Рабочее законодательство в Государственной Думе


[ — Рукoвoдящиe идeи рyccкoй жизниНАЦИОНАЛЬНАЯ РЕФОРМАРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]


Нам очень часто приходилось отмечать малую производительность работы Государственной Думы именно в вопросах, наиглубже затрагивающих народные интересы. Читатели, обратившие должное внимание на статьи г-на Юрского в №№ 212 и 217 Московских Ведомостей — «Рабочее законодательство», — видят, что этот недостаток внимания к органическим вопросам улучшения народной жизни отразился в Думе и на законопроектах о рабочем страховании.

Г-н Юрский заключает свои статьи очень печальным предположением, что третья Дума так и не даст осуществления правительственным стараниям обеспечить промышленным рабочим прочную организованную помощь. Он предполагает, что толковать о правительственных законопроектах будут в одну из первых очередей, но практических последствий это иметь не будет. «Раз, — говорит он, — удалось затянуть его (вопрос) до пятой сессии, пустив вперед пространное обсуждение различных думских затей, совершенно мертворожденных, то, конечно, времени для прохождения реформы через Государственный Совет не хватит. Руководящий центр в столь близком ему вопросе прекрасно учел положение».

Мы, разумеется, не имеем способов предотвратить явление, предвидимое г-ном Юрским. Но мы считаем долгом заявить, что людей, которые по каким бы то ни было причинам затягивают осуществление этих первых начатков организованной помощи промышленным рабочим, нельзя не признать очень виновными пред народом и государством.

Со стороны партийных деятелей виновность эта тем более велика, что правительство со своей стороны давно уже осознало необходимость прийти на помощь рабочему классу и принимало к этому ряд мер еще до созвания Государственной Думы. Собственно, правительство П.А. Столыпина пошло по этому пути особенно систематично, обобщив прежние, еще неуверенные попытки в стройную систему, ставя организацию помощи рабочим в той степени широты, какая казалась возможной при первом начале дела. Наш сотрудник г-н Юрский дал в № 212 Московских Ведомостей содержание правительственных законопроектов с поставками Думы, систематически ослаблявшими меры правительства. Но и в этом ослабленном виде почин рабочего законодательства был бы для нас крупным историческим фактом, если тактика партийных деятелей не успеет затормозить дела до совершенно неопределенного будущего.

Напомним, в чем крупнейшая заслуга правительственного почина. Помощь промышленным рабочим, пока она возлагается на отдельных предпринимателей, сохраняет характер скорее филантропии, чем органической постановки улучшения быта. Отдельный предприниматель в большинстве случаев слишком экономически слаб, чтобы давать рабо — чим многое сверх заработной их платы. Он, сверх того, непрочен, и всякое прекращение предприятия оставляет рабочих без того, что они получали от хозяина. Единственный способ обеспечить рабочих прочно и незыблемо состоит в том, чтобы это дело ставить как особую функцию всей промышленности, включая сюда хозяев и рабочих, при помощи скопления специальных капиталов, предназначенных на помощь рабочим и в рисках промышленности не участвующих.

Повсюду, где эта система применена, для образования таких капиталов присоединяется еще и казенная добавка.

Так именно повело правительство и свои законопроекты. Это — впервые выдвинутая у нас органическая постановка дела. Это — первый шаг к серьезному решению рабочего вопроса. Должно заметить, что этой системой достигается не только обеспечение рабочих от последствий болезни, несчастных случаев и т. п., но вместе с тем кладется начало самой организации рабочего класса, ибо каждая касса сама собой является некоторой ячейкой рабочей организации, где рабочие объединяются на практическом деле, выдвигают своих представителей и, наконец, ставятся в известные организационные отношения с предпринимателем и правительственной властью. Это событие великой важности, так как до тех пор, пока рабочие остаются в состоянии нестройных, случайных масс, ни сами они, ни кто-либо другой ничего не в состоянии сделать для прочного улучшения их жизни. В этом хаотическом состоянии удобно действовать только разным смутьянам и революционерам, почему все они и не любят самостоятельной деловой рабочей организации. Для государства же, для рабочих, для всего народа и для самой промышленности — чисто деловая организация рабочих, напротив, есть дело благодетельное, начало благосостояния и мира. Рабочие впервые становятся взрослыми гражданами, имеющими в своих руках свои интересы, не только как люди опекаемые или благодетельствуемые, но получившие способы самостоятельно о себе заботиться.

В общей сложности старание правительства провести это начало рабочей помощи составляет огромный шаг вперед, и, можно сказать, даже степень достигнутого имеет второстепенное значение, ибо если дело страхования поставлено на правильную почву, то его нетрудно развивать далее до любых пределов. Ставить же сразу слишком широко, пожалуй, даже невыгодно для успеха дела, ибо, когда нет еще и первичной организации, задачи слишком широкие способны кончаться крахами и всеобщими раздорами, компрометируя самую идею рабочего страхования.

Охватывая общим взглядом всенародное значение рабочих законопроектов, выдвинутых правительством, нельзя достаточно сильно осудить тех партийных дельцов, которые вместо возможно быстрого осуществления этой необходимой реформы оттягивали ее так долго, что теперь не знаешь даже, успеет ли законодательство с ней справиться. В этом случае одинаково виноваты как социалисты, так и близорукие служители предпринимателей. Революционеры стараются затянуть дело под предлогом того, что рабочим дают недостаточно много, а в действительности им, конечно, желательно только сохранить рабочих в прежних плохих условиях, вносящих раздражение и отдающих рабочих в руки революционеров. Что касается близоруких охранителей хозяйских интересов, старающихся сберечь хозяевам несколько сот тысяч рублей на ближайшее время, то эти люди столь же виновны перед хозяевами, как социалисты перед рабочими. Те и другие обрекают рабочих, хозяев и всю Россию на риск раздоров, для всех вредных, кроме политиканов…

Нужно надеяться, однако, что правительство, до конца оставаясь благожелательным для рабочих, примет все меры к тому, чтобы рабочие законопроекты были непременно приняты до конца жизни третьей Думы.


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]