II. Открытое письмо г. Розанову как автору «Непорочной семьи»


[ — В.В. Рoзанoв. Сeмeйный вoпpоc в Роccии. Тoм IВ.В. Рoзaнов. Семeйный вопрoс в Рoсcии. Том I]
[ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА.] [СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]


Все, что вы пишете, милостивый государь, бьет больно по наболевшим местам современного человека и человечества, и глубоко ложатся ваши слова в душе каждого вашего читателя, хотя бы он — как я, напр., — и не разделял вполне всех ваших взглядов. Ваша же последняя статья, мне кажется, больнее и глубже всех предыдущих зондирует наши гнойные язвы.

Позвольте мне, в немногих словах, высказать вам те летучие мысли, которые во мне всколыхнула эта статья…

Успокойтесь: я ни полслова не буду писать о лебедях; для меня, как и для вас, этот вопрос исчерпан и спорить с последователями Картезия (если таковые и поныне существуют) о «симуляции животных» мы не станем *. Не «о лебедях» я хочу сказать пару слов, а о «малых сих» — о тех малых, ради которых делается все великое, и между прочим — строится сама семья. Говоря «строится», я разумею не социальный и не юридический институт семьи (вы его и не касаетесь вовсе), а духовный строй семьи, в вашем смысле.

______________________

* Известно, что Картезий (Декарт) считал животных превосходно устроенными машинами, подражающими или симулирующими живое и одухотворенное бытие. Взгляд грубый и плоский, но имевший для себя предпосылки в католическом (христианском?) спиритуализме. В. Р-в.

______________________

Согласитесь: ведь это — ключ проблемы, и, не разыскав его, — проблемы не разрешишь.

«И будет два в плоть едину»: вот эта едина плоть, результат единения двух, и есть центр вопроса.

Великий фантазер Ж. Ж. Руссо с легким сердцем разрубил этот гордиев узел: «дети — собственность государства», и баста! Стало быть, как пели наши легкомысленные самочки 60-х годов: «Адью, мой милый друг, слезами кручине злой не пособить: Господь обидел огурцами, зато капусткой наградит!»

Но у нас, родителей, — не легкое, а тяжелое родительское сердце, да и маленькое сердчишко «малых сих» — привередливое создание Божие: любит своего пьяного тятьку и свою злую и грязную мамку, а высокогуманных и высокоразвитых воспитателей, как назло, любить не хочет: с молоком в него эта глупость всосалась, и надо с нею считаться или же кормить этих дурачков в общественном сарае, с рожков, накачиваемых общественным молоком, помощью паровой машины, по команде: раз-два-три, живее соси? А суррогат «материнских ласок» — по какой мере он должен быть изготовляем и отпускаем коемуждо?..

Простите меня: я говорю о том, что вы уже давно передумали; но так как вы это передумали, то укажите же исход, которого мы, тоже передумавшие, не видим. Гражданский брак, равноправность детей законно и незаконнорожденных, контракт, обеспечивающий потомство, легкая расторжимость брака, утратившего существо брака, — все это учреждения, узаконения, все это — материальная оболочка сущности духовной; а сама эта сущность?

Брак, утративший существо союза брачного, должен быть расторгнут, затхлая атмосфера звериной берлоги должна быть профильтрирована, загаженная яма — срыта и засыпана навечно: это вполне логично; но куда же девать детей?

Возьмем примеры.

Он и она — образцы добродетелей, но «не сошлись характерами» и потому расходятся: кому отдать единственного, горячо любимого обоими ребенка, который без «мамы» не уснет? Не посоветовать ли им подождать расходиться, пока ребенок не вырастет и не сделает сознательного выбора?..

«Он» добродетелен и трудолюбив, «она» — ленива, легкомысленна и даже хоть развратна: отнять ли насильно детей от ее материнской груди и, ради блага их, отдать их сухому и нелюбимому ими, хотя и высоконравственному отцу? Этот высоконравственный отец — не принесет ли себя в жертву детям, отказавшись расторгнуть брак свой и употребив все усилия, чтобы хотя отчасти дезинфицировать свою берлогу, уподобив ее житью человеческому?

«Он» мот, пьяница и развратник; но он добрый, любящий и любимый детьми отец… Во всем ли права пред ним и пред детьми его добродетельная супруга, с сухою лепешкою под корсетом, вместо сердца в груди?..

Вопрос общий, и очень широкий: одни ли индивидуальные интимности и стремления должны руководить брачною жизнью семьи, или и забота о детях, или же — забота о детях по преимуществу? Произведший потомство («ошибочно» или с «заранее обдуманным намерением» — все равно) не совершил ли в пределах земных все земное, или же он имеет право еще и на индивидуальную жизнь, и в какой мере?

Это — одна сотая того, что я имею вам сказать, но с чем боюсь надокучать вам, не зная, как вы это примете? Отвечайте мне в газете, цитируя письмо или поместив его полностью в вашей статье, — и я буду продолжать, снявши мою маску *.

Геннадий Ел-ев

______________________

* Детей-то нравственное и здоровое воспитание и требует развода, как разлома сгнившей семьи. Перетрясите яблоки и отделите свежие и чистые от испорченных: дабы не заразились и не погибли все; вот мотив требования развода. Я знал одну семью большую (5 человек детей), где отец на вопрос матери: «Где же я возьму денег» (на хозяйство) — ответил: «А пошли Катерину (красивая 14-летняя дочь) на тротуар» (проституировать). К нам прибежала старшая (больная) дочь, услыхавшая из-за стены этот разговор отца с матерью о младшей сестре своей, и с плачем все рассказала. Это было лет 6 назад, и теперь эта семья «все еще живет в целости». Как мать (странно — не осуждаемая детьми), так и отец (страшно ненавидимый детьми, никогда не бывающий дома), оба уже еще молодые и красивые, уже живут с третьим и с третьей. Для чего они живут вместе!! Далее: когда есть хоть тень возможности жить вместе, люди сами бегут развода ради любимых детей, как этот же г. Геннадий Ел-ев, см. его прекрасные письма дальше. В. Р-в.

______________________


[СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА.]