

[475]

Ср. письмо [111] от 8.12.1932: «Это наводит меня на мысль: теперь, наряду с «Философией», Вам надо написать работу под названием «Философы»».

[476]

Jaspers K., Lebensfragen der deutschen Politik, München 1963.

[477]

30.10.1966 Ясперс записал следующие разъяснения и приложил их к своей переписке с Хайдеггером:

«Письма Хайдеггера

Во многом дополненные другими письмами, которые казались мне важными для памяти.

Упомянутая переписка едва ли вполне понятна без учета соответствующих фактических отношений и настроений между нами. Когда я перечитываю эти письма, у меня возникает впечатление, будто временами в них проскальзывает оттенок неискренности. С моей стороны, вероятно, от неоправданных ожиданий, у Хайдег-гера тоже, но у него еще и от мысленной погруженности в те возможности, в которые он в тот момент сам верит.

Что из всего этого истинно, прояснить трудно. И это угнетает. Я не сомневаюсь, что временами в них есть подлинная серьезность.

Мне вспоминаются два поворотных момента. Зимой 1923/24 г. Хайдеггер был у нас. Через Левита и Афру Гайгер я прослышал, будто Хайдеггер весьма пренебрежительно отозвался о моей «Идее университета» и при этом сказал: «Мы не можем быть боевыми товарищами». Я рассказал об этом Хайдеггеру: при наших дружеских отношениях я ожидал, что подобное суждение будет высказано мне самому; любая жесткая критика желательна, но открыто между нами; говорить о наших отношениях с другими означает прекращение дружбы. — Хайдеггер: То, что Вам сказали, неправда, ничего подобного я не говорил. — Я: Тогда вопрос для меня исчерпан. Я Вам верю. — На что Хайдеггер, явно возбужденно (я до сих пор вижу это и чувствую): Такого со мной еще не бывало. — В этот-то миг мы будто и заключили дружбу. Я действительно верил ему! Но я ошибся. Впоследствии я уже не был так уверен.

Второй поворотный момент был в мае [30 июня. — Нем. издатель] 1933 г. Хайдеггер как национал-социалист был приглашен выступить в Гейдельберге. Перед речью фюрер национал-социалистского студенчества Шеель приветствовал его как «коллегу Хайдеггера». Хайдегтер, как всегда, остановился у нас. Когда он приехал и я поднялся наверх поздороваться с ним, я сказал: «Сегодня прямо как в 1914 году…» Я хотел продолжить:…массовый психоз, который продолжался тогда максимум три месяца…. Но я этого не сказал, увидев, что Хайдеггер воодушевленно поддакивает, находясь в совершенно другом настроении. Вот тогда я вдруг почувствовал: я ему больше не верю, — и замолчал. Уже давно закравшееся недоверие к его характеру заставило меня сдаться. Я не объяснил ему, что за катастрофа наступила. Я был осторожен. Я, правда, заговорил с ним на следующий день о «еврейском вопросе». Он говорил стандартными штампами — об «Интернационале» и т. п., однако без внутреннего участия. «Антисемитом» он не был. Но из осторожности я не стал рисковать. Он знал, что я решительный противник. Но полемика не состоялась. Возможно, она уже тогда совсем его не интересовала. Это была последняя наша встреча».

В «Заметках о Мартине Хайдеггере» («Notizen zu Martin Heidegger») много эпистолярных пассажей (ср. №№ 93,95,155) или прямых обращений (ср. №№ 61,64,65,76,99,103,158,169,247). По-видимому, Ясперс намеренно не включил эти фрагменты в папку с перепиской (например, как «неотправленные» письма). Некоторое время он думал написать свою критику Хайдеггера в форме писем, чтобы она выглядела более живо и, главное, коммуникативно. Поэтому форма данных фрагментов носит литературный, фиктивный характер, чего нельзя сказать о письмах, которые были особо помечены как «неотправленные». Итак, в нашем издании мы придерживались указания самого Ясперса: переписку и «Заметки» следует рассматривать как взаимодополняющие и взаимокорректирующие материалы.